Том 13

Тринадцатый том Сочинений И.В. Сталина содержит произведения, написанные с июля 1930 года по январь 1934 года.

В этот период большевистская партия, осуществляя политику развернутого наступления социализма по всему фронту, добивается всемирно-исторических успехов в деле социалистического преобразования страны. Советский Союз стал могучей индустриальной державой, страной коллективного, крупного механизированного сельского хозяйства.

Предисловие

Тринадцатый том Сочинений И.В. Сталина содержит произведения, написанные с июля 1930 года по январь 1934 года.

В этот период большевистская партия, осуществляя политику развернутого наступления социализма по всему фронту, добивается всемирно-исторических успехов в деле социалистического преобразования страны. Советский Союз стал могучей индустриальной державой, страной коллективного, крупного механизированного сельского хозяйства.

В “Заключительном слове по политическому отчету ЦК XVI съезду ВКП(б)” И.В. Сталин разоблачает двурушническое поведение лидеров правых оппортунистов. Характеризуя успехи социалистического строительства, И.В. Сталин указал, что СССР вступил в период социализма. Критикуя антимарксистскую, антиленинскую теорию об отмирании национальных языков и слиянии их в один общий язык в рамках одного государства в период победы социализма в одной стране, И.В. Сталин обосновал программное положение о том, что национальные языки сольются в один общий язык только после победы социализма в мировом масштабе.

В речах “О задачах хозяйственников” и “Новая обстановка — новые задачи хозяйственного строительства” И.В. Сталин обосновывает историческую необходимость быстрых темпов социалистической индустриализации, показывает решающее значение техники в период реконструкции всех отраслей народного хозяйства и выдвигает лозунг: “Большевики должны овладеть техникой”. И.В. Сталин раскрывает новые условия развития социалистической промышленности и намечает новые приемы руководства хозяйственным строительством.

В докладе “Итоги первой пятилетки” на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) И.В. Сталин показывает, что выполнение первого пятилетнего плана в четыре года имеет важнейшее международное значение. Итоги пятилетки, достигнутые в тот период, когда вся капиталистическая система была потрясена мировым экономическим кризисом, показали неоспоримые преимущества советской социалистической системы перед отживающей свой век капиталистической системой хозяйства.

1930

Заключительное слово по политическому отчету ЦК XVI съезду ВКП(б) 2 июля 1930 г.

[1]

Товарищи! После прений по отчету ЦК, после всего того, что произошло у нас на съезде в связи с выступлением бывших лидеров правой оппозиции, мне остается мало что сказать в своем заключительном слове.

Я говорил в своем докладе, что XVI съезд партии является одним из тех немногих съездов в истории нашей партии, на котором нет сколько-нибудь оформленной оппозиции, могущей выставить свою собственную линию и противопоставить ее линии партии. Оно, как видите, так именно и вышло на самом деле. На нашем съезде, на XVI съезде партии, не оказалось не только оформленной оппозиции, но не нашлось даже маленькой группы или даже отдельных товарищей, которые считали бы правомерным выйти здесь на трибуну и заявить о неправильности линии партии.

Ясно, что линия нашей партии есть единственно правильная линия, причем правильность ее, оказывается, до того очевидна и неоспорима, что даже бывшие лидеры правой оппозиции сочли нужным без колебаний подчеркнуть в своих выступлениях правильность всей политики партии.

Понятно, что после всего этого нет нужды распространяться о правильности тех положений, которые были развиты в отчетном докладе. Нет в этом нужды, так как линия партии, ввиду ее очевидной правильности, не нуждается, стало быть, на этом съезде в дальнейшей ее защите. И если, несмотря на это, я не отказался от заключительного слова, то это потому, что все же нелишне, по-моему, ответить коротко на некоторые записки, которые были поданы товарищами в президиум съезда, и потом сказать несколько слов в связи с выступлением бывших лидеров правой оппозиции.

Большая часть записок касается некоторых второстепенных вопросов: почему в отчетных докладах не упомянуто о коневодстве, — нельзя ли упомянуть об этом в заключительном слове

(смех)

; почему в отчетных докладах не упомянуто о жилищном строительстве, — нельзя ли сказать об этом что-либо в заключительном слове; почему в отчетных докладах не сказали ничего об электрификации сельского хозяйства, — нельзя ли сказать что-либо об этом в заключительном слове. И так дальше в этом духе.

Письмо тов. Шатуновскому

Тов. Шатуновский!

Первого Вашего письма (о Либкнехте) не помню. Второе письмо (о критике) читал. Конечно, критика нужна и обязательна, но при одном условии: если она не бесплодна. К сожалению, Вашу критику нельзя считать не бесплодной. Беру Вашу критику по пунктам:

1) Неверно, что в дореволюционное время землю покупали

только

кулаки. На самом деле землю покупали и кулаки, и

середняки

. Если взять покупавшие землю крестьянские хозяйства и разбить их по социальным группам, то на стороне середняков окажется большее количество хозяйств, чем на стороне кулаков; если же посмотреть на дело с точки зрения количества купленных земель, то перевес будет на стороне кулаков. В своей речи

[7]

я имел в виду, конечно, середняков.

2) Фраза об отступлении головотяпов на ленинские позиции есть иноформа мысли об отказе головотяпов от своих ошибок. Это, я думаю, ясно и понятно. Ваше “критическое” замечание на этот счет прямо забавно.

Письма тов. Ч-е

Тов. Ч-е!

Ваша записка полна недоразумений. В моем докладе на XV партконференции говорится “об единстве интересов индустриализации (т. е. пролетариата) и интересов основных масс трудящихся слоев населения”. Там сказано, что наш метод индустриализации, т. е. социалистический метод индустриализации “ведет не к обнищанию миллионных масс, а к улучшению материального положения этих масс, не к обострению внутренних противоречий, а к их сглаживанию и разрешению”.

[11]

Стало быть, речь идет здесь о смычке между рабочим классом и основными массами трудящихся и прежде всего основными массами крестьянства. Стало быть, речь идет о противоречиях

внутри смычки

, которые будут сглаживаться и благоприятно разрешаться по мере роста индустриализации, т. е. по мере роста силы и влияния пролетариата в стране.

Вот о чем идет речь в моем докладе.

А Вы, забыв обо всем этом, толкуете о противоречиях между пролетариатом и кулачеством, т. е. о противоречиях вне пределов смычки, которые будут расти и обостряться, пока не ликвидируем кулачество как класс.

Тов. Демьяну Бедному

(Выдержки из письма)

Письмо Ваше от 8.XII получил. Вам нужен, по-видимому, мой ответ. Что же, извольте.

Прежде всего о некоторых Ваших мелких и мелочных фразах и намеках. Если бы они, эти некрасивые “мелочи”, составляли случайный элемент, можно было бы пройти мимо них. Но их так много и они так живо “бьют ключом”, что определяют тон всего Вашего письма. А тон, как известно, делает музыку.

Вы расцениваете решение ЦК, как “петлю”, как признак того, что “пришел час моей (т. е. Вашей) катастрофы”. Почему, на каком основании? Как назвать коммуниста, который, вместо того, чтобы вдуматься в существо решения ЦК и исправить свои ошибки, третирует это решение, как “петлю”?..

Десятки раз хвалил Вас ЦК, когда надо было хвалить. Десятки раз ограждал Вас ЦК (не без некоторой натяжки!) от нападок отдельных групп и товарищей из нашей партии. Десятки поэтов и писателей одергивал ЦК, когда они допускали отдельные ошибки. Вы все это считали нормальным и понятным. А вот когда ЦК оказался вынужденным подвергнуть критике Ваши ошибки, Вы вдруг зафыркали и стали кричать о “петле”. На каком основании? Может быть, ЦК не имеет права критиковать Ваши ошибки? Может быть, решение ЦК не обязательно для Вас? Может быть, Ваши стихотворения выше всякой критики? Не находите ли, что Вы заразились некоторой неприятной болезнью, называемой “зазнайством”? Побольше скромности, т. Демьян…

В чем существо Ваших ошибок? Оно состоит в том, что критика недостатков жизни и быта СССР, критика обязательная и нужная, развитая Вами вначале довольно метко и умело, увлекла Вас сверх меры и, увлекши Вас, стала перерастать в Ваших произведениях в

клевету

на СССР, на его прошлое, на его настоящее. Таковы Ваши “Слезай с печки” и “Без пощады”. Такова Ваша “Перерва”, которую прочитал сегодня по совету т. Молотова.