Тропою разведчиков

Поделиться с друзьями:

Дорогие ребята!

В этой книге рассказывается о том, как во время Великой Отечественной войны сражались с врагами в зеленых крымских горах смелые партизаны. В неравном бою погиб комиссар отряда Василий Кременецкий. Тяжелораненый ординарец комиссара спрятал его сумку с важными документами в потаенном месте, но умер, не успев сказать товарищам, где она спрятана.

Давно окончилась война. И вот в наши дни пятеро друзей-пионеров, ваших сверстников, случайно узнают историю сумки комиссара и решают найти ее. О том, как они искали сумку, с какими замечательными людьми встретились, идя тропою разведчиков, и рассказывается в повести. Эта книга не документальна, но славные подвиги героев повести живо передают мужественный облик защитников Крыма в годы Великой Отечественной войны.

Один из авторов этой книги, Георгий Леонидович Северский, командовал во время войны соединением крымских партизан.

Н.Данилевская, Г.Северский

Тропою разведчиков

Глава первая

Встреча на шхуне

Лето пришло сразу. Казалось, еще недавно водопады уносили с гор подтаявшие снега и белое облако цветения окутывало сады. А сейчас жарко. Не меньше тридцати градусов в тени. В темной густой зелени зреют черешни, терпкие вишни. Солнце припекает так, что береговой гравий обжигает босые пятки.

В такую пору море — спасение. Друзья-одноклассники Юра Антонов и Женя Андрющенко никак не могли с ним расстаться. Они ныряли, состязались в разных стилях плавания — кролем, брассом, просто саженками — и, вконец усталые, уселись на прибрежном песке. Кожа мальчиков уже успела покрыться таким загаром, что их черные трусики мало чем отличались от нее по цвету.

— А зд

о

рово ты плавать научился, — сказал Женя.

— Ну, до тебя-то мне еще далеко, — лениво отозвался Юра.

Разговаривать не хотелось. Мальчики стали бросать плоские камешки в воду. Следовало изловчиться так, чтобы брошенный камень тонул не сразу, а сначала несколько раз подпрыгнул на воде. Это называлось — «печь блины». Юра Антонов испек блинов больше, но Женя и не думал сдаваться. Он долго примерялся, как бы подальше бросить серенький плоский голыш, который держал в руке. Наконец размахнулся и швырнул камень. Тот подпрыгнул четыре раза.

Глава вторая

В лесной глуши

Лес становился все гуще. Юра и Женя с любопытством рассматривали незнакомую местность.

Огромные, в несколько обхватов, деревья. Под ногами ковер прошлогодних листьев, камни, поросшие мхом. И тишина, нарушаемая только журчанием невидимых ручейков. Будто где-то, под землей, идет скрытая от глаз неустанная работа.

— Ого-го! — громко крикнул Женя, И лесное эхо многократно повторило голос мальчика, — Откликнись, кто тут есть!

«Тут есть! Есть!» — слабо долетело до них. Женя рассмеялся.

— Что кричишь? Услышат еще, — упрекнул его Юра.

Глава третья

Сумка комиссара

Командир отряда шагал в лесной кошаре из угла в угол. В воздухе плавали сизые струйки табачного дыма. Командир не отдыхал уже несколько суток. Чай и крепкий табак помогали прогонять сон.

Шли десятые сутки пребывания отряда в лесу. Каждый день приходили всё новые и новые люди. Надо было подготовить отряд к зиме, к схваткам с врагом. А хватит ли продовольствия на базах?

Командир подошел к окну. Снаружи слышался нестройный гул голосов. Обсуждали первое боевое крещение — стычку с гитлеровцами на шоссе. Бой был удачен. Ошеломленные яростным натиском партизан, фашисты дрогнули, побежали.

Но были и потери. Молодой партизан Вареничев выскочил из-за прикрытия и тотчас упал, прошитый автоматной очередью.

Командир вспомнил бойцов, молча стоявших над телом товарища. «Тяжелую школу предстоит им пройти, пока научатся воевать», — уже не впервые подумал он.

Глава четвертая

Шифрованные письма

Хорош зеленый июнь на южном берегу Крыма! Размашистой кистью художника наводит он голубизну на безоблачную ширь неба, чуть-чуть сгущая тона, когда касается морской синевы.

Наливаются сливы и персики. Прозрачными каплями выступает сок на виноградных лозах. «Лето пришло — виноград плачет», — говорят крымчане. Это счастливые слезы. Это — предвестие урожая.

Наташа целыми днями бродила вокруг поселка, испытывая то радостное чувство узнавания, которое знакомо путешественнику, попавшему в неведомую страну.

Раньше Новиковы жили на Дальнем Востоке в небольшом пограничном городке. Там Наташа родилась, выросла, начала учиться. А месяц назад села с отцом, получившим новое назначение, на самолет и оказалась в Крыму.

Немного щемит сердце, когда вспоминаются подруги, учителя. Но долго грустить некогда, каждый день непохож на другой и так интересен…