Три войны

Сапегин Александр

ЭПИЛОГ

 

«…Интересное устройство — хран, детище сплава магии и технологии. Никогда не думала, что с его помощью буду вести дневник. Что поделать, если ничего другого не остается? Говорить не могу, писать тоже, скелет перестраивается, меняются голосовые связки, я давно бы щелкнула хвостом, теперь это для меня актуально, но Андрей (никак не привыкну звать его Керром) научил меня сэттажу.

Если вы спросите меня, не жалею ли я, что брат забрал меня в другой мир, я отвечу — ничуть! Правда-правда, может, все оттого, что я еще на Земле превратилась в белую ворону и отличалась от простых людей. Не знаю, не берусь предположить, но здесь я ощутила себя цельной, что ли… Наверно так, здесь я стала собой. Сейчас, вспоминая наши с Иркой первые дни на Иланте, я смеюсь, мы выглядели такими дурочками. Курицы, а не сестры кронпринца. Да, смешно тебе, дурехе, а тогда? Вот, полезла в самые дебри. Ну полезла, и что?

Когда Андрей превратился в дракона, я чуть в штаны не наложила, хотя ожидала чего-то такого и считала себя готовой ко всем неожиданностям, но реальность шокировала не хуже, чем стрекательные волоски черного земляного червя — влепило так, что я ощутила себя рыбой на льду. С Ирой вообще случилась тихая истерика, но ничего, я объяснила ей, что убиваться не надо, а стоит расслабиться и получать удовольствие от полета. Смотри, какие картинки внизу потрясные! Сестрица, надо отдать ей должное, сумела взять себя в руки. Хи-хи, правда, когда мы прилетели в горную долину, и на Андрея с утробным ревом кинулся черный дракон, Ирина хлопнулась в обморок. Честно говоря, я была недалека от сестры. Зрелище несущегося на тебя пыхающего пламенем монстра совсем не для слабонервных. За всеми переживаниями мы как-то выпустили из виду двух девиц, бегущих за драконом. Черт оказался не так страшен, как его малюют…

Когда сестра пришла в себя, брат, а он превратился в человека и успел натянуть на себя холщовые штаны и рубаху с красным поясом (первый парень на деревне), представил нам свою жену. Девицы, глядя на нас, попадали со смеху, не знаю, как у меня, а у Ирины глаза размером соперничали с советским олимпийским рублем, мне кажется, что рубль проигрывал в состязании. Следом настала очередь девиц, тут проще, хотя, как сказать. Девчонки оказались совсем не простыми, но у Андрея всегда так, хитровымудрено. Одна из девочек была эльфийкой, а вторая орчанкой — Лилиэль и Тыйгу, супругу братца звали Ания, красивое имя, что я и сказала на языке, которому меня учил Росугар. Дракона и эльфийка удивились, но Андрей быстро прервал охи и ахи и погнал девочек в пещеру, что-то сказав им на неизвестном нам языке. Через пару минут Лилиэль принесла стеклянный пузырек с бурой настойкой. Настойка оказалась кровью дракона и предназначалась для меня, брат сунул емкость мне в руки и приказал выпить. Пришлось подчиниться, пока я облизывала с губ „лекарство“, Андрей разобрал аппарат Илизарова, но вставать с инвалидного кресла запретил, сказав, что еще часа два мне не рекомендуется нагружать ногу. Кровь дракона, конечно, творит чудеса, но лучше поберечься. Магия… Пока мы знакомились да распинались друг перед другом, стемнело. Разговор и знакомство решено было продолжить в пещере, а завтра нас планировалось переселить в гостевой дом. До пещеры дойти мы не успели, в небе появился серебристый прямоугольник, из которого, как горох из дырявого мешка, посыпались драконы.

— Матушка пожаловала, — сказал нам Андрей. — Ведите себя хорошо, мне и так сейчас будет бо-бо.

— Кто? — переспросила Ирина.

— Императрица, моя вторая мать, — пояснил Андрей, разглядывая драконий клин. — И отец, у меня две пары родителей, привыкайте. О-о-о, и советники, Тарг, про бо-бо я ошибся, будет очень бо-бо.

Первыми на скальную площадку опустились два дракона, похожих мастью на брата и его жену, я сначала подумала, что черная дракона и есть императрица, но ошиблась — императрицей оказался дракон с золотой чешуей (стало понятно, в кого пошел Андрей). Не успев приземлиться, дракона превратилась в эльфийку. Перед нами предстала высокая статная женщина с волевым несгибаемым взором синих миндалевидных глаз и серебристо-снежными волосами, заплетенными в тугую косу, приталенное платье насыщенного голубого цвета гармонично сочеталось с цветом глаз и топазами в остроконечных ушках. Андрей поклонился, Ирина сделала изящный реверанс, я тоже попыталась сделать поклон, насколько это возможно в инвалидном кресле, чем вызвала легкую улыбку венценосной особы.

Церемония знакомства и представления сестер „блудного попугая“ пошла по второму кругу. Начиналось все благопристойно, а потом нас, я имею в виду себя, Иру, Лили и Тыйгу, отправили в пещеру, а снаружи начался форменный ор. Брат оказался прав насчет „бо-бо“ и „очень бо-бо“, через какое-то время крики прекратились, как оказалось, кто-то додумался установить звуковой полог.

Ания появилась в пещере под утро, Андрея мы увидели только через два дня, меня и сестру к тому времени поселили в гостевом домике. Брат ввалился в дом в сопровождении какого-то мужчины, представив его, он быстренько распрощался и исчез еще на неделю. Посетитель оказался магом-разумником, его пригласили специально для ускоренного обучения двух юных Леди (да-да, маг говорил это слово с большой буквы) алату и эдде. Маг за четыре дня провел шесть сеансов, получил три пробирки с кровью дракона и довольный убрался восвояси. Языку он нас научил, но как после ментальных уроков болела голова! Мне было проще, эдду я неплохо изучила на Земле. Зато Ира попала по полной программе. Злая, как мегера (у сестры, кроме головы, сильно болел живот, что говорило о скорых месячных и само по себе не прибавляло настроения, так как магазина с „олвейс“ и „тампакс“ в ближайшей округе не наблюдалось), она ходила по дому и сыпала искрами. От греха и пожара подальше я выгнала ее из дому, а сама побежала за помощью к орчанкам. Веселенькое было время… Так все узнали, что Ирка владеет магией…

Появившись через семь дней, брат привел с собой когорту учителей, портных с отрезами различной ткани, и гувернантку с наказом за две недели сделать из нас Леди. Я прокляла все, Ирина миллион раз пожалела, что подписалась на авантюру с переездом, сам виновник наших бед появлялся наскоками раз в три-четыре дня. Заскочит на пятнадцать минут, чмокнет в щечку, переговорит с наставниками, даст всем втык, наставит на путь истинный — и только мы его и видели. На учителей он действовал не хуже привидения с моторчиком, не знаю, чего уж он им обещал, но пахали они по двадцать пять часов в сутки, и мы вместе с ними, и еще час прихватывали сверху. На пятнадцатый день в гостевой домик вошел… мачо. Если бы не синие с вертикальными зрачками глаза, мы бы ни за что не узнали в беловолосом эльфе нашего брата. После экзамена, устроенного старшей младшей сволочью, нас признали ограниченно годными для выхода в высший свет (я тогда его чуть не убила, в глазах Ирины тоже читался тысяча и один способ умерщвления остроухой гадины). Этот… этот… (у меня просто не находилось слов и эпитетов, чтобы назвать Андрея каким-нибудь ласковым словом) гад велел нам собираться, времени он дает… Я уже говорила, что он гад? Повторю еще раз. Конечно, он действовал любя и в наших с сестрой интересах, но поняли мы эту истину немножко позже.

На улице нас ожидал сюрприз в виде портала, открытого в Ортен. В компании Ании, Лили, Тыйгу и десятка суровых телохранительниц-миур мы перенеслись в город, который стараниями Андрея и драконов превратился в центр средоточия международной и межмировой политики Иланты. День был посвящен шопингу и посещению косметических салонов. Впервые в жизни я узнала, НАСКОЛЬКО предупредительными могут быть продавцы и хозяева заведений. На выходе из косметического салона, который наша компания посетила последним, стояло громадное зеркало, в котором отражались четыре принцессы, в двух из них я с трудом узнала Ирину и себя. Вечером был званый ужин в узком кругу, состоящем из друзей Андрея и их жен, девочкам Ирран накрыли в отдельном зале. Приглашающей стороной выступили граф и графиня Сото. Наш „спонсор“ и благодетель отсидел положенное нормами приличия время и сбежал в сад, где сменил ипостась, перекусил половиной бычка и привалился к черному боку супруги, накрыв ее крылом.

На второй день была школа магии и арка с дымной пеленой. Школу активно перестраивали. Сотни рабочих возводили новые учебные корпуса и общежития для студиозусов. Как нам пояснил любезно выделенный ректором Валеттом сопровождающий, в этом году ожидается небывалый наплыв иностранных студиозусов из Первого и Нового Лесов, будет много ариев и эльфов-pay. Достоверно известно, что император Пата снял запрет на обучение в других государствах, чему очень способствовали драконы… Империя драконов распространила протекторат до Южной оконечности, на востоке драконы остановились у границ Степи. Погуляв по прекрасному парку, мы пошли к цели нашего посещения. Андрей задался целью определить наши магические дары. Результаты его нисколько не обескуражили, чего нельзя было сказать об операторах арки, ректоре Валетте и губернаторе провинции Этране, завернувшем на огонек. Две полных стихийницы, старшая имеет предрасположенность к темной магии, а младшая к магии разума и жизни, что удивительно — я нейтральна, то есть не выказывало предпочтения ни темной, ни светлой магии. Ректор рассыпался в любезностях и высказал пожелание увидеть нас в аудиториях школы, к его великому сожалению, полные стихийники редкое явление. Последний раз такое событие произошло в прошлом году, но тот молодой человек оказался драконом. Тут „молодой человек“ сменил ушастую физиономию на старый добрый керимовский фейс и улыбнулся во все тридцать два зуба, представившись родным братом двух прекрасных леди. Лысый ректор икнул и пробормотал, что теперь ему все понятно, он по-прежнему желает получить двух перспективных учениц, но просит не устраивать побоищ и не уничтожать школьный полигон. Магматическое озеро не могли остудить две недели. Весело тут, однако. Вечером мы ужинали у другого друга разрушителя школьных полигонов. А на третий день перед резиденцией губернатора открылся пространственный портал…

На официальных торжествах, посвященных установке дипломатических и торговых отношений с государством из другого мира, присутствовали: императрица драконов Ягирра с наследником. Муж императрицы, как и жена сыночка, по известным причинам на прием не попали. Король Тантры Гил II Тишайший с наследником, король Риммы Лерье Справедливый с королевой Тализой. Увидев королеву, Андрей чуть от злобы на ядовитую слюну не изошел. Над-князь pay Мидуэль с внуком и князьями pay, король гномов Габруг Умелый с супругой, Великий князь, он же глава Совета вождей Ария Ярош Могучий с сыном, перечислять мелочь вроде герцогов, графов и маркизов не стоит. Да, чуть не забыла упомянуть воспитанниц императрицы, сестер „наследничка“. Мы впервые попали в рассадник монарших персон и возблагодарили брата за две недели мучений. Прав был Суворов — тяжело в учении, легко в бою. С российской стороны прием украсили: министр иностранных дел РФ, генерал-лейтенант Санин (как сказал нам папа позже, генералу навесили очередную звездочку, порвали седалище на британский флаг, но помиловали), несколько дипломатов и консультантов (все без супруг, о-хо-хо, надо было видеть, как они пялились на эльфиек) и мама с папой. Вот это был сюрприз так сюрприз! Папа факт участия себя и мамы в делегации назвал жестом доброй воли со стороны людей, принимающих все важные решения в России. Важные люди очень хотели расположить к себе драконов. Андрей тихо добавил, что, конечно хотели, тут такие дела закручиваются! На предварительной встрече он осторожно слил информацию, что драконы могут продлевать людям жизнь и лечить от многих болезней, не говоря уже об омоложении и косметологии, вообще эльфийские и миуровские дугарии рулят, хотя сам он „сопливые“ деревья несколько недолюбливает. По завершении приема императрица увела родителей в отдельный кабинет, как мы полагаем — знакомиться. Потом мы двойным семейным составом направились в парк, где состоялся второй этап знакомства, и мама чуть Андрея не прибила, а папа и Яга кричали улепетывающему наследнику престола, что добавят при удобном случае, мог бы и намекнуть матери, кто у него супруга! Ирина ничего не кричала, она бросала частые взгляды на окна второго этажа резиденции и задумчиво теребила поясок на платье. С чего бы, а? Никак у нее на горизонте нарисовался очередной ухажер. Как ни хорошо нам было с родителями, но все хорошее когда-нибудь кончается — мама с папой портанулись, а я на следующий день слегла. Сильная головная боль не давала и шагу сделать, ничего не помогало, меня в прямом смысле слова корежило. Брат пригласил в долину мага жизни, и тот вынес вердикт, что сестра нанимателя может умереть, так как он наблюдает изменения нервных тканей. Если половина нервных тканей светятся как у мага-человека, то вторая мерцает как у драконов, разные типы ауры и клеток вошли в конфликт. Андрей, выслушав мага, присел возле кровати, вид у него был потерянный и решительный одновременно. Он долго о чем-то размышлял, потом сказал, что его присутствие рядом со мной и сильное магическое поле подстегнули процесс морфологических изменений в моем организме. Он надеялся, что у него будет хотя бы год, чтобы обучить меня азам магии и владению стихиями, но не судьба, года нет — если не принять радикальных мер, то я умру и не отпраздную тринадцатый день рождения. Готова ли я распрощаться с привычной жизнью навсегда и стать драконом?

Дурак, он бы еще что спросил. Не только готова, полгода уже как мечтаю! Утром брат связался с Ягиррой и поставил вопрос ребром. Его сестре нужен ритуал! Императрица долго отнекивалась, но он поведал ей то, что сказал Росугар, за что получил ТАКУЮ отповедь, что портовые грузчики нервно курят в сторонке. Мои вторые родители примчались в долину первым порталом, неразумный птенец еще раз получил на орехи и пошел отращивать купированный хвост. Батя не выбирал выражений, Яга насилу успокоила черную гору, но обещала вернуться к вопросу умственных способностей нерадивого отпрыска. Вечером провели ритуал. Боль была адская, но я выдержала. Андрей слушать не захотел, чтобы меня забрали в Ортен или строящуюся столицу государства драконов. Брат уперся рогом и выгнал всех из долины, сказав, что они с Анией и девчонками сами справятся. Переупрямить его было невозможно. Яга и Карегар впервые столкнулись с разозленным Истинным, и вынуждены были уступить. Я поселилась в пещере рядом с камином, за занавесью, и узнала брата по-настоящему.

Мне ничего не оставалось делать, как наблюдать. День за днем я уверялась в мысли, что брат не только Анию, меня и сестру считает своей семьей. В круг родных у него входят Олаф, орчанки, Лили, Тыйгу, миуры. Что до Ирины — то она поступила в школу магии. И навещающая нас Ягирра на хвосте принесла интересную весть: ее воспитанницу и сестру наследника престола часто видят в компании сына короля Тантры, в высшем свете поползли упорные слухи о грядущей помолвке… Дай Ире высшие силы, чтобы принц хоть в малом был похож на нашего брата.

Какой силой воли и упорством надо обладать, чтобы часами просиживать возле меня, снимая боль и уча сэттажу, занимаясь письмом и эддой. Он заставлял меня учить руны, а по ночам толок в ступках мел и камни, варил бульоны и менял мои одеяла. Он успевал заниматься с Лили, Тыйгу и мальчишками из деревни. Эльфийка и орчанка разыгрывали в шахматы, кто из них будет спать под его правым крылом, потому что левым он укрывал меня, проигравшая спала с Анией. Через день у пещеры собирались люди, и он рассказывал им сказки. Не только дети — взрослые дяди и тети слушали открыв рот. Чуть ли не каждый день у нас отирались орчанки и миуры. Через полтора месяца Ания разрешилась от бремени. На свет появился маленький дракончик с черной, в насечках, чешуей и прозрачными вставками на крылышках. В честь деда его назвали Илитарром, забот у Андрея прибавилось, но я видела одно — он СЧАСТЛИВ!»