Твоя, только твоя

Поделиться с друзьями:

Мэри Элен Пребл, наследница огромного состояния, уже почти забыла застенчивого Клея Найта – свою первую, полудетскую любовь.

Но теперь, много лет спустя. Клей возвращается. Возвращается уже не мальчишкой, но – МУЖЧИНОЙ. Сильным и властным мужчиной, который не забыл НИЧЕГО и пришел потребовать то, что принадлежит ему по праву, – душу, тело, страсть и нежность женщины, некогда пообещавшей принадлежать ТОЛЬКО ЕМУ…

Часть первая

Глава 1

Мемфис, штат Теннесси 1862 год

Наконец-то зашло солнце. Закончился самый длинный день года. Наступила ночь, но все еще было душно и очень влажно. Пора было ложиться спать, но легкий ветерок даже не колыхал дамастовые занавески, обрамлявшие высокие, до потолка, окна. Снизу, с реки, так и не потянуло прохладой. Впереди были долгие, томительные ночные часы, не сулившие отдыха от невыносимого дневного жара.

Мэри Элен Пребл поняла, что больше этого не выдержит.

Нет, ни минуты дольше! Довольно ей мерить шагами душный сумрак гостиной! Женщина решительно покинула комнату, проскользнула по выложенному мрамором коридору в прихожую и вышла из дома.

Приподняв тяжелые горячие юбки, измученная хозяйка Лонгвуда быстро пересекла широкую галерею и сбежала по ступенькам парадного крыльца.

Глава 2

Мемфис, штат Теннесси Жаркий август 1840 года

Клей? Клей Найт!

Светлые, почти белые волосы, пышные развевающиеся юбки с передником. Девятилетняя Мэри Элен Пребл вихрем несется вниз по лестнице. Она выскакивает из парадной двери особняка и зовет любимого товарища своих игр – тихого темноволосого Клейтона Найта:

– Клей, где же ты?

Мэри Элен заметила Клейтона Найта из своей спальни, когда он поднимался по усыпанной галькой подъездной дороге. Мальчик нес под мышкой большую плоскую коробку. В это время девочке полагалось отдыхать после обеда. Но только малыши и старики любят спать в это время. Мэри Элен больше не спит днем.

Глава 3

Мэри Элен и Клей сразу стали друзьями.

Шли годы. Дети проводили много времени вместе, и никому до этого не было никакого дела. В конце концов, на то они и дети. Разумеется, им нужны товарищи для игр. Взрослые не обращали внимания на их тесную дружбу. Никого не беспокоила их детская привязанность друг к другу.

Так же, как и мать, Клей часто бывал в Лонгвуде. Теперь Анна Найт шила лишь для нескольких избранных леди. Одной из этих немногих была Жюли Пребл, поэтому Анне приходилось проводить немало времени в Лонгвуде за примерками и обсуждением фасонов.

Красавица Жюли была так рада войти в число избранных клиенток Анны, что относилась к талантливой портнихе скорее как к почетной гостье, чем как к наемной работнице.

Миссис Пребл велела слугам впускать Анну только через парадный вход. Затем ее обычно отводили в роскошную парадную гостиную. В другие богатые дома портниха проходила через заднюю дверь для слуг.

Глава 4

Около года их нежная невинная любовь оставалась такой же нежной и невинной. Они держались за руки и обменивались неловкими торопливыми поцелуями. Они не скрывали своих чувств друг к другу. А раз не скрывали, то и родителей Мэри это не беспокоило. Преблы, и особенно Джон Томас, считали, что если бы что-нибудь и в самом деле было между двумя подростками, то это было бы видно по их поведению. Но никто из детей не чувствовал себя виноватым. Они вели себя свободно и открыто, так же, как это повелось с детских лет.

Джон Томас считал вполне естественным, что Клей стал первым поклонником его дочери, настоящим или воображаемым. Дети выросли вместе. Клей присматривал за девочкой. Он был ее другом и защитником. Мэри Элен всегда доверяла Клею. Неудивительно, что теперь, когда она выросла и ей хочется, как и ее подружкам постарше, иметь поклонника, то для этой роли она выбрала Клея.

Временно.

– Она ведь перерастет эту склонность, правда же, милый?

– Конечно же, перерастет, дорогая, – отвечал Джон Томас Пребл.

Глава 5

Наступил знаменательный день – суббота. 27 июня.

Мэри Элен праздновала свое шестнадцатилетие.

Тисненные золотом приглашения были разосланы за месяц до торжества. Меню обсуждалось за неделю. В помощь местным кулинарам из Нью-Орлеана были вызваны два знаменитых шеф-повара. В. субботу после обеда из кондитерской Гамбила прибыл только что испеченный гигантский белый торт. И это было только одно из дюжины сладких блюд, которым предстояло украсить праздничный стол.

Большие бутылки шампанского охлаждались во льду в серебряных ведерках. Из погреба были принесены многочисленные бутылки с мадерой, портвейном, сотерном и шерри. Крепкие напитки для джентльменов, персиковый и черничный бренди для леди. И конечно, прекрасный фруктовый напиток для гостей помладше.

Ближе к вечеру были доставлены гирлянды из белых роз и душистого горошка, ими украсили комнаты нижнего этажа. На заднем дворе многочисленные китайские фонарики, подвешенные на серебряных нитях, освещали белые столы и стулья, расставленные вокруг выложенной паркетом танцевальной площадки, специально построенной для этого вечера.

Часть вторая

Глава 23

Клей Найт! – снова прошептала Мэри.

– Да.

Больше он ничего не сказал.

Двое долго стояли молча в лунном свете. Сжимая загорелой рукой, хрупкое запястье женщины, капитан Клейтон Найт, командующий оккупационными войсками федеральных сил, занявших Мемфис, крепко держал Мэри Пребл, прижав ее к своему длинному мокрому телу, и смотрел ей прямо в глаза.

Мэри посмотрела снизу вверх на большую темную фигуру и неожиданно поняла, что испытывает не только гнев – ее влечет к этому человеку. И от этих смешанных чувств в висках у нее застучало, на глаза навернулись непрошеные слезы.

Глава 24

Капитан Найт занял Лонгвуд.

Мэри с болью наблюдала за тем, как Клей и его подчиненные устраиваются в ее доме.

Она ничего не могла с этим поделать и только молча смотрела, как военные в синей форме расхаживали по мраморному вестибюлю. Они быстро растеклись по комнатам первого этажа. Осматривая свое новое жилье, они подзывали друг друга взглянуть на ту или иную вещь. Мэри стиснула зубы, когда янки, заполонив парадную гостиную с мебелью розового дерева, забирали себе предметы искусства, заглядывали в ящички шкафов. В бело-золотой музыкальной комнате они неумело потренькали на пианино, прошлись по струнам позолоченной арфы.

Смотреть на это было мучением, но Мэри заставила себя молчать.

Непрошеные гости расхаживали по дому, а его хозяйка стояла в вестибюле и смотрела, не говоря ни слова.

Глава 25

Каждый день Мэри со страхом ждала захода солнца.

Каждую ночь она без сна лежала в своей постели, сознавая, что они с капитаном одни на всем втором этаже старого дома. Хозяйка Лонгвуда даже надеялась, что однажды посреди ночи он постучит в дверь ее спальни и прикажет его впустить.

Этого так и не случилось.

Ночь за ночью проходили без происшествий. Вскоре Мэри посмеялась над собой – с чего это она взяла, что капитан станет вести себя подобным образом? Он ничем не дал ей понять, что хочет попасть к ней в спальню. Когда бы Мэри ни натыкалась на него, Клей всегда был холодно-вежлив, и не более того. Он никогда не пытался ее удержать, не пытался застать ее одну. Капитан Найт ничем не показывал, что замечает ее присутствие. Довольно часто случалось, что он бросал равнодушный взгляд в сторону хозяйки Лонгвуда и затем переводил его на что-то другое, словно ее здесь и не было.

К большому огорчению Мэри, загадочный капитан был неизменно добр и терпелив со старой поварихой и дворецким. Было видно, что они по-прежнему любят его, для них он по-прежнему оставался приятным молодым человеком, который прежде часто бывал в Лонгвуде.

Глава 26

Капитан наклонил свою темноволосую голову и крепко поцеловал Мэри. Его горячие губы грубо прижались к ее открытому рту. Он почувствовал, что женщина сжалась, и понял, что она его боится.

Но ему не было никакого дела до ее чувств.

Мэри изо всех сил пыталась высвободиться из его объятий, но Клей продолжал целовать ее, не отрываясь. Он отказывался ее отпустить. Капитан немного передвинулся, прижав ее спиной к стене и преграждая путь своим худым мускулистым телом.

И продолжал ее целовать.

Мэри стонала, протестуя. Она пыталась повернуть голову, чтобы оторвать от него свои губы. Но его сильные руки крепко держали ее волосы и не давали ей вывернуться.

Глава 27

Мэри чувствовала себя настолько удовлетворенной, что была уже не в силах отвечать, на какие бы то ни было ласки, не говоря уже о том, чтобы заниматься любовью.

– Но я не могу… – прошептала она.

– Нет, можешь! – возразил Клей проникновенным мелодичным голосом, внимательно глядя на женщину горящими глазами.

– Вы не поняли… – тихо не согласилась она. – Я не могу… Я не буду…

Капитан лежал на боку рядом с Мэри, опершись на локоть. Он улыбнулся, глядя на нее из-под полуприкрытых век.