Три цвета крови

Абдуллаев Чингиз

Глава 29

 

Метрдотель бежал, не сознавая, что делает. Уйти не было никакой возможности. У входа двое сотрудников милиции преградили ему путь, и он, расталкивая их, попытался выскочить на улицу. Но с улицы спешили люди, и через несколько мгновений он был взят в кольцо. Застывший от ужаса, директор «Гюлистана» смотрел, как метрдотеля уводят в его кабинет, у дверей которого сразу встали несколько человек. Кязима посадили на стул. Касумов сел напротив.

Вместе с ним в кабинет вошли Дронго, Савельев и Леонидов.

— Как вы догадались? — спросил восхищенный Касумов у Дронго. — Вы знали заранее, что они будут иметь своего человека?

— Я это просто предположил, — признался Дронго, — и боюсь, что слишком поздно.

Все смотрели на Кязима. Тот дрожал всем телом.

— Что вы задумали? — спросил Касумов. — Только говори правду.

У Кязима по-прежнему стучали зубы, он не мог вымолвить ни слова. Касумов понял, что он ничего не скажет, налил минеральной воды из стоявшей на столике бутылки и передал стакан несчастному метрдотелю:

— Выпей и успокойся.

— Да-д-а-д-да, — закивал Кязим, опорожняя стакан.

— Теперь говори, — потребовал Касумов, — но учти, если будешь тянуть время и что-нибудь случится, я лично пристрелю тебя прямо в этом кабинете.

— Там… мы… там… — задержанный не мог вымолвить ни слова. Сидевший рядом Дронго вдруг развернулся и дал ему сильную пощечину… Кязим разрыдался.

— Спокойнее, — посоветовал Дронго, — не нужно так сильно переживать. Ты нам лучше расскажи, что там будет, наверху. Ты ведь проносил оружие и взрывчатку. Правильно?

— Да.

— Где находится оружие?

— В маленьком банкетном зале. В нише. Там есть такое место у левой колонны. Я положил его туда неделю назад.

— Что положил? — уточнил Дронго.

— Пистолеты. Только пистолеты. Три пистолета.

— Хорошо. А взрывчатка? Куда ты ее положил?

— На столе. Она лежит на столе перед президентами.

Все замерли.

— Он врет, — убежденно сказал Касумов, — мы проверяли. Там нет никакой взрывчатки. У нас хорошие приборы.

— Есть, — сказал Кязим, — она в керамических вазах. В трех вазах, которые стоят на столе.

— Я сам проверял вазы с цветами, — возразил Касумов, — там немного бронзы, но взрывчатки не было. Мы проверяли металлоискателями. Там ничего нет.

Вдруг он увидел лицо Дронго. Тот сидел, закусив губу. Он обязан был догадаться. Конечно, в службе охраны президентов много толковых офицеров, но откуда им знать о пластиковой взрывчатке чешского производства.

— Там пластиковая взрывчатка? — спросил он Кязима.

— Да, — выдавил тот, понурив голову, — она взрывается на расстоянии.

— У кого находится пульт? — спросил Дронго. И в этот момент в кабинет вошли сразу несколько человек. Узнавшие об аресте метрдотеля, сюда поспешили министр внутренних дел, министр национальной безопасности и начальник службы охраны президента.

— В чем дело, Касумов? — недовольно спросил министр национальной безопасности. — Что за самодеятельность? Вам наверху нужно быть, на своем посту, а не бегать по дворцу за метрдотелями. И тем более устраивать импровизированные допросы в присутствии посторонних.

— Это не посторонние, — попытался объяснить Касумов.

— Не спорьте, — строго прервал министр. — Не нужно беспокоить наших российских коллег. Вы можете идти, товарищи, — добавил он по-русски, обращаясь к Савельеву, Леонидову и Дронго, — спасибо вам за помощь, мы сами разберемся с нашими проблемами.

Савельев и Леонидов, переглянувшись, вышли из кабинета, Дронго остался сидеть.

— Вы не поняли? — спросил министр. — Мы сами будем работать с этим террористом.

— Это Дронго, — объяснил вошедшим Касумов.

Министр внимательно посмотрел на сидевшего перед ним человека.

— Вы действительно Дронго?

— А как вы считаете? — Он спросил это на родном для министра языке, и тот окончательно смутился.

— Посторонним здесь нельзя находиться, — уже тише сказал он, — это наша работа.

Начальник службы охраны президента посмотрел на незнакомца.

— Как вам удалось вычислить этого типа? — спросил он, показывая на метрдотеля.

— Случайно, — ответил Дронго, поднимаясь и направляясь к выходу. Уже выходя, он обернулся и сказал:

— На столе перед президентами заложена пластиковая взрывчатка в трех вазах. Вам нельзя их оттуда убирать. Они управляются на расстоянии, и преступник, увидевший вашу попытку, взорвет вазы.

И эвакуировать президентов тоже нельзя. Последствия будут те же самые. Поэтому будьте осторожны. — И вышел из кабинета.

— Это правда? — спросил министр внутренних дел, растерянно опускаясь на стул.

— Правда, — подтвердил Касумов.

— Негодяй! — вскочил министр, подбегая к метрдотелю. Он схватил его за горло. — Говори, мерзавец, у кого находится пульт?

— Не знаю, — чуть не плакал Кязим, — я ничего не знаю. Мне приказали только установить эти вазы на столике и положить пистолеты в условное место.

— Проверь пистолеты, — приказал начальник службы охраны своему заместителю. Тот кивнул, быстро выходя из кабинета.

Дверь кабинета открылась, и вошли еще два заместителя министра. Один из МВД, другой из МНБ. В комнате стало тесно.

— С кем ты был связан? — спросил министр. — Кто давал тебе взрывчатку и оружие?

— Энвер. Энвер Халил, — быстро ответил Кязим, уже понявший, что все проиграно и его может спасти только абсолютное признание, — он турок, работал раньше в коммерческом магазине.

— Ты знаешь его адрес?

— Он снимал квартиру на улице Гоголя, недалеко от ОВИРа.

Министр взглянул на своего заместителя, и тот быстро вышел из кабинета.

Счет шел на минуты.

— Когда ты положил взрывчатку?

— Еще вчера.

— Она сейчас на столе? — тревожно перебил всех начальник службы охраны президента.

— Да, — подтвердил Кязим.

— Черт возьми! — вскочил начальник охраны. — Нужно эвакуировать все здание.

— Не забывай, что сказал этот Дронго, — напомнил министр национальной безопасности, — он может оказаться прав.

— Каждую секунду они могут взорвать все здание, — разозлился начальник охраны, — а я должен сидеть и слушать здесь этого кретина! Идемте, эвакуируем всех, пока не поздно. Или найдем террориста, у которого есть этот пульт.

Метрдотель наверняка знает, кто из присутствующих держит пульт в руках.

— Нет! — закричал Кязим. — Не знаю! Мне приказали поставить вазы на стол, и все. Я больше ничего не знаю.

Вернулся Касумов.

— Там пусто, — сказал он мрачно, — оружия нет.

— Я проверял еще утром, — испугался Кязим, — пистолеты были на месте.

— Значит, их забрали, — резонно заметил Касумов, — наверное, террористы уже в зале. И их не меньше трех человек.

— Этого не может быть, возразил его непосредственный начальник. — Как они могли войти в здание? Я лично проверял выдачу пропусков. Никого из посторонних здесь нет.

— А если это кто-то из своих? — спросил Касумов. — Чтобы нажать кнопку, не обязательно иметь большую подготовку.

— Нужно проверить всех, — предложил министр МВД.

— В зале пятьсот человек, — напомнил начальник охраны, — там сидят гости, послы, дипломаты, журналисты, наши министры и депутаты. Как мне их проверить?

Каким образом? Подходить к каждому и спрашивать — нет ли у вас пульта управления взрывного устройства? Или начать личные обыски? — повторил он. Все молчали.

— Нужно убрать вазы, — сказал министр МНБ. — Может, подготовить трех людей, чтобы они синхронно выбросили вазы в окно?

— Не успеют, — возразил начальник охраны, — от стола до окна нужно сделать несколько шагов. Да и стекла на окнах большие, прочные. Их так просто не разбить. Террористы сто раз взорвут вазы, пока мы их будем убирать.

— Что делать? — спросил министр внутренних дел. — Сидеть и ждать, пока они взорвут все здание? Нас все будут проклинать. Мы знали о взрыве и ничего не сделали.

— Позовите Дронго, — предложил вдруг Касумов. Все повернулись к нему.

— При чем тут этот эксперт? — спросил министр национальной безопасности.

— Он знает, что нужно делать и как это делать, — не смутился Касумов, — иначе будет поздно.

В кабинет вошел заместитель министра национальной безопасности. Его шеф вопросительно посмотрел на своего помощника.

— Он погиб два часа назад в Бузовнах, — доложил заместитель министра, — сейчас его труп в морге. При нем нашли документы на имя Энвера Халила.

— Как это погиб? — не понял министр. — Его убили?

— Из ГАИ сообщили, что была обычная авария.

— Я сейчас все выясню, — пересел за стол директора министр внутренних дел.

— Еще раз назовите фамилию этого турка.

— Энвер Халил. Там работали сотрудники ГАИ Азизбековского района. А на место происшествия выезжали еще и сотрудники следственного отдела УВД.

— Сейчас проверю. — Министр внутренних дел вызвал оперативного дежурного, приказал выяснить все подробности смерти турецкого гражданина Энвера Халила. И положил трубку, выжидательно глядя на остальных.

— Может, отозвать в сторону сначала нашего президента, — предложил заместитель министра внутренних дел, — а потом Шеварднадзе? Террористы ничего не поймут.

— Еще как поймут, — махнул рукой начальник службы охраны. — А если они взорвут вазы, когда наш президент встанет? Нет, рисковать нельзя.

— Сколько у нас времени? — вдруг спросил его министр МНБ. Он был профессиональный контрразведчик и лучше других разбирался в подобных вопросах.

Все посмотрели друг на друга. Потом на метрдотеля.

— Когда должен быть взрыв? В котором часу? — спросил его министр МНБ.

— Не знаю, — честно признался Кязим, — не знаю. Мне этого никто не говорил.

— Тогда нужно найти какой-нибудь выход, — нервно заметил министр национальной безопасности. И в этот момент зазвонил телефон. Министр внутренних дел быстро поднял трубку.

— Да, слушаю. Кого вы хотите? Сейчас передам. — Он протянул трубку телефона своему коллеге из МНБ. Тот взял трубку.

— Да, это я, что случилось? Что? Когда это произошло? А ты где был? Я тебя спрашиваю? Как вы могли допустить?

Он положил трубку и посмотрел на собравшихся, пытаясь что-то сказать.

Снова зазвонил телефон, он быстро поднял трубку. На этот раз вызывали министра внутренних дел. Тот принял трубку и тоже сразу закричал:

— Вы куда смотрели? Вас там столько людей! Как это могло случиться?

Все переглядывались, не понимая, что происходит.

— В аэропорту захвачен самолет авиакомпании «Люфтганза», — пояснил министр МНБ упавшим голосом. — Видимо, этого сигнала террористы и ждали.

Все молчали, понимая, что случилось страшное.

— Позовите Дронго, — снова сказал Касумов, — он знает, как нужно действовать против этих террористов.