Упраздненный ритуал

Абдуллаев Чингиз

Глава 8

 

Керимов лежал на полу с перерезанным горлом. Самое страшное было то, что он лежал в туалете. Никто не мог понять, как он здесь оказался. Перед тем как потух свет, Керимов предложил спуститься вниз, на первый этаж, и вышел из класса. Все остальные держались вместе, стараясь никуда не отлучаться. Охрана на этажах уверяла, что не видела никого из посторонних и уж тем более человека с ножом. Однако многие видели, как Керимов спускался вниз. И неожиданно его нашли на третьем этаже с перерезанным горлом.

Ахмедов сидел перед убитым на корточках. Рядом стоял офицер полиции, что-то приговаривающий про себя.

— Какое несчастье, — услышал Дронго. Он протиснулся между полицейскими и любопытными к Ахмедову. Вейдеманиса не пустили, и он остался стоять в коридоре.

— Как это произошло? — спросил Дронго, остановившись рядом с Ахмедовым и глядя на убитого.

— Не знаю, — мрачно ответил тот, поднимаясь, — ничего не могу попять. Мы все сидели в классе. Он предложил забрать свои вещи из гардероба и первым вышел из класса. Что было потом, я не знаю. Рядом с туалетом, около батареи нашли пятна крови. Видимо, убийца ударил его именно там, рядом с туалетом. А потом затащил в туалет.

— В таком случае убийца должен был испачкаться кровью, — предположил Дронго. — Хотя вряд ли. Судя по всему, он тащил убитого за пиджак, который впитал кровь.

— Да, — согласился Ахмедов, взглянув на убитого, — его ударили в коридоре, а потом втащили сюда. Посмотрите, как набух пиджак от крови. Кровь впиталась в материю, поэтому в коридоре так мало крови. Похоже, вы правы. Черт возьми, теперь нужно будет докладывать обо всем руководству. И звонить прокурору города.

— Вы сами позвоните в прокуратуру? — спросил с некоторым напряжением в голосе майор полиции, стоявший рядом. Очевидно, это был участковый.

— Позвоню, — зло пообещал Ахмедов. — Курбанов, — обратился он к своему офицеру, — позвони в прокуратуру, вызови экспертов, позвони нашим.

— Что я им скажу? — спросил Курбанов.

— Скажешь правду, — крикнул Ахмедов, срываясь, — скажи, что мы все олухи. Что на наших глазах в присутствии двадцати полицейских зарезали начальника отдела городской прокуратуры. Скажи, чтобы прислали собаку, может, она возьмет след. И чтобы никого не выпускали из школы, — крикнул он Курбанову, — ни одного человека.

Он отвернулся, подошел к окну. Дронго подошел и встал рядом.

— Что вы от меня скрыли? — тихо спросил он. — Почему вы были уверены, что здесь действует один убийца?

— Нож, — объяснил Ахмедов, — в обоих убийствах был один и тот же нож. И Ларченко, и Рамазанову зарезали одним ножом. Видимо, тот нож убийца применил и в третий раз. Черт побери! Кто мог подумать, что он пойдет на такое! Нужно было проверять всех входивших в школу.

— Сейчас важно предотвратить панику, — посоветовал Дронго. — Соберите всех в конференц-зале, а сами пройдите по классам, поищите нож. Убийца не станет носить его с собой, слишком очевидная улика.

— Если бы только нож, — вздохнул Ахмедов.

— Что вы хотите сказать? — насторожился Дронго.

— У погибшего был с собой пистолет. И он пропал.

— Значит, сейчас по школе разгуливает убийца с пистолетом в руках?

— Получается так. Если он его, конечно, не выбросил. Но зачем убийце выбрасывать пистолет, который он похитил? Я думаю, что он спрячет где-нибудь оружие, чтобы потом им воспользоваться.

— Если убийца совершает свои убийства раз в году, значит, до следующего года оно ему не понадобится, — напомнил Дронго.

— Надеюсь, — пробормотал Ахмедов. Они вышли из туалета. В коридоре стояли человек тридцать или сорок. Это были выпускники, не успевшие пройти в зал.

— Что случилось? Кого убили? — раздались голоса.

— Ничего не случилось, — сказал Ахмедов, — человеку стало плохо. Он упал и ударился лицом о батарею. Сейчас приедут врачи. Все в порядке, пройдите все в зал.

Люди, продолжая обсуждать случившееся, стали расходиться.

— Никого туда не пускать, — приказал Ахмедов сотрудникам полиции, — сейчас приедут эксперты, они должны все обследовать.

Он прошел в соседнюю комнату и сел на парту. Дронго и Вейдеманис вошли следом.

— Что-то нужно делать, — мрачно сказал Ахмедов, — за убийство прокурора мне оторвут голову. И всем, кто здесь сегодня дежурил.

В комнату вошел Курбанов. У него было виноватое выражение лица. Он посмотрел на гостей, стоявших рядом с майором.

— Говори! — рявкнул Ахмедов.

— Прокурора города нигде не могут найти, — доложил Курбанов, — но бригада сейчас приедет. Наши тоже приедут. Наш генерал, узнав об убийстве Керимова, очень ругался, приказал, чтобы вы ему позвонили.

— Уже успел доложить?

— Ребята наши снизу позвонили, — отчитывался Курбанов. — Когда я пришел, они уже говорили с ним. Он приказал вам срочно позвонить.

Ахмедов достал из кармана мобильный телефон, набрал номер.

— Добрый вечер, — сказал он. Очевидно, его звонка ждали. Ахмедов ничего больше не сумел сказать. Из аппарата слышались крики распекавшего его генерала. Майор мрачнел, но не смел перебить начальника.

— И учти, — крикнул генерал напоследок, — если к утру убийца не будет сидеть в нашем изоляторе, ты лично подашь мне рапорт об отставке. Сам напишешь! Ты меня понял?!

— Понял, — пробормотал Ахмедов, и генерал бросил трубку.

Майор убрал аппарат в карман. Лицо его было серым.

— Обещал уволить, — невесело сказал он, — если к утру не привезу убийцу.

— Разрешите помочь вам в розыске, — предложил Дронго.

Ахмедов взглянул на него невидящими глазами.

— Думаете, у вас что-нибудь получится? — обреченно спросил он. — Ну что же, валяйте. Посмотрим, как гениальный Дронго найдет этого сукина сына. Если вы его найдете, я буду ваш должник до конца жизни.

— Не нужно, — поморщился Дронго, — достаточно, если вы не будете мне мешать.

— Почему вы думаете, что убийца был мужчиной? — спросил Вейдеманис. — А если это была женщина?

— В мужском туалете? — спросил Ахмедов. — У нас несколько другие отношения между полами, мистер Вейдеманис. Здесь не Прибалтика.

— При чем тут Прибалтика? — не обиделся Эдгар. — Она ведь могла назначить свидание у туалета, ударить ножом и потом втащить убитого в мужской туалет. Иначе зачем убийце прятать тело таким образом? Его все равно бы нашли через минуту-другую.

— Откуда вы знаете, что его убили в коридоре? — мрачно поинтересовался Ахмедов.

— Я видел пятна крови в коридоре, пока вас не было, — пояснил Вейдеманис.

— Кто из вас Дронго? — спросил Ахмедов. — Вы или ваш друг? Или вы работаете на пару? Впрочем, мне все равно, лишь бы найти этого убийцу.

— Где были в момент убийства остальные члены их группы? — уточнил Дронго. — Они были рядом с вами?

— Не знаю, — признался Ахмедов, я задержался на первом этаже, следил за порядком. Некоторые прошли дальше. Я видел, как прошла Ольга Рабиева, кажется, Альтман тоже прошел. Подождите, я вспомнил, что Аббасов прошел мимо меня в обратную сторону. Потом стало темно, ничего не было видно. Хорошо, что вскоре появился сторож со свечой. Он спускался по лестнице. А вот Аббасов прошел обратно, это я точно помню.

— Мы его встретили, — сообщил Дронго, — он поднимался в класс, где была его племянница. Кстати, нужно проверить, когда она закончила школу и была ли здесь сегодня вечером.

— Проверим, — кивнул Ахмедов, — все проверим. Я прикажу, чтобы всех собрали заново в их классе. И на этот раз никого не выпущу, пока не найду убийцу. Курбанов, соберите всех в классе.

Курбанов поспешил выйти из комнаты, понимая, в каком состоянии находится майор. В этот момент в класс заглянул участковый.

— Следственная бригада приехала, — доложил он, — из прокуратуры. И собаку с кинологом прислали из городской полиции.

— Сейчас иду, — поднялся Ахмедов. Когда он вышел из комнаты, Дронго обратился к Вейдеманису.

— Как видишь, я оказался прав. Они знали о том, что Ларченко и Рамазанову убил один человек, но не сообщили мне подробности. Оказывается, их эксперты установили, что в обоих случаях был применен один и тот же нож. Думаю, что сегодня убийца воспользовался этим ножом в очередной раз.

— Он действительно маньяк, — пробормотал Вейдеманис, — если решился на такое. Ведь он прекрасно видел, сколько полицейских охраняет здание школы, и тем не менее выбрал себе жертву и хладнокровно осуществил задуманное. Похоже, что здесь мы действительно имеем дело с маньяком.

— Возможно, — согласился Дронго, — хотя мне лично кажется, что это не маньяк. Скорее, человек с ущербной психикой. Ведь он совершает не просто убийства. Он ритуально убивает своих одноклассников именно в дни их встреч. Каждый год одного человека. Маньяк не стал бы так долго ждать. И среди его жертв должны были оказаться и другие. А этот выбирает своих одноклассников.

— Кто? — пробормотал Вейдеманис. — Их осталось всего семь человек. Раис Аббасов, который был рядом с нами и так таинственно исчез? Габышев, которого мы так и не увидели? Альтман или Магеррамов? А может быть, кто-то из женщин? С другой стороны, все три женщины были в приятельских отношениях с Керимовым. И Лейла Алиева, и Светлана, и Ольга. Получается замкнутый круг. Честно говоря, я бы в первую очередь подозревал этого прокурора. Не прошел сам через детектор, постоянно лгал, изворачивался. Был несдержан, не в меру честолюбив.

— А мотивы? — спросил Дронго. — Для убийства должны быть сильные мотивы.

— Пусть посмотрят, что хотят, — разрешил спускавшийся по лестнице Ахмедов.

— Ну как ваши эксперты? — спросил Дронго.

— Они считают, что его убили в коридоре, а потом втащили в туалет, — нехотя признал Ахмедов, — убийца, видимо, ударил ножом и, возможно, на него брызнула кровь. Нужно будет всех осмотреть.

— Они привезли собаку?

— Да, но ничего не получается. Собака кружит на месте и не может взять след. Там сильный запах аммиака и хлорки. Сыпали хлорку, чтобы дезинфицировать туалеты, готовились к встрече, черт бы их побрал, — зло выругался Ахмедов.

— Кто имеет доступ к подсобке? У кого есть ключи? — спросил Дронго.

— Я уже узнавал, — хмуро ответил Ахмедов, — только у монтера, а он сегодня выходной. Вернее, он ушел вчера и появится только в пятницу. Хорошо, что резервный ключ есть у директора. Когда свет выключился, он нашел ключ, дал его сторожу и приказал поменять перегоревшие пробки.

— Вы не спрашивали у него, как было раньше? Пробки перегорали? — вмешался Вейдеманис.

Ахмедов удивленно взглянул на него.

— Сразу видно, что вы давно не из нашего города, — процедил он, — у нас проблемы с электричеством были всю зиму. Говорили, что не хватает мазута. Поэтому все время отключали свет. Каждую ночь, с часа ночи и до утра. У нас из-за этого и телевидение не работало. Отключили все программы.

— В вашей республике не было мазута?! — не поверил Вейдеманис. — Из-за этого у вас не было света? — он повернулся к Дронго. — Иногда мне кажется, что я нахожусь в каком-то нереальном мире.

— Он говорит правду, — кивнул Дронго, — в это невозможно поверить, но это так. В самой богатой нефтью республике бывшего Советского Союза, если не считать, конечно, сибирские запасы России, отключают по ночам свет из-за отсутствия мазута. Воровство и хищение приняло здесь размеры национального бедствия. С этим никто не может бороться.

— Но это же абсурд, — сказал Вейдеманис, — полный абсурд.

— Это новые реальности, — горько пошутил Дронго, наблюдая как полицейский открывает дверь. В подсобке так неприятно пахло, что он невольно поперхнулся и закашлял. Затем посмотрел на счетчик, увидел лежавшие на столе пробки.

— Посмотри, — позвал он Вейдеманиса, — все пробки с намотанными проволочками. Поэтому и перегорают. Но убийца, очевидно, хорошо подготовился. Он не мог знать заранее, когда отключат свет, а здесь не было дежурного. Полицейский сказал мне, что дежурит здесь только последние десять минут. Никто не подумал, что нужно охранять рубильник. Никто не мог даже предположить, что все произойдет именно так. Значит, убийца наверняка проник сюда, отключил электричество и отсюда поднялся на третий этаж. Туалет как раз над нами. Чтобы подняться на третий этаж, нужно секунд десять-пятнадцать. Затем он ударил Керимова ножом, втащил убитого в туалет и спустился вниз. Ему не нужно было даже заходить обратно в подсобку. Сторож с директором, которые пришли менять пробку, просто ввинтили другую, решив, что опять произошло короткое замыкание.

— Позовите сюда директора, — приказал Ахмедов.

Но директор уже спешил к ним. Очевидно, он все знал, так как все его лицо было в красных пятнах.

— Какой ужас, — тихо сказал он, — может быть я отменю встречу? Нельзя веселиться, когда в здании произошло убийство.

— Вы хотите, чтобы через час весь город говорил об этом убийстве? — недовольно спросил Ахмедов. — Не нужно создавать паники. Пусть все идет своим чередом. Когда потух свет, где вы были?

— В конференц-зале, — ответил директор, — я сразу понял, что произошло. У нас иногда бывали подобные случаи. Школу я хорошо знаю и в темноте легко ориентируюсь. Поэтому я вышел из зала, прошел в наше здание через коридор, нашел сторожа, и мы вместе поменяли пробку.

— Где вы его нашли? — уточнил Дронго.

— В коридоре, на первом этаже. Мансур зажег свечу и предложил мне пойти вместе с ним. Сначала мы прошли в мой кабинет, а потом взяли запасной ключ и вернулись сюда. Потом мы поменяли пробку и включили электричество.

— Ничего подозрительного вы не заметили? — спросил Ахмедов.

— Нет, ничего. Я закрыл подсобку и забрал ключ себе, как и положено.

— Кто еще мог взять ваш ключ или получить к нему доступ? — спросил Ахмедов.

— Никто, — удивился директор, — один ключ у монтера, второй у меня. Больше ключей нет.

— Пойдемте наверх, — сердито сказал Ахмедов, — я попросил собрать всех подозреваемых в одной комнате. Надеюсь, у нас что-нибудь получится. С чего вы думаете начать?

— Для начала познакомиться с Габышевым и узнать, стоило ли устраивать ненужное представление, чтобы так выгораживать этого агента. Может, было бы лучше сразу начать расследование по полной программе и найти убийцу еще в прошлом году? Попросите ваших экспертов, чтобы они сняли отпечатки пальцев, если такие будут обнаружены. Может, убийца не такой умный, как мы думаем.