В поисках бафоса

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 13

 

Из двух автомобилей вышло сразу пятеро или шестеро сотрудников полиции. Из них двое были в штатском. Один был постарше – лет пятидесяти. Коренастый, седоголовый, с щеткой жестких, уже поседевших усов, резкими, грубыми чертами лица. Он вошел в дом, и его помощник сообщил, что сам господин старший инспектор Яшар Акпинар приехал сюда, чтобы разобраться в случившемся.

Для начала старший инспектор потребовал освободить гостиную, а затем стал приглашать по одному человеку для беседы. С ним был помощник, который владел русским языком. Первым он вызвал Керима Самедова.

Остальные собрались в кабинете. Здесь были Резо со своей супругой, Николай, уже успевший обсохнуть, Малика, нашедшая в себе силы спуститься вниз, и Дронго. Прислуге разрешили остаться на кухне. Беседа старшего инспектора с Керимом Самедовым явно затягивалась. Дронго беспокойно ходил из угла в угол. Если Керим Агаевич начнет высказывать свои подозрения сотрудникам полиции, это затянет расследование на несколько недель или месяцев, в течение которых они не смогут покинуть Турцию. У них просто отберут паспорта.

– Что вы так нервничаете? – не выдержал Николай. – Ходите из угла в угол. Вы могли бы первым встретиться с этим полицейским комиссаром и все ему объяснить.

– Он не комиссар, – пояснил Дронго, – это старший инспектор.

– Какая разница? – пожал плечами Николай. Он достал телефон и набрал номер своей сестры.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он. – Не знаю, когда мы будем. Ничего не знаю. Сейчас всех допрашивают. Если захочешь есть, закажи себе еду прямо в номер.

Он убрал телефон. Взглянул на собравшихся.

– Вы ей уже сообщили о смерти Максудова? – тихо спросил Дронго, чтобы их не услышала Малика.

– Конечно. И она была очень расстроена. Даже заплакала. Она к нему очень хорошо относилась.

Керим Агаевич наконец вернулся в кабинет. Он был явно доволен состоявшейся беседой.

– Идите, – почти ласково сказал он Дронго, – они вас ждут. Я им рассказал, что среди нас есть выдающийся эксперт по вопросам преступности и лучший сыщик Европы. Правда, господин старший инспектор никогда о вас не слышал. Но это и не удивительно. Он, по-моему, вообще не знает, кто такой Шерлок Холмс или комиссар Мегрэ. Для него это всего лишь иностранные фамилии.

– Я бы удивился, если бы он меня знал, – пробормотал Дронго, выходя из кабинета.

В гостиной Яшар Акпинар сидел за столом. Рядом находились переводчик и молодой человек, который записывал разговор на диктофон. Еще один сотрудник полиции дежурил у дверей.

– Здравствуйте, – поздоровался старший инспектор, не вставая с места и не протягивая руки, – садитесь, – он показал на стул, стоявший напротив него.

Дронго сел. Очевидно, старший инспектор принадлежал к тем сотрудникам полиции, которые были уверены, что во всем могут разобраться без посторонней помощи.

– Говорят, что вы главный свидетель, – недовольно начал Яшар Акпинар, – и вы все видели. Я забыл вас спросить. Вы понимаете по-турецки?

– Конечно, господин старший инспектор, – вежливо ответил Дронго, – можете спокойно продолжать. Если понадобится, я попрошу уважаемого переводчика помочь мне. Но надеюсь, что я пойму вас и без переводчика.

– Мне сказали, что вы все видели. К тому же вы эксперт по вопросам преступности. Значит, можете дать квалифицированное заключение о том, что произошло. Расскажите, что вы видели.

– Мы с господином Квитко сидели у бассейна. В этот момент из дома начал выходить господин Максудов. Он как раз беседовал со своей домработницей. И когда он вышел, раздался выстрел. Стреляли из-за угла из карабина, который я сразу узнал. Господин Квитко бросился к раненому, чтобы ему помочь, а я побежал за убийцей. Но никого не нашел, только дымящийся карабин лежал на земле. Я принес карабин к бассейну и снова решил обойти дом. Но убийцы нигде не было. Я думаю, что убийца мог сбежать. Но не через ворота, где установлена камера наблюдения, а через забор, в каком-нибудь другом месте.

– И все? – недоверчиво спросил Яшар Акпинар. – Больше вы нам ничего не хотите рассказать?

– Почти все. Убийцу мы так и не нашли.

– Я вас не понимаю, – нахмурился старший инспектор, – вы здесь уже столько времени. И здесь столько людей. Неужели вы не опросили их, не узнали, где каждый из них был в момент выстрела? Ведь выстрел должны были слышать все.

– Все и услышали. Как только раздался выстрел, все побежали к бассейну. Но умирающему уже нельзя было помочь.

– Да, мы осмотрели тело. Но где были остальные в момент убийства? Вы их не проверили?

«Болтун», – подумал Дронго, вспоминая Самедова. Конечно, он все рассказал.

– Проверил, – устало кивнул он, – но почти у каждого есть свое алиби. Господин Самедов был в момент убийства в кабинете, домработница Айтен была в гостиной, супруга погибшего Малика была на кухне. Гость хозяина – господин Резо Джанашвили был с другой стороны дома. А его супруга – Эка Джанашвили была у ворот. Каждый подробно рассказал, где был в момент убийства, когда услышал выстрел.

– И никто не увидел убийцу? – недоверчиво спросил старший инспектор.

– Очевидно, нет. Потом появился местный повар. Мы даже сначала приняли его за неизвестного убийцу. Но оказалось, что он родственник домработницы. Вы его, наверно, знаете.

– Конечно, знаю, – кивнул Яшар Акпинар, – здесь все друг друга знают. Я знаю его отца и его дядю. И его деда я тоже знал. У нас небольшой город, и все друг друга знают, – повторил он, как бы давая понять, что не стоит обвинять местных жителей, которые здесь могли оказаться.

– Тем лучше, – сказал Дронго, – значит, вы быстро найдете убийцу.

Старший инспектор нахмурился.

– Я приехал сюда, чтобы во всем разобраться. Оставил избирательные участки, – поднял он указательный палец, короткий и мясистый, – и мне нужно все выяснить как можно точнее. Здесь не мог появиться неизвестный убийца. Стена очень большая, и ее просто так невозможно перелезть. Мои сотрудники сейчас ее осматривают. А у ворот была камера, и все записи мы заберем и просмотрим. Скорее всего, там тоже не было посторонних. Куда мог деться убийца? Прыгнуть отсюда в море? Невозможно. Улететь в горы? Только если у него есть крылья. Я не верю в неизвестного убийцу. И скажу вам почему. Карабин, из которого стреляли, мы нашли рядом с бассейном. Он был весь в воде. Наверно, его сначала кто-то бросил в бассейн, а потом его оттуда достали. Конечно, никаких отпечатков пальцев на нем мы не найдем. Но этот карабин из коллекции самого хозяина виллы. Неизвестный убийца не мог залезть в дом и найти такое оружие. Его нужно было сначала украсть, а ключ был только у хозяина...

– Нет, – возразил Дронго, – ключ лежал в ящике письменного стола Максудова, и об этом знали все гости.

– Вы тоже? – мрачно осведомился инспектор.

– Нет. Я не знал. Я вообще прилетел на эту виллу первый раз в жизни. И собирался завтра утром улететь обратно в Стамбул.

– Никуда вы не улетите, – недовольно сообщил Яшар Акпинар, – я позвонил нашему прокурору. И сегодня я соберу ваши паспорта и передам их в суд. Чтобы мне разрешили оставить вас в Турции еще на неделю, пока будет идти расследование. Никто из вас не должен покидать Турцию. Я не верю в вашу версию неизвестного убийцы.

– Это ваше право, – согласился Дронго.

– И поэтому я прошу вас сдать свой паспорт, – закончил старший инспектор.

Дронго достал из кармана паспорт, протянул собеседнику. Но паспорт забрал молодой сотрудник полиции.

– Что-нибудь еще? – вежливо спросил Дронго.

– Сегодня убили хозяина виллы, – продолжал старший инспектор, – но, кроме него, здесь были и трое его компаньонов. Господа Квитко, Джанашвили и Самедов. Я понимаю, почему они сюда приехали. А почему вы оказались здесь вместе с ними? И как объяснить, что именно в этот момент произошло преступление? Может, вас пригласили как консультанта для этого убийства? Я вас не обвиняю, я просто спрашиваю.

– Господин старший инспектор, – почти весело сказал Дронго. – Если вы позвоните в Стамбул или в Анкару, вам объяснят, кто именно сидит перед вами и какая у меня репутация. Я помог задержать и найти сотни преступников по всему миру. Я всегда на стороне закона и правопорядка и никогда не играл на другой стороне. Жаль, что в вашей провинции обо мне никогда не слышали.

Переводчик и молодой офицер полиции даже вздрогнули от такой наглости. Яшар нахмурился. С одной стороны, он был туповатым и исполнительным полицейским, но, с другой, понимал, что на таких виллах живут очень обеспеченные и важные иностранцы. А их гость может действительно оказаться европейской знаменитостью. И тогда будущая пенсия старшего инспектора может оказаться под очень большим вопросом.

– Я о вас никогда не слышал, – признался он, – но почему я должен верить, что здесь никто не мог увидеть убийцу? Почему я должен верить в такие небылицы?

– Возможно, что убийца – это кто-то из гостей, – решил ему помочь Дронго, – но тогда нужны доказательства. А их нет. И гости – не совсем обычные люди. Господин Керим Самедов – известный бизнесмен из Баку. А господин Резо Джанашвили не просто бизнесмен, но и ваш прямой коллега. Он бывший заместитель министра внутренних дел своей страны. Надеюсь, вы понимаете, какой грандиозный скандал может случиться, если вы ошибочно обвините генерала полиции в убийстве. Или его жену.

– Это правда? – действительно испугался Яшар Акпинар.

– Можете проверить, – решил добить его Дронго, – а господин Квитко не только ведущий бизнесмен Украины, но и родственник... – он понизил голос, – самого президента Украины.

– Вы посмотрите, в какую историю мы попали, – озадаченно сказал старший инспектор, обращаясь к своим сотрудникам. Те испуганно закивали, – один родственник самого президента, другой генерал полиции, а третий – известный эксперт. Я думаю, что нужно послать запрос в Измир или в Стамбул. Пусть они сами во всем разбираются. Это не наше дело. Убили иностранца, и все подозреваемые тоже иностранцы. Пусть приедут специалисты из контрразведки или прокуратуры. Это не наше дело.

Он подумал немного и приказал своему сотруднику:

– Верните ему паспорт.

Дронго взял документ, внутренне усмехаясь. Провинциальный инспектор явно не имел никогда дело с таким контингентом.

– Только вы никуда не уезжайте, – попросил Яшар Акпинар, – завтра утром приедет офицер из Стамбула. Пусть он занимается вашим делом. Я обо всем доложу в Стамбул.

– Правильно, – кивнул Дронго, – нужно, чтобы сюда приехал офицер для особого расследования. Или кто-нибудь из центральной прокуратуры.

– Мы это решим, – пообещал старший инспектор, – но как этот карабин мог оказаться в руках убийцы? Как он к нему попал?

– Если бы я знал ответы на этот вопрос, я бы уже сейчас назвал вам имя убийцы, – ответил Дронго, – но, к сожалению, мне ничего не известно.

– Больше никого на вилле не было? – уточнил Яшар Акпинар. – Может, были еще какие-то гости?

– Никого, – подтвердил Дронго, – у вас же есть записи с камеры наблюдения. Можете просмотреть. На вилле не было посторонних.

– Понятно, – кивнул старший инспектор. – Ладно, вы можете идти. Только никуда не уезжайте. Сегодня закончатся выборы, а завтра приедет офицер из Стамбула. Или специальный следователь. Смотря кого они захотят прислать. Тело погибшего мы заберем с собой. По нашим законам его должны отвезти в Измир, чтобы сделать вскрытие и установить точную причину смерти...

– Только не нужно рассказывать эти подробности его жене, – попросил Дронго, – будет лучше, если вы просто объясните, что хотите проверить, от чего именно погиб господин Максудов.

– Хорошо, – сразу согласился Яшар Акпинар, – я вас понимаю. Так мы и сделаем. Да, и еще... Вам нужна охрана?

– Не думаю, – сказал Дронго, – хотя, наверно, лучше, чтобы кто-то из ваших сотрудников здесь остался. Мало ли что.

– Правильно, – согласился старший инспектор, – мы оставим здесь автомобиль с двумя нашими офицерами. Пусть останутся до утра, а утром я пришлю других. Раз здесь остаются такие влиятельные господа, то будет лучше, если мы обеспечим вас охраной.

– Господин Квитко живет не на вилле, а в Измире. А его сестра сейчас в «Хилтоне», – вспомнил Дронго. – Может, вы разрешите ему вернуться туда, а утром он снова приедет?

– Будет лучше, если мы сами его туда отвезем завтра вечером, – решил старший инспектор, – а пока пусть он останется на вилле. Мало ли что. А его сестру мы навестим. Я позвоню в Измир, чтобы к ней зашел наш сотрудник. И если понадобится, мы даже обеспечим ее охраной. Хотя в «Хилтоне» ей вряд ли может грозить опасность.

– Вы чуткий и понимающий человек, – поднялся Дронго, протягивая руку.

– Спасибо, – ответил на рукопожатие Яшар. Он с облегчением подумал, что все получилось достаточно хорошо. Пусть в Стамбуле решают, как поступать с этим убитым иностранцем и с остальными гостями. Это вне компетенции местной полиции.

– Завтра приедет следователь, – еще раз напомнил старший инспектор, направляясь к выходу.

Когда Дронго вошел в кабинет, оттуда уже вышли врач и медсестра. Они взяли у Резо кровь на анализ и посоветовали выпить таблетку аспирина. Голова у него по-прежнему кружилась. Сотрудники полиции погрузили тело убитого в машину «Скорой помощи» и уехали вместе с ними. Одна машина полиции, развернувшись, встала у ворот. Еще через час дом покинули Айтен и повар. Никто в этот день так и не притронулся к еде...