Три цвета крови

Абдуллаев Чингиз

Глава 31

 

Дронго вошел в зал и медленно прошел к столу, за которым сидел Груодис.

Тот пил шампанское. Увидев подходившего Дронго, он даже не изменился в лице.

Наоборот, допил свой бокал и с улыбкой встретил нежданного гостя. Однако по лицу Груодиса Дронго почувствовал, что не так уж и нежданного. Место напротив Груодиса пустовало, и Дронго сел.

— Добрый вечер, — поздоровался он.

— Здравствуйте. — Груодис с любопытством смотрел на пришедшего.

— Вы Йозас Груодис?

— А вы Дронго?

— Мне кажется, что вы меня ждали?

— Да, — кивнул Груодис, — я был убежден, что рано или поздно вы меня вычислите. Как видите, я не ошибся. Должен признать, что ваш трюк с телеоператорами был гениальным. Но я обратил внимание, как тщательно они снимают каждого: усердие операторов вас несколько подвело.

— Но вы не стали никуда уходить, — возразил Дронго, — значит, наоборот, они вам помогли.

— В какой-то мере, — согласился Груодис, улыбаясь и снимая очки. — А я думал, что в очках меня трудней узнать.

— Я просто хорошо выучил ваше лицо. Остальные тоже в зале?

— Кого вы имеете в виду?

— Ваших людей.

— У вас хорошо поставлена информация. Но если вы имеете в виду Корсунова и Купчу, их здесь нет.

— А кто есть?

— Это я скажу чуть позже. Я просто хочу с вами поговорить.

— Для этого вы прилетели сюда из Германии и заложили бомбы в эти красивые вазы?

— А вы шутник, — покачал головой Груодис, — и насчет ваз я тоже оценил.

Просто здорово работаете. И, хотя это излишне, тем не менее я хочу вас предупредить, что их нельзя трогать. Думаю, вы понимаете, что любая из них может разнести половину этого зала в куски. Вы не хотите стать таким маленьким пикантным кусочком? Взрывная волна может ударить и в нашу сторону.

— Что вы хотите? Я понял, что ваши амбиции вполне соответствуют вашим запросам.

— Денег, естественно. Кажется; Остап Бендер признавался Корейко, что хочет любви. А я от вас не хочу любви.

— Вы читали «Золотого теленка», — улыбнулся Дронго, — должен признаться, что это была моя настольная книга. Вы помните, как сопротивлялся Корейко?

— Надеюсь, вы не сделаете то же самое. Душить меня при дипломатах было бы слишком некрасиво.

— Все-таки вы хотите любви, Груодис. Но Бендер для этого работал, собрал целое досье. А что сделали вы?

— Ну, я работал не меньше. Мне нужно всего-навсего десять миллионов долларов. Которые есть в Национальном банке. Они вчера как раз получили двенадцать. Обратите внимание, что я не прошу все двенадцать, это было бы нечестно. Мне нужны всего лишь десять миллионов.

— Откуда вы знаете о банке? Вы действительно проделали немалую подготовительную работу.

— Спасибо. Вы единственный человек, способный оценить мое умение.

— Поэтому ваши люди захватили самолет, — понял Дронго. — Вы готовите себе достойный отход.

— Браво! — заулыбался Груодис. — Как вы все точно просчитали. Остается только заплатить мне деньги.

— И вы отдадите мне пульт?

— Конечно, отдам. За убийство мне заплатят два миллиона долларов, которые я должен разделить на несколько человек. А за спасение жизней двух президентов дадут десять миллионов. Иногда альтруистом быть выгоднее.

— Как скоро вы хотите получить деньги?

— В течение двух часов. Некрасиво держать президентов после окончания банкета. По-моему, там начался концерт. Вы не хотите повернуться и посмотреть на ту очаровательную девушку?

Дронго повернулся. Пела молодая артистка. Он одобрительно кивнул.

— Красивая. Я даже знаю, что ее зовут Бриллиант.

— Это интересно, — оживился Груодис. — Почему она получила такую кличку?

Любит драгоценности?

— Нет. Это ее настоящее имя.

— Восточная экзотика меня всегда восхищала, — сказал Груодис. — Может, мне в качестве выкупа потребовать еще и этот Бриллиант?

— Его вам не дадут. Это восточное государство, Груодис, не паясничайте.

Довольствуйтесь своими деньгами, если, конечно, вы их получите.

Груодис удивленно поднял глаза.

— А вы хотите мне помешать? Вернее, так: вы сумеете мне помешать?

— Буду стараться. У этого несчастного народа не так много денег, чтобы еще и отдавать их вам. Здесь слишком много голодных людей, Груодис.

— Вы демагог, Дронго, — всплеснул руками Груодис, — посмотрите вокруг, где здесь голодные люди? Это же типичное общество зажравшихся нуворишей. На местных депутатах и министрах костюмы и галстуки несколько лучше, чем у их французских или американских коллег. И вы говорите о бедности?

— Это еще не весь народ, Груодис.

— Вот пусть богатые и поделятся с бедными. А за жизнь двух президентов они должны заплатить. Мне кажется, это справедливо.

Дронго посмотрел в глаза говорившему.

— У тебя ничего не получится, — сказал он, — сегодня последний день в твоей жизни, Груодис.

— Ты теряешь время, — также глядя ему в глаза, ответил Груодис, — пять минут прошло. Через час и пятьдесят пять минут деньги должны быть в аэропорту.

Иначе здесь действительно будут собирать кусочки галстуков этих людей.

Дронго поднялся и вышел из зала. Спустился в холл, где его ждали несколько человек.

— Он требует десять миллионов долларов, — сказал Дронго, — и обещает, что не будет взрывать зал.

— Идите к телефону, — позвал его кто-то из присутствующих, — там министр внутренних дел говорит со спикером парламента.

Он вошел в кабинет, где взволнованный министр говорил со вторым человеком в государстве.

— Мы все понимаем, все делаем, чтобы спасти жизнь президента. В аэропорту самолет уже окружен. Там, спецназ, лайнер мы возьмем штурмом.

— Нельзя, — вмешался Дронго, — террористы хотят улететь на этом самолете и забрать с собой десять миллионов долларов.

— Они хотят десять миллионов долларов, — передал министр внутренних дел, — чтобы улететь на самолете и не устраивать здесь взрыва.

— Кто это вам там подсказывает? — недовольно спросил спикер.

— Здесь международный эксперт, о котором я вам говорил.

— На каком языке он разговаривает?

Министр посмотрел на Дронго. Пожал плечами.

— И на русском, и на турецком.

— Дайте ему трубку, — приказал спикер. Дронго взял трубку.

— Добрый вечер, — поздоровался он со спикером парламента.

— Здравствуйте. — Спикер помолчал немного и спросил:

— Как там у вас дела?

— Пока сложно, — честно признался Дронго, — террористы сидят в зале и видят все, что там происходит. Нужно принимать их условия и готовить десять миллионов долларов.

— Откуда они знают о деньгах?

— Спросите лучше об этом у вашего министра финансов.

Спикер промолчал, потом спросил:

— Вы можете что-нибудь сделать?

— Я пытаюсь, но повторяю, все достаточно сложно. Кажется, они предусмотрели все варианты. В любом случае нужно готовить деньги.

— В любом случае нужно спасти президента, — нервно сказал спикер. — Вы понимаете, что случится, если произойдет взрыв?

— Понимаю.

— Я сейчас к вам приеду. — Спикер положил трубку.

Дронго оглядел собравшихся.

— Он сейчас приедет. Найдите министра финансов и руководителя вашего Национального банка.

— Вы предлагаете принять их условия? — спросил стоявший в углу министр национальной безопасности.

— Пока да. Не забывайте, метрдотель говорил о трех пистолетах. Значит, по меньшей мере три человека, сидящие в зале, так или иначе связаны с террористами.

— Может, подать какой-нибудь сигнал, чтобы вывести из строя их пульты управления, — предположил министр безопасности. — У нас есть соответствующая техника.

— Я думаю, все три бомбы поставлены на разные волны. Если вы попытаетесь подавить сигналы одной, то произойдут взрывы в двух других, — возразил Дронго.

— Я сейчас говорил с Груодисом. Он настоящий профессионал и знает, чего хочет.

Поэтому пока нужно готовить деньги.

— Но это невозможно, — выдавил министр национальной безопасности, — мы обязаны доложить президенту. А он никогда не согласится на это.

— Тогда не нужно ему говорить.

— Вы с ума сошли, — испугался министр национальной безопасности, — что значит «не говорить»? Это невозможно.

"Он обязан подстраховаться, — подумал Дронго. — Подстраховаться.

Страховка. Кажется, я что-то думал об этом. Груодис и его люди сидят в зале. Но у них должен быть другой человек, который активизирует взрывчатку. Их не может быть только трое. Должен быть еще кто-то вне здания. Вне…"

— Вокруг здания есть охрана? — спросил он министра безопасности.

— Конечно. Все на своих местах.

— Кто еще есть вокруг здания?

. — Больше никого. Только наши люди.

— Водители, — вмешался вдруг Эльдар Касумов, — у дворца стоят водители автомобилей, которые ждут своих руководителей.

— Точно, — кивнул министр внутренних дел, — там стоят только водители государственных автомобилей.

— Один из террористов находится там, среди водителей. Это страховка на тот случай, если мы захватим террористов в зале.

— Сейчас мы проверим документы водителей, — нахмурился министр.

— Нет, — убежденно сказал Дронго, — я должен пойти один. Я сумею его узнать.

— Можно, я пойду с вами? — попросил Эльдар Касумов.

— Можно, — кивнул Дронго, — только забудьте об оружии. Мы должны взять его живым.