В западне

Рядовое дежурство в Управлении полицейских расследований обернулось для трех стажеров захватывающей и опасной погоней за похитителями бриллиантов...

ПРОЛОГ

– Шевелись! Ты и так уже выбился из графика на пятнадцать секунд! Ну давай же!

Дай боже управиться в срок. За десять минут, да и тех нет, им предстоит проникнуть в хранилище и унести оттуда ноги.

Какая же здесь гнетущая жара. Нервы ходят ходуном, и от напряжения ломит в висках.

Пятеро мужчин, пробравшись в алмазное хранилище «Хэттон Гарден», взламывали дверь центральной камеры: там во мраке и тиши покоятся тысячи бесценных бриллиантов.

Пламя, со свистом вырывающееся из плазменного резака, повсюду отбрасывало их тени.

Глава первая

Мэдди смотрела в окно родительской квартиры. Странное чувство испытывала она, вернувшись домой из больницы, где она пролежала целых четыре месяца. Впрочем, это время показалось ей вечностью. Выписали ее только вчера, но уже сейчас девочка понимала, какое будущее ей уготовано. Бедро ныло, и при ходьбе она тяжело опиралась на палку. А впереди еще три месяца сеансов интенсивной физиотерапии.

Девочка безразлично смотрела на облетевшие деревья, выстроившиеся с северной стороны Регент парка. Сквозь сплетения голых веток виднелись крыши необычной формы и вольеры Лондонского зоопарка. Накрапывал ноябрьский дождик, и все вокруг казалось серым, свинцовым и безнадежным. Мэдди заправила за уши короткие пряди белокурых волос. Сегодня утром она обрезала их. Да и к чему ей теперь длинные волосы, ведь с балетом навсегда покончено.

– Мэдди? – прорвался сквозь мрачные думы девочки голос Лоры. – Почему бы тебе не пойти с нами на генеральную репетицию? Все будут рады вновь повидаться с тобой.

Повернувшись, Мэдди взглянула на своих подружек Лору и Сару. Устроившись на кушетке, они смотрели на нее с сочувствием и тревогой. Девочка еле удержалась от слез.

Она улыбнулась.