Властный зов любви

Уилкс Дорис

2

 

На следующий день рано утром Хилари отправилась в аэропорт, встречать Джоэла. Конечно, в этом не было необходимости: его встречала машина отеля, где он был желанным и почетным клиентом. Но Мэри с Хилари решили, что будет лучше, если все отношения будут определены сразу, до того как Джоэл окажется в соседнем номере. Он должен понимать, что приехал не восстанавливать свои отношения с прежней женой, а просто повидаться с сыном.

Именно об этом и хотела поговорить Хилари, пока они будут ехать в гостиницу. Ей нужно было сейчас, чтобы ни один из мужчин не заявлял на нее права. Уехать с острова она не могла, потому что проблемы отправились бы вслед за ней. Нужно решить все здесь и теперь. Но для этого необходима свобода выбора.

Они с Мэри все отлично придумали, но не учли только одного — Джоэл тоже приготовил сюрприз.

Казалось, что он совершенно не удивился, увидев свою бывшую жену в зале прилета. Он улыбнулся, помахал ей рукой, быстро подошел и легко поцеловал в щеку. Никакого намека на секс в этом поцелуе не было. Хилари испугалась: так Джоэл себя еще не вел. Может быть, случилось то, о чем она втайне давно мечтала: он встретил другую женщину и теперь оставит ее в покое. Но это было бы слишком хорошо. Тут Что-то другое.

— Ты прекрасно выглядишь, загорела, посвежела, — сказал он, открывая перед Хилари дверцу машины. — И настроение, по-моему, отличное.

— Спасибо, Джоэл, — ответила она, удивленная тем, что он не заметил, какое напряженное у нее лицо. Или не захотел заметить... — Как ты?

— Все прекрасно. Как Питер?

— В порядке. Загорает, отдыхает. Нашел себе друзей.

— Думаю, мы отлично проведем время, — Джоэл с удовольствием откинулся на сиденье.

— Джоэл, именно об этом я и хотела поговорить, — осторожно начала Хилари.

— Я знаю, о чем ты хочешь поговорить, — остановил он ее. — Не беспокойся. Тебя наш отдых не касается. Хилари, я все понял. Я не нужен тебе, и никогда не был нужен. Но у нас есть сын и некоторые взаимные обязательства.

— Именно поэтому...

— Да, именно поэтому я не буду тебе докучать, — опять перебил он. — Отдыхай, наслаждайся жизнью. Я приехал всего на несколько дней. С Питером я успею пообщаться, а ты занимайся своими делами.

— Джоэл... — опять попыталась вставить слово Хилари.

— У меня только одно условие. Или просьба. Как хочешь это называй, — сказал Джоэл и повернулся к ней.

Ну конечно, без условий он не даст ей ни минуты покоя, подумала Хилари и собрала силы, чтобы начать с ним спорить.

— Не думаю, что это будет трудно для тебя.

— Смотря чего ты от меня ждешь, — медленно проговорила Хилари.

— Ничего особенного. Это ты прекрасно умеешь делать. Видишь ли, я решил совместить приятное с полезным и провести здесь встречу с некоторыми своими деловыми партнерами. Остров располагает к комфортному общению.

— И что должна буду делать я? Изображать хозяйку на этом приеме?

— Нет. Это будет не прием. То есть прием, конечно, будет, но после. Я хочу провести здесь конференцию. Все достаточно формально. Мне нужен толковый менеджер. Его можно заказать и здесь, но ты лучше всех знаешь тонкости моей работы.

Хилари действительно знала о бизнесе Джоэла почти все: он начинал свое дело, когда они только что поженились. Он привык рассказывать жене обо всех проблемах и удачах. Она знала в лицо его партнеров и работников. Кроме того, последние три года работала в головном офисе Джоэла и возглавляла службу рекламы. Такая должность требовала от нее знания многих деталей самого дела и взаимоотношений сотрудников.

Джоэл точно рассчитал все, делая ей это предложение. Он знал, что она не откажет ему в помощи, когда это касается профессиональных дел. Несмотря на то что полгода назад Хилари ушла из фирмы, она еще достаточно хорошо могла разобраться в непредвиденных ситуациях и снять возможные проблемы.

Предприятие Джоэла занималось созданием и продвижением новых информационных технологий. Эта недавно возникшая отрасль бизнеса требовала азарта, терпения, инвестиций, поддержки влиятельных людей. Работать с Джоэлом было достаточно сложно, потому что он требовал от своих сотрудников безусловного служения делу, преданности и таланта. Перед Хилари стояла задача организовывать презентации, встречи с потенциальными клиентами, создавать рекламную стратегию. Справлялась она с этим отлично, о чем свидетельствовало процветание фирмы.

Устроить конференцию в таком прекрасном месте, где все располагает к легкому флирту, наслаждению и компромиссам, было хорошей идеей. Джоэл без труда решит многие вопросы с партнерами. Они сами не заметят, как согласятся на все его условия. Но ему сейчас нужен человек, который по движению его глаз будет понимать что делать, если кто-то или что-то пойдет не в ту сторону.

Он выбрал верно. К тому же в обмен предложил ей то, чего она ждала от него уже давно: независимость и свободу. Что же поставлено на карту, если он готов пожертвовать самой большой своей амбицией? Он никак не мог смириться с их разводом. Джоэл был уверен, что Хилари просто капризничает, потому что от таких, как он, женщины не уходят. Ее решение очень больно ударило по его самолюбию. Любил ли он ее так страстно, что не мог без нее жить, Хилари не знала. Но то, что его амбиции никогда не позволяют ему признать поражение, она хорошо усвоила. Он будет преследовать ее, пока она не сдастся, а потом сам бросит. Вот такая простая арифметика.

— Что я должна буду сделать, Джоэл? — спросила она будничным деловым голосом.

— Ты сама все прекрасно знаешь, — так же деловито ответил он. — Все как обычно. Зал заказан, приглашения разосланы, программа подготовлена. Просто все должно пройти как по маслу. Ты это прекрасно умеешь. А потом я вернусь в Лондон, а ты останешься здесь. За работу я заплачу.

— Не сомневаюсь.

— Правильно делаешь. Ты мне не жена. Все, что я тебе был должен, я отдал. Поэтому исключительно деловые отношения. Так?

«Так?» — это было его любимое слово. Можно подумать, она когда-нибудь могла сказать «нет, не так». Джоэл тем ее и раздражал, что всегда был прав, с ним было скучно. Она могла просчитать каждый его шаг, вздох, мысль. В делах тупая последовательность приносила удачу, но в жизни это было невыносимо. Хилари знала, что ничего непредвиденного уже никогда не произойдет. Ее жизнь напоминала конвейер. Еще немного — и даже Питер не смог бы ее остановить: она бы просто нашла способ больше не жить. Психотерапевты назвали бы это депрессией, но какое дело ей до того, что ее состояние можно как-то квалифицировать?

Единственной возможностью продолжать жить и начать чувствовать себя счастливой было принятое решение уйти от Джоэла. Собственно, что она и сделала. Для него это оказалось полной неожиданностью. Джоэл считал их брак практически идеальным. Тем более что Хилари была великолепным партнером не только в семье, но и в бизнесе. У нее был хороший вкус, она не навязывала свое мнение, но могла вовремя дать точный совет.

Какое счастье, что это все в прошлом! Может быть, его сегодняшнее предложение — это последнее испытание? А потом он оставит ее в покое и их отношения станут цивилизованными? Ведь живут же тысячи прежде близких людей, которые даже не встречаются, хотя, если какие-то бывшие пары имеют общих детей, оба родителя принимают участие в их воспитании.

Ладно, она сделает все, что он просит. Обычный отдых ее никогда не прельщал: ей было скучно в обстановке всепоглощающей лени и эротического накала. Она не любила в этом участвовать. А сейчас ей будет чем заняться. К тому же это прекрасный повод не думать об Артуре Уорнере. Мысли о нем не давали ей расслабиться ни на минуту. Она не хотела о нем думать, но думала постоянно.

Хилари привычным жестом дотронулась до головы, проверяя, в порядке ли прическа, и направилась к входу встречать участников конференции. Джоэл был уже окружен прибывшими. Он ослепительно улыбался, пожимал руки мужчинам, говорил комплименты дамам. Вокруг него всегда возникала легкая, веселая атмосфера. Если бы Хилари не прожила с ним несколько лет и не знала все нюансы его характера, то вполне могла бы влюбиться в этого большого обаятельного человека. Она невольно залюбовалась им. Казалось, что с ним можно никогда и ни о чем не заботиться: все просто упадет тебе с неба в ладони.

Народ прибывал. Здесь были директора дочерних компаний, иностранные партнеры, их жены и менеджеры. Все они представляли наиболее успешную часть современного бизнеса. Главным образом это были мужчины средних лет. Среди них Джоэл выглядел очень моложаво. Хилари заметила, что это приятно поражает женщин, которые раньше его не видели, и заставляет подтягиваться мужчин.

— Спасибо, — услышала она прямо у своего уха тихий голос незаметно подошедшего к ней Джоэла, — я не сомневался в тебе. Ты сделала все именно так, как я хотел.

Он одобрительно пощелкал пальцем по одной из папок, розданных всем участникам конференции. Потом с удовольствием перелистал проспект компании, который знал наизусть. Самодовольно улыбнувшись, он подмигнул Хилари.

— Наши партнеры и клиенты могут быть довольны. Если представление наших проектов будет таким же легким и изящным, как оформление этого зала, то гарантирую хорошие прибыли в следующем году, — сказал он интимным голосом.

— У меня была хорошая команда. — Хилари избрала для общения с ним холодный и деловой тон. Джоэл не заставит ее растаять от комплиментов. — Здесь вполне могли справиться и без меня. Они давно набили руку на проведении подобных мероприятий. Это входит в перечень услуг отеля.

— Не скромничай. Ты хорошо знаешь мой вкус, и только тебе я полностью доверяю.

— Спасибо.

— Но ведь все только начинается, — заметил Джоэл, — поэтому постарайся, чтобы и дальше все было на высоте.

— Постараюсь, — ответила Хилари. — Прости, у меня еще есть кое-какие дела.

— Не смею задерживать, — ответил Джоэл и отвернулся.

Нет, подумала она, он все-таки не смирился и будет еще долго мучить меня. Сделанное мне предложение насчет организации конференции — всего лишь уловка, чтобы опять втянуть меня в его дела. За эти дни, пока она готовила встречу, они практически не общались. Джоэл забирал по утрам Питера, и возвращались они только вечером. Мальчик был счастлив: отец никогда не уделял ему так много времени. К тому же его родители не ссорились.

Хилари такое положение дел вполне устраивало. Сын доволен, а она занята делом. Скоро все кончится. Джоэл уедет, Мэри заберет мальчика с собой, а у нее останется несколько дней, чтобы решить, как ей жить дальше. Она до сих пор не определилась, чем ей на самом деле хотелось бы заниматься. Делать что-то только ради заработка ей было неинтересно. К тому же материальное содержание, которое она получила после развода, позволяло ей не работать всю жизнь. Но это не могло удовлетворить Хилари: она была слишком активна, чтобы вести растительное существование. К тому же мать, которая не увлечена собственным делом, слишком много внимания уделяет детям, а это может надоесть ее мальчику. Она должна быть интересна самой себе и людям, тогда он сможет гордиться ею.

Вскоре Хилари тоже оказалась окружена людьми. Многие знали ее очень давно и с удовольствием приветствовали милую заботливую жену Джоэла. К счастью, деловой этикет не позволяет напрямую высказываться о личных проблемах, поэтому Хилари даже не увидела сочувственных взглядов. Почему-то разведенная женщина всегда вызывает сожаление, тогда как разведенный мужчина воспринимается как лакомый кусок: у него впереди новая жизнь, полная загадок и приключений. Что ж, это тоже надо пережить, подумала Хилари.

Она как раз разговаривала с болтливым пожилым мужчиной о тонкостях проведения рекламных кампаний, когда в зал вошел новый участник встречи. Хилари потеряла дар речи и несколько мгновений пыталась сообразить, о чем ее в третий раз спрашивает собеседник. На конференцию прибыл Артур Уорнер...

Он спокойно подошел к Джоэлу и протянул ему руку. Люди, стоявшие рядом, как будто расступились. Казалось, что все отдают ему предпочтение, а Джоэл расплылся в одной из самых ослепительных своих улыбок.

Место проведения конференции давало возможность не соблюдать все положенные формальности в одежде, но присутствующие, не сговариваясь, приняли офисный вид. Мужчины были в легких светлых пиджаках и галстуках, женщины — в костюмах или деловых платьях. И только Артур Уорнер позволил себе явиться на деловую встречу в расстегнутой светло-бежевой рубашке, которая подчеркивала загар, бежевых джинсах из тонкой ткани и легких спортивных туфлях. Удобно и не жарко. Но это был вызов. В таком наряде можно появляться на обеде в пляжном ресторане, но не на конференции. Хилари возмутилась, а все остальные как будто ничего не заметили. Видимо, Артур никогда не утруждал себя соблюдением правил. Впрочем, она прекрасно об этом знала.

Конечно, он замечательно выглядел. Все женщины забыли своих кавалеров и впились в него глазами. Спокойная уверенность, раскованность, легкость и потрясающая сексапильность. Это завораживало.

Артур немного поболтал с Джоэлом, потом направился к буфету с напитками. Он не смотрел по сторонам, не искал знакомых, не протягивал руки. Он просто существовал здесь, как царь зверей в своих владениях. Присутствующие мужчины сами подходили к нему, кланялись, заговаривали с ним, представляли жен. Он спокойно и приветливо отвечал, но не задерживался ни с кем дольше, чем того требовали приличия. Именно он, а не Джоэл, чувствовал себя здесь настоящим хозяином.

Хилари хотела найти предлог и уйти из зала, но в этот момент Артур Уорнер увидел ее. Он улыбнулся, кивнул и направился прямо к ней. Ее собеседник, заметив это, быстро сказал несколько приличествующих ситуации слов и испарился. Хилари замерла: уйти не было никакой возможности, но и приближаться к Артуру не хотелось. Ну что тут сделаешь? Она чувствовала себя кроликом около пасти удава. Знала, что почти не может сопротивляться. Этот человек всегда имел над ней власть.

Последней надеждой стала мысль, что он здесь случайно и не имеет к делам Джоэла никакого отношения. Может быть, ее бывший муж познакомился с ним вчера в баре и рассказал о конференции. Но такое все-таки вряд ли возможно: Джоэл никогда не стал бы приглашать на ответственное мероприятие посторонних людей. Значит, мистер Уорнер не исчезнет, когда ему станет неинтересно. Она вынуждена будет видеть его во все дни работы. Приятное времяпрепровождение, нечего сказать. К тому же ей действительно надо работать, а не разбираться в своих чувствах.

Хилари усилием воли растянула губы в улыбке. Хорош менеджер проекта, который стоит как истукан и не может вымолвить двух слов. Артур находился уже почти рядом. Профессиональные навыки сделали свое дело: когда он заговорил, она была в полном порядке. У нее не срывался голос и не дрожали колени.

— Привет, — сказал он, лучезарно улыбаясь, — не думал, что увижу вас здесь.

— Добрый день, — подчеркнуто официально ответила она. — Я здесь на работе.

Он удивленно поднял брови.

— Джоэл нанял меня для проведения конференции, — пришлось объяснять Хилари.

— Почему вас? — не успокоился Артур.

— Потому что считает, что я справлюсь с задачей лучше других.

— Это я понимаю, — усмехнулся он. — Но не понимаю, почему Джоэл нанял женщину, которая находится на отдыхе с сыном. Разве здесь недостаточно персонала?

— Я работала у него в компании, он просто знает мои деловые качества.

— То есть вы специально приехали сюда для организации встречи?

— Нет, я приехала отдыхать с сыном. Но Джоэл попросил оказать ему эту небольшую любезность.

— Ваш бывший шеф так уверен в вас, что не сомневался, что вы ему не откажете?

Разговор принимал слишком серьезный и личный характер. Хилари понимала, что может поставить все на свои места одним словом. Но именно этого ей делать не хотелось. Пришлось бы вдаваться в дальнейшие объяснения.

— Он просто предложил мне работу. А я просто согласилась. Он знал, что я здесь и на меня можно рассчитывать. Вас удовлетворяет такой ответ?

— Не совсем, — усмехнулся Артур. — Но все, что мне будет надо, я выясню сам, если вы не хотите говорить.

— Выясняйте, — ответила Хилари и собралась уходить, считая, что разговор исчерпал себя. Но он остановил ее.

— Как ваш малыш?

— Спасибо, с ним все в порядке. Он уже забыл о той неприятности.

— Я совсем не вижу его на пляже. Вы не хотите, чтобы он плавал?

— Приехал его отец, и они проводят время вдвоем, — вздохнув, призналась Хилари. Неужели ей придется все время отчитываться перед этим человеком?

— Простите, — криво улыбнулся он, — я позволяю себе вторгаться в частную жизнь.

— Ничего, вы имеете на это право. Если бы не вы...

— Дело не в этом, — оборвал Артур готовые политься благодарности, — просто мне хочется говорить с вами, а я никак не найду предлога задержать вас...

— Никогда бы не подумала, что вы можете испытывать в чем-то затруднения, — ехидно заметила Хилари.

— Могу. Особенно если это касается женщины, которая мне понравилась.

Они замолчали и смотрели друг на друга. Все было очень просто. Их обоих влекла непреодолимая сила. Она чувствовала, как его тело источает желание, видела, как раздуваются и трепещут его ноздри, как горят глаза. Что замечал он, она не знала, но понимала, что любой поворот головы и любой вздох выдают ее.

Здесь было не место и не время отдаваться чувствам. К тому же не с этим мужчиной. Краем глаза Хилари увидела, что Джоэл заметил их довольно долгий разговор и собирается подойти к ним.

— Простите, мистер Уорнер, у меня много дел, — извинилась она, улыбнулась дежурной улыбкой и отошла.

Он не стал ее больше удерживать. Сказано было все или почти все. Артур никак не мог понять, почему ее лицо кажется ему таким знакомым. То, что ему раньше не встречалась эта женщина, он знал определенно, ибо никогда не пропускал эксклюзивные экземпляры. В ней была смесь твердости и нежности, трогательной детскости и чувственной женственности. Она не казалась уж очень красивой, он дал бы ей определение «милая», но это и притягивало больше всего. А глаза? Какие у нее были глаза! Хрустально-прозрачные, зеленовато-голубые, кроткие... Он слишком устал от навязчивых броско красивых женщин, с яркими алыми губами, длинными, словно приклеенными, ресницами, нарисованными глазами, глубокими декольте и вечной лениво-эротической манерой двигаться, говорить, жить... Он хотел нежности и простоты.

Эта женщина понравилась ему с первого взгляда. Единственное, что тревожило его: он никак не мог вспомнить... Но ведь не приснилась же она ему!

Хилари даже спиной видела все его передвижения. Вот он подошел к бару, чтобы поставить стакан, вот прошел к столу почти у самой сцены, вот открыл папку с программой конференции, осмотрелся... Она почти не слышала, что говорили вокруг нее, но отчетливо ловила каждое движение за его столом и как будто слышала шуршание его одежды. Больше всего на свете ей хотелось оказаться где-нибудь далеко отсюда. В небольшой сумрачной комнате. Вместе с ним. Это желание пугало ее. Она не должна была даже думать об этом. Но помнила. Помнила все до мельчайших деталей...

Она не знала, как выдержала первую часть заседания. Хилари все время четко отдавала распоряжения и следила за повесткой дня, работала с радистом и службой охраны, наблюдала за реакцией Джоэла, но мысли ее были не здесь.

Только профессиональная выучка помогала ей действовать автоматически. Когда начальная часть заседания подошла к концу и всех пригласили на кофе-паузу, она собрала вокруг себя обслуживающий персонал, чтобы проинструктировать о дальнейшей работе. В этот момент Хилари увидела, что Джоэл сделал ей знак, подзывая к себе. Рядом с бывшим мужем стоял Артур.

Вот и все. Теперь всплывут все подробности ее жизни. И то, что Артур Уорнер хотел узнать о ней, он выяснит, не задавая ни единого вопроса. Зачем Джоэлу понадобилось представлять ее этому человеку? Но выбора не было: работа есть работа. Она кивнула и направилась к мужчинам.

— Позвольте представить Хилари Хилтон. Один из самых лучших менеджеров моей компании. Я понял, что вы успели познакомиться до начала конференции, — заметил Джоэл.

— Мы разговаривали, но Хилари не стала объяснять, кто она, — сообщил Артур. — Простите, мисс Хилтон, это я попросил Джоэла познакомить нас поближе. Дело в том, что мне очень нравится, как здесь все организовано. А у меня в компании есть подходящая для вас вакансия. Я хотел сделать вам предложение.

Хилари онемела. Рядом стояли двое мужчин, с которыми ее связывала своя непростая история, а они делали вид, что происходит самый обычный разговор о перспективах работы. Надо было как-то выходить из ситуации — она не собиралась работать ни на того, ни на другого. Джоэл мог бы об этом догадаться. Она ясно дала ему понять, что переросла эту должность и уходит из его фирмы вовсе не из-за развода. Ей хотелось все кардинально поменять в своей жизни.

— Хилари, — начал Джоэл атаку, — я не преувеличу, если скажу, что ты находка для любой компании. Таких верных и ответственных работников приходится долго искать. И мне приятно, что ты произвела впечатление на моего нового партнера. Мистер Уорнер и я решили объединить усилия и создать более мощную корпорацию. Это основная идея данного мероприятия. Мне хотелось, чтобы он в приватной обстановке оценил наши перспективы, посмотрел на людей, на то, как мы умеем проводить рекламные компании... Собственно поэтому я попросил тебя принять в этом участие. Я прямо говорю о том, что хотел произвести на него благоприятное впечатление. И не ошибся.

— Как всегда, шеф, — язвительно заметила Хилари.

Значит, его предложение было просто частью задуманного плана. А она-то предполагала, что он пытается решить их личные проблемы. Но зачем предлагать ей стать работником фирмы его партнера? Спросить об этом сейчас она не могла, придется отложить выяснение на вечер, а отвечать что-то надо.

Хилари хорошо знала дипломатию бизнеса, поэтому тепло улыбнулась и прямо посмотрела в глаза Артуру Уорнеру.

— Я весьма польщена, мистер Уорнер, — грудным голосом проговорила она. — Тем более что вы видели только часть моей работы. Думаю, у меня есть время оценить ваше предложение. Мы встретимся здесь завтра, и я дам ответ.

— Меня это вполне устраивает, — весело сказал Артур. Он прекрасно понял, что это отказ, но у него появился повод поговорить о ней с Джоэлом, а завтра на законных основаниях пригласить ее на деловой обед. Ему было совершенно все равно, согласится ли она на его предложение. Он хотел получить ее всю и навсегда, а для этого все поводы хороши.

Джоэл тоже понял, что Хилари не в восторге от происходящего, и нахмурился. Было отчетливо видно, что для него очень важно, чтобы она ответила согласием. Серьезного разговора не избежать. Если он чего-либо хотел, то умел этого добиваться. Хилари ощутила озноб: он привык управлять ею, был хитрее и сильнее. А она сейчас находилась в вихре непонятных эмоций, которые мешали думать и давать отпор.

— Вот и прекрасно. — Несмотря на хмурые глаза, Джоэл придал своему голосу некоторую веселость. — Я думаю, Хилари примет правильное решение. У нее сегодня еще много дел, поэтому мы позволим ей уйти, а сами пойдем выпьем чего-нибудь и поболтаем.

— С удовольствием, — кивнул Артур, и они удалились.

Хилари закусила губу. Именно это она ненавидела в мужчинах больше всего: они уже все решили за нее. Ее мнение — всего лишь формальность. Каждый из них найдет способ заставить ее подчиниться. Она в который раз позавидовала сестре, которая не только умела управлять мужчинами, но и заставляла их думать, что все, что делается, это их собственное гениальное решение. Потому что Мэри была красива. Она всегда чувствовала свою силу и давала понять, что мужчина в ее жизни всего лишь инструмент, а не цель. Хилари была другого сорта.

Она слишком жалела этих напыщенных самовлюбленных представителей рода человеческого. Ей всегда казалось, что под маской уверенности и всезнайства прячется неуверенный мальчишка, которому нужна надежная женская рука. Она готова была прощать им многое: их эгоцентризм, любование собственным умом, требование постоянного восхищения их мужественностью, — потому что это были их слабости.

Хилари прекрасно знала, что не сможет отказать Джоэлу, что бы он там ни придумал, если ей покажется, что он нуждается в помощи. Надо заняться аутотренингом, чтобы не поддаваться. Главное, пережить сегодняшний день и оказаться поскорее в своем номере. Подальше от Джоэла и Артура Уорнера.

Хилари тряхнула головой, отгоняя тоску, и направилась вслед за участниками конференции во внутренний дворик гостиницы, где стояли столы, накрытые для кофе-паузы. На самом деле это был хорошо продуманный и красиво сервированный завтрак. Работа конференции началась в половине десятого. Многие не любят рано завтракать, поэтому организаторы решили устроить угощение в виде тарталеток с разнообразными морепродуктами, бутербродов с мясным ассорти, фруктов, маленьких пирожных, напитков, кофе и чая. Каждый мог выбрать по своему вкусу. После официальных выступлений можно было расслабиться и поговорить о пустяках. Хотя Хилари прекрасно знала, что люди бизнеса на самом деле никогда не расслабляются и за их легкими шутками всегда виден серьезный подтекст.

Солнце пряталось в густых ветвях высоких кустарников, которые цвели пышными белыми и розовыми цветами. Чуть-чуть чувствовалось дуновение ветерка. Было не слишком жарко, и люди наслаждались отдыхом и непринужденной беседой.

Когда Хилари впервые попала на остров, она подумала, что так должен выглядеть рай — вечное лето, мягкая зеленая трава под ногами, синее прозрачное море, красивые люди. Только потом она поняла, как много пришлось потрудиться местным жителям, чтобы отвоевать у природы кусочки земли, на которых можно было посадить дивный сад. Почва здесь неблагодарная — каменистая и сухая. И на острове почти нет пресной воды. Хилари видела огромные опреснительные системы. Каждый сантиметр этого рая богато полит человеческим потом и слезами. Здесь хорошо отдыхать, имея большие деньги, но создавать все это было трудно. Такое могли сделать только очень талантливые и трудолюбивые люди.

Как ни странно, не одна она думала об этом. За столом, который она выбрала для того, чтобы выпить кофе, сидела приятная ей компания, и все говорили об этом удивительном острове. Единодушие было полное: Джоэл исключительно верно выбрал место для проведения конференции. Здесь можно было продуктивно работать и с размахом отдыхать.

— Какая красота, — расслабленно сказал Джон Скюр, полный румяный человек, самый старший из присутствовавших директоров дочерних компаний. В его шестьдесят лет он не утратил вкуса к жизни и с удовольствием дотрагивался до круглого колена своей жены. — Люди, создавшие это, могли бы владеть миром.

— У них просто не было своего Артура Уорнера, — заметил его партнер, желчного вида мужчина. — Если бы он стоял у руля две тысячи лет назад, то эта нация завоевала бы мир.

Все рассмеялись. Практически никто не сомневался, что теперь управлять процессом будет не кто иной, как Артур Уорнер. Этого побаивались и потому так откровенно и нервно шутили. Хилари прекрасно все поняла.

— Может быть, ему надоест этим заниматься? — предположил молодой менеджер французского отделения. Он еще не владел всеми правилами игры, поэтому задал прямой вопрос.

— Видите ли, юноша, — медленно проговорил Джон Скюр, — этот приятный человек уже отдал дань юношеским увлечениям. Чем он только ни занимался. Он был спонсором и импресарио многих скандальных типов, которые потом, правда, стали знаменитостями. У него потрясающее чутье на деньги. Такое впечатление, что он их магнитом притягивает. Так что боюсь, это серьезно. Сейчас он занимается традиционным бизнесом своей семьи. Шалости прошли, и он не сделает ни одного шага, который бы не был очень хорошо взвешен.

— То есть он собирается завоевать мир? — продолжал не понимать француз.

— Он собирается подчинить всех нас, — ответил Джон. По тону было видно, что ему неприятно об этом говорить. — Прошу прощения, Хилари, что говорю столь откровенно, но я на месте Джоэла опасался бы такого партнера. В новой корпорации, которую они затеяли создать, скоро будет только один хозяин.

Хилари поняла, что имеет в виду американский директор. Она отхлебнула кофе, улыбнулась и кивнула головой:

— Я передам.

— Вы умница, — засмеялся Джон. — Как жаль, что вы больше не работаете с нами.

— Но сейчас-то я здесь, — попыталась отшутиться Хилари.

— Значит, Джоэл просто заманил вас.

— Джон, нельзя быть таким умным. — Она слегка повела глазами, кокетничая: ей не хотелось серьезного разговора.

— Я не умный, я старый, — принял ее предложение не говорить серьезно Джон. — Просто вы мне очень нравитесь, и я предлагаю выпить по глоточку этого прекрасного французского вина в вашу честь. Я желаю вам удачи.

Все зааплодировали и подозвали официанта, чтобы он разлил вино. Когда тост был произнесен и вино выпито, продолжился легкий разговор о красоте моря, романтических историях, детских шалостях.

За столом, где сидела компания Хилари, было так весело, что Артур Уорнер несколько раз оглядывался: его разбирала досада, что женщину, которую он выбрал, сейчас окружают и развлекают совсем другие мужчины.

Наконец он не выдержал и направился к их столу.

— Прошу прощения, господа, — сказал Артур, — вынужден вас огорчить. Я хочу похитить у вас мисс Хилари.

— Я надеюсь, что вы скоро вернете ее, — развел руками Джон. — Без нее наш отдых превратится в производственное совещание.

— Уверяю вас, это всего пара минут, — улыбнулся Артур, подавая руку Хилари.

Она вынуждена была подняться из-за стола, где ей было весело и комфортно, и отойти с человеком, с которым ей совсем не хотелось оставаться наедине.

— Что-то случилось? — поинтересовалась она.

— Случилось. Вам было так весело, а мне скучно.

— Если дело только в этом, то думаю, что наш разговор закончен, — довольно резко ответила Хилари.

— Нет, не закончен. Вы действительно мне нужны. Дело в том, что у меня ужасно разболелась голова. Мне нужно найти таблетку. Мои мигрени бывают ужасны. Если что-то срочно не предпринять, я просто не смогу дальше работать.

— Я не знаю, что вам обычно помогает.

— Я вам все расскажу, — ухмыльнулся Артур, и она услышала в его словах странный намек.

— Меня интересует название препарата, — спокойно сказала Хилари. — Только и всего.

— Аспирин. Просто аспирин. — Он пожал плачами. — Ничего экстравагантного, как видите.

— Сколько?

— Две таблетки.

— Хорошо. Подождите несколько минут, я найду аптечку и принесу вам лекарство.

— А еще вы посидите со мной, пока голова не придет в порядок, ладно? — ласково попросил он и дотронулся до ее руки.

Хилари понимала, что все вокруг внимательно наблюдают за ними и видят, что разговор носит характер скорее интимный, чем деловой, но не поднимать же шум из-за простого прикосновения. Хотя от такого его жеста у нее задрожали колени.

— Я сделаю это. Но роль сестры милосердия не для меня. У меня масса дел. Если хотите, я попрошу кого-нибудь из девушек...

— Если бы мне нужна была какая-нибудь из девушек, я не стал бы прибегать к вашему посредничеству. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Мне хочется, чтобы именно вы сидели у моего изголовья.

Хилари вдруг покраснела. Ей так ясно представилась эта картина. Полутемная спальня, прохладный ветер приподнимает занавеску, на высоких подушках покоится эта мятежная голова, а она сидит рядом и читает книгу, время от времени поглядывая на его лицо и прислушиваясь к дыханию. Так она сидела только у кровати сына, когда тот болел или что-то сильно переживал. Она не отказалась бы от роли сиделки возле этого мужчины. Она была бы идеальной сестрой милосердия. Но ему об этом знать совершенно необязательно.

— Мистер Уорнер, я принесу сейчас лекарство. Потерпите.

— Только приходите быстрее, — ответил он, отпуская ее руку.

Артур провожал ее глазами, пока она не скрылась за дверями отеля. Он завороженно смотрел на ее аккуратно причесанную голову, которая в такт шагам покачивалась на стройной шее. Нет ничего более эротичного, чем открытая женская шея, подумал он. До сегодняшнего дня подобная мысль никогда не приходила ему в голову: он привык обращать внимание на другие части женского тела. Определенно мисс Хилари его приворожила. Он только не мог понять, почему она так боится его.

Обычно женщины сами были инициаторами отношений с ним. Ему часто приходилось остужать их пыл. Он старался делать это достаточно мягко, но понимал, что отказ в любой форме неприятен. Теперь же в первый раз он чувствовал, что желанный трофей ускользает от него. Она была предельно вежлива, но ни разу не позволила себе даже малейшего намека на возможность близости. Скорее всего, она влюблена в какого-то парня. Эта мысль была очень неприятна.

Странное предложение Джоэла его позабавило. Артур в первый раз встречал босса, который рекламирует своего бывшего сотрудника. Здесь было что-то не так, хотя Джоэл сделал это довольно изящно. Казалось, он заметил интерес своего нового компаньона к этой женщине и просто решил ему помочь из мужской солидарности. Но в данном случае Артур не слишком верил в возможность такого альтруизма. Они были знакомы всего несколько месяцев, и их отношения не предполагали подобных подарков. Придется решать и эту загадку.

Но идея заполучить Хилари хотя бы в качестве одного из менеджеров компании была весьма заманчива. Она действительно профессионал. К тому же Артур успел заметить, что сотрудники компании Джоэла относились к ней особенно тепло, — значит, она умела ладить с людьми. Надежных работников действительно не так много, а возможность просто видеть ее каждый день делала ее присутствие в офисе весьма желанным. Он обязательно пригласит ее завтра на обед. Артур Уорнер решил это и успокоился.