Три цвета крови

Абдуллаев Чингиз

Глава 11

 

Услышав эти слова, молодые люди переглянулись. Они представляли всю степень опасности этого противника.

— У вас есть оружие? — спросил Дронго.

— У меня есть. — Забраев достал пистолет.

— Очень хорошо. Хоть один пистолет у нас есть, — кивнул Дронго, снимая наушники. Думая о человеке, которому принадлежал голос, он сжимал кулаки.

— Вы о чем-то задумались? — спросил Потапов, выводя его из состояния мрачного оцепенения.

— Нет, ни о чем, — встрепенулся Дронго, — что они там делают?

— Перлов сейчас один, — доложил Потапов, — второй куда-то вышел.

— Я иду за ним. — Дронго быстро надел пиджак. Он догнал Пискунова у лифта.

Дронго огляделся. Они были одни в коридоре. В этот момент раздался мелодичный звонок, и дверцы лифта раскрылись.

Первым шагнул Пискунов. Дронго вошел следом. На следующем этаже к ним присоединились три девушки. Дронго думал, что Пискунов спустится в казино, но на первом этаже тот вышел и отправился в сторону ресторана. Дронго, чуть замешкавшись, двинулся за ним.

Он хорошо помнил, кем был Никита Корсунов, профессиональный ликвидатор КГБ. И понимал всю сложность своего положения. Но еще больше его тревожил знакомый голос из Стамбула. Он все время звучал у него в голове. Звучал в его ушах знакомым смехом, страшным и издевательским. В ресторан Пискунов вошел уверенно. Он вообще ходил очень быстро. Дронго заставил себя идти медленнее и оказался в зале, когда Пискунов уже сидел за столиком, что-то объясняя собеседнику.

Дронго не нужно было даже смотреть в ту сторону. По развороту плеч, по характерному жесткому подбородку, по изогнутому, почти кавказскому носу бывшего потомка крымских татар Никиты Корсунова он узнал этого человека. Интересно, о чем они говорят? Подойти ближе было нельзя. У Пискунова наверняка есть в запасе еще много приборов, которые позволят ему обнаружить ведущееся за ним наблюдение. У самого же Дронго под рукой не было особой техники, способной зафиксировать их разговор. Было видно, что Пискунов в чем-то убеждает своего напарника. И лишь когда тот утвердительно кивнул. Пискунов, даже не притронувшись к бокалу с вином, поднялся и вышел из зала.

Уже успевший попросить у официанта чашку кофе, Дронго быстро вышел следом, бросив на столик двадцатимарковую купюру. Пискунов прошел к лифту. Дронго неотступно следовал за ним. Неужели Пискунов снова поднимется в номер к Перлову? Кажется, они обо всем договорились. Может, он хочет снять свои приборы? Нет. Пискунов вышел совсем на другом этаже. Помедлив мгновение, Дронго вышел следом и быстро зашагал в противоположную от Пискунова сторону. Отойдя на достаточно большое расстояние, повернул голову. Пискунов открывал дверь номера.

Дронго замер. Конечно, если Пискунов был в отеле, значит, у него был здесь свой номер.

Дверь за Пискуновым захлопнулась. Дронго понял, что на раздумье у него всего несколько секунд. Подойдя к дверям номера бывшего сотрудника двенадцатого отдела КГБ СССР, громко постучал.

Дверь открылась. Немного удивленный, Пискунов, посмотрев на незнакомца, спросил по-немецки:

— Кто вам нужен?

— Мне нужны вы, — спокойно ответил по-русски Дронго.

Пискунов чуть побледнел, поднес руку к лицу, быстрым движением поправил очки:

— Кто вы?

— Разрешите мне войти? — вместо ответа спросил Дронго.

Пискунов снова поправил очки и посторонился.

Дронго вошел в номер, и Пискунов оказался у него за спиной. Когда Дронго обернулся, у того в руках был пистолет.

— Кто вас послал? — нервно спросил он.

— Во-первых, уберите пистолет, — посоветовал Дронго, — в эти игрушки я не играю. Во-вторых, учтите, что он у вас без глушителя. И на выстрел соберется весь отель. Так что лучше сразу стреляйте себе голову. Шума будет меньше. И, наконец, в-третьих, пришел к вам просто переговорить.

— Я вас не знаю. — Хозяин номера попрежнему не убирал оружия.

— Это я вас знаю, — спокойно парировал Дронго, — вы бывший сотрудник двенадцатого отдела КГБ СССР подполковник Олег Пискунов.

Дуло пистолета чуть дернулось и медленно начало опускаться.

— Откуда вам это все известно? — спросил Пискунов. — Кто вас прислал?

— Это уже следующий вопрос. Давайте сядем. — Дронго первым уселся в кресло напротив двери. Пискунов сделал несколько неуверенных шагов и сел напротив.

— Вы все-таки спрячьте пистолет, — посоветовал Дронго, — а то я не люблю, когда собеседник сидит с подобным украшением. Пискунов убрал оружие.

— Вы бывший подполковник КГБ, — продолжал Дронго, — должен сказать, что среди ваших коллег я слышал о вас только восторженные отзывы. В девяностом вы развелись с супругой. В девяносто первом вас уволили из КГБ во время знаменитых «бакатинских чисток». А позднее вы примкнули к группе Груодиса, которая совершала террористические акты в бывшей Восточной Европе. Я ничего не путаю?

— Ничего, — глухо сказал Пискунов. — Ничего не путаете.

— Сегодня утром во Франкфурте вы провели показательную операцию против работников российской СВР, доказав, что не зря считались лучшим сотрудником в своем отделе.

— Вы и это знаете, — заметил Пискунов, — значит, вы наконец нашли нас.

— Мы нашли вас несколько раньше. И сумели услышать ваш разговор со Стамбулом и Москвой. — Дронго следил за реакцией Пискунова. Но тот, похоже, не удивился.

— Я так и думал. Я зафиксировал определенные помехи, но посчитал их колебанием электромагнитного поля. Мне следовало бы догадаться. Вы наверняка использовали подавитель. Я прав?

— Кварцевый подавитель, — кивнул Дронго.

— Значит, счет у нас равный. — Во взгляде Пискунова мелькнули уважение и недоверие. — Где вы раньше работали? — спросил он.

— Я был экспертом-аналитиком, — уклонился от прямого ответа Дронго.

— Так я и думал. Как я мог сразу вас не узнать, — выдохнул Пискунов. — Вы — Дронго?

— Вы меня знаете?

— Наслышан. Ваш трюк с кварцевым подавителем просто гениален. А как вы узнали, когда нужно отключать и включать вашу технику?

— Не догадываетесь?

— Неужели еще что-то придумали?

— На балконе. Мы поставили нашу аппаратуру под таким углом, чтобы она не отражалась на ваших приборах.

— И все видели, — кивнул Пискунов, — тогда понятно. Поздравляю, счет вы сравняли. Но, кажется, мы слишком увлеклись. Что вы от меня хотите?

— Вашей помощи, — честно ответил Дронго, — без нее нам никак не обойтись.

— Конкретно?

— Ответ на два вопроса. Что готовит ваша группа? Какой террористический акт? И кому предназначен в Мюнхене груз мафии?

— Вы с ума сошли, — прошептал Пискунов. — Я этого не знаю.

— Все вы отлично знаете. Пискунов, — устало заметил Дронго. — Я ведь считал, что с вами можно договориться. И поэтому пришел сюда.

— Где вы были столько лет? — тихо спросил Пискунов. — Когда я сидел без работы и без денег. Когда мне предлагали стать охранником в офисе. Где вы все были?

— Кончайте ныть, — поморщился Дронго, — меня, во всяком случае, вам нечего обвинять. Я был в таком же положении. Только остался по ту сторону баррикад. А вы перешли на сторону воров и бандитов.

— Что вы понимаете? — вздохнул Пискунов. — Разве в этом дело? У меня отняли все, что мне было дорого. А вы рассуждаете об этих бандитах. Я их еще больше ненавижу из-за того, что приходится с ними общаться. Но по-другому не получается. У меня, во всяком случае.

— Вы не хотите мне ничего говорить?

— А я ничего и не знаю. Груз нужно доставить в Мюнхен. Он должен прибыть в отель в белом «Фольксвагене». В багажнике автомобиля будут наркотики.

— Ясно. А против кого вы готовите террористический акт? Говорите. Может, это ваш единственный шанс еще остаться порядочным человеком.

Пискунов открыл рот, и в этот момент чуть скрипнула дверь. Только многолетний опыт и мгновенная реакция спасли Дронго. Он начал действовать, еще не осознавая, что произошло. Он упал на пол, упал за секунду до того, как приоткрылась дверь и высунувшаяся рука с зажатым в ней оружием сделала три выстрела в его кресло. На пистолете был глушитель, и три негромких хлопка не были слышны даже в коридоре. За эти две секунды, пока раздавались три выстрела, Олег Пискунов успел повернуть голову. И даже попытался встать с кресла.

Следующие две пули вошли в него. Обе попали в грудь, и он, пытаясь что-то сказать, упал на пол. Дверь захлопнулась, и нападавший не вошел в номер. Может, он решил, что пристрелил обоих. Быстро достав пистолет Пискунова, Дронго наклонился к нему. Тот еще дышал. :

— Имя! — закричал Дронго. — Назовите имя! Пискунов попытался что-то сказать, но в горле булькало, изо рта вытекала струйка крови.

— Имя, — умолял Дронго.

Пискунов сделал последнее усилие, прошептал нечто невнятное и, судорожно дернувшись, умер. Дронго опустил его на пол, встал, осмотрелся. Вытер ручки кресла, до которых он дотрагивался. Осторожно подошел к двери. В коридоре никого не было. Он вернулся к столу, достал носовой платок, набросил его на телефонную трубку и набрал номер сюита.

Отозвался Потапов.

— Как у вас дела? — быстро спросил Дронго.

— У нашего «друга» новый гость. Они говорят о счетах в Лондоне, на которые должны поступить деньги.

— Будьте осторожны, — предупредил Дронго, — он очень опасен. Он пришел прямо сейчас?

— Нет. Уже минут пять, — удивился Потапов.

— Не может быть, — нахмурился Дронго. — Минуту назад этот человек был здесь.

— Он здесь уже пять минут, — твердо сказал Потпов.

— Пять минут, — ошеломленно повторил Дронго. — Значит, в отеле есть еще один.

— Не понял?..

— Больше ничего не было? Никто не звонил?

— Звонили из гаража. Просили что-то подтвердить. "Машина, — вдруг мелькнула догадка, — машина уже стояла в гараже отеля. Нужно подтвердить разрешение «на выезд».

Дронго бросил трубку и побежал к двери. Сжимая в руках пистолет Пискунова, он осторожно выглянул в коридор. Никого. Нетерпеливо оглядываясь, поспешил к лифту. По-прежнему никого. Уже в лифте взглянул на часы. Неужели они все-таки опоздали? Кто стрелял в него и в Пискунова, если Никита Корсунов сидит сейчас в номере Перлова?

На стоянке автомобилей он заметил одетого в фирменную одежду служащего, очевидно, отвечавшего за техническое состояние автомобилей.

— Кто-нибудь сейчас отсюда выезжал? — спросил Дронго по-английски.

— Только одна машина, — лениво ответил служащий на ломаном английском.

— Какая машина? — похолодев, спросил Дронго. — «Фольксваген», — так же лениво сообщил служащий, — пришла его хозяйка и забрала свою машину. Ключи были у нас.

— Хозяйка. — Он вспомнил женщину, которую увидел в казино. — Хозяйка? — тупо переспросил он. — Какая она была?

Служащий не понял.

— Что? — переспросил он. — Что вам нужно?

— Эта фрау была молодой? Сколько ей было лет?

— Да, — оживился служащий, — молодой и красивой. Мы звонили в номер, и нам подтвердили, чтобы мы отдали автомобиль. А почему вас так интересует эта женщина?

— Нет, — горько ответил Дронго, — она меня больше не интересует.

«Вот тебе и флюиды, — подумал он. — Может, поэтому она не стала входить в номер».

В сюите его ждал новый сюрприз.

— Они уехали, — сообщил Потапов, — второй гость Перлова сказал, чтобы тот не беспокоился. Всю аппаратуру снимет их человек.

— Не снимет, — тихо возразил Дронго, — уже не снимет.

— Вы здорово их переиграли, — поздравил его Забраев, — я не думал, что нам удастся их так обмануть. Теперь они со своей техникой сели в лужу.

— Да, конечно, — равнодушно согласился Дронго. — Идите к ним в номер и снимите все приборы, — сказал он Забраеву.

— А что делать с их приборами?

— Тоже снимите.

— Но за ними должны прийти, — напомнил Потапов. Забраев, очевидно, что-то почувствовавший, промолчал.

— Уже не придут, — выдохнул из себя Дронго. — Пять минут назад в его номере они убили эксперта, который осуществлял техническое обеспечение переговоров. Пискунова застрелили у меня на глазах, и «Фольксваген» забрали.

Они нас опять обманули. Я должен немедленно вылететь в Стамбул. А вы быстро должны собрать вещи и уехать отсюда. Через полчаса здесь будет полно полицейских.