Вы и ваша семья: Руководство по личностному росту

Сатир Вирджиния

17. Семья и общество

 

Сложите вместе все имеющиеся семьи, и вы получите общество. Так просто. Все, чему учит семья, есть отражение того, что происходит в обществе, в которое входит эта семья. А такие институты, как школы, церкви, трудовые коллективы, правительство и т. д., — все это переходные этапы от семейных форм к несемейным.

Таким образом, семья и общество — это маленький и большой варианты одного и того же. Обе эти категории созданы людьми, которые действуют сообща и чьи судьбы переплетены друг с другом. Каждая включает одни и те же компоненты — отношения между лидерами и теми, кто выбирает этих лидеров, отношения между старшими и младшими, мужчинами и женщинами; каждый вовлечен в процесс принятия решений, использует свой авторитет и занят поисками общих целей.

Некоторые семьи учат быть как все, другие — воспитывают бунтарей, третьи придерживаются групповой ответственности, а иные проповедуют позицию невмешательства. Каждая семья учит, как общаться с окружающим миром, как чего-то достичь в жизни, как относиться к несправедливости и другим негативным явлениям жизни.

Позиции невмешательства может научить ситуация «кокона», который создается вокруг детей, когда они опекаются взрослыми таким образом, что не видят дисгармонии и несправедливостей жизни. Иначе говоря, они защищены от знакомства с темными сторонами жизни. Их мир ограничивается тем, что они знают, что им позволяют увидеть. Однако телевидение делает эту защиту уязвимой. Очень сложно оставаться в коконе, когда вы видите, что происходит за окном вашей квартиры или на экране телевизора. Однако и это по большей части можно не принимать в расчет, поскольку, раз вы плохо знакомы с окружающей реальностью и не испытывали ее воздействия на собственной шкуре, то можете просто сказать, что это вас не касается и забыть об этом. Хотите верьте, хотите нет, но я часто встречала детей 12–18 лет, которые ни разу не видели людей другой расы, ни разу не встречали нищих (богатых), никогда не мылись в ванной. Это закономерно для детей, живущих в гетто или в фешенебельных районах, изолированных от общества, благодаря рамкам их экономического, социального слоя. Для того чтобы понять, что происходит сегодня с семьями и социальными группами, требуется небольшой экскурс в историю. С давних времен семья являлась главной школой для ее членов, прежде чем они становились взрослыми людьми. В семье давались знания о том, как заботиться о себе и как вести себя, как заботиться о других и общаться с ними. Как добиваться поставленной цели, как обращаться с предметным миром. Доступное знание было ограниченным, первоначально содержание этих знаний было довольно примитивным. Цель жизни сводилась к выживанию: как остаться в живых, как прокормиться, как не замерзнуть от холода и не быть съеденным дикими животными и т. д. Это было относительно простое знание. Все, что требовалось при обучении, — это смотреть на учителя и делать то же самое. Совершенно очевидно, что многие потребности сегодня не соответствуют нуждам, которые были в древнем обществе. Зачем молодому человеку в древности учиться писать и читать, зачем соблюдать диету или, например, готовиться к пенсии? Многие аспекты будущей жизни человеку были неизвестны. Люди просто не подозревали, что они многого не знают.

Например, с трудом верится, но древние люди не знали, что дети появляются в результате полового акта. Сексуальные контакты возникали как реакция на инстинкт, удовлетворение которого доставляло наслаждение, но никак не связывались с рождением ребенка. А вот большой живот у беременной женщины связывался с рождением ребенка — это было гораздо нагляднее. Как ребенок оказался там, объяснялось не половым актом, а вероятнее всего результатов потребления пищи, которую принимала женщина, или божественным/дьявольским промыслом. Однако как только между сексуальным контактом и беременностью провели связь, тут же было сделано множество открытий. Я привожу этот пример для того, чтобы показать всю простоту получения информации и то, как далеко мы сейчас продвинулись. Мы должны согласиться с тем, что сегодня информирование девочек о сложностях во время беременности гораздо важнее, чем соблюдение диеты.

Вполне очевидно, что в нашем сложном современном обществе семья не может научить всему. Мы готовим специалистов в педагогических вузах для того, чтобы они осуществляли учебный процесс. Благодаря научно-техническому прогрессу мы буквально ворвались в эпоху специализации. Я стараюсь не вдаваться в специфику, но в то же время не хочу все слишком упрощать. Давайте посмотрим на это со следующей стороны. Поскольку процесс обучения выносится за рамки семьи и осуществляется в специальных заведениях, а сами знания насыщены технологическими достижениями, мы совершенно упускаем из виду тот факт, что истинная ценность — это сами люди. Семья сейчас стоит совсем не на первом месте, она идет после бизнеса, школы, церкви, правительства. Все эти институты (которые мы сами и создали для того, чтобы они помогали нам в жизни) на деле оказывают вредное воздействие на семейное благополучие. Школы разделяют родителей и детей, бизнес подразумевает постоянную занятость, что приводит к тому, что человек очень мало времени проводит дома, правительство отправляет ребят воевать в другие страны. Конечно, мне бы хотелось, чтобы все эти институты заботились о благосостоянии семьи. И я не считаю это невозможным.

Но боюсь, мы стали обществом, где процветает культ силы и вещей. И наши семьи, по всей видимости, уже с этим свыклись. Мы учим детей быть стойкими и сильными для того, чтобы справляться с трудностями. Но что происходит? После того как вы одержали победу над кем-то, что дальше? Вы вынуждены постоянно оглядываться назад в страхе, что стоит только расслабиться, как тут же над вами кто-то возьмет верх. Ваша жизнь превращается в череду опасений, тревог, страхов и подозрений. Представьте, что вам дана власть и всевозможные материальные блага. Могут ли вещи поговорить с вами, успокоить и поддержать вас? В своей жизни я ни разу не видела, чтобы деньги были способны на любовь. Но в то же время я не считаю, что у этой проблемы однозначное решение: или-или. Или мы принимаем человеческие ценности и не гонимся за властью и деньгами, или все наоборот -  гуманистические ценности у нас полностью отсутствуют. Весь вопрос сводится к использованию власти, и слово «использование» здесь ключевое. Очень часто мы отождествляем могущество с личностью. («Я сильный, я кое-что значу»; «Я бессилен, я ничто»). Сравните эти две идеи со словами: «Я использую свою силу для собственного роста, для твоего роста». Такое отношение не только не исключает человеческие ценности, но, напротив, укрепляет их.

Но давайте не отвлекаться от заданной темы. Самое главное, с чем нам нужно разобраться, это в связях между семейным воспитанием и деятельностью наших институтов.

Я могу привести здесь сотни примеров, но, чтобы быть краткой и понятной, ограничусь двумя.

Большинство взрослых в семье считают себя настоящими авторитетами в воспитании детей: как приучить их к дисциплине, дать половое воспитание, научить распоряжаться деньгами и т. д. Затем дети попадают в школу, где их обучением начинают заниматься другие люди, которые также уверены, что они лучше всех знают, как и чему их учить. То, чему обучают детей в школе и дома, может сильно отличаться. И возникает следующий вопрос: как информация из двух совершенно разных источников укладывается в голове ребенка и как смотрят на это школа и семья?

Мне вспоминается юноша, отец которого работал автомехаником. Молодой человек учился в торговом колледже и как-то раз, ни с того ни с сего, затеял конфликт со своим отцом по причине того, что тот неправильно закрепил машину. Однако в основе этого конфликта лежало не только разногласие по вопросу о том, как нужно правильно крепить машину. Основную роль здесь сыграла уверенность отца, что сын во всем должен его слушаться — это был его принцип. Многие из вас, конечно, согласятся, что это нелепая причина, однако посмотрите на себя, и вы поймете, что иногда и вы поступаете точно так же.

Теперь приведем другой пример. Речь пойдет о смышленом 5-летнем мальчике, который посещал детский сад, умел читать, знал арифметику и был очень творческим ребенком. В детском саду ему было скучно, и как-то дома он пожаловался на это родителям. Его мать написала воспитательнице детского сада записку с просьбой сделать жизнь детей в детском саду более интересной и обратить внимание на ее сына. Однако, по мнению воспитательницы, этот мальчик, единственный из 40 детей, подрывал дисциплину на уроках. Она написала родителям ответ, что если они ничего не предпримут, то она исключит их ребенка из детского сада. Так началась переписка родителей маленького Джонни и его воспитательницы. Та почему-то не знала, что Джонни умеет читать, а родители Джонни, в свою очередь, не знали, что он подрывает дисциплину в классе. Таким образом, обе стороны, абсолютно не осведомленные, завели холодную войну друг с другом. По мнению воспитательницы, зачинщиками этого конфликта были родители Джонни, а по мнению родителей — некомпетентный педагог. Мальчик в этой ситуации страдал больше всех. В данной ситуации была нужна обратная связь, которая бы прояснила участникам спора суть проблемы. Обратная связь помогла бы разрешить эту спорную ситуацию, дала бы больше информации о ребенке. В итоге, конечно, тот конфликт разрешился. Родители узнали о поведении сына в детском саду. Каково же было удивление воспитательницы, когда она поняла, что родители Джонни вовсе не безответственные люди, как она до этого полагала. То же самое произошло и с родителями, когда они выяснили, что зря посчитали воспитательницу мальчика некомпетентной, это вовсе не соответствовало действительности. Таким образом, утверждение «Я знаю, что ничего не знаю» отнюдь не лишено смысла. Следует помнить, что всякий раз, когда что-то происходит, большая часть информации остается недоступной для участников события. В таких ситуациях помогает обратная связь, причем в любых системах: будь то семья, институт или другие сферы, где две стороны объединяет одна цель. Без такой системы обратной связи неизбежно происходят конфликты.

Эти коварные и пагубные ситуации снижают самооценку и становятся серьезным препятствием к разрешению проблем. Они только отдаляют людей друг от друга, усиливая непонимание между ними, создавая вокруг них вакуум и все увеличивающуюся пропасть. Человек, который не может найти понимания, чувствует меньше уверенности в себе, что, в свою очередь, приводит к снижению продуктивности его работы, он становится вялым и не получает удовольствия от жизни. И это может произойти с каждым: родителями, учителем, священником, руководителем предприятия и т. д. Вернемся к тем компонентам, которые являются общими как для отдельных семей, так и для всего социального общества. Об этом мы упоминали в начале главы. И в первом и во втором случае имеет место борьба в отношениях между лидерами и подчиненными, начинающими и уже состоявшимися людьми, мужчинами и женщинами, сопряженная с принятием важных решений, использованием власти и авторитета, достижением общих целей.

В настоящее время все эти компоненты подвергаются проверке как в пределах семьи, так и в рамках социальных институтов. Особенно ярко это проявляется в нашей стране. Люди начинают понимать основу всех взаимоотношений и требуют того же от общественных организаций. Эта основа заключается в следующем: каждый лидер — это личность, каждый новичок — это тоже личность, мужчина и женщина — индивидуальности. Принятие решений, использование власти, определение целей — все это работа личности. Мы должны, наконец, осознать, что жизнь делают люди, и то, что происходит, то, какие отношения складываются между людьми, определяет все, что вообще происходит с окружающим миром. Все, что люди знают, во что они верят, как они преодолевают различия между собой — все закладывается в семье. На современном этапе в деятельности социальных институтов отражаются идеи и идеалы семейного воспитания. Сегодня мы начинаем понимать, что некоторые из этих идей становятся препятствием для развития, и пришло время менять фундамент, на который мы опираемся. Пусть вас не удивляет, что все начинается с самооценки, с того, как она проявляется, как влияет на общение, что доброжелательные отношения в группе — следствие высокой самооценки ее участников, которые общаются на равных, которые знают, как быть искренними, которые могут открыто доверять людям.

Я считаю, что семьи должны стать партнерами любых социальных институтов, общественных организаций, в которые входит тот или иной член семьи, и рассматриваться как часть семейной системы. Семья — составная частица общества. Семья — своеобразный союз небольшого количества людей, которые могут уместиться в одной комнате и как следует узнать друг друга.

Семья является таким объединением, где географические границы столь узки, что между ее членами происходит реальная коммуникация, и никакие границы не разделяют ее участников. Очень редко семья достигает более 15 человек. 15 человек — общепризнанная, хорошая, полноценная группа. Если в группе не более 15 человек, причем в одном помещении, создается хорошая атмосфера для работы: каждый все знает, все видит, все слышит.

Помните о семейных встречах, которые мы обсуждали в предыдущих главах?

Соберитесь всей семьей, чтобы обсудить, кто и в каких отношениях находится с внешними социальными институтами, что это за институты: школа, бизнес, церковь, пионерский лагерь и т. д.

Пусть это семейное обсуждение позволит каждому ощутить переживания другого: его проблемы, обиды, слабости, понять причины ошибок и достижений, найти подсказку, что можно изменить и как это сделать. Таким образом, вы создадите систему обратной связи, о которой мы так много говорили.

Итак, что я вам в действительности хочу сказать? Начните со своей семьи. Вы уже знаете все особенности и способы взаимодействия между людьми. Попытайтесь использовать все свои знания в семье. И когда это начнет функционировать, и функционировать правильно, тогда вы сумеете применять это в более широком контексте. Это даже послужит толчком для формирования совершенно нового общества. В конце концов, семейный союз синтезирует связь с собственным родителем: социумом.