Тропою снежного барса

Медведев Иван Анатольевич

8

 

К обеду я вернулся в «Чёрный Альпинист». Мухтар приготовил наше фирменное блюдо – чахохбили – курицу с луком плюс чаргамские приправы. Яркое солнце освещало пик Чаргам, в небе ни облачка. Ребристые гранитные скалы вершины величественно предстали в своём естественном серо-стальном цвете. Земля подсыхала, на территории отеля зацвёл миндаль. Горные цветы наполняли воздух волнами разнообразных ароматов. Райское местечко!

Мухтар накрыл стол на открытой веранде. Рома сходил на третий этаж пригласить Заринку к столу, и мы втроём отдали должное талантам нашего повара. Во время еды Рома намекал что-то насчёт винного погребка и красненького.

– Всё равно клиентов нет. Вчерашние уехали. Давайте устроим себе выходной.

Межсезонье – самое опасное время для туристического и гостиничного бизнеса. Простои разрушают не только дисциплину, но и весь отлаженный механизм заведённого порядка.

– Ты, Рома, получаешь зарплату независимо от того, простаивает отель или нет. Наша работа построена на смежности профессий и взаимозаменяемости. Сам знаешь, при высокой конкуренции без этого не обойтись. Займитесь с Каримом утеплением сауны. Клиенты жалуются, что температура не поднимается выше ста градусов.

После обеда Заринка заявила, что хочет прогуляться.

– Не могу же я всё время сидеть в комнате. На улице такая теплынь.

В её глазах мелькнуло лукавство, будто она придумала хорошую шутку. В детстве Заря была своенравной девчонкой, мало ли что могло ей придти в голову. Я на всякий случай составил ей компанию. Девушка взяла меня под руку, когда мы проходили по верхней аллее мимо двух горничных и садовника.

– Пусть все думают, что вы мой мужчина.

– Боюсь, в этой роли я староват для тебя.

– Какие глупости! Вы старше меня только на двенадцать лет и как раз в том возрасте, который наиболее интересен для современных девушек.

Заринка присела на скамейку в самом нижнем углу сада. Здесь протекал играющий солнечными лучами быстрый сай, и росли две цветущие белым и розовым цветом персины. Я вытащил из кармана пачку «Винстона» и закурил.

– Мне нравится, когда мужчины курят хорошие сигареты, – сказала она. – Я тоже в школе два раза пробовала.

– Нашла чем хвастаться.

– Да мне не понравилось.

Я подумал, что настал удобный момент поговорить с Заринкой на серьёзные темы.

– Послушай, Заря, как ты относишься к деньгам?

– Странный вопрос… Они никому не помешают.

– Я имею в виду много денег. Твой отец нашёл клад. Сегодня я кое-что узнал. Там может быть золота на сумму около миллиона долларов, не считая драгоценностей и бриллиантов, которые унесли почти сто лет назад из банка Туркреспублики.

Синие глаза девушки стали ещё больше.

– Так много?

– Но там может быть только и часть сокровищ. Как ты думаешь, стоит ли это проверить?

Заринка задумалась.

– Не знаю. Сейчас меня беспокоит судьба отца.

– Потерпи ещё немного, малыш. А теперь вернёмся. Надо разобрать карты Ирбиса. Поможешь мне?

За полчаса мы с Заринкой рассортировали карточно-топографический архив её отца. Я отложил в сторону топографическую карту с пометками на полях, сделанные рукой Ирбиса: «19-24 апреля 1999 г. Поход на Арашан». По крупномасштабной карте с указанием всех ущелий, родников и перевалов пунктиром вился маршрут Ирбиса и немца Гарри. У границ альпийских лугов и пятитысячников, среди россыпи небольших озёр, было помечено чёрным крестиком, а чуть ниже дан ориентир – белая скала «свечка», расстояние и азимут к трещине.

Я аккуратно сложил карту, сунул её в карман куртки.

– Отлично. Ты не представляешь, какой это козырь у нас в руках, – сказал я.

– Что вы задумали?

– Сделку. Всего-навсего.

– Это опасно?

– Если повезёт, то не очень. Но другого выхода нет.

– Вы… такой герой, Евгений Алимович. Вот не знала, что они ещё не вымерли.

Я погрозил ей пальцем.

– Не льсти мне, малыш.

Я решил позвонить Беку. Возможно, у него уже есть для меня новости. Я выпроводил Заринку из номера и остался один. Бек снял трубку с третьего гудка. Мы договорились встретиться через час в чайхане «Двенадцать ключей». Я приехал пораньше в это живописное местечко в низине урочища, чтобы позаботиться о достархане – чай, сладости, сушёные фрукты. Бек появился минута в минуту.

– Кушать будем?

– Извини, Бек. Я сыт.

– Майли. Тогда о деле. Твоего друга закрыли люди Боганча.

Где его держат – не знаю. Сам Боганч здесь, в Чаргаме. В здании «С» Туркомплекса на последнем этаже снял два номера – 946 и 947. С ним ещё трое.

Я помнил Боганча, авторитета Заканальского района. Год назад он вернулся после очередной ходки в места, которые охраняют автоматчики на вышках. Я слышал, что его команда делала попытки наезда на мелких торгашей, и кое-кто согласился платить.

– Мне надо встретиться с ним, – сказал я.

– Боганч – бандит, Женя. Он не признаёт никаких правил. И очень опасен.

– Я просчитал свою игру на ход вперёд в нескольких вариантах. Мне нужен только гарант моих слов. Я могу сослаться на тебя, если в этом возникнет необходимость?

– В разумных пределах. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

– Спасибо, Бек. Я всегда буду помнить об этом.