Том 9

Девятый том Сочинений И.В. Сталина содержит произведения, написанные с декабря 1926 года по июль 1927 года.

В этот период рабочие и крестьяне СССР под руководством большевистской партии, на основе решений XIV съезда и XV конференции ВКП(б), продолжали борьбу за социалистическую индустриализацию страны.

Предисловие

Девятый том Сочинений И.В. Сталина содержит произведения, написанные с декабря 1926 года по июль 1927 года.

В этот период рабочие и крестьяне СССР под руководством большевистской партии, на основе решений XIV съезда и XV конференции ВКП(б), продолжали борьбу за социалистическую индустриализацию страны.

Укрепление социалистического хозяйства СССР вызвало резкое обострение борьбы империалистических государств против Советского Союза и борьбы капиталистических элементов против социалистических элементов внутри страны.

Против Советской власти “создается нечто вроде единого фронта от Чемберлена до Троцкого”.

В докладе на VII расширенном пленуме ИККИ “Еще раз о социал-демократическом уклоне в нашей партии”, в заключительном слове по докладу, в речах на XV Московской губпартконференции и на собрании рабочих Сталинских железнодорожных мастерских, в статье “Заметки на современные темы” и в других работах И.В. Сталин защищает и развивает марксистско-ленинское учение о партии как основной направляющей и руководящей силе Советского государства, разоблачает враждебные делу рабочего класса и большевистской партии “теории” лидеров троцкистско-зиновьевского блока и их подрывную деятельность в ВКП(б) и в Коминтерне.

1926

VII расширенный пленум ИККИ 22 ноября — 16 декабря 1926 г.

[1]

Еще раз о социал-демократическом уклоне в нашей партии

Доклад 7 декабря

I. Предварительные замечания

Товарищи! Раньше чем перейти к существу вопроса, позвольте сделать несколько предварительных замечаний.

Первый вопрос — это вопрос о борьбе внутри нашей партии, о борьбе, которая не вчера началась и которая не прекращается.

Если взять историю нашей партии с момента се зарождения в виде группы большевиков в 1903 году и проследить ее последующие этапы вплоть до нашего времени, то можно сказать без преувеличения, что история нашей партии есть история борьбы противоречий внутри этой партии, история преодоления этих противоречий и постепенного укрепления нашей партии на основе преодоления этих противоречий. Можно подумать, что русские люди слишком драчливы, любят дискуссировать, плодят разногласия, и потому развитие партии идет у них через преодоление внутрипартийных противоречий. Это неверно, товарищи. Дело тут не в драчливости. Дело тут в наличии принципиальных разногласий, возникающих в ходе развития партии, в ходе классовой борьбы пролетариата. Дело тут в том, что противоречия можно преодолеть лишь путем борьбы за те или иные принципы, за те или иные цели борьбы, за те или иные методы борьбы, ведущей к цели. Можно и нужно идти на всякие соглашения с инакомыслящими внутри партии по вопросам текущей политики, по вопросам чисто практического характера. Но если вопросы эти связаны с принципиальными разногласиями, то никакое соглашение, никакая “средняя” линия не может спасти дело. Нет и не может быть “средней” линии в вопросах принципиального характера. Либо одни, либо другие принципы должны быть положены в основу работы партии. “Средняя” линия по вопросам принципиальным есть “линия” засорения голов, “линия” затушевывания разногласий, “линия” идейного перерождения партии, “линия” идейной смерти партии.

Как живут и развиваются нынче социал-демократические партии на Западе? Есть ли у них противоречия внутри партии, принципиальные разногласия? Конечно, есть. Вскрывают ли они эти противоречия и стараются ли их преодолеть честно и открыто на глазах у партийных масс? Нет. Конечно, нет! Практика социал-демократии состоит в том, чтобы скрывать, прятать эти противоречия и разногласия. Практика социал-демократии состоит в том, чтобы превращать свои конференции и съезды в пустой маскарад парадного благополучия, старательно скрывая и замазывая внутренние разногласия. Но из этого ничего, кроме засорения голов и идейного обнищания партии, не может получиться. В этом одна из причин падения западноевропейской социал-демократии, когда-то революционной, а ныне реформистской.

II. Особенности оппозиции в ВКП(б)

Позвольте теперь перейти от предварительных замечаний к вопросу об оппозиции в ВКП(б).

Прежде всего, я хотел бы отметить некоторые особенности нашей внутрипартийной оппозиции. Я имею в виду ее внешние, бросающиеся в глаза особенности, не касаясь пока разногласий по существу. Я думаю, что эти особенности можно было бы свести к трем главным особенностям. Это, во-первых, то, что оппозиция в ВКП(б) является оппозицией

объединенной

, а не какой-либо “просто” оппозицией. Это, во-вторых, то, что оппозиция старается прикрыть свой оппортунизм “левой” фразой, щеголяя “революционными” лозунгами. Это, в-третьих, то, что оппозиция ввиду своей принципиальной бесформенности то и дело жалуется на то, что ее не поняли, что лидеры оппозиции представляют по сути дела фракцию “непонятых”.

(Смех.)

Начнем с первой особенности. Чем объясняется тот факт, что оппозиция выступает у нас как

объединенная

оппозиция, как блок всех и всяких течений, осужденных ранее партией, причем она выступает не как-нибудь “просто”, а во главе с троцкизмом?

Объясняется это следующими обстоятельствами.

Во-первых, тем, что все течения, объединившиеся в блоке, — и троцкисты, и “новая оппозиция”, и остатки “демократического централизма”,

[5]

и остатки “рабочей оппозиции”,

[6]

— все они являются более или менее оппортунистическими течениями, либо боровшимися с ленинизмом с начала своего возникновения, либо начавшими борьбу с ним в последнее время. Нечего и говорить, что эта

общая

черта должна была облегчить их объединение в блоке для борьбы против партии.

III. Разногласия в ВКП(б)

Перейдем к разногласиям по существу.

Я думаю, что наши разногласия можно было бы свести к нескольким основным вопросам. Я не буду касаться этих вопросов подробно, так как времени для этого мало, а доклад и так затягивается. Тем более, что вы имеете материалы по вопросам ВКП(б), которые, правда, страдают некоторыми ошибками в переводе, но в основном они дают все же правильное представление о разногласиях в нашей партии.

Первый вопрос. Первый вопрос, это — вопрос о возможности победы социализма в одной стране, вопрос о возможности победоносного строительства социализма. Речь идет, конечно, не о Черногории или даже не о Болгарии, а о нашей стране, об СССР. Речь идет о такой стране, где был и развивался империализм, где имеется известный минимум крупной промышленности, где имеется известный минимум пролетариата, где имеется партия, руководящая пролетариатом. Итак, возможна ли победа социализма в СССР, возможно ли построить в нем социализм на основе внутренних сил нашей страны, на основе тех возможностей, которые имеются в распоряжении пролетариата СССР?

Но что значит построить социализм, если перевести эту формулу на конкретный классовый язык? Построить социализм в СССР — это значит преодолеть в ходе борьбы своими собственными силами нашу, советскую, буржуазию. Стало быть, вопрос сводится к тому, способен ли пролетариат СССР преодолеть свою собственную, советскую, буржуазию. Поэтому, когда говорят о том, возможно ли построить социализм в СССР, этим хотят сказать: способен ли пролетариат СССР преодолеть своими собственными силами буржуазию СССР. Так, и только так стоит вопрос при разрешении проблемы о построении социализма в нашей стране.

IV. Оппозиция за работой

Перейдем теперь к вопросу о том, как проявились эти разногласия в практической работе.

Итак, как выглядела на деле наша оппозиция в ее практической работе, в ее борьбе с партией?

Известно, что оппозиция орудовала не только в нашей партии, но и в других секциях Коминтерна, например, в Германии, во Франции и т. д. Поэтому вопрос надо поставить так: как выглядела на деле практическая работа оппозиции и ее последователей как в ВКП(б), так и в других секциях Коминтерна?

а) 

Практическая работа оппозиции и ее последователей в ВКП(б)

. Оппозиция начала свою “работу” с того, что выставила против партии тягчайшие обвинения. Оппозиция заявляла, что партия “сползает на рельсы оппортунизма”. Оппозиция утверждала, что политика партии “идет вразрез с классовой линией революции”. Оппозиция утверждала, что партия перерождается и идет к термидору. Оппозиция заявляла, что наше государство есть “далеко не пролетарское государство”. Обо всем этом заявлялось либо в открытых декларациях и речах представителей оппозиции (июльский пленум ЦК и ЦКК 1926 года), либо в подпольных документах оппозиции, распространявшихся ее сторонниками.

Но, выставляя против партии эти тяжкие обвинения, оппозиция тем самым создавала почву для организации внутри партии новых параллельных ячеек, для организации нового параллельного центра партии, для создания новой партии. Один из сторонников оппозиции, г. Оссовский, прямо заявил в своих статьях, что существующая партия, наша партия, защищает интересы капиталистов, что ввиду этого необходимо организовать новую партию, “чисто пролетарскую партию”, которая бы существовала и подвизалась наряду с существующей партией.

V. За что хвалят оппозицию враги диктатуры пролетариата

За что хвалят оппозицию социал-демократы и кадеты?

Или иначе — чьи настроения отражает оппозиция? Вы, должно быть, обратили внимание, что так называемый “русский вопрос” стал в последнее время злободневным вопросом социал-демократической и буржуазной печати на Западе. Случайно ли это? Конечно, не случайно. Рост социализма в СССР и развертывание коммунистического движения на Западе не могут не рождать величайшей тревоги в рядах буржуазии и ее агентов в рабочем классе — социал-демократических лидеров. Водораздел между революцией и контрреволюцией проходит теперь по линии злобной ненависти одних и товарищеской дружбы других в отношении пролетарской партии в СССР. Величайшее международное значение “русского вопроса” является теперь фактом, с которым не могут уже не считаться враги коммунизма.

Два фронта образовались вокруг “русского вопроса”: фронт противников Республики Советов и фронт ее самоотверженных друзей. Чего хотят противники Республики Советов? Они добиваются того, чтобы создать идейные и моральные предпосылки в широких массах населения для борьбы с пролетарской диктатурой. Чего хотят друзья Республики Советов? Они добиваются того, чтобы создать идейные и моральные предпосылки среди широких слоев пролетариата для поддержки, для защиты Республики Советов.

Посмотрим теперь, за что хвалят социал-демократы и кадеты из русской буржуазной эмиграции нашу оппозицию.

Вот что говорит, например, Пауль Леви, известный социал-демократический лидер в Германии:

Заключительное слово 13 декабря

I. Отдельные замечания

Товарищи! Раньше чем перейти к существу вопроса, позвольте сделать некоторые фактические поправки к заявлениям оппозиции, к заявлениям, которые либо искажают факты, либо представляют измышления и сплетни.

1) Первый вопрос — это вопрос о выступлениях оппозиции на расширенном пленуме ИККИ. Оппозиция заявляла, что она решилась выступить потому, что ЦК ВКП(б) не сделал прямого указания на то, что выступление оппозиции может нарушить “заявление” оппозиции от 16 октября 1926 года, что если бы ЦК воспретил им выступление, то лидеры оппозиции не решились бы выступить.

Оппозиция заявила, далее, что, выступая здесь, на расширенном пленуме, она примет все меры к тому, чтобы не обострять борьбы, что она ограничится простыми “объяснениями”, что в атаку против партии она, боже упаси, и не думает идти, что она не имеет никакого намерения, боже упаси, выставить какие-либо обвинения против партии и апеллировать на ее решения.

Все это неверно, товарищи. Это совершенно не соответствует действительности. Это лицемерие со стороны оппозиции. Факты показали, а особенно выступление Каменева показало, что выступления лидеров оппозиции на расширенном пленуме были не “объяснениями”, а атакой против партии, нападением на партию.

II. Вопрос о победе социализма в отдельных капиталистических странах

Я говорил об отдельных ошибках оппозиции и фактических неверностях, замеченных в речах лидеров оппозиции. Я постарался исчерпать этот вопрос в первой части заключительного слова в виде отдельных замечаний. Позвольте теперь перейти прямо к существу дела.

Первый вопрос — это вопрос о возможности победы социализма в отдельных капиталистических странах в период империализма. Речь идет, как видите, не об одной какой-либо стране, а обо всех более или менее развитых империалистических странах.

В чем состоит основная ошибка оппозиции в вопросе о победе социализма в отдельных капиталистических странах?

Основная ошибка оппозиции состоит в том, что она не понимает или не хочет понять всей разницы между капитализмом доимпериалистическим и капитализмом империалистическим, она не понимает экономической сущности империализма и смешивает между собой две различные фазы капитализма — фазу доимпериалистическую с фазой империалистической.

III. Вопрос о строительстве социализма в СССР

Позвольте теперь перейти, товарищи, к вопросу о строительстве социализма в СССР, в нашей стране.

Троцкий заявил в своей речи, что самой крупной ошибкой Сталина является теория о возможности строительства социализма в одной стране, в нашей стране. Выходит, таким образом, что речь идет не о теории Ленина насчет возможности построения социализма в нашей стране, а о какой-то, никому неизвестной, “теории” Сталина. Я понимаю это так, что Троцкий задался целью вести борьбу против теории Ленина, но так как открыто вести борьбу против Ленина — дело рискованное, то он решил провести эту борьбу под видом борьбы с “теорией” Сталина. Троцкий хочет этим облегчить себе борьбу с ленинизмом, маскируя эту борьбу своей критикой “теории” Сталина. Что дело обстоит именно таким образом, что Сталин тут не при чем, что ни о какой “теории” Сталина не может быть и речи, что никогда Сталин не претендовал на что-либо новое в теории, а добивался лишь того, чтобы облегчить полное торжество ленинизма в нашей партии, вопреки ревизионистским потугам Троцкого, — это я постараюсь показать ниже. А пока отметим, что заявление Троцкого насчет “теории” Сталина есть маневр, уловка, трусливая и неудачная уловка, рассчитанная на то, чтобы прикрыть этой уловкой свою борьбу с ленинской теорией победы социализма в отдельных странах, борьбу, ведущую свое начало с 1915 года и продолжающуюся до наших дней. Является ли этот прием Троцкого признаком честной полемики, — пусть судят об этом товарищи.

Исходным пунктом решений нашей партии по вопросу о возможности строительства социализма в нашей стране являются известные программные труды тов. Ленина. В этих трудах Ленина говорится, что победа социализма в отдельных странах в условиях империализма возможна, что победа диктатуры пролетариата в деле разрешения экономической проблемы этой диктатуры обеспечена, что мы, пролетарии СССР, имеем все необходимое и достаточное для построения полного социалистического общества.

Я только что привел цитату из известной статьи Ленина, где он впервые ставил возрос о возможности победы социализма в отдельных странах, и которую ввиду этого я не буду здесь повторять. Статья эта написана в 1915 году. В этой статье говорится, что победа социализма в отдельных странах, взятие власти пролетариатом, экспроприация капиталистов и организация социалистического производства — возможны. Известно, что Троцкий тогда же, в том же 1915 году, выступил печатно против этой статьи Ленина, назвав ленинскую теорию социализма в одной стране теорией “национальной ограниченности”.

IV. Оппозиция и вопрос об единстве партии

Перехожу к последнему вопросу, к вопросу об оппозиционном блоке и единстве нашей партии.

Как сложился оппозиционный блок?

Партия утверждает, что оппозиционный блок сложился путем перехода “новой оппозиции”, путем перехода Каменева и Зиновьева на сторону троцкизма.

Зиновьев и Каменев отрицают это, намекая на то, что не они пришли к Троцкому, а Троцкий пришел к ним.

Обратимся к фактам.

V. Заключение

Я кончаю, товарищи.

Если подвести прениям итог, то можно придти к одному общему выводу, не допускающему никаких сомнений, а именно — к выводу о том, что XIV съезд нашей партии был прав, сказав, что оппозиция страдает неверием в силы нашего пролетариата, неверием в возможность победоносного строительства социализма в нашей стране.

Это — тот общий осадок впечатления и тот общий вывод, который не мог не сложиться у товарищей.

Таким образом, перед вами стоят две силы. С одной стороны — наша партия, уверенно ведущая вперед пролетариат СССР, строящая социализм и зовущая пролетариев всех стран к борьбе. С другой стороны — оппозиция, ковыляющая за нашей партией, как дряхлый старик, с ревматизмом в ногах, с болью в пояснице, с мигренью в голове, — оппозиция, сеющая кругом пессимизм и отравляющая атмосферу болтовней о том, что ничего у нас с социализмом в СССР не выйдет, что у них там, у буржуа, все обстоит хорошо, а у нас, у пролетариев, все обстоит плохо.

Таковы, товарищи, две силы, стоящие перед вами. Вы должны сделать выбор между ними.

(Смех.)

Письмо Ксенофонтову

Ваше письмо и набросок статьи читал. Извиняюсь за поздний ответ. Мои замечания:

1) Я против того, чтобы Вы называли себя “учеником Ленина и Сталина”. У меня нет учеников. Называйте себя учеником Ленина, Вы имеете на это право, несмотря на критику Шацкина. Но у Вас нет оснований называть себя учеником ученика Ленина. Это неверно. Это лишне.

2) Я против того, чтобы Вы в полемике с Шацкиным в конце 1926 года ссылались на мое личное письмо, написанное в июле 1924 года. Тем более, что обсуждаемый вопрос

об определении ленинизма

был формулирован мною в марте 1924 года, до выхода в свет книжки “О Ленине и ленинизме”.

[34]

Я уже не говорю о том, что такая ссылка на выдержку из моего письма, не давая Вам ровно ничего в полемике с Шацкиным, запутывает дело и переносит внимание в другую плоскость, а меня может заставить выступить в печати с заявлением, для Вас неблагоприятным (чего я не хотел бы делать).

3) Я считаю, что в общем Шацкин прав, а Вы не правы. Я жалею, что не имел возможности просмотреть Вашу новую брошюру о стратегии. Я бы обязательно отговорил Вас от напечатания такого скороспелого и неряшливо составленного труда с рядом грубейших ошибок и неправильных формулировок.

4) Это, конечно, не значит, что Шацкин прав во всем. Отмечу главные ошибки Шацкина.