Тень Ирода

Абдуллаев Чингиз

29

 

Больше всего на свете он не любил неопределенности и запутанных историй. По глубочайшему убеждению Дронго, все в мире поддавалось рациональному объяснению и могло быть разъяснено с помощью логики. Именно поэтому, после того как они приехали на квартиру, он долго и мучительно размышлял — каким образом противная сторона могла узнать о предполагаемой встрече с Виноградовым в Никитском переулке.

Следующий, не менее важный вопрос — где теперь находится сам Виноградов? Светлова рассказывала ему, как мимо нее прошли два монаха и скрылись в темноте. Значит, можно исходить из того факта, что старшего лейтенанта задержать им не удалось. И теперь они должны искать самого Виноградова, пытаясь выйти на него раньше, чем это удастся сотрудникам Мамонтова.

Уложив Светлову спать на диван, он принес с балкона раскладушку. Здесь часто оставались разные люди, и он уже привык к подобному полукочевому образу жизни. Сидя теперь на кухне, он мучительно пытался понять — почему сорвалась эта встреча и кто мог сообщить ФСБ о ней. Судя по последнему разговору со Славиным, он понял, что похищение документа из кабинета Мамонтова произошло буквально за несколько минут до их встречи.

Из этого следовало, что Славин и Виноградов просто физически не могли успеть сообщить о ней еще кому-либо. Виноградов сразу покинул здание ФСБ с документом, а Славин отправился на встречу с Дронго. После своей смерти Славин уже ничего никому не мог рассказать. Оставался Виноградов. Но если он проговорился или рассказал кому-то о предстоящей встрече, а этот человек умудрился выйти на Мамонтова, почему старшего лейтенанта не арестовали? Почему позволили устроить спектакль с переодеванием и не взяли в Никитском переулке? Почему вообще не изъяли у него документ, который для них был важнее всего на свете?

Таким образом становилось ясно, что Виноградов не мог быть источником утечки информации, а окружавшие его люди ничего не сообщали Мамонтову. И хотя случайность была возможна, Дронго решил искать пока чисто логическое решение. Сама случайность могла заключаться в том, что Мамонтов и его руководители узнали о встрече лишь за несколько минут, когда уже ничего нельзя было предпринять. Но даже в этом случае они задержали бы Виноградова на подходе к месту назначения, а не в самом переулке.

Он прошел в ванную комнату, умылся, вернулся к столу. Обычно, обдумывая что-то, он рисовал различные геометрические фигуры или чертил нечто сюрреалистическое. Ему не нравились нерешенные задачи, ему нравился сам процесс решения.

Кроме Виноградова, о предстоящей встрече знали еще капитан Агаев и Коврова. Мог ли сообщить о ней Агаев? Он не знал подробностей встречи, но мог выйти на связь с Виноградовым и уточнить эти подробности. А потом исчезнуть. Может, в этом и состоит разгадка исчезновения Агаева? Он вполне мог оказаться человеком особой инспекции в группе Славина… Нет, не получается. Славин и его сотрудники раньше занимались совсем другими делами. Там нужно было идти под пули и рисковать своей жизнью. Стукачей в таких группах обычно не держат. Человек весь на виду, его распознают почти моментально. А группа подполковника Славина занималась очень серьезными вопросами, судя по их личным досье.

Капитан Агаев. Он мог сломаться, поддаться на уговоры, испугаться, пойти на компромисс. Нет. Дронго вспомнил, как настойчиво убеждал он капитана не возвращаться в ФСБ. И как тот твердо настаивал на своем. Такого человека трудно запугать. И сломать практически невозможно. Психотропные средства? Может быть. Но в таком случае нужно было объявить о смерти капитана Агаева, а не о его исчезновении, рождавшем массу вопросов, или они решили, что три убийства подряд — это слишком много?

Будем исходить из самого худшего. Была еще и Коврова. Она наверняка передавала всю полученную информацию по цепочке наверх. Но если утечка произошла там, то опять-таки не сходятся основные моменты. Коврова наверняка знала, что он сам пойдет туда. А значит, люди, ждавшие Виноградова, должны были взять и его. Но они были заняты в первую очередь поиском самого Виноградова. И только благодаря этому им со Светловой удалось чудом оттуда уйти.

Теперь сам Виноградов. Судя по монаху, оказавшемуся рядом со старшим лейтенантом, он неплохо подготовлен. Придумал подобный трюк, значит, рассчитывал на некоторые сложности. Видимо, он понимает, какой документ у него в руках. Нужно будет искать этого монаха. Другая сторона, судя по ночному захвату, пока ничего о монахе не знает. У них есть время. Сегодня уже двадцать первое число. Послезавтра должен состояться взрыв, который готовил Исаев. Аэропорт. Он работал в аэропорту. Значит, возможно, что-то, связанное с самолетом. Нужно будет проверить и такую версию. Наверняка у них был резервный вариант, в случае, если Исаев не сможет ничего сделать. Или, может, он был просто подставкой, а реальную бомбу должен был положить кто-нибудь другой. Может, и в двух других случаях уголовники были лишь ширмой, прикрываясь которыми действовали опытные взрывники? И вся группа рецидивиста Игоря Лысого была придумана только для того, чтобы отвести подозрение от других, более опытных людей.

Он вернулся в комнату. Светлова спала на диване. Она не стала раздеваться, видимо, стесняясь в незнакомой для нее обстановке, легла прямо в брюках. Он усмехнулся. Неужели она думает, что завтра все может кончиться? Судя по происходящим событиям, все только начинается.

Дронго прошел обратно на кухню. Розыск Виноградова теперь значительно осложнится. После случившегося в Никитском переулке он будет вдвойне осторожен. Старший лейтенант наверняка слышал выстрелы и понял, что его в эту ночь ждал не только подполковник Славин. А может, он уже знает о смерти Владимира Сергеевича и теперь сам мучительно ищет возможность выхода на своих партнеров.

Оставался и капитан Агаев. Может, ему удалось каким-то чудом уйти от людей Мамонтова. Тогда он тоже будет искать связь. Если Агаев живой, он обязательно даст о себе знать. Тогда будет несколько легче искать Виноградова и подумать о двадцать третьем числе во Внукове.

«Нужно будет позвонить утром Ковровой», — вспомнил Дронго, хотя сообщать ему особенно нечего. Встреча с Виноградовым бездарно сорвалась, столкнувшись с нужным ему человеком лицом к лицу, он умудрился не узнать его.

Даже если он прежде никогда не видел Виноградова, тем не менее обязан был сразу понять, что к чему. Короткая узкая ряса, явно приклеенная борода, напряженный взгляд, несколько неуверенная походка человека, не привыкшего к рясе. Он обязан был сориентироваться. Но он одновременно волновался и за Светлову, и ждал именно Виноградова. Дронго подумал, что стереотип мышления, столь для него не свойственный, сработал в этот раз достаточно мощно. И сработал против него.

Как ему не хватает сейчас Зиновия Михайловича! Он должен вспомнить все данные Виноградова, не прибегая к помощи компьютера. Старший лейтенант приехал в Москву из Санкт-Петербурга, был переведен сюда после приезда Славина. Он жил и учился в Санкт-Петербурге. Откуда у него может быть знакомый монах? Родители? Дронго закрыл глаза. У него всегда была абсолютно фотографическая память. Отец — Влалислав Дмитриевич, работал заместителем главного инженера на часовом заводе. Мать — Людмила Аркадьевна, была преподавателем в средней школе. Нет, с этой стороны трудно найти монахов. У Виноградова была старшая сестра. Она замужем. Дронго нахмурился, имени сестры он не мог вспомнить. Все-таки нужно было читать более внимательно. Хотя у него есть объяснение. Все данные были введены в компьютерную память, и он считал, что всегда сможет воспользоваться услугами Зиновия Михайловича.

Теперь нужно вспомнить самому. Сестра была замужем за военным. Точно. Он был майор и служил где-то в районе Красноярска. Двое детей. Нет, это слишком далеко. Виноградов не мог вернуться к себе, его бы там ждали. Он сбежал из ФСБ в два часа дня. Где он скрывался девять часов? Он не успел бы вернуться к себе в Санкт-Петербург. На поезде не хватит времени, а самолетом он бы не рискнул. Значит, монах из его московской жизни. Но в Москве Виноградов появился недавно. Светлова не знает этого монаха. Позвонить и спросить у родителей Виноградова? Опасно, телефон может прослушиваться. Нужно, чтобы позвонил кто-нибудь другой. Голос Светловой они тоже знают. Остается Коврова. Она могла бы позвонить и каким-то образом выяснить про этого монаха. Но как это сделать так, чтобы никто не догадался? Не получится. У Мамонтова наверняка работают не дураки. Они могут все просчитать и раньше всех выйти и на монаха, и на старшего лейтенанта Виноградова.

Значит, завтра нужно начать с поисков монаха. И для этого придется лететь в Санкт-Петербург. Другого выхода просто нет. А в голове еще нужно держать вариант, при котором где-то произошла утечка информации. Он взял лист бумаги и написал на нем цифру "З". И рядом три фамилии — Виноградов, Агаев, Коврова. От них сделал стрелку и внизу дописал еще два имени. Дронго и Светлова. Потом посмотрел на листок и разорвал его пополам.