Тень Ирода

Абдуллаев Чингиз

26

 

Дронго не мог ошибиться. За ними действительно следили. Именно поэтому он схватил за руку Светлову и почти насильно потащил за собой.

Подняв руку, остановил проходившую мимо машину. Сел вместе с ней на заднее сиденье и быстро сказал водителю, куда ехать.

— Зачем все это? — спросила она, когда машина уже отъехала. — Они ведь все равно будут следить за нами. А когда мы в автомобиле, это сделать гораздо легче.

— Конечно, — согласился он. — Только если все время сидеть в этом автомобиле. А мы сидеть в нем не собираемся.

Она обернулась

— Может, они и отстанут, — сказала озабоченно.

— Я в это не верю, — быстро ответил Дронго. — Мы слишком для них важны, чтобы потерять нас просто так.

— Тогда зачем весь этот балаган?

— Увидите. — Он не сказал больше ни слова. А она не стала переспрашивать.

У одного из монументальных зданий, построенных в начале пятидесятых со всеми возможными архитектурными излишествами и так любимыми «вождем всех народов», Дронго попросил водителя остановиться. Это был его излюбленный метод — уходить таким образом от возможного наблюдения. Бросив деньги водителю на сиденье и не дожидаясь, пока рядом затормозят автомобили преследователей, Дронго снова схватил Светлову за руку.

— Давайте скорее!

Они вбежали под арку. Впереди был проходной двор. Дронго знал много подобных мест, где, войдя с одной стороны, а выйдя с другой, можно было оказаться на соседней улице, легко оторвавшись от постороннего наблюдения. Чтобы попасть сюда с соседней улицы, нужно было сделать очень солидный круг, объезжая целый квартал. Светлова с трудом поспевала за ним.

— Куда мы бежим? — спросила она, но он не ответил. И снова поднял руку, пытаясь остановить машину. Повезло и в этот раз. Через минуту они уже сидели в «жигуленке», уносившем их прочь от места, где остались незадачливые наблюдатели.

— У вас реакция, как у стайера, — пожаловалась женщина. — По-моему, нельзя так грубо толкать женщину.

— По-моему, тоже, — согласился он, тяжело дыша. — Но у нас не было другого выхода, нужно оторваться от них. Вообще-то я должен был рассчитать и подобную реакцию с их стороны. Слишком много времени прошло. Они могли выяснить, где именно в МУРе вы находитесь.

Она с интересом взглянула на него.

— Вы всегда так все рассчитываете?

— Во всяком случае, стараюсь.

— Куда мы едем?

— Нам нужно где-нибудь отсидеться, — он оглянулся. Машины преследователей не было.

— И долго мы будем отсиживаться? — прозвучавшая в ее голосе легкая ирония была слишком очевидной, чтобы на нее не ответить.

Он покачал головой, улыбаясь.

— Если вы будете реагировать подобным образом, мы с вами никогда не договоримся.

— А почему мы должны с вами договариваться? Я до сих пор не знаю вашего настоящего имени.

— Мне иногда кажется, что я тоже его не знаю, — усмехнулся Дронго. — У меня было слишком много имен, чтобы запомнить одно, конкретное.

— Вам нравится быть Господином Никто?

— Считайте, что да. Во всяком случае, я чувствую себя так достаточно комфортно. Тем более что наше знакомство продлится не очень долго. Если все пройдет благополучно, до сегодняшнего вечера.

— Почему до вечера? — нахмурилась она.

— Вечером мы получим документы у вашего коллеги Димы Виноградова, и тогда вы сможете поехать домой. Если документы будут у меня, вам уже ничто не будет угрожать.

— Убедительно. А вам?

— Ничего. Это часть моей работы.

— Вы сказали, что работаете на СВР. Тогда почему всегда в одиночку?'

— Я сказал, что иногда сотрудничаю с ними. Но работаю я всегда один. Так удобнее. Рассчитываешь только на себя и не боишься предательства.

Она закусила нижнюю губу.

— И много раз вас предавали?

— Случалось.

Они говорили негромко, чтобы не расслышал сидевший впереди пожилой водитель. Доехав до станции метро, он остановил машину.

— Здесь? — спросил, оборачиваясь.

— Да, спасибо, — Дронго протянул ему деньги и, выйдя первым, галантно помог своей спутнице.

— В этот раз вы более любезны, чем в прошлый, — заметила женщина, выходя из автомобиля.

— В этот раз, кажется, нас не провожают наши «поклонники», — пошутил он. — Идемте в метро. Нам недалеко ехать — три станции.

Они вошли в здание. Он вспомнил, что у него нет жетонов на метро. Подошел к кассе и купил несколько штук. Вернулся к женщине, протянул ей один.

Уже внизу, когда они стояли в вагоне, он обратил внимание на ее высокий рост. Она была ему по плечо, а если учесть, что Дронго был достаточно высоким, почти под метр девяносто, человеком, то не обратить внимания на рост женщины было невозможно. Она была по-своему обаятельна. Впечатление портили несколько тяжеловатый подбородок и сильные, мужские руки с немного грубоватыми пальцами, словно их обладательница привыкла к тяжелой физической работе.

В вагоне они молчали. Доехав до нужной станции, Дронго дотронулся до руки женщины, показывая ей на выход. Выйдя из метро, он на всякий случай сделал контрольный круг, но все было в порядке. Уже смеркалось, и он предложил женщине:

— Давайте поужинаем, а потом будем решать, что нам делать дальше. Сегодня нам еще предстоит важная встреча.

Они вошли в небольшой ресторан, расположенный недалеко от станции метро.

Дронго проводил женщину до туалетной комнаты, чтобы она привела себя в порядок, и отправился звонить Ковровой.

— У меня плохие новости, — честно признался он. — Кажется, в ФСБ знают обо всем. И про нас с вами. И про группу Славина. Судя по всему, полковник Мамонтов имел какое-то отношение к взрывам в городе.

— Я передам, — хладнокровно ответила Коврова — Вы должны были позвонить завтра утром. Это остается в силе?

— Обязательно. Сегодняшняя ночь может многое решить. А вы постарайтесь узнать, что случилось с капитаном Агаевым.

— Вы думаете, его тоже убрали? — встревожилась женщина.

— Во всяком случае, проверьте, — посоветовал он. — Я перезвоню вам через полчаса.

Вернулся в зал, где уже сидела Светлова.

— Простите, я заставил вас ждать, — сказал, усаживаясь рядом и подзывая официанта. Когда он сделала заказ, она спросила:

— Вы считаете, что мне не нужно появляться дома?

— Думаю, нет.

— В таком случае мне нужно будет позвонить и предупредить, что я не приеду.

— Пока не нужно. Лучше подождите еще несколько часов, — попросил он. — Мы должны встретиться с вашим коллегой и получить у него документы.

Она посмотрела ему в глаза.

— Они так важны для вас?

— Да, — честно ответил он, — я должен получить доказательства виновности людей, устроивших эти чудовищные взрывы в Москве.

Он сидел перед ней, высокий, темноволосый, несколько располневший, с резкими, запоминающимися чертами лица. Правда, он очень хорошо говорил по-русски, но она вдруг решилась спросить. В последнее время по телевизору показывали очень много чеченцев, тоже хорошо говоривших на русском языке.

— Вы чеченец?

— Почему вы так решили? — удивился он. И моментально понял. — Нет, — улыбнулся женщине, — я не ищу убийц, чтобы доказать невиновность чеченцев. Я ищу убийц, чтобы их наказать. У меня личный интерес. Спортивный, если хотите. Но не национальный. Мне просто противно, когда устраивают такие подлые трюки, сваливая все на чеченцев.

— Ясно, — она тоже улыбнулась, — мне просто показалось, что вы несколько драматизируете события. Или вам нравятся эти игры?

— Убийство Славина и Орловского, надеюсь, не входит в это драматизирование? — серьезно уточнил он.

— Нет, — она отвернулась, — извините, я, кажется, не права.

Официант принес и расставил закуски. Разлил минеральную воду по высоким бокалам. Дронго взглянул на часы. До назначенного времени еще четыре с половиной часа.

— Мы не опоздаем? — спросила его спутница. Он вспомнил, что не сказал ей время, на которое была назначена встреча погибшего подполковника с Виноградовым. Нужно ей сказать, иначе они могут оторваться друг от друга, а без нее старший лейтенант не отдаст ему документа ни при каких обстоятельствах.

— У нас встреча в одиннадцать часов, — сказал он, — но об этом знают только несколько человек. В том числе и мы с вами.

— Значит, об этой встрече знают еще и другие? — несколько встревоженно спросила она. — Вам не кажется, что это не совсем разумно?

— Это для подстраховки, — сообщил он. И не стал больше говорить на эту тему. А она не стала больше расспрашивать.

Когда ужин подходил к концу, он поднялся, чтобы еще раз позвонить Ковровой. Она посмотрела на него вопросительно.

— Я должен позвонить, — успокоил он женщину и пошел к телефону, стоявшему в гардеробной. Снова набрал телефон Ковровой.

— Вы что-нибудь узнали?

— Да, — мрачно ответила она, — капитана Агаева в ФСБ нет. И мы не можем его найти.

Наступило молчание. Он перевел дыхание. «Все правильно, — подумал Дронго. — Так и должно было быть».

— Вы меня слышите? — забеспокоилась Коврова. — Я говорила о вас с нашим другом. Он считает, что положение очень сложное. Два убийства подряд и это исчезновение. Может, вам нужна помощь?

— Пока нет, — он еще не мог прийти в себя после сообщения об исчезновении Агаева. Собственно, ничего другого ожидать было нельзя. Напрасно он уступил капитану, разрешив вернуться в ФСБ. После того как Виноградов нашел документ, все члены группы Славина были обречены. У них просто не было никаких шансов. Все они должны были умереть. Никто ведь не мог гарантировать наверняка, что любой из них не владеет этим документом или не читал его. А утечка подобной информации должна быть исключена. Абсолютно.

— Я позвоню вам завтра утром, — сказал он и положил трубку.

Возвращаясь на место, он подумал о своей спутнице. Она и старший лейтенант Виноградов — единственные оставшиеся в живых из всей группы люди. Он посмотрел в зал. За их столиком никого не было. Дронго провел рукой по лицу. «Это уже нечто мистическое», — подумал он.