Том 8

Восьмой том Сочинений И.В. Сталина содержит произведения, написанные с января по ноябрь 1926 года.

1926 год был первым годом развернутой борьбы большевистской партии за проведение в жизнь генеральной установки партии и Советской власти на социалистическую индустриализацию страны.

Предисловие

Восьмой том Сочинений И.В. Сталина содержит произведения, написанные с января по ноябрь 1926 года.

1926 год был первым годом развернутой борьбы большевистской партии за проведение в жизнь генеральной установки партии и Советской власти на социалистическую индустриализацию страны.

В работах “К вопросам ленинизма” и “О хозяйственном положении Советского Союза и политике партии” И.В. Сталин разоблачает враждебные извращения основ ленинизма зиновьевско-каменевской группой, отстаивает решения XIV съезда ВКП(б), вскрывает попытки “новой оппозиции” заразить партию неверием в дело победы социализма в СССР.

В докладе на XV конференции ВКП(б) “О социал-демократическом уклоне в нашей партии” и заключительном слове по докладу И.В. Сталин защищает идейное и организационное единство большевистской партии и изобличает капитулянтскую идеологию и подрывную, раскольническую работу троцкистско-зиновьевского блока.

В этих произведениях И.В. Сталина развивается ленинское учение о возможности победы социализма в отдельных странах, обосновывается возможность, необходимость и международное значение построения социалистического общества в СССР в условиях капиталистического окружения; намечаются практические задачи партии по социалистическому строительству, определяются конкретные пути и методы проведения в жизнь генеральной установки партии на социалистическую индустриализацию страны.

1926

О борьбе с правыми и “ультралевыми” уклонами

Две речи на заседании Президиума ИККИ 22 января 1926 г

Я думаю, что Гансен и Рут Фишер стоят на неправильной точке зрения. Они требуют, чтобы борьба против правых и “ультралевых” шла всегда и везде, при всяких условиях, с одинаковой ударной силой, так сказать, по справедливости. Эта точка зрения справедливости и равномерности удара против правых и “ультралевых” при всяких условиях и при всякой обстановке — является ребяческой точкой зрения. Так не может ставить вопрос политик. Вопрос о борьбе с правыми и “ультралевыми” надо рассматривать не под углом зрения справедливости, а под углом зрения требований политического момента, под углом зрения политических потребностей партии в каждый данный момент. Почему во французской партии борьба с правыми является

очередной

ударной задачей в данный момент, а в германской компартии

очередной

задачей является борьба с “ультралевыми”? Потому, что во французской и германской компартиях положение не одинаковое. Потому, что политические потребности этих двух партий в данный момент различны.

Германия недавно только вышла из глубокого революционного кризиса,

[1]

когда партия вела борьбу методом прямого натиска. Ныне германская компартия переживает период собирания сил и подготовки масс к будущим решающим боям. Для достижения старых целей в новой обстановке метод прямого натиска сейчас уже не подходит. Сейчас от германской компартии требуется переход к методу обходных движений, имеющих своей целью овладение большинством рабочего класса в Германии. Естественно, что при таких условиях в Германии нашлась группа “ультралевых”, которая, школьнически повторяя старые лозунги, не сумела или не хочет приспособиться к новым условиям борьбы, требующим новых приемов работы. Отсюда “ультралевые”, мешающие партии своей политикой приспособиться к новым условиям борьбы и открыть себе дорогу к широким массам германского пролетариата. Либо германская компартия сломит сопротивление “ультралевых”, и тогда она выйдет на широкую дорогу завоевания большинства рабочего класса, либо она этого не сделает, и тогда она превратит нынешний кризис в хронический и пагубный для партии. Отсюда борьба с “ультралевыми” в германской компартии, как её очередная задача.

Во Франции мы имеем другое положение. Там глубокого революционного кризиса еще не было. Там шла борьба в рамках легальности, с её исключительно или почти исключительно легальными методами борьбы. Но теперь во Франции наметился кризис. Я имею в виду марокканскую и сирийскую войны и финансовые затруднения Франции.

Несколько примеров из истории ВКП(б). После революции 1905 года у нас в партии тоже образовалась “ультралевая” группа под названием “отзовистов”, которая не сумела или не хотела приспособиться к новым условиям борьбы и не признавала метода использования легальных возможностей (Дума, рабочие клубы, страховые кассы и пр.). Известно, что Ленин вёл решительную борьбу с этой группой, и партии удалось выйти на правильную дорогу после того, как она успела преодолеть эту группу. То же самое было у нас после революции 1917 года, когда “ультралевая” группа

Предисловие к первому изданию сборника “Вопросы ленинизма”

[6]

Одной из основных частей настоящего сборника нужно считать брошюру “Об основах ленинизма”. Эта брошюра впервые была выпущена в свет почти два года назад, в мае 1924 года. Теперь она выходит в настоящем сборнике вторым изданием. За эти два года утекло много воды: партия пережила две дискуссии, выпущен целый ряд брошюр и руководств по ленинизму, встали на очередь новые практические вопросы социалистического строительства. Понятно, что новые вопросы, возникшие за эти два года, равно как результаты дискуссий, имевших место после выхода брошюры, не могли быть учтены в этой брошюре. Понятно также, что конкретные вопросы нашего строительства (нэп, госкапитализм, вопрос о среднем крестьянстве и т. д.) не могли быть полностью освещены в маленькой брошюре, представляющей “конспективное изложение основ ленинизма”. Эти и подобные им вопросы могли быть освещены лишь в последующих брошюрах автора (“Октябрьская революция и тактика русских коммунистов”, “К итогам работ XIV конференции РКП(б)”, “Вопросы и ответы” и т. д.), вошедших в состав настоящего сборника и органически связанных с основными положениями, изложенными в первоначальной брошюре “Об основах ленинизма”. Это обстоятельство вполне оправдывает выход в свет настоящего сборника, представляющего, таким образом, единый и целостный труд по вопросам ленинизма.

Последняя дискуссия на XIV партсъезде подвела итог идеологической и строительной работе партии за последний период, за период с XIII по XIV съезд. Она дала вместе с тем некоторую проверку положений, выставленных в своё время “новой оппозицией”. Позволительно спросить: каковы итоги этой проверки?

И.В. Сталин. К вопросам ленинизма. М.—Л., 1926

К вопросам ленинизма

I. Определение ленинизма

В брошюре “Об основах ленинизма” дано известное определение ленинизма, получившее, видимо, права гражданства. Оно гласит:

Правильно ли это определение?

Я думаю, что правильно. Оно правильно, во-первых, потому, что правильно указывает на исторические корни ленинизма, характеризуя его как марксизм

эпохи империализма

, в противовес некоторым критикам Ленина, неправильно думающим, что ленинизм возник после империалистической войны. Оно правильно, во-вторых, потому, что правильно отмечает международный характер ленинизма, в противовес социал-демократии, считающей ленинизм применимым лишь в национально-русской обстановке. Оно правильно, в-третьих, потому, что правильно отмечает органическую связь ленинизма с учением Маркса, характеризуя его как

марксизм

эпохи империализма, в противовес некоторым критикам ленинизма, считающим его не дальнейшим развитием марксизма, а лишь восстановлением марксизма и применением его к русской действительности.

Все это, как будто бы, не нуждается в особых комментариях.

II. Главное в ленинизме

В брошюре “Об основах ленинизма” сказано:

Правильно ли это положение?

Я думаю, что правильно. Это положение целиком вытекает из определения ленинизма. В самом деле, если ленинизм есть теория и тактика пролетарской революции, а основным содержанием пролетарской революции является диктатура пролетариата, — то ясно, что главное в ленинизме состоит в вопросе о диктатуре пролетариата, в разработке этого вопроса, в обосновании и конкретизации этого вопроса.

Тем не менее Зиновьев, видимо, не согласен с этим положением. В своей статье “Памяти Ленина” он говорит:

III. Вопрос о “перманентной” революции

В брошюре “Об основах ленинизма” “теория перманентной революции” расценивается как “теория” недооценки роли крестьянства. Там сказано:

Эта характеристика русских “перманентников” считалась до последнего времени общепризнанной. Тем не менее она, будучи вообще правильной, не может быть, однако, признана исчерпывающей. Дискуссия 1924 года, с одной стороны, и тщательный анализ трудов Ленина, с другой стороны, показали, что ошибка русских “перманентников” состояла не только в недооценке роли крестьянства, но и в недооценке сил и способностей пролетариата повести за собой крестьянство, в неверии в идею гегемонии пролетариата.

Поэтому в своей брошюре “Октябрьская революция и тактика русских коммунистов” (декабрь 1924 г.) я расширил эту характеристику и заменил ее другой, более полной. Вот что сказано в этой брошюре:

IV. Пролетарская революция и диктатура пролетариата

В чем состоят характерные черты пролетарской революции в отличие от революции буржуазной?

Различие между революцией пролетарской и революцией буржуазной можно было бы свести к пяти основным пунктам.

1) Буржуазная революция начинается обычно при наличии более или менее готовых форм капиталистического уклада, выросших и созревших еще до открытой революции в недрах феодального общества, тогда как пролетарская революция начинается при отсутствии, или почти при отсутствии, готовых форм социалистического уклада.

2) Основная задача буржуазной революции сводится к тому, чтобы захватить власть и привести ее в соответствие с наличной буржуазной экономикой, тогда как основная задача пролетарской революции сводится к тому, чтобы, захватив власть, построить новую, социалистическую экономику.

3) Буржуазная революция

завершается

обычно захватом власти, тогда как для пролетарской революции захват власти является лишь ее

началом

, причем власть используется как рычаг для перестройки старой экономики и организации новой.

О крестьянстве как союзнике рабочего класса

Ответ тт. Болтневу П.Ф., Ефремову В.И., Ивлеву В.И

Извиняюсь, что приходится отвечать с запозданием.

В моей речи

[42]

вовсе не сказано, что крестьянство как союзник рабочего класса необходимо рабочему классу только в настоящее время.

Там не сказано, что после победы революции в одной из стран Европы союз рабочего класса и крестьянства в России будет излишен. Я думаю, что плохо вы читали мою речь на Московской конференции.

Там сказано лишь о том, что: “крестьянство является единственным союзником, который может теперь же оказать нашей революции прямую помощь”. Следует ли из этого, что крестьянство после победоносной революции в Европе может стать излишним для рабочего класса нашей страны?

Конечно, не следует. Вы спрашиваете: “Что же будет, когда произойдет мировая революция, когда не будет нужен четвертый союзник, — крестьянство? каковы же будут взгляды на него?”

О возможности построения социализма в нашей стране

Ответ тов. Покоеву

Тов. Покоев!

Пишу с запозданием, за что извиняюсь перед Вами и Вашими товарищами.

К сожалению, Вы не поняли наших разногласий на XIV съезде. Дело вовсе не в том, что будто бы оппозиция утверждала, что мы еще не дожили до социализма, а съезд будто бы говорил, что мы уже дожили до социализма. Это неверно. В нашей партии не найдется ни одного человека, который бы мог сказать, что мы уже осуществили социализм.

Спор шел вовсе не об этом на съезде. Спор шел вот о чем. Съезд говорил, что рабочий класс в союзе с трудовым крестьянством может добить капиталистов нашей страны и построить социалистическое общество, если даже не подоспеет на помощь победоносная революция на Западе. Оппозиция же говорила, что добить своих капиталистов и построить социалистическое общество мы не сможем, пока не победили рабочие на Западе. Ну, а так как дело с победой революции на Западе несколько затягивается, то нам остается, видимо, вертеться на холостом ходу. Съезд говорил, и он это сказал в своей резолюции по отчету ЦК,

[43]

что такие взгляды оппозиции означают неверие в дело победы над своими капиталистами.