Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 10

 

Если бы не видел, ни за что бы, ни поверил! В нашем курятнике, простите, номере гостиницы, укрепленном на ветви дерева, меня встретил унылого вида Семен. Причем этот унылый вид вызвал у меня взрыв здорового смеха, продливший мою жизнь, этак, на пару часиков. Конечно, это по меркам местного остроухого населения и не Бог весть что, но хоть что-то.

Вы можете спросить, что же такое в бедном Семене вызвало у меня, толстокожего грубияна, смех?

Начну с того, что я его сначала даже не узнал. Захожу, вернее, залажу я в наше бунгало, а там сидит существо непонятного вида, покачиваясь и постанывая. Рука сама метнулась к рукояти новоприобретенного меча. Хорошо, что узнавание пришло во время, а то …! Короче, эльфы занялись ассимиляцией моего друга всерьез. Вытряхнули его из одежды нашего мира, по которой я его, кстати, и узнавал, и напялили на него этот балахон, под гордым названием — церемониальная накидка. Посвящение в эльфы, понимаете ли, должно проходить исключительно в таком вот непотребстве. Мало того. Что они сотворили у Семена на голове — стоит отдельного описания. Я не скажу, что у него были длинные волосы. Нет, конечно, и не короткие. Но по меркам эльфов…. Мда! Во всяком случае, заплести то, что у Семы было, в косички — это надо уметь. То, что в итоге получилось, на ночь лучше не видеть. Оставалось только порадоваться, что меня не угораздило стать эльфом.

— Чего ржешь? — хмуро осведомился Семен.

— Я, честно говоря, думал, что тебя объявили эльфом, а на самом деле, подозреваю, что из тебя хотят сделать пугало.

— Если бы не заставили еще и церемонию изучать, то я бы тоже так подумал, — кисло признался Семен. — Мармиэль сказал, что потом мне еще придется учиться, чтобы стать приличным эльфом. Он уже и имя мне новое придумал.

— А ну озвучь! — заинтересовался я.

Семена даже перекосило.

— Семенэль, — выдавил он.

— Гы!

— Ты оценил! — Семен снова застонал.

— Перестань стенать, как привидение. Ты бы еще цепями погремел бы!

Семен, наконец, обратил внимание от своих проблем, на меня.

— А ты, я вижу, прибарахлился? Чем ты занимался, пока меня мучили?

— Вещами насквозь прозаическими, — пожал плечами я. — Подбирали мне оружие и проверяли, насколько я им владею.

— Везет же некоторым! — с завистью процедил Сема. — Я тоже так хочу!

— А не фиг было эльфом становиться, — огрызнулся я.

— Да я что? Хотел, что ли? — вырвалось из глубины души у Семена.

Мне стало его жалко. Реалии наложили жесткие путы на него. Я, по сравнению с ним, был в гораздо лучшем положении. Более свободен, что ли. Даже те блага для Семена, что в виде бонуса сопровождали этот процесс, такие как: бессмертие, магия леса и здоровье, на данный момент, не компенсировали муки.

— Не расстраивайся, — попытался я успокоить друга. — Ты-то, здесь останешься, под прикрытием сородичей, а меня, как только обучат, отсюда вышвырнут. У тебя есть шанс вернуться домой, а у меня ….

— Я с тобой пойду! — упрямо процедил Семен.

— Я был бы рад, — просто ответил я. — Но ты уверен, что это лучшее решение? Насколько я помню, войнушки не входили в круг твоих интересов. Ты больше по всяким пещерам специализировался.

— Я научусь.

Вот тут я могу поверить. Если Семен за что-то брался, то можно прямо сказать, копал на полную. Помню, однажды он сказал, что выучит фарси. Это такой язык, если кто не знает. Я уже не говорю, что там пишут не слева на право, а наоборот. Дело было на дружеской посиделке, мы изрядно потеплели, и заявление Семена было воспринято, как шутка. Каково же было наше удивление, когда он пришел с симпозиума по спелеологии с каким-то иранцем, очень бодро общаясь с ним. И что самое главное, иранец его понимал! И это за год!

Всех примеров я приводить не буду, но в упорство Семена я верю.

— Сема, да не расстраивайся ты так! Ты же эльф! Прикинь, все девчонки будут от тебя без ума. Они почему-то обожают западать на эльфов.

— Ты-то откуда знаешь? — удивился Сема.

— Э-э-э…, читал, — выкрутился я.

— Эх, Влад, — мечтательно заговорил Семен. — Какие девочки мне прическу делали! Хочешь, познакомлю?

— Да ладно! — отозвался я, довольный, что смог отвлечь Семена от печальных мыслей. — Я для них грубый варвар. Они даже не посмотрят в мою сторону.

— Это для них экзотика, — поучающее сказал Семен. — Уж ты поверь мне, женщины на экзотику очень падки.

— Что же они там, на Земле, не очень активно падали? — подколол я друга.

— А там ты не был экзотичен, — парировал Семен. — Разве можно рассказывать при первой встрече о преимуществах Фокс профешинал шесть ноль перед тем же фоксом, но версии пять ноль?

— Гляди ты, какие мы слова знаем? — откровенно удивился я. — Откуда дровишки?

— Я стенограмму вел, — ехидно улыбнулся Семен.

— Ладно. Хватит отвлекаться! Я тут, пока мечем размахивал, проголодаться успел. Как тут на счет поесть? Не в курсе?

— Совершенно случайно, в курсе, — Семен поднялся и направился к выходу. — Варваром ты был, варваром и остался! В первую очередь думаешь о том, как бы брюхо набить.

Я, посмеиваясь, и довольный, что у Семена улучшилось настроение, двинулся за ним.

— Ну, рассказывай остроухий, чему тебя обучали?

Я сыто откинулся на спинку плетеного кресла. Жизнь снова приобрела смысл и играла всей радугой своих красок. Оптимизм, подкормленный недурственным обедом (хотя, судя по времени, это был уже ужин), поднял голову и победил уныние и неверие в собственные силы.

— Вот уж не знаю, — Семен хитро прищурился на меня. — А, вдруг, это нельзя рассказывать? Я забыл их об этом спросить. Может это наша национальная эльфийская тайна.

— Все ясно! — я с отвращением взглянул на этого перебежчика. — Продался ты Сема, продался со всеми потрохами. Продал идеалы святой дружбы, а также, свободу распространения информации, вкупе с ней. И кто ты после этого?

— Сиротинушка горемычная, — жалобно проныл Семен, и, резко изменив тон, добавил:

— А за остроухого, можешь схлопотать по своему уху. Расист несчастный!

— Правда глаза колет?

— Нет, режет.

Хорошо! Порция непременной пикировки получена. Теперь можно и о теме. Сема, как раз и собирался к этой теме приступить. Он облокотился на столик, за которым мы сидели, и доверительно наклонился ко мне.

— Ну, хорошо, расскажу. Они мне не говорили, что это секретная информация. Значит, о ней можно рассказывать.

Сема немного помолчал, собираясь с мыслями.

— По сути, это церемония, которая у них проводится, когда эльфа признают совершеннолетним и переводят в полноправные члены эльфийской общины. Это очень важное мероприятие в жизни каждого эльфа.

Семен со значением посмотрел на меня. Мол, каково?

Я отреагировал сытым цыканьем зубом и кивнул головой. Типа оценил, продолжай.

— Конечно, испытания, которые необходимо пройти новому члену, проводится не будут. Этому всему мне еще предстоит обучаться. Но вся остальная церемония будет проведена в полном объеме.

Семен провел рукой по своему ежику из косичек и бусинок.

— Это многовековая традиция. Весь ритуал надлежит строго выполнять и действовать точно по протоколу. Вот этому меня и обучали. Потом будут торжественная трапеза, песни и дискотека.

— Фейверк намечается? — деловито спросил я.

— Не знаю. А зачем тебе?

— Я не уверен, что меня допустят на эту церемонию, но должен же я знать, когда ты станешь настоящим эльфом.

— Когда они запоют, то можешь быть уверен: свершилось! — с неожиданной тоской, пробурчал Семен, поникнув головой.

— Да, ладно тебе страдать! Это еще не конец света. Может быть, это даже хорошо и принесет пользу.

— Какую и кому! — поднял голову Семен.

— Тебе, нам! Какая разница? Став полноправным членом этого эльфятника, ты получишь определенную свободу выбора и действия. А это, согласись, не мало.

— А также обязанности и долг, — добавил Семен, — которые, могут существенно ограничить эту самую свободу выбора и действия.

— Могут, — кивнул головой я. — Но нам еще здесь предстоит пробыть немало. Обучимся, тогда и будем посмотреть, что, да как.

Затянувшееся молчание друга, заставило взглянуть меня на него. Семен завороженным взглядом провожал стройную и очень привлекательную эльфиечку. Да, как бы это не стало проблемой! Хотя, я и себя поймал на том, что с не меньшим удовольствием рассматриваю девушку. Может, согласиться на знакомство, предложенное Семеном?