Уйти и не вернуться

Абдуллаев Чингиз

Вместо эпилога

 

 

Полковник российской разведки Владимир Кречетов стал консультантом по вопросам российских спецслужб в Лэнгли. Благодаря его сенсационным разоблачениям были раскрыты несколько агентов бывшей «Штази», продолжавших работать в западных спецслужбах. Он был отмечен в приказе директора ЦРУ как сотрудник, внесший наиболее ценный вклад за истекший год.

Бывший резидент в Пешаваре Стивен Мосс все-таки получил свое повышение и теперь являлся заместителем начальника отдела по южно-американским странам, вернувшись в родную стихию. Здесь он сильно растолстел, стал писать книги, часто ездил в столь привычные его взгляд Сантьяго и Буэнос-Айрос.

Другой резидент — Джеймс Беннет вышел в отставку и поселился на своей ферме в Аризоне. Некоторые говорили, что он хочет выставить свою кандидатуру в конгрессе от демократической партии, по пока все это было на уровне слухов. У Беннета была прекрасная ферма и большая дружная семья.

После возвращения Беннета из Пакистана у них родилась еще одна девочка.

Еще один бывший сотрудник станции в Читрале, Гарри Блант быстро пошел в гору, его аналитические способности высоко ценились начальством и через несколько лет он вернулся в Пакистан уже в качестве регионального резидента в Карачи. Говорят, что он был хорошим резидентом.

Убийцу Рона Баксея так и не нашли. Но зато сотрудник, занимавшийся расследованием этого преступления — мистер Уолш, вскоре перешел из ЦРУ в ФБР и стал одним из самых известных следователей этой грозной организации. Может быть, воспоминание о своей неудаче в Карачи заставляло его каждый раз мобилизовать свои силы и в результате преступники оказывали… за решеткой, а мистер Уолш получал новые награды и повышения по службе.

Семью Фусов похоронили в Огайо, откуда они были родом, в маленьком городке Бьюсайрус, где жили их родители. Альфреда Херика отправили в Калифорнию и там торжественно похоронили на большом семейном кладбище.

Мистер Корнер после операции с Кречетовым стал главным героем ЦРУ. Его доклады изучались, а мнения строго учитывались при разработке любого, сколь-нибудь сложного этапа проводимых операций. Корнер стал сначала начальником аналитического отдела, а затем даже заместителем директора ЦРУ. Говорят, что полковник Кречетов был и его консультантом, но возможно это сплетни завистливых коллег. Корнер являл собой образец американского разведчика — благородного, честного, умного и смелого. С него брали пример и им гордились.

Нурулла был вскоре убит в стычке с каким-то маленьким отрядом контрабандистов. Они вновь не поделили товар, и алчные бандиты просто решили убрать так мешавшего им главаря соседней банды. Отряд Нуруллы сразу распался, хотя в горах про них еще долго говорили, что они люди Нуруллы.

Майор Абдулло Ташмухаммедов вернулся домой целым и невредимым. Его ногу вылечили, сам он отлежался и сумел затем благополучно перейти границу, явившись к командиру пограничного отряда. Правда, сначала, не разобравшись, его едва не пристрелили, но безукоризненный русский язык сделал свое дело и его отвезли в Душанбе, откуда затем переправили в Москву. Говорят, после того как он сбрил бороду, его невозможно узнать — таким молодым и красивым он стал.

Подполковник Али Рахимов стал полковником и вместо Акбара Асанова возглавляет теперь полигон, на котором гоняет своих ребят куда хуже знаменитого «Барса». Некоторые считают, что он скоро получит генерала. Во всяком случае новый руководитель военной разведки отзывается о нем очень тепло.

Майор Семенов комиссован из службы внешней разведки по ранению и теперь военком одного из самых больших районов Москвы. Многие рассказывают, что он самый человечный военком, всегда понимающий призывников и их родителей. Про него ходят слухи, что раньше он был известным разведчиком, но он это опровергает, рассказывая, как всю жизнь прослужил в госпитале, а потом, когда надоела профессия врача, пошел в военкомы.

Капитан Борзунов куда-то исчез. Многие полагают, что Службе внешней разведки все-таки удалось переманить этого человека к себе. Теперь он выполняет некоторые деликатные поручения этой организации. Есть сообщения, что его видели в Бразилии и в Кении, в Египте и в Португалии. Но это только слухи. Ничего достоверного узнать, конечно, не удалось.

В самой Службе внешней разведки внезапно был задержан полковник П., оказавшийся иностранным шпионом. Его судили, говорят, расстреляли. Некоторые утверждают, что в последний момент Президент заменил ему расстрел на пожизненное заключение. А некоторые говорят, что все-таки расстреляли. Правды, как обычно, никто не знает, а разные слухи по-прежнему ходят по столице.

Хотя достоверно известно, что он был информатором ЦРУ и причинил много вреда своей стране.

Екатерина Падерина, ставшая инвалидом второй группы, возглавляет теперь какой-то общественный совет ветеранов. За ней многие пытаются ухаживать, несмотря на ее ногу. Она все еще сохраняет прежнюю красоту. Рассказывают, что раз в год к ней приезжает какой-то важный генерал и они запираются с ним вдвоем, и вместе пьют водку за погибших товарищей. Говорят, что этот генерал иногда плачет. А Катя его утешает, но может, это все сплетни. Никто точно ничего знать не может. Одно только известно всем — и тетя Катя и этот генерал были на афганской войне. Говорят, была такая много лет назад. Сейчас о ней уже не помнят. А может, и хорошо, что не помнят. Чего войну помнить, будь она трижды проклята.

А те кто помнит, наверно, немного чокнутые. Может у них просто нет других воспоминаний.