Три цвета крови

Абдуллаев Чингиз

Глава 5

 

Груодис огляделся. В маленьком уютном Майнце все, казалось, дышало размеренностью и порядком. Словно вылизанный, город жил по своим строгим европейским нормам, когда утренний кофе и привычные газеты ждали его обывателей уже в седьмом часу утра, а стекла и витрины магазинчиков словно устраивали состязание на большую зеркальность своих рядов. В этой сытой и упорядоченной жизни все давно уже забыли об ужасах войны или тяготах неустроенности. Здесь был свой привычный бюргерский рай. Построенный к тому же руками человека.

— Когда вы собираетесь начинать? — спросил его собеседник. Они условились встретиться именно здесь, чтобы окончательно обговорить все детали.

— Мы уже начали, — кивнул Груодис, — не забывайте, что мы обязаны провести соответствующую подготовительную работу.

— И поэтому решили связаться с бандитами, — поморщился посланец Траппатони, некий Карл Штейнбах, который привез для встречи с Груодисом номера банковских счетов, куда были переведены деньги для группы. Он объявил, что готов присоединиться к группе для координации ее действий.

— Откуда вы знаете? — удивился Груодис. — И потом, это не ваше дело. Мы ведем подготовку так, как считаем нужным.

— Не совсем, — возразил Штейнбах, высокий долговязый мужчина, с лицом землистого цвета, что свидетельствовало о болезни почек. Это впечатление усиливалось и от несколько выпученных глаз и впалых щек говорившего. — Все дело в том, что эти люди привлекли к себе внимание Федеральной контрразведки русских.

— Откуда вы знаете? — снова тревожно спросил Груодис, бросая подозрительный взгляд на сидевшего . перед ним человека. — Вы получаете собственную информацию из Москвы?

Штейнбах улыбнулся, показывая крупные редкие зубы. Он улыбался странно, как лошадь, чуть поднимая верхнюю губу.

— А вы думаете, что мы ориентируемся только на ваши источники? Мы привыкли дублировать все наши действия.

Груодис промолчал. Он отпил из стоявшей перед ним кружки пива и, успокаиваясь, спросил:

— Что из этого следует?

— Они заинтересовались людьми, через которых вы пытались выйти на бывших сотрудников КГБ и МВД. кстати, группы, с которыми вы решили установить связь, находятся под конкретным наблюдением ФСБ. Более того, двое из тех, кому было сделано предложение, отклонили его. В результате один был убит, а второго убрать не смогли. И он все рассказал представителям ФСБ. Вы понимаете, как заинтересованно теперь они занимаются всей операцией?

— Да, — угрюмо сказал Груодис. «Чертов Купча», — подумал он с досадой.

Это Мирослав настоял на использовании своих старых связей и задействовал бывшего осведомителя КГБ Матюхина. Но вслух Груодис ничего не сказал.

— В результате принято решение привлечь к этому расследованию бывшего аналитика и эксперта, который раньше имел очень неплохие результаты в расследовании подобных дел. Он «вольный стрелок», это усложняет охоту за ним.

Хотя, по нашим данным на территории Европы ему будут помогать сотрудникам российской разведки.

— «Вольный стрелок»? — не понял Груодис. — Кто это такой? Может, я слышал о нем?

— Надеюсь, да. Это Дронго. — Штейнбах следил за реакцией Груодиса. Тот, несмотря на всю свою подготовку, невольно дернул рукой.

— Он еще жив? — изумился Груодис. — Я думал он давно погиб.

— Жив. И на этот раз будет работать против нашей группы. По-моему, вы должны гордиться. Противостоять вам будет один из лучших профессионалов в мире.

Настоящий миф вашего бывшего КГБ.

— Дронго, — прошептал Груодис, — он действительно был самым лучшим среди всех остальных. Но я, считал, что его нет в живых.

— Очевидно, они попытаются выйти на вас через связного, Которого вам пришлют из Москвы ваши необычные партнеры. Кстати, почему вы решили обратиться именно к ним? Неужели вы, с вашим опытом и знаниями, не понимали, что это люди, за которыми всегда наиболее пристально следят спецслужбы?

— Мне нужны свои люди там, на месте, — ответил Груодис, — а у них очень неплохие связи. И вполне подготовленные работники.

— Не знаю. По-моему, это ненужный риск. Впрочем, вам виднее. Я забыл сказать, что двенадцатого июня буду вместе с вами в том городе, где должна закончиться наша операция. Мне выдали визу и дают аккредитацию в группе наблюдателей от Европейского сообщества. Надеюсь, вы не возражаете против моего присутствия?

— Как вам будет удобно, — пожал плечами Груодис, — мы вылетим в начале июня. Но один из наших людей вылетит завтра, чтобы все подготовить на месте.

— Разумно, — кивнул Штейнбах, — с документами у вас, надеюсь, нет никаких проблем? Бывших граждан СССР туда пускают безо всякой визы. Но если у вас литовский паспорт…

— У меня российский паспорт, — перебил Груодис, — не нужно так сильно вдаваться в детали, герр Штейнбах. Это наше дело, каким образом проводить операцию. Ваша сторона должна только исправно вносить деньги.

— Согласен, — снова улыбнулся верхней губой Штейнбах.

— В любом случае спасибо за предупреждение. Теперь я буду знать, что вы связаны и с российскими спецслужбами. Ситуация становится просто фантасмагоричной, — с издевкой произнес Груодис, глядя в глаза своего собеседника.

Тот, казалось, не смутился.

— Я думаю, вы и раньше подозревали, что у нас есть такие связи, которые позволили, во-первых, выйти на вашу группу, а во-вторых, сделать все, чтобы максимально облегчить вам работу. По-моему, никаких поводов для беспокойства у вас быть не должно.

— Исключая один момент, — вставил Груодис.

— Какой?

— Мы можем в любой момент ожидать, что вы так же легко снова войдете в контакт с российскими спецслужбами, чтобы сдать всю нашу группу.

Молчание длилось ровно пять секунд. Затем Карл Штейнбах потянулся за своим пивом. И обнаружил, что его кружка пуста.

— Нет, — ровным голосом возразил он, — вы недооцениваете опасность, герр Груодис. Она может грянуть совсем с другой стороны.

— Что вы хотите этим сказать?

— Из вашей группы идет утечка информации, — на этот раз Штейнбах не улыбался. Он был более чем серьезен.

— Вы думаете, у нас есть предатель?

— Скорее, негласный информатор, который даже не подозревает, что его используют. Во всяком случае, польской разведке стало известно о направлении деятельности вашей группы.

Груодис задумался. Он понял, почему такой убийственный козырь Штейнбах приберег на , конец разговора. И, поняв, поднял руку, подзывая официанта.

— Еще пива, — попросил он и, обращаясь к своему собеседнику, добавил:

— Спасибо за вашу информацию, герр Штейнбах. Кажется, ваша помощь буде для нашей группы очень кстати.