Тропою снежного барса

Медведев Иван Анатольевич

10

 

Тихий тёплый вечер опускался на Чаргам. Малиновый закат окрасил вершину пурпуром, по ущельям наползали сумерки. По пути в «Чёрный альпинист» я заехал к Беку и пересел на свой «фольксваген».

В отеле жизнь текла обычным руслом. Под навесом на стоянке появились две новые машины, ещё неделя-другая, горы подсохнут от весенних дождей, и от клиентов не будет отбоя. Мухтар готовил на ужин форель. Карим с Ромой умывались под краном на улице. Заринка выглянула в окно, помахала мне рукой.

– Пять человек сняли два полулюкса до утра, – доложил Карим. – Заказали сауну, но мы с Ромой уже разобрали заднюю стенку.

– Затопи им зимнию. Аванс получил с них?

– Всё в полном порядке, шеф.

На крыльцо выскочила Заринка. В короткой джинсовой юбке, с распущенными чёрными волосами и загадочной полуулыбкой на подкрашенных губах, она смотрелась настоящей красавицей. По правде сказать, я и не заметил, как она расцвела за последние два года.

– Жень, она определённо неровно к тебе дышит, – тихо сказал Рома, вытирая лицо полотенцем. – Классная девочка. Я бы на твоём месте не терялся, – добавил бабник со стажем.

– Заткнись. Она дочь моего друга.

В урочище накатывала волна первой ночной прохлады. Заринка ловко сбежала по ступенькам мне навстречу.

– Заря, простудишься. Вернись лучше в корпус.

– Мне скучно там. Я хотела узнать… Вы видели отца?

– Нет. Зато сегодня ночью ты его увидишь.

– Правда?

– Конечно, малыш. Разве я когда-нибудь тебя обманывал?

Заринка явно намеревалась броситься мне на шею от избытка радости, но зыркнув взглядом на моих помощников, решила отложить изъявление чувств до более благоприятной минуты.

– Ты голодна?

– Из кухни так вкусно пахнет. Кажется, Мухтар готовит нечто фантастическое.

После ужина я скоротал пару часов с Ромой за королевским покером. Заринка устроилась рядом, смотрела телевизор, время от времени поглядывая в нашу сторону. В полдвенадцатого я смешал карты.

– Мне пора.

Поднялся в номер и положил во внутренний карман костюма карту Ирбиса, предварительно ещё раз взглянув на маршрут снежного барса, азимут и ориентир. Горы я знал неплохо, память никогда не подводила, и я не стал ничего записывать.

– Женя, давай я поеду с тобой? – предложил Рома. – Вдвоём надёжнее.

– В этом нет необходимости. Через час я вернусь.

Заринка вышла проводить меня до машины.

– Евгений Алимович, я понимаю, сейчас не время, но ничего не могу с собой поделать… Скажите, когда всё кончится… мы… то есть я и вы… – Она замолчала и смущённо посмотрела в сторону переливавшихся огней Туркомплекса.

Я провёл пальцами по её щеке.

– Заря, я тороплюсь. Потом поговорим.

Девушка поднялась на носки и, закрыв глаза, поцеловала меня.

– Я люблю вас, – тихо сказала она. – Можете думать обо мне что хотите, но я не такая дура, чтобы сидеть и ждать, пока мой принц сам отыщет меня. Скажите только, я вам хоть немного нравлюсь?

Я молчал. Что я мог сказать? Заринка опустила плечи.

– Понятно… Вы до сих пор любите Камиллу, а со мной возитесь только потому, что папа ваш друг. Но это ничего не меняет. Я всё равно буду любить вас, хотите вы этого или нет.

Ночь была звёздная, полная луна – такая большая, какая бывает только в горах – заливала всё вокруг белым светом. Ровно в 24.00 я въехал на пустынную в это время автомобильную стоянку у Бельдерсая. На выступе скалы виднелись покатые строения канатной дороги. Я выключил двигатель. Тишина. Только ночные насекомые тихо звенели в траве.

Я закурил сигарету и неподвижно просидел пять минут, пока с ближайшего склона не спустилось несколько тёмных фигур. Я вышел из машины, поджидая их, встал у переднего бампера.

– Ты один? – спросили из темноты.

– Конечно. Как договаривались.

Вспыхнул фонарик.

– Не двигайся, – сказал тот же голос.

Фигура подошла ближе, осветила салон «фольксвагена».

– Всё в порядке. Он один.

Ко мне подошли трое мужчин. В одном я с трудом узнал Ирбиса. Разбитые губы, оплывшее лицо, глаз почти не видно.

– Давай карту.

– Пусть он сначала сядет в мою машину, – сказал я. – Где Боганч?

– Сегодня не вечер вопросов и ответов. Давай, катись!

Ирбиса толкнули. Хромая, он подошёл к машине. Я вынул из кармана карту.

– Боганч сказал, если что не так, он повесит тебя на твоих собственных кишках.

Я отдал карту, повернулся к ним спиной. По позвоночнику пробежал холодок – они могли ударить сзади. Несколько шагов показались вечностью. Я смотрел на Ирбиса, в случае чего он предупредил бы меня.

– Как ты, брат? – спросил я его.

Ирбис открыл и закрыл рот.

– Зубы. Эти подонки выбили все зубы, – прошамкал он.

Тени исчезли. За поворотом заурчал двигатель. Я открыл дверцу.

– Садись, поехали. Они за всё заплатят.