Тень Ирода

Абдуллаев Чингиз

24

 

Услышав свою фамилию, женщина обернулась и холодно посмотрела на Дронго.

— Я вас не знаю.

— Давайте отойдем от милиции, — попросил Дронго, — мне нужно с вами поговорить.

Она снова взглянула на него, но, не став ничего спрашивать, машинально чуть сильнее сжала сумочку, висевшую через плечо.

«У нее там оружие», — понял Дронго. Они сделали несколько шагов. ,

— Что вам нужно? — спросила женщина. — Где капитан Агаев?

— Это я попросил его позвонить, — сказал Дронго. — Я тот самый человек, с которым встречался подполковник Славин.

— И Славин может это подтвердить?

— Нет, — он оглянулся, — но только спокойнее. Подполковник Славин убит.

Она не закричала. Сжала губы, но не закричала. Посмотрела куда-то в сторону. Потом глухо спросила:

— Как это случилось?

— Он пришел на встречу со мной и погиб. Его застрелили из автомобиля, который проехал рядом.

Они продолжали медленно удаляться от здания РУВД.

— А где Агаев?

— Он уехал к вам в ФСБ.

— Я тоже поеду туда, — решительно сказала она.

— Нет, — твердо сказал он, — достаточно Агаева. Нам нужно найти другого вашего коллегу. Она снова недоверчиво посмотрела на него.

— Какого коллегу?

— Виноградова. Его обвиняют в том, что он убил Славина и похитил документы.

— Мне нужно позвонить, — немного подумав, сказала она.

— Только не отсюда, — показал он на телефонный аппарат, по которому звонил Агаев. — Давайте куда-нибудь отъедем.

— Почему, собственно, я должна вам верить? — спросила она.

— Мы почти в одинаковом положении, — пожал плечами Дронго. — Не сомневаюсь, что за мной будут охотиться точно так же, как и за вами.

— Как вас зовут?

— Мое имя вам ничего не скажет.

— Вы работаете на СВР?

— Нет, я работаю всегда только один. И только на себя. Но некоторые офицеры СВР мне помогают.

— Зачем вы влезли в это дело?

— Я иногда тоже себе удивляюсь, — ответил Дронго. — Может, потому, что это моя профессия. Ничего| другого я делать не умею.

Он поднял руку, останавливая проходившую мимо машину.

— Куда мы едем? — спросила она, усаживаясь на заднее сиденье.

— Куда-нибудь подальше отсюда. Чтобы вы могли позвонить.

Через два квартала он остановил автомобиль, расплатился с водителем. Выйдя из машины, они долго ждали, пока она отъедет и затеряется среди других машин.

— За этим домом есть телефон-автомат, — показал Дронго. — Вы сможете оттуда позвонить.

На этот раз она ничего не спросила. Подойдя к телефону, набрала знакомый номер. Довольно долго ждала. Потом покачала головой:

— Не отвечает.

— Звоните по другим телефонам, — упрямо сказал Дронго. — Может, вы сумеете застать там Агаева. Она набрала другой номер.

— Тоже не отвечает, — сказала спустя несколько минут.

— Странно, — задумчиво сказал он, — по логике вещей, там должно быть полно народу. У вас только два телефона?

— Есть еще один. Подполковника Славина. Но вы сказали…

— Позвоните и туда. Может, у вас просто опечатали кабинеты. Хотя Агаев уже должен был туда вернуться.

Она набрала третий номер. На этот раз ответили сразу.

— Алло? — спросила она. — Кто это говорит? Слушала молча. Потом коротко подтвердила:

— Да, это Светлова. Что у нас случилось? Говоривший с ней человек, очевидно, рассказывал нечто такое, от чего ее холодное лицо становилось еще более замкнутым и отчужденным.

Затем она не очень решительно сказала:

— Понимаю. Я понимаю вас.

И наконец положила трубку, обернувшись к Дронго.

— Там случилось несчастье. Славин погиб. Виноградов исчез. Они утверждают, что именно Дима застрелил Владимира Сергеевича.

— Вы в это верите? Она нахмурилась.

— Не знаю.

— Капитан Агаев уже вернулся?

— Про него мне ничего не сказали. Я, наверное, должна поехать туда. А где Дима Виноградов? Вы знаете, где он сейчас находится?

— Нет. Но я знаю, где он будет находиться сегодня вечером. У него должна была состояться встреча с подполковником Славиным. Если я буду совсем один, он мне наверняка не поверит. Он забрал очень важные Документы.

— Какие документы?

— Из' кабинета полковника Мамонтова. План операции «Возвращение Голиафа». Операции, разработанной вашим аналитическим управлением. В случае резкого падения рейтинга президента и его явной непопулярности, с последующим поражением на президентских выборах, предусмотрено организовать в Москве серию взрывов, свалив все это на чеченцев. Затем введение чрезвычайного положения и отмена выборов.

— Вы ненормальный, — убежденно сказала женщина.

— Мне рассказал об этом подполковник Славин за несколько минут до своей смерти.

— У Димы Виноградова есть подобный документ? — поняла она.

— Есть, и сегодня ночью мы с ним должны встретиться. Если он, конечно, продержится до ночи и мы сумеем с ним связаться.

— Где будет встреча?

— В Никитском переулке. Сегодня в одиннадцать.

— Ваши друзья из СВР знают об этом?

— Пока у меня нет на руках доказательств.

— Понятно, — женщина подошла к газетному киоску, попросила пачку сигарет. Расплатилась, положила сигареты в сумку. Потом, словно вспомнив про них, достала, вытащила одну, чиркнула спичкой, закурила. Протянула пачку Дронго чисто мужским движением, словно признавая наконец в нем своего коллегу.

— Спасибо. Я не курю, — он покачал головой.

— Вы не сказали, как вас зовут, — напомнила она.

— Иногда меня называли Дронго.

— Я про вас слышала, — кивнула женщина. — Вы бывший аналитик специального комитета экспертов ООН.

— У вас точные сведения.

— Что будем делать? — спросила женщина, снимая с головы берет. Светлые волосы рассыпались по плечам.

— Прежде всего нам нужно найти Агаева и выяснить у него, как обстоят дела в вашем отделе. Если он, конечно, еще жив.

— Вы думаете, они могут и его?

— Не знаю. Я бы не хотел гадать по этому поводу. Она швырнула окурок в сторону.

— Может, мне стоило вернуться. Если вам удалось убедить меня и Гамзу, думаю, вам удастся убедить и Диму Виноградова.

— Одному. Ночью. И еще попросить его отдать мне важнейший документ! Ни за что на свете. У него было оружие?

— Конечно. Но я не знаю, успел ли он его захватить с собой.

— А у вас? ,

— У меня есть, — дотронулась она до сумки. — Почему вы спрашиваете?

— Значит, мы вооружены и очень опасны, — пошутил он. — Идемте снова позвоним к вам, попытаемся найти капитана Агаева. Может, он ждет нашего звонка, хотя я давно не верю в чудеса.

Она снова нахмурилась.

— Не нужно так говорить.

— Извините. Вы будете звонить? Она снова подошла к телефону. Набрала номер. На этот раз опять ответили довольно быстро.

— Добрый день, — сказала она, — говорит Светлова. Мне нужен капитан Агаев.

Ей что-то сказали. Она спокойно подтвердила.

— Да, я слышала обо всем. Скоро буду. Капитан Агаев уже приехал? Нет? Спасибо. Да, конечно, я сейчас приеду.

Она взглянула на стоявшего рядом Дронго. Тот читал объявления, наклеенные прямо на стену. Неизвестная туристическая компания обещала рай в Греции всего за триста долларов. Заодно туристам обещали невероятно дешевые шубы, на которые поздней весной катастрофически падал спрос. Она повесила трубку.

— Он еще там не появлялся. Они требуют, чтобы и я срочно приехала. Что мне делать?

— Не оборачивайтесь, — холодно сказал он. — Кажется, мы слишком долго пробыли у этого телефона. С той стороны улицы за нами следят.

Женщина бросила взгляд туда, где стояла «Волга» с сидевшими в ней двумя незнакомцами.

— Нам нужно уходить, — убежденно сказал Дрон-го, — и постараться от них оторваться.