Властный зов любви

Уилкс Дорис

3

 

Когда вечернее заседание окончилось и все отправились на ужин, Хилари проверила, все ли приготовлено на завтра, и уехала в свой отель.

Ее комната была темна и прохладна. Надо отдать должное работе персонала гостиницы, они умели создавать уют в номерах. Тихо работал вентилятор, вещи, которые утром Питер и Хилари разбросали по всему номеру, аккуратно убраны в стенные шкафы, на столике возле дивана свежие цветы и приглашение на представление в ресторане.

Хилари с удовольствием сбросила с себя юбку и жакет и надела мягкий белый халат. Потом открыла воду в ванной и начала медленно снимать макияж. Через несколько минут она опустится в теплую воду с ароматным маслом и постарается выбросить из головы все неприятности сегодняшнего дня.

В общем-то ничего особенно неприятного не произошло. Другая бы на ее месте прыгала от восторга, что получила такое выгодное предложение о работе и что ею заинтересовался один из самых популярных холостяков Англии. Но Хилари это огорчало. Они просто не дают ей времени подумать и разобраться с самой собой. Джоэл явно что-то затеял. Она удивилась, что он даже не сделал попытки поговорить с ней после заседания. Значит, надо ждать его визита вечером.

Вода в ванной дошла только до середины, и Хилари решила позвонить Мэри и узнать, как у нее с Питером прошел сегодняшний день. Она настолько привыкла за последнее время быть все время рядом с сыном, что откровенно скучала без его голоса, шалостей и своей постоянной тревоги.

Телефон в номере Мэри не отвечал. Что могло случиться? Ведь они договаривались, что ужинают все вместе. Хилари еще раз набрала номер. Длинные гудки. Глупость какая-то, рассердилась она и набрала номер дежурного.

— Простите, пожалуйста, это миссис Хилтон, номер триста двадцать пять. Мне не оставляли сообщения?

— Нет, мэм. Для вас никаких сообщений, — любезно ответил портье. — Я сожалею.

— Спасибо. Тогда, может быть, вы знаете, давно ли заходила в свой номер моя сестра, номер четыреста девятнадцать.

— Мэм, они только что ушли. Мисс была с мальчиком. Скорее всего, они отправились в путешествие.

— И она ничего не передала мне? — удивилась Хилари.

— Сожалею. Она просто оставила ключи. Но настроение у нее было отличное, У мальчика тоже.

— Спасибо, — с облегчением вздохнула Хилари. — Вы мне очень помогли.

Она была расстроена. В последние дни ей не хватало общения с сыном. Мэри не предупредила ее. К тому же он через несколько дней уезжает на целый месяц. Через час она полностью придет в себя, и ее ждет длинный одинокий вечер. Спускаться в ресторан и веселиться с чужими людьми ей не хотелось, а родные ее просто бросили. Хилари вздохнула и направилась в ванную. Надо привыкать, приказала она себе. Скоро мальчик станет совсем большой и у него будет своя жизнь. Он не должен зависеть от твоего настроения и твоих желаний. Будешь развлекать себя сама.

Когда Хилари сбросила халат, вдруг зазвонил телефон. В надежде, что это звонит Мэри, она бросилась к аппарату.

— Как чувствуешь себя? — услышала она голос Джоэла.

— Прекрасно, Джоэл. Я собираюсь принять ванну, перезвони мне через час.

— Ты голая?

— А тебя разве это касается? — ответила она с вызовом, чувствуя, как ее кожа покрывается мурашками. У нее просто очень давно не было мужчины. Молодая женщина не должна долго быть одна.

— Ты не ответила на мой вопрос.

— И не собираюсь отвечать.

— Значит, голая... — сказал он чуть хриплым голосом.

— Да, я совершенно голая, — голос ее зазвенел от возмущения, — и мне холодно, если это интересно всем твоим секретаршам.

— Не говори глупости, — засмеялся он. — Я совершенно один. Мне нужно с тобой встретиться.

— Я очень устала, и мне необходимо отдохнуть, — она сделала упор на слово «необходимо».

— Мне действительно нужно.

— Джоэл, мы были в одном помещении целый день, — продолжала упираться Хилари. — Ты мог бы сто раз поговорить со мной.

— Там было слишком много людей, — спокойно ответил он. — Я специально купил билеты Питеру и Мэри на ночную морскую прогулку, чтобы мы могли спокойно кое-что обсудить.

— А, так это ты их отправил? Мог бы и предупредить. Мне пришлось узнавать об этом у портье.

— Просто ты так быстро ушла, что я не мог за тобой угнаться.

— Джоэл, а ты не считаешь...

— Хилари, ты не замерзла? — прервал он. — Ты стоишь там голенькая, вся покрытая мурашками, а волосики на твоем чудном теле уже встали дыбом...

— Хватит, Джоэл. Я же просила тебя, не начинай. Мы развелись полгода назад.

— Прости, — голос его стал официальным. — Это касается работы. Через час я приеду. Постарайся быть в форме.

Он сказал это очень быстро и положил трубку. У Хилари даже не было времени возразить. Ну что ж, значит, у нее только час. А Питер и Мэри вернутся не раньше полуночи. Им хорошо, им не придется объясняться с Джоэлом. Когда разговоры касались работы, он становился очень жестким и категоричным. Хилари не любила спорить с ним в такие минуты.

Она лежала в ванне, которая стала уже не так вожделенно желанна, и прокручивала весь день фрагмент за фрагментом, пытаясь понять, где была допущена ошибка. Из-за ерунды Джоэл не стал бы ее дергать. Конференция должна была продлиться еще два дня. Завтра в плане программа по обучению: семинары, тренинги, лекции. Расписание было хорошо продумано, но сбой мог случиться всегда... Что же было не так?

Час спустя, когда раздался стук в дверь, Хилари еще не знала ответа на свой вопрос.

— Привет, — сказал Джоэл, входя в комнату и протягивая ей пакет, — посмотри, что я принес.

Когда-то эта фраза могла вызвать у нее восторг. Он умел радовать ее мелочами. Например, покупал какой-нибудь экзотический фрукт и устраивал вечер его презентации. А иногда в пакете оказывалась смешная игрушка с блошиного рынка. Или эротическое белье... Но, главное, что это всегда было неожиданно.

Сейчас Хилари с опаской заглянула в пакет. Ничего необычного: бутылка добротного французского вина, несколько сортов сыра, кисть винограда.

— Я подумал, что следует пригласить тебя на ужин, — прокомментировал Джоэл содержимое пакета, — но потом решил, что разговор слишком приватный, чтобы вести его в ресторане или кафе. Ты не против, если мы посидим на твоем балконе, попьем вина и полюбуемся морем вдвоем?

— Против, конечно, — быстро ответила Хилари, — но ты же уже все решил. Какой смысл спрашивать о моем мнении?

— Не горячись. — Он нахмурился. — Я пришел с миром. Мне нужна твоя поддержка. И поверь, я не собираюсь воспользоваться ситуацией.

— Джоэл! — возмутилась она. — Прекрати, или мне придется позвонить портье. Не забыл, что ты совершенно посторонний для меня человек?

— Увы, моя дорогая, не забыл, — кивнул он. — А ты не забыла, что мы оба являемся родителями очень славного мальчика, о будущем которого неплохо было бы позаботиться?

Если Джоэл берет в союзники Питера, значит, дело очень серьезное и ему очень нужна ее, Хилари, помощь.

— Нет, не забыла. Мне тоже очень важно, чтобы наш сын был здоров и счастлив. Что тебе нужно?

— Хилари, можно чуть-чуть гостеприимства? — спросил он, с укоризной глядя в ее глаза. — Давай бокалы, накрой стол. У нас масса времени. Посидим, поболтаем, как в старые добрые времена.

Или она сошла с ума, или Джоэл решил опять обсуждать ее возвращение в лоно семьи. Зачем же тогда прикрываться работой? Хилари знала, что все услышит только тогда, когда этого захочет Джоэл, поэтому не стала больше раздражаться. Она спокойно накрыла стол на просторном балконе и села в кресло.

Солнце уже ушло за море. Через полчаса на остров спустится ночь. Сейчас был момент тишины и покоя. Внизу под балконом журчал фонтан, раздавались приглушенные голоса постояльцев отеля, звон бокалов, стук ножей и вилок. Разморенные люди отдыхали от палящего солнца и соленой воды, болтали, смеялись и готовились к ночным приключениям.

Скоро начнется большая концертная программа, приглашение на которую получила и Хилари. Здешние артисты умели по-настоящему зажигать публику. После первых же номеров мало кто не начинал приплясывать, сидя на стуле, или отбивать такт рукой. Хилари удивлялась, с какой легкостью здесь на отдыхе почтенные отцы и матери семейств становились молодыми раскрепощенными людьми. Глаза их начинали гореть юным желанием, а тела двигались в такт бешеной музыке, принимая откровенно эротические позы. Волшебная ночь, вино, музыка, свобода, родные глаза напротив... Что еще нужно, чтобы чувствовать себя молодым и желанным? Ночью на берегу можно было встретить пары, которые откровенно никого не замечали и предавались любви. Только здесь и только так они возвращали себе свежесть чувств.

Хилари иногда ловила себя на том, что тоскует по безудержной романтике первой поры любви, когда каждый взгляд, каждое прикосновение сулят рай. Когда одна мысль о встрече приводит в восторг. Когда каждый поцелуй заставляет душу отправляться в далекое путешествие. Господи, как давно все это было в ее жизни! И как все тогда было неправильно...

— Ты думаешь о любви, — сказал Джоэл.

Ничего не поделаешь, он не только слишком хорошо знал каждую складку на ее теле или морщинку на лице, но и научился распознавать любое движение ее души.

— Угадал, — кивнула она. — Этот остров придуман Богом именно для любви. Сюда нельзя приезжать работать. Здесь нельзя жить. Здесь должен проходить медовый месяц. А потом душа должна тосковать о потерянном рае...

— Нам никто не мешает... — начал было Джоэл.

— Я прошу тебя, не начинай, — остановила его Хилари.

— Ты не поняла, — усмехнулся он, — потому что не дала мне договорить. Нам с тобой никто не мешает обрести любовь. Мы молоды, красивы, успешны, умны, черт побери! Неужели ты думаешь, что я до сих пор не понял, почему ты ушла от меня?

— Вот как? — удивилась она. — Неужели понял?

— Почему тебя это удивляет? — спросил Джоэл, наливая в бокалы вино. — Ты же все про меня знаешь. Ты знаешь, что мое основное деловое качество — способность к аналитике. В какой-то момент я отстранился от чувств и попытался проанализировать наши отношения, как я это делаю, когда речь идет о бизнесе. Поэтому, можешь мне поверить, я понял все или почти все.

— И ты откроешь мне эту тайну? — поинтересовалась Хилари, поворачиваясь к нему.

— Открою. Позже. Давай выпьем, — сказал он, легонько касаясь ее бокала. — Давай выпьем за нас, за наше прошлое. И за наше будущее. За сегодняшний день мне пить не хочется, все слишком сумбурно.

— Давай выпьем, Джоэл, — как эхо отозвалась она, — за мое будущее и за твое. Я думаю, что это должно получиться.

Они еще раз отсалютовали друг другу бокалами, сделали по глотку и отвернулись друг от друга. Несмотря на то что их уже шесть месяцев не связывали общий дом и общая постель, они оба понимали, что должно пройти еще очень много времени, чтобы каждый из них начал действительно независимое существование. Память — такая вещь, которая подсовывает то, что ей выгодно. Сейчас в этом разморенном любовью и чувственностью воздухе Хилари вспоминала о том, что им всегда было хорошо друг с другом. Джоэл был нежным и изобретательным любовником, заботливым мужем, хорошим другом. Почему она ушла от него?

— Хилари, — позвал он ее, — прекрати мечтать. Я все вижу. Прошлого не вернуть.

Она покраснела. Это чудовищно, так хорошо знать друг друга.

— А ты помнишь, как все начиналось? — спросил Джоэл, сползая в кресле и распрямляя ноги.

Она знала эту его позу мечтателя. Именно в таком положении к нему приходили самые оригинальные и коммерчески выгодные идеи.

— Помню, — ответила Хилари, прекрасно понимая, о чем он спрашивает. — Ты пообещал мне, что станешь одним из самых преуспевающих молодых бизнесменов Европы.

— А ты?

— А я поверила. Вот и все.

— Вот именно. Ты поверила. Ты знаешь всю эту историю так же хорошо, как и я, но ты не знаешь ее. Хочешь, я расскажу тебе?

— Рассказывай, — кивнула она, — ведь ты за этим сюда пришел.

— Я погиб, когда увидел тебя. Снежная королева, до которой нельзя было дотронуться пальцем. Ты не подпускала к себе никого, потому что, я думаю, была несчастливо влюблена. Я ненавидел того ублюдка, который заставлял страдать лучшую девушку на свете.

Хилари поежилась. Он никогда не говорил об этом. В ее представлении их знакомство было смешным и совершенно незапланированным, а он, оказывается, наблюдал за ней и все видел.

— Ну да, — вздохнул Джоэл, — я специально вылил на тебя кофе. Мне был нужен повод заговорить с тобой.

— Каков! — возмутилась Хилари. — Мне до сих пор жалко розовую майку. Я ее так любила.

— Прости, у меня не было другого выхода.

— А подойти и просто заговорить с девушкой было нельзя?

— С тобой? — Он сделал страшные глаза и замотал головой. — С тобой нельзя. Я же сказал, что ты была холодная и отрешенная от мира.

— Джоэл, не заставляй меня опять переживать вину по поводу нашего развода, — попросила Хилари. — Мне трудно далось это решение. Поверь.

— Я знаю. Я всем хорош, — вздохнул Джоэл. — Кроме одного. Тебе со мной скучно. Я слишком правильный для тебя. Жизнь идет по кругу? Так?

Она неопределенно пожала плечами, не понимая, к чему он клонит.

— Помнишь, с чего начался мой бизнес?

— Конечно, помню. С того, что ты заложил мотоцикл и взял ссуду на открытие собственного дела. И тебе почему-то поверили в банке.

— Не почему-то. Просто я представил удивительно простой и легко выполнимый план развития своего предприятия. Я решил вложить деньги в востребованную услугу и убедил в этом правление. Только и всего.

— Нет, Джоэл, ты талантливый человек, — возразила она. — Другому бы не поверили.

— Знаешь, Хилари, просто у меня была цель и был мотив. Мне очень хотелось, чтобы девушка, которую я так любил и так долго завоевывал, могла мной гордиться. А потом появился Питер. Когда я смотрел в его глупые младенческие глаза, я думал о том, что он сразу получит дело в жизни и ему не придется так долго пробираться наверх.

Джоэл замолчал. Хилари тоже не хотелось разрушать повисшую тишину, в которой присутствовали утраченные иллюзии, непроизнесенные признания, боль воспоминаний. В первый раз за много лет Джоэл позволил себе стать слабым и откровенным. Он был очень уязвим сейчас.

Другая не преминула бы воспользоваться ситуацией и добиться от него всего, чего пожелает. Другая, но не Хилари. Она слишком хорошо знала своего бывшего мужа и понимала, что сегодняшние откровения — часть задуманной игры. Она довольно часто видела, как он обрабатывал людей, чтобы получить желаемое. Неужели он думает, что она может попасться на ту же наживку: слабость, откровения, борьба за светлое будущее... Что-то не очень на него похоже.

— Джоэл, я сейчас расплачусь, — довольно резко сказала она. — Давай говорить о деле. Ведь ты пришел не за тем, чтобы рассказывать мне, как трудна и безысходна твоя жизнь. Мы оба слишком хорошо знаем друг друга.

Он бросил на бывшую жену короткий взгляд и вновь наполнил бокалы.

— Ладно, Хилари, не хочешь — не слушай. В целом все правда.

— Скажи, дорогой, для чего ты сватаешь меня к этому Артуру Уорнеру? Ведь ты намеренно это делаешь?

— Именно об этом я пришел поговорить. Я специально напомнил тебе о том, как начинал. Я создал империю из пустоты. Только своей головой и своими руками. Можешь представить себе, как не хочется, чтобы все это развалилось.

— Неужели все настолько серьезно? — Хилари не могла поверить в то, что он говорит.

— Пока это мое предположение, но я редко ошибаюсь, — нахмурился Джоэл.

— Объясни мне все, а иначе и говорить не стоит.

— Даже не знаю, с чего начать...

— С начала. И излагай факты, а не свои догадки. Так будет проще разобраться, где действительно существует проблема, а где только твои страхи, которые есть у каждого бизнесмена.

— Несколько месяцев назад, как раз когда ты ушла из компании, я стал замечать, что происходит что-то странное. Мои основные заказчики стали сбивать цену, говоря, что она завышена, что на рынке конкуренция, что наши услуги их не удовлетворяют... При этом они не смотрели в глаза и похлопывали меня по плечу... Причин для таких изменений я не видел: все было настолько отлажено, что мне не приходило в голову, что наша компания кого-то может не устраивать. Потом я потерял сразу нескольких новых заказчиков, потом у меня из-под носа кто-то стал уводить землю, которую я собирался купить для расширения производства. Кто-то очень сильно хотел просто выжить меня с рынка. При этом шел по моим меткам. Все конкурирующие компании я прекрасно знаю, у меня хорошо работает группа разведки. Но это были не они. В нашем бизнесе появился новичок, который очень быстро освоил правила игры.

— И ты не нашел его? — не выдержала Хилари.

— В том-то и дело, что нашел, — вздохнул Джоэл. — Но для него это развлечение. Он азартный игрок. Ему нравится подчинять себе людей и ситуации. Производство вычислительных машин никогда не было его бизнесом, эта идея витала в воздухе, когда я начинал, но все боялись вкладывать туда деньги. Когда же прошло несколько лет, все опомнились и поняли, что за этой сферой будущее.

— Ты был прав, поэтому и добился успеха.

— Вот именно. Тогда мне приходилось убеждать компании, что им необходимо перевести все на другие рельсы, а сейчас дорога расчищена. Мое дело становилось все более востребованным. И тут появляется он. Вкладывает бешеные суммы в новые разработки, переманивает специалистов, дает стипендии талантливым студентам. У него практически неограниченные возможности в смысле финансовых вложений. Он спокойно может сыграть на демпинге.

— И кто этот молодец?

— Мой новый партнер, мистер Уорнер, — в голосе Джоэла слышалась злая ирония.

— Да. Мне бы следовало догадаться, — вздохнула Хилари. Ей по-настоящему стало жаль бывшего мужа. Он действительно многие годы продирался сквозь человеческую косность. Новый партнер пришел на расчищенное поле.

— У меня просто не было другого выбора. Если бы я не пошел на партнерские отношения, он просто разорил бы меня.

— И что ты намерен делать теперь?

— Я намерен любить его больше всех на свете, — заскрежетал зубами Джоэл, и лицо его исказила гримаса. — Сегодня я уже сделал ему царский подарок — предложил тебя в качестве менеджера по рекламе.

— Я не дала согласия, — заметила Хилари.

— Я очень прошу тебя сделать это, — почти по слогам произнес он.

— Почему я должна это делать? Почему я должна вообще в этом участвовать? У меня своя жизнь, я собираюсь найти работу, которую буду любить, или открыть собственное дело...

— Потому, моя дорогая, что ты не захочешь оставить нищим нашего сына, — жестко оборвал ее Джоэл.

— Милый, не драматизируй, — засмеялась Хилари. — Ты уже заработал столько, что можно всю оставшуюся жизнь не подниматься со стула.

— Ты не права, Хилари. Богатый человек не тот, у кого много денег, а тот, кто каждый день добавляет к ним хотя бы пенни.

— Ладно, зачем тебе я в его компании? Ты боишься поглощения?

— Пока об этом речь не идет, — покачал головой Джоэл. — Но это может случиться в любой момент. Два медведя в одной берлоге... Он рисковый парень и привык везде быть первым. Этот бизнес через десять лет будет самым прибыльным, как нефть и алмазы. Кто займет эту нишу сейчас, тот и победит на исходе нашего тысячелетия и в двадцать первом веке. Я всегда это знал. Но за мной никогда не стояла семья с несколькими поколениями гениальных дельцов. Он развлекается так же, как развлекался, поддерживая талантливых певцов. Но у него все получается, будто бы он заложил душу дьяволу.

— Ты сам нашел его? — спросила Хилари, чтобы оттянуть ту минуту, когда он окончательно сформулирует свое предложение, суть которого ее не устраивала.

— Сам. Кто еще мог это сделать, кроме меня. Я предложил ему такой вариант сотрудничества, когда мы разделяем не территории, а виды продукции и сферы влияния. Вариант нормальный: нам обоим хватит заказов. Если объединить наши усилия, мы завоюем весь мир. Но я не уверен...

— Ты не уверен, что он порядочный партнер? Откуда эта мысль?

— Старая история... Мне рассказывали о шалостях его молодости. Кто-то украл деньги, кто-то умер...

Хилари на секунду замерла. Вот оно. Жизнь сделала круг, и все вернулось. Она всегда знала, что эта история выплывет наружу...

— Ты знаешь подробности?

— Их толком не знает никто. Все участники молчат как рыбы. Так, только слухи, — развел он руками. — Но мне и этого достаточно. Я не хочу терять то, чему посвятил жизнь.

— Чего именно ты хочешь от меня? — прямо спросила Хилари.

— Ничего особенного, — пожал плечами Джоэл. — Просто дай согласие работать у него. Думаю, что ты произвела нужное впечатление. Он зацепился за эту идею.

— Зачем я должна у него работать? — Она начала раздражаться: сколько можно ходить вокруг да около.

— Я не нанимаю тебя шпионить за ним, если ты об этом...

— А что же я должна делать, если не шпионить? — ехидно спросила Хилари.

— Мне просто нужно, чтобы рядом с ним был верный мне человек. Просто хочу знать общую ситуацию. Я не прошу фотографировать документы и подслушивать разговоры. Если ты будешь работать на него, ты так или иначе окажешься в курсе стратегии компании, его планов...

— Джоэл, ты что-то темнишь. Я не понимаю, зачем тебе понадобилась именно я. У тебя огромное количество специалистов, любой из них может делать то же самое.

— Как ты не понимаешь?! — воскликнул он и вскочил с кресла. — Я не могу никому рассказывать о своих подозрениях. Хорош руководитель, который заключает партнерское соглашение с человеком, не доверяя ему. Я окажусь в смешном положении.

— Следовательно, ты считаешь, что только я идеальный вариант. И я с удовольствием буду участвовать в каких-то достаточно темных делах?

Хилари кожей чувствовала, что за этим предложением кроется еще какой-то план. И ей совершенно не хотелось быть посвященной в него. Она задавала вопросы, чтобы отказаться. Во-первых, ей не хотелось быть связанной общим делом с бывшим мужем, а во-вторых, ее совершенно не привлекала перспектива каждый день встречаться с человеком, от которого она поклялась себе держаться подальше.

Джоэл вцепился руками в перила балкона так сильно, что побелели костяшки пальцев. Он искал аргументы, чтобы убедить Хилари, и не находил. Она слишком хорошо знала и чувствовала его, поэтому он не мог ее обмануть, а рассказать все... И все же он решился.

— Хилари, выслушай меня внимательно...

— Я только тем и занимаюсь последние полчаса, — устало обронила она.

— Давай договоримся. Я плохой муж, которого ты не смогла полюбить. Я не очень хороший отец, это я тоже сознаю. Мы разведены. Ты мне ничего не должна.

— Хорошо, что ты это наконец начал понимать, — усмехнулась Хилари.

— Я просто прошу тебя помочь мне. Но, если ты откажешься, я сделаю твою жизнь невыносимой.

— Да, милый, — задумчиво протянула она, — сильно же тебя припекло, если ты опускаешься до шантажа. Но я тебя не боюсь. Я свободная женщина и живу в стране, где существуют законы, способные меня защитить. Если я захочу, то ты на пушечный выстрел не подойдешь ни ко мне, ни к Питеру. Я сохраняю отношения с тобой только ради сына. И ты это прекрасно знаешь.

Она говорила спокойно, зная, что в крайней ситуации может быть очень жесткой. Джоэл тоже это знал и потому опять изменил тактику.

— Прости меня, Хилари, — мягко сказал он, садясь в кресло и наливая вино в бокалы, — просто голова кругом идет. Наверное, я преувеличиваю и никакой опасности нет. Мне так не хватает тебя. Ты всегда знала, что сказать, чем утешить и как помочь. Прости.

Она могла вынести все, что угодно, но только не явную мужскую слабость. Джоэл вдруг весь скукожился, ссутулился и посерел. Ей стало жалко этого сильного мужчину, несмотря на то что несколько минут назад он пытался ей угрожать. Мальчишка, который не знает, что делать дальше. Он просто напуган. До сих пор ему не приходилось иметь дело с достойным противником.

Несколько минут они молчали, погруженные в свои мысли. Внизу, в ресторане, началось представление. Громкая музыка, взрывы смеха, звон посуды. Вечернее веселье вошло в ту стадию, когда можно было полностью расслабиться и отдаться зажигательным песням и танцам. Скоро вся публика будет вовлечена в этот вихрь.

Хилари так хотелось оказаться там, внизу, — среди мужчин, смеющихся на отдыхе громким несдерживаемым смехом, красивых женщин с мерцающими таинственными глазами, элегантных официантов, которые так приветливы и праздничны... А ей приходилось сидеть здесь и участвовать в каком-то бестолковом разговоре. Господи, ну почему бы им всем не оставить ее в покое!

— Ладно, Хилари, — тяжело вздохнул Джоэл, — спасибо, что выслушала меня. Наверное, мне следует уйти.

Он допил вино, аккуратно поставил бокал на столик, бросил в рот виноградину и поднялся. Может быть, Хилари была плохой женой, но она не могла оставить партнера без помощи. В конце концов, ей действительно нужна была работа. Присутствие Артура Уорнера в своей жизни она как-нибудь потерпит.

— Джоэл, — остановила она бывшего мужа, — мне не нравится твое предложение. Но я не могу видеть тебя в таком состоянии. Мы не сделали друг другу ничего плохого. Никто не виноват, что у нас не получилось. Я поработаю у него недолго. Просто для того, чтобы развеять твои сомнения. Думаю, что все это просто нормальный процесс на пути к новому. Но не надейся, что я буду шпионить. Только общие впечатления.

Его лицо просветлело. Он именно на это и рассчитывал. Ее нельзя запугать, но всегда можно было разжалобить.

— Хилари, я не знаю, как тебя благодарить, — расплылся Джоэл в лучезарной улыбке. — Ты спасаешь меня. Теперь я могу спать спокойно. Понимаешь, сейчас мне просто нужна поддержка. Я же фактически остался один.

— Слишком много слов, дорогой. Единственное, чего я не могу тебе пообещать, так это работать на него всю оставшуюся жизнь. Как только отпадет необходимость, я уйду. Договорились?

— Конечно, всего пару месяцев, я думаю...

Джоэл наклонился к Хилари и легко коснулся ее щеки губами. Он давно не позволял себе подобного. Она напряглась: не хватало еще, чтобы договор о совместной деятельности привел к бурным объятиям... Джоэл моментально почувствовал, как от нее повеяло холодом.

— Не бойся, это по-дружески, — сказал он. — Спокойной ночи. До завтра.

— Спокойной ночи, — ответила Хилари, не глядя на него. Ей было немного стыдно, что она не смогла сдержаться. Пора научиться дружескому отношению к нему и не замирать каждый раз, когда он к ней приближается.

Через несколько минут мысли ее были уже далеко от Джоэла и неприятного разговора.

Сколько лет она заставляла себя не думать об Артуре Уорнере! И вот теперь судьба привела ее к тому, с чего все и началось. Хилари гнала от себя мысль, что очень хочет работать у него, каждый день говорить с ним, видеть его, слышать его голос. Она хотела этого всегда. Все годы, что прошли без него, каждую секунду она чувствовала собственную неполноту, словно он был ее второй, увы, отсутствующей половиной. От этого ощущения не спасало даже присутствие в ее жизни Питера.

Может быть, не стоит бежать от судьбы? Если она попробует быть рядом с ним каждый день и убедится, что он лишь ее детская фантазия, то сможет начать жить заново. Артур Уорнер должен оказаться самым обыкновенным, таким, как все другие мужчины. Он не ее судьба и не ее половина. Для того чтобы это понять, нужно увидеть его в обыкновенной обстановке. Пусть хмурится, раздражается, флиртует с женщинами, грубит подчиненным. Тогда он перестанет быть для нее богом.

Чтобы узнать вкус меда, его следует попробовать. А если он понравится, то наесться до отвращения.

Она тряхнула головой и начала убирать со стола. До возвращения Питера и Мэри оставалось еще часа два: можно успеть еще раз продумать завтрашний день. Все было готово и предусмотрено, но Хилари привыкла в своем деле доводить все до совершенства. Она присела к столу в комнате и открыла блокнот. Работа всегда помогала ей обрести спокойствие. Когда анализируешь, то не до эмоций.