Три цвета крови

Абдуллаев Чингиз

Глава 24

 

Под громкие аплодисменты президенты поставили свои подписи под договором.

Начальник службы личной охраны президента Азербайджана наконец вздохнул с облегчением и посмотрел на грузинского коллегу. Посол Чантурия тихо сказал своему заместителю Гумбаридзе:

— Теперь все будет в порядке.

Английский посол переглянулся с французским. На подписании отсутствовал американский посол, но вместо него появились сразу три представителя США, среди которых был и местный резидент ЦРУ в Баку. Министр иностранных дел Азербайджана подозвал одного из помощников:

— Объяви, завтра мы проведем пресс-конференцию в здании нашего министерства. Завтра в два часа дня.

Он знал, что сегодняшняя пресс-конференция будет короткой, президентам разрешат задать только несколько вопросов. Программа была еще не закончена.

Вечерний прием, на котором выступят руководители обеих делегаций государств, должен продемонстрировать всему миру, и особенно зарубежным послам, степень дружбы государств, что гарантирует экономическую стабильность и, как следствие, многомиллиардные вливания международных финансовых организаций.

Сидевший во втором ряду Савельев уловил недоумевающий взгляд российского посла. Блохин наклонился к нему:

— И чего это вы такую горячку пороли? Приехали сюда с криком, с шумом.

Все прошло нормально, они подписали этот договор. Если вы не хотели его подписывать, не нужно было действовать так примитивно.

— При чем тут мы? — Полковник понимал, что переубедить разгневанных дипломатов ему не удастся. Россия не очень одобряла альтернативный путь перекачки нефти из Баку в Европу. Но все по-прежнему упиралось в деньги.

Российский нефтепровод, хотя и проходил через Чечню, был уже построен и функционирует. Грузинскую ветку нужно было еще строить и оборудовать. А это обойдется в миллиарды долларов, которые кто-то должен вложить в экономику двух государств, рискуя потерять деньги при малейшем изменении политической ситуации на Кавказе.

— Я выполнял инструкции своего руководства, — вынужден был ответить Савельев.

— А я выполняю инструкции своего министерства, — окончательно разозлился посол, — и там не сказано, что я должен помогать осуществлению ваших авантюрных прожектов.

Сидевший неподалеку от них турецкий посол, наоборот, весь светился, словно сегодня в выигрыше оказалась именно его страна. Впрочем, по большому счету, так оно и было, ибо путь через Грузию автоматически приводил к завершению нефтяного каравана в Турции и был явно в пользу последней, получавшей возможность полного контроля над всей проходившей в Европу бакинской нефтью.

В этот момент во дворце «Гюлистан» сотрудники службы охраны готовились к приему гостей. Дронго и Леонидов выехали пораньше, чтобы попасть к началу банкета. Савельев также решил поехать на банкет раньше, чтобы прочувствовать ситуацию.

— Слава богу, — сказал министр национальной безопасности министру МВД, — у нас все в порядке. Ничего страшного не случилось.

— Как наш Самедов? — нервно спросил министр внутренних дел. — Заговорил?

Признался?

— Молчит, сукин сын. Говорит, что его устроили в обмен на обещание давать информацию. Наверняка врет, но сейчас с ним работают наши сотрудники. Ничего, все расскажет, как миленький.

Министр внутренних дел нахмурился. Потом осторожно спросил:

— А если они нас просто обманывают?

— Кто? — не понял его коллега из МНБ.

— Российское посольство. Может, никакого покушения и не будет. Просто они говорили нарочно, чтобы сорвать его подписание.

Министр МВД не хотел признаваться, что один из его сотрудников, к тому же совсем недавно восстановленный в органах МВД, мог оказаться пособником террористов. В это никак не хотелось верить.

— А кто нашел Самедова? — тихо спросил министр национальной безопасности.

— Кто его устроил к вам? Кто давал ему деньги? Мы все проверили. Это мафия, которая раздала столько денег в вашем министерстве.

— Я их всех выгоню, — пообещал министр МВД.

— Какая разница? — махнул рукой министр МНБ. — Другие начнут брать. Дело не в людях, дело в нашей системе. Раньше почему в КГБ взяток никто не брал? Не потому, что здесь честнее люди были, чем в МВД. Просто все знали, что офицера КГБ проверяют всю жизнь. Проверяют все время. Каждое дело сотрудника КГБ могли проверить несколько раз. Поэтому наши и не брали денег.

— Раньше вообще лучше было, — вздохнул министр, насторожившись.

На пресс-конференции один из американских корреспондентов спросил президента:

— Уважаемый господин президент, как вы можете прокомментировать слухи о возможном срыве подписания договора со стороны определенных сил, не желающих этого соглашения? Не с этим ли связаны беспрецедентные меры безопасности в городе?

Президент улыбнулся. Он умел улыбаться даже в трудные времена.

— Нет, не связаны, — сказал он, — мы принимаем обычные меры безопасности.

А что касается срыва соглашений… Договор уже подписан, и я уверен, что он будет ратифицирован обоими парламентами. И никакая третья сторона нам помешать не сможет.

— Не кажется ли вам, — вставил другой, британский корреспондент, — что подписание такого соглашения именно сейчас несколько нецелесообразно, учитывая нынешнюю ситуацию в Турции?

— В Турции ситуация, по-моему, нормальная. Там избран новый парламент, пришло к власти новое правительство. Они сразу заявили о своей готовности с нами сотрудничать. — Президент подумал и добавил:

— Все остальные вопросы по Турции вы можете задать турецкому послу. Он сидит в первом ряду.

Все заулыбались. Российский корреспондент задал последний вопрос:

— Как вы лично расцениваете северный вариант нефтепровода? Вы неоднократно говорили, что готовы рассмотреть оба существующих варианта. Или теперь вы готовы отказаться от северного варианта?

Вопрос был явно подготовлен заранее. Президент не смутился.

— Мы не отказываемся ни от одного из вариантов, — уверенно заявил он, — сама жизнь покажет, какой из вариантов лучше. Нас устраивало бы, чтобы, кроме этих двух путей, был еще и третий. Чем больше, тем лучше. Мы не будем чувствовать себя в такой блокаде, в какой невольно оказались после того, как Россия закрыла наши северные границы.

Это был явный намек на неадекватную реакцию северного соседа. И все присутствующие его поняли.

Через несколько минут пресс-конференция кончилась. Счет пошел уже на минуты. Начальник службы охраны президента взглянул на часы. Через полтора часа должен начаться прием.

Во дворце «Гюлистан» все три керамические вазы уже стояли на главном столике. Молодой метрдотель в последний раз осмотрел зал. Все было готово.