Тень Ирода

Абдуллаев Чингиз

28

 

Не увидев Светловой на месте, Дронго подозвал официанта.

— Там, за столом, сидела женщина, вы не видели, куда она пошла? Или, может быть, кто-нибудь за ней пришел?

— Нет, — удивился официант, — я ничего не видел.

— Рассчитайте нас, — угрюмо буркнул Дронго и, повернувшись, увидел идущую к нему Светлову.

— Где вы были? — спросил он. — Я уже начал волноваться.

— Напрасно, — пожала она плечами, — куда я могла уйти без вас? Мы же договорились, что встретимся с Димой сегодня вдвоем. Я звонила матери. У вас плохие новости?

— Пропал Гамза Агаев.

— Как это, «пропал»?

— Его не могут найти в ФСБ.

— А его кто-то ищет?

— Да. Но не могут найти. Боюсь, что я оказался прав. Агаеву не нужно было возвращаться в ФСБ. Это оказалось слишком опасным.

— Значит, исчез и он, — медленно произнесла женщина, словно вслушиваясь в собственные слова. — Может, мы уйдем отсюда?

Через десять минут они шли по улице. Дронго был мрачен, ему не нравились собственные постоянные промахи. Теперь все зависело от встречи с Виноградовым.

— Вы говорили, у вас есть здесь квартира? — напомнила Светлова. — Может, мы зайдем туда? Или будем гулять до одиннадцати вечера по улицам города?

— Мы идем туда, — кивнул Дронго, — вернее, уже пришли. Идемте за мной в этот подъезд.

Об этой однокомнатной квартире не знал никто. Даже Коврова. Он останавливался здесь, когда приезжал в Москву. Это было тихое, спокойное место, а его балкон к тому же был смежным с балконом соседей, живущих в соседнем блоке, что было очень неплохо в случае крайней необходимости.

Войдя в квартиру, Светлова огляделась, прошла в комнату.

— У вас здесь довольно мило, — сказала она, усаживаясь в кресло.

— Нам нужно что-нибудь придумать, — Дронго сел за стол. — Вы знаете, где находится Никитский переулок?

— Понятия не имею.

— Необходимо, чтобы Виноградов нам сразу поверил. Нужна подстраховка.

— Он меня увидит и все сразу поймет, — пожала плечами женщина. — Зачем нужны какие-то тайны?

— А если там будут посторонние? Она нахмурилась, достала сигареты, щелкнула зажигалкой.

— Откуда они будут знать о нашей встрече? Или им могут рассказать ваши друзья?

— Просто я считаю возможным держать в уме и подобный вариант. Он, кстати, не такой уж и неправдоподобный.

— Что в таком случае вы предлагаете? — спросила она. — У вас есть пепельница?

— Сейчас принесу, — он встал и принес из кухни пепельницу. Поставил перед ней. — Мне нравится ваша спокойная уверенность, — признался Дронго, — а сам я немного волнуюсь.

— Почему?

— Там может случиться все, что угодно. Нужно быть готовым к любой неожиданности. Нам понадобится машина.

— Что вы задумали? — Она докурила сигарету и характерным жестом правой руки раздавила окурок в пепельнице.

— Мы должны взять такси, — решительно сказал он-а потом вместе поедем туда. Я останусь около автомобиля, а вы пойдете на встречу одна. Уговорите его подойти поближе к машине, чтобы мы могли его забрать. А потом мы уедем. Она задумалась.

— Вы не хотите идти со мной? — уточнила Светлова.

— Не совсем. Я просто хочу вас подстраховать. Кстати, свое оружие оставите у меня. Я стреляю гораздо лучше вас.

— Это не положено по инструкции, — напомнила женщина.

— Мы с вами не всегда действуем по инструкции.

— Хорошо, — согласилась она, поднимаясь с кресла. — Где у вас тут можно помыть руки?

— Справа от кухни. Выйдите в коридор и увидите дверь ванной комнаты. Там совмещенный санузел.

Она оставила свою сумку и вышла в коридор. Когда за ней захлопнулась дверь ванной комнаты, он быстро поднял ее сумку. Пистолет, платок, небольшая косметичка, около ста тысяч рублей денег, пачка сигарет, зажигалка, одна стодолларовая бумажка. И больше ничего. Он осторожно закрыл сумку и вернулся на свое место.

Светлова вышла из ванной комнаты и вернуласьк нему, снова села в кресло.

— Надеюсь, сегодня ночью все пройдет нормально, — деловито сказала она, доставая вторую сигарету. .

Оставшееся время они сидели у телевизора, поминутно поглядывая на часы. В половине одиннадцатого Дронго встал.

— Пора, — сказал он, протягивая руку, — дайте мне ваш пистолет.

Она не колебалась. Щелкнула защелкой сумочки и, вытащив оружие, отдала его хозяину квартиры. Он положил пистолет во внутренний карман пиджака и первым вышел из квартиры. Пистолет был небольшой, принятый на вооружение у сотрудников милиции и ФСБ.

Такси они остановили через два квартала. И, проехав большую часть пути, отпустили, решив поменять. Ос-.тановив другую машину — довольно подержанный темно-красный «Ситроен», — попросили водителя, молодого парня лет двадцати пяти, отвезти их к Никитскому переулку. Не доезжая, автомобиль остановился. С левой стороны дальше не было проезда.

Дронго посмотрел на часы. Было без трех минут одиннадцать. Он кивнул женщине и негромко сказал:

«Пора».

Она повернулась, посмотрела ему в глаза и, чуть усмехнувшись, вылезла из автомобиля. Пошла в сторону переулка. Дронго, выждав минуту, протянул водителю «Ситроена» сто тысяч рублей. Это соответствовало примерно двадцати двум долларам.

— Жди нас. Мы сейчас подойдем, — попросил он. Водитель в ответ согласно кивнул головой.

Дронго пошел следом за женщиной. На часах было уже ровно одиннадцать. Краем глаза он заметил автомобиль, стоявший чуть в стороне от их «Ситроена». Это ему не понравилось. Если бы он организовывал засаду, тоже поставил бы автомобиль как раз в то самое место. Дронго остановился. И повернул обратно к «Ситроену», на ходу нащупывая оружие в кармане. Мимо прошла пара монахов в темных рясах. Они тихо разговаривали. Дронго обратил внимание на их молодые лица и отвернулся. Неожиданно он увидел еще один автомобиль, стоявший метрах в пятидесяти. Судя по всему, в нем сидело не меньше четырех человек. Он покачал головой. Ситуация становилась просто опасной.

Вернувшись к «Ситроену», он открыл дверцу и тихо спросил водителя:

— Ты сможешь выехать отсюда задним ходом?

— Конечно, — удивился парень, — а почему ты спрашиваешь?

— Да женщина, которая со мной приехала, жена одного банкира. Она от него давно уйти хочет. А он нанял людей, грозится, отпускать не хочет. Обещал мафию прислать. Вот она и боится. И я беспокоюсь, чтобы его люди нас не перехватили.

— Не дрейфь, — посоветовал, улыбаясь, парень. — Выручим тебя и твою кралю.

Дронго стоял у машины, напряженно ожидая, когда появится Светлова. Что-то непонятное мучило его. Он провел рукой по лицу. Засада вокруг? И да, и нет. Еще что-то. Этот водитель? Нет. Ушедшая Светлова? Не совсем. Что еще? Вспомнил! Глаза монаха. Глаза второго монаха. Они были слишком напряженны. И ряса. Он был высокого роста, а ряса была ему явно мала. Черт возьми! Он готов был бежать туда, когда увидел быстро выходившую из переулка Светлову. «Слава богу», — подумал он.

— Кто-нибудь пришел? — спросила она, еще не доходя до машины.

— Кажется, он здесь, — сказал Дронго, и в этот момент послышались крики. Светлова оглянулась, замерла.

— В машину! — крикнул Дронго. — Быстрее.

С другой стороны уже бежали люди. Много людей. Светлова стояла, словно раздумывая, как ей поступить. Он больно схватил ее и буквально втолкнул в автомобиль, наваливаясь сверху, прикрывая.

— Давай, шеф! — простонал Дронго. И водитель, кивнув, дал резкий задний ход. Какая-то машина пыталась перегородить им путь, но «Ситроен», выехав на тротуар, повернул направо и объехал автомобиль преследователей. Когда они удалились еще метров на пятьдесят, сзади раздались характерные хлопки.

Парень, владелец «Ситроена», оглянулся и покачал головой.

— Ну эти банкиры, совсем крутые стали, стреляют, кажется! — Он прибавил газа, заворачивая за угол. Через минуту они уже неслись в большом потоке машин. Еще через полминуты Дронго поднялся, занял сидячее положение.

— Извините, — сказал он женщине, — но вы слишком медлили.

Она, явно рассерженная, поднялась, тоже села, поправила волосы и спросила свистящим от негодования шепотом:

— Что вы себе позволяете? С ума сошли?

— У меня просто не было другого выхода, — выдохнул Дронго. — Вы же видели — они оцепили все вокруг. Мы ушли просто чудом. Откуда они узнали, что у нас намечается встреча?

— Это ваши друзья, — ядовито напомнила Светлова.

— Не знаю. А вы разве не увидели двух монахов, которые прошли мимо вас?

— Конечно, увидела, но было темно, и я к ним не приглядывалась. Я и подумать не могла, что один из них Дима Виноградов.

— Он высокого роста, светлые глаза?

— Да, значит, это был все-таки он. Останови здесь, — попросил Дронго водителя, протягивая ему еще сто тысяч рублей. — Спасибо тебе.

— Да не за что, — отмахнулся парень. — А от того банкира ты правильно ушла, — сказал он на прощание Светловой, — этот мужик лучше. Он тебя любит, — показал он на Дронго. И отъехал.

— Идемте быстрее, — предложил Дронго, снова спускаясь на станцию метро.

— Что вы ему наплели? — спросила Светлова.

— Что вы уходите от своего мужа-банкира ко мне. А он нанял мафию и решил вас не отпускать. Впечатляет?

— Не очень. Дурацкая выдумка! Я не девочка. А вы не Ромео, — фыркнула Светлова. — Могли бы придумать что-нибудь пооригинальнее.

— У меня было мало времени, — напомнил Дронго. — Мне нужно было придумать нечто такое, чтобы он мне поверил.

— Пока вы развлекались, Виноградов исчез, — напомнила женщина. — И мы теперь не знаем, где он.

— Найдем, — успокоил ее Дронго, — обязательно найдем. Главное, что он жив. И как здорово придумал — переоделся монахом. Вы не знаете — у него были друзья-монахи?

— Не знаю, — пожала она плечами, — никогда не слышала.

— Нам нужно будет все проверить.

Они подошли к турникету. Он протянул ей жетон.

— Мы опять едем к вам? Или я могу наконец поехать домой?

— Конечно, ко мне. У себя вам пока появляться нельзя. Позвоните по телефону с соседней станции. Там станция пересадки, и поезда идут сразу в несколько направлений. Пока они нас найдут — будет поздно. Мы сумеем уйти. Меня волнует другое. Его состояние. Представляете, в каком он взвинченном состоянии что не заметил даже вас?

— Он ведь ждал не меня, а Славина, — напомнила Светлова.

— Верно, — согласился Дронго, — и все-таки каким образом вашим коллегам удалось узнать о нашей встрече? Может, они уже следят и за самим Виноградовым?