Вместе и врозь

Ничто человеческое не было чуждо Николасу Сэйвиджу, и против любви он ничего не имел. Любовь — это замечательно, вот только почему-то Николас не представлял, что она может прийти и к нему, да не просто прийти, ворваться в его жизнь как вихрь, как ураган. И уж конечно он даже не догадывался, что ему, известному писателю, придется конкурировать в борьбе за внимание любимой женщины с собакой!

1

Николас Сэйвидж оглянулся и досадливо поморщился: заднее сиденье автомобиля, еще недавно безукоризненно чистое, было теперь покрыто собачьей шерстью, а иллюстрированный журнал, который он намеревался дочитать позже, превратился в папье-маше.

— Очень плохо! — строго сказал он виновнику этого безобразия.

Английский сеттер по кличке Джек ответил ему резким лаем. Он был крупным псом, и Николас, наверное, в десятый раз задал себе риторический вопрос: о чем только думала тетушка Летти, когда принимала решение взять этого зверя в дом?

Сеттер, правда, очень красивый, в этом безобразнику не откажешь: шерсть лоснится, озорные глаза светятся умом, — но уж больно невоспитанный. Когда Николас вел его к машине, пес все время прыгал, рвался с поводка и пытался утащить Николаса в противоположную сторону.

Накануне вечером, возвращаясь от родителей домой, Николас ненадолго — как он тогда считал — заглянул к тетушке Летти. Но выяснилось, что тетя растянула мышцу на ноге, споткнувшись об этого злосчастного пса, и теперь очень волнуется, но отнюдь не за собственное здоровье, а что не сможет отвести виновника происшествия на еженедельные занятия в школе для собак при ветеринарной клинике. Естественно, Николас счел своим долгом предложить ей помощь в этом деле.

2

К тому времени, когда Николас привез пса обратно к тете Летти, у него созрело решение: собаке придется подыскать другого хозяина. Однако, войдя в дом, он застал Летицию Хортроп в необычном возбуждении. Оказывается, ей позвонила Лавиния, сестра покойного мужа и предложила отправиться в путешествие по рекам Франции вместо одной их общей знакомой, которая угодила в больницу.

— Представляешь, Николас, все уже оплачено! — радостно сообщила тетя. — Если бы я решила поехать, мне оставалось бы только упаковать вещи и сесть на поезд до…

— Так что же тебя останавливает? — с улыбкой спросил Николас.

Тетя Летти погладила Джека.

— Не могу же я оставить его одного. Антабус может отправиться в путешествие со мной, но Джек… Был бы он болонкой, проблем бы не возникло.