Том 3. Повести и рассказы. Фронтовые записи

Гайдар Аркадий Петрович

Стихи *

 

 

Из поэмы «Пулеметная пурга»

Еще и еще раз в эти метельные дни Надо вспомнить о том, что прошло. Как в пурге пулеметной трехдюймовок огни Зажигались светло. Опоясанные лентой ружейных патрон, Через пепел, огни и преграды, От Урала до Киева, Со всех сторон, Торопясь, собирались бригады. В те дни паровозов хриплые гудки Гудели у Донбасса, Каспия, Волги. Были версты тогда коротки, Но зато Были схватки долги. И в патронах вместо свинца Был заряд огневого задора, А глаза солдат в обоймах лица Зажигались огнями, как порох. И тогда, в метельные дни, Когда солнце бронь снега било, По снегу куда ни взгляни – Эшелоны да цепи… Дым, шинельная Русь, Казачье седло… И усадьбы ничьи, и поместья ничьи, А по талому снегу – кровяные ручьи. По ночам – от пожаров светло. И вот, разделенный баррикадами лет, Веков, Помню я февральский дым, Батальоны с винтовками без штыков, Которые тянулись, не гнулись, а шли. Шли и жгли… Путали левую ногу с правой, Катились ручьями, потоками, лавой. Пели «Варшавянку», «Березоньку», «Соловья», Пулеметным гиканьем пугали пургу. Хохотали в зеленые глаза офицерскому сброду: – Идешь ты, иду и я! – Куда? – В огонь, в воду… на черта, на дьявола, Если он будет ставить революции преграды. – И вот Полк за полком – бригада, Наконец, дивизии, рожденные в зареве дымных зорь. – Белый, сдавайся, офицер, не спорь… С плеч прочь погоны, палач! – Офицер на коня… Офицер вскачь – В черных черкесках, в зеленых бешметах, В сердце ненависть, в душе страх. И мчались офицеры ото всех сторон Туда, где орлы о двух головах, Туда, Где казаки, где Дон. Так, в пулеметной пурге, На две половины хряснул край, И гаркнул кто-то с Дона властно: – Это мое! – Но гневно в ответ Крикнула кровью Красная: – Это наше… Отдай! Не хочешь? Точишь нож в спину из офицерских отрядов? Все равно – нас миллионы – Отдашь! Эй, справа, поротно, побатальонно… Без штыков в штыковую атаку Марш, ма-а-р-ш!

1926 г.

 

Кавалерийская походная

Травы наземь клонятся, Ветер тучи рвет, А по степи конница Красная идет.   Пылью придорожною   Затуманен взор,   С вестью к нам тревожною   Прискакал дозор. – Эй вы, кони-птицы! Ну-ка, с шага в рысь… К западным границам Тучи собрались.   Странный шум нам слышен   С вражьей стороны,   Что-то ветер дышит   Запахом войны. – Отвечал ребятам Командир седой: – Красные солдаты Все готовы в бой.   Скатки приторочены,   Пики на весу,   Сабли поотточены,   Кони – понесут. Смелости немало Позапасено, Красного сигнала Ждем мы день и ночь. –   Травы наземь клонятся,   Сталь звенит о сталь,   Это рысью конница   Унеслася вдаль…

1927 г.

 

Письмо

Шелестел над речкой Осенью тростник. Говорил товарищам Парень-отпускник: – Службу отслужил я, И домой пора. Получил от милой Я письмо вчера. Пишет, что в деревне Крепок урожай. «Новые лепешки Кушать приезжай». Будто бы родилось Крупное зерно. Пишет, что заждалась, Глядючи в окно… Ей письмо последнее Отослал свое. Что на той неделе Буду у нее. Что с тех пор как с призывом В город уезжал, Многим изменился я, Многое узнал. «Будешь мне женою, Но не забывай, Что в селе работы Непочатый край. И, когда вернуся Я к тебе домой, Верю, что в работе Будешь ты со мной».

1927 г.

 

Наблюдатель

– Товарищ Сергеев, – сказал комбат, – Снарядов полет не виден, Попробуй взберися на этот дуб, Быть может, и что-нибудь выйдет. И вот к верхушке в густую листву Ползет наблюдатель скорее… – Готово… вижу. – А в ответ ему Команда: – Огонь… бат-тар-рея! – Рвануло… Завыла железная смерть. А по дубу в ответ пулемет… И крикнул Сергеев, наморщив лоб: – Двести шагов недолет! Опять внизу рванулась сталь, А пуля за пулей у виска поет. – Слезай! – наблюдателю снизу кричат. А он: – Сто шагов перелет! Пуля железной пчелой ужалила, Когда рявкнул третий залп. Судорожно вздрогнул наблюдатель, падая, Крепко навек закрывая глаза. Но, прежде чем упасть к земле, Крикнул он, торжествуя, четко: – Батарея кроет прямо в цель, Давай по белым без счета!

1927 г.

 

Наш отряд

Наша деревенька В поле затерялась, В нашей деревеньке Только три двора. Как-то ранним утром Кучкою собралась, Игры затевая, Наша детвора. Мой братишка Миша, Лет шести от роду, Выстроил девчонок, Выстроил ребят. Говорил мальчишкам: – Будете вы взводом. – А девчатам: – «Первой помощи» отряд. – В барабан не били, В трубы не гудели, Вместо музыкантов Васька дул в дуду. Из окошек деды Старые глядели, Как по деревеньке «Красные» идут. Ой ты, поле, поле, Сиро и убого, Слева косогоры, Справа камыши. Только было солнце Да задору много, Как маршировали В поле малыши. Парень перед кучкой О походах смелых Говорил ребятам, Как он воевал. Как Буденный красный Бил нещадно белых И как Врангель черный Перекоп сдавал. Огоньками жарко Взгляды загорались, Лучше всякой сказки Повесть о былом. В сказке все нарочно, В сказке всё наврали – Здесь же только правда, Только, что прошло. Наша деревенька В поле затерялась, В нашей деревеньке Только три двора, И, как колос солнцем Спеет наливаясь, В ней растет и крепнет Маленький отряд.

1927 г.