Тень Ирода

Абдуллаев Чингиз

10

 

Ровно за двадцать минут до назначенной встречи Славин вышел из здания. Ехать было недалеко, к Киевскому вокзалу, но он боялся опоздать и решил подстраховаться. Именно в этот момент у их стоянки остановились две машины СВР, в одной из которых сидел Дронго.

— Появился Славин, — сказал ему сотрудник СВР, сидевший за рулем. Подполковник огляделся, сел в свою машину и через несколько секунд выехал со стоянки.

— Давайте за ним, — предложил Дронго. — Вторая машина пусть идет немного впереди.

Во второй машине сидело еще двое сотрудников. Оба автомобиля выехали за машиной Славина.

— Держитесь немного ближе, — попросил Дронго своего водителя, — мы можем его потерять.

— Вряд ли, — хладнокровно возразил сидевший за рулем офицер СВР, — здесь только одна дорога. Он едет в сторону Белорусского вокзала.

— Все-таки будьте внимательны, чтобы не упустить, — посоветовал Дронго.

Машина Славина шла спокойно, видимо, подполковник и не собирался отрываться. В одном месте, у светофора, она свернула направо, и сразу несколько машин свернули за ней.

— Черт возьми! — зло пробормотал сидевший за рулем сотрудник разведки.

— Что случилось? — спросил Дронго.

— Кажется, мы не одни. Впереди идет «Волга». И вот этот джип рядом с нами. Они меняются местами. Сейчас попрошу нашу вторую машину проследить за ними.

Он поднял микрофон.

— Они не могут вас услышать? — спросил Дронго.

— Нет, — улыбнулся разведчик, — у нас техника неплохая. Пятый, Пятый, я Третий. Посмотрите за машиной «Волга ГАЗ-31» кремового цвета, — он назвал номер, — и джип «Чероки» цвета металлик, — он еще раз сказал номер. — Кажется, они ведут нашего клиента.

— Не только они. Третий, — услышал он в ответ. — Мы уже обратили внимание на их рваный ритм. Третья машина — «Хонда» белого цвета. Они все ведут нашего клиента. И он об этом, кажется, не догадывается.

— Все ясно, спасибо, Пятый. Постарайтесь не обращать на себя внимания, — сказал сидевший рядом с Дронго офицер разведки и, глядя перед собой, спросил: — Это не могут быть сотрудники ФСБ?

— Почему вы так решили?

— Слишком плотно его ведут. Так обычно работает контрразведка. У нас ребята стараются не особенно высовываться.

— Очень может быть, — пробормотал Дронго. — , В любом случае не надо, чтобы они видели и нас.

— Он сворачивает в сторону Арбата, — сказал напарник Дронго. — Где у него будет встреча, вы не знаете?

— Конечно, нет, иначе зачем я сижу в вашей машине? — пожал плечами Дронго. — Может, он заметил наблюдение и сейчас просто дурачит нас всех?

— Нет, он едет довольно спокойно. Не смотрит по сторонам. Держится во втором ряду. Если бы хотел оторваться, ехал бы в крайнем ряду слева.

Автомобили продолжали двигаться, растянувшись на целую колонну. Машина, в которой сидел Дронго, немного отстала.

— Пятый, я — Третий, — сказал сидевший за рулем, — куда он направляется?

— В сторону Киевского вокзала. Может, встреча будет там?

— Как ведут себя его «друзья»?

— Они рядом. Все время меняются, но идут на близкой дистанции.

Автомобиль Славина теперь уверенно двигался в сторону Киевского вокзала. Дронго посмотрел на часы. Было без трех минут пять. Сомнений уже не оставалось. Если встреча состоится, то она произойдет обязательно в районе Киевского вокзала. Машина Славина подъехала к вокзалу и остановилась у входа в метро. Подполковник вышел.

Подъехавшие машины преследователей рассредоточились по площади, и сидевшие в них наблюдатели не спешили выходить, словно зная, что подполковник обязательно вернется к своему автомобилю. Обе машины СВР остановились также в разных точках, центром пересечения которых был автомобиль Славина.

— Что будем делать? — спросил, доставая сигареты и закуривая, офицер СВР. Он протянул пачку Дронго, тот отрицательно покачал головой.

— Сидеть и ждать. Найти мы его в этой толпе все равно не сможем. А если найдем, то обязательно потеряем. Вы же видите, из этих трех машин тоже никто не вышел. Еще раз назовите мне их номера, я постараюсь проверить, кому они принадлежат.

Сотрудник СВР назвал по памяти два номера машин и снова поднял микрофон:

— Пятый, я — Третий. Какой номер у «Хонды»? Назовите еще раз.

В ответ ему назвали номер и спросили, что делать дальше.

— Сидите и ждите, — приказал напарник Дронго. Потом отключился и взглянул на соседа с каким-то любопытством, смешанным с удивлением. — Можно один вопрос?

— Конечно.

— Вы действительно тот самый Дронго?

— Нет, но я с ним работаю, — хладнокровно ответил Дронго.

— Понятно, — кивнул офицер СВР. — Я много слышал об этом Дронго. Но мне казалось всегда, что это неправда. Такого человека просто не может быть. А потом я познакомился с одним документом, в котором фигурировал этот самый Дронго. Он был в прошлом году в командировке в Америке, тогда проводилась какая-то операция по наиболее крупным «авторитетам» нашей мафии. И он там работал. Неужели действительно вы его видели?

— Да. Видел, — неохотно ответил Дронго. — По-моему, вы излишне впечатлительны.

— Может быть, — усмехнулся офицер СВР, — но я сразу понял, что вы работаете на него. Вы слишком колоритны для настоящего разведчика, слишком выделяетесь. У вас необычная походка, большой рост, крупная фигура, запоминающиеся черты лица. Он, наверное, использует вас в качестве связного.

— Иногда. По-моему, кто-то подошел к автомобилю подполковника, — показал Дронго на машину Славина.

— Да, — кивнул его напарник и достал микрофон. — Пятый, проверьте, что там происходит с машиной «клиента». Только осторожно.

Из второго автомобиля вышел молодой человек и неторопливо зашагал в сторону машины Славина, около которой суетился незнакомец. Подошел ближе, сделал круг. Мимо во все стороны спешили прохожие. Сотрудник СВР подошел еще ближе, прошел совсем рядом. Затем вернулся к своему автомобилю. И доложил:

— Третий, я — Пятый! По-моему, этот тип устанавливает в машине «клиента» изящную вещицу, позволяющую слушать красивые песни.

— Ясно, — сказал напарник Дронго. — Они установили подслушивающее устройство, — пояснил он, добавив: — Это могут быть и не сотрудники Славина или его коллеги.

— Тогда кто они? — спросил Дронго и, помедлив, добавил: — Сделаем так: когда Славин вернется, мы поедем за ним, а вторая машина пусть поведет кого-то из этих друзей. Лучше джип. Он более запоминающийся, и его легко вести по московским улицам. Ясно?

— Я сейчас передам, — согласно кивнул офицер СВР, снова поднимая микрофон.

Дронго, уже не слушая его переговоры, следил за площадью. То, что у подполковника здесь было назначено важное свидание, сомнений теперь не вызывало. Интересным был и тот факт, что за ним следили про-, фессионалы, явно старавшиеся не показываться на глаза самому подполковнику. Значит, из этого можно было сделать два вывода. Либо эти люди действуют вопреки указаниям самого подполковника и тех, с кем он должен был сегодня здесь встретиться. Либо подполковник сам приказал сделать это таким образом, чтобы пришедшие с ним на встречу люди не могли заметить подобного наблюдения.

Продумав оба варианта, Дронго отверг второй. В таком случае в машине подполковника неизвестные не стали бы устанавливать подслушивающей системы. Из этого следовало, что подполковник ничего не знает о подобных играх, иначе аппаратуру установили бы сразу на стоянке, не став так рисковать у вокзала.

Оставался первый вариант. Подполковник ехал на встречу убежденный, что с ним никого не будет. Более того, получалось так, что он начал вести переговоры с какими-то неведомыми людьми или группой людей и не хотел, чтобы при его встрече кто-то присутствовал. Каким-то образом этим ловким ребятам, что сидели сейчас в трех машинах, удалось узнать, когда и с кем встречается Славин. И поэтому… Дронго закрыл от напряжения глаза… Все верно. Поэтому они так и рискуют. Они заранее знали, куда именно поедет машина Славина. Они не столько наблюдали за ним, сколько сопровождали его. Ведь джип и «Хонда» часто выезжали вперед, то есть ехали именно в том направлении, куда следовал Славин. Только в этом варианте они могли заранее подготовить своих людей на площади и так спокойно прореагировать на исчезновение Славина. Они его по-прежнему вели, заранее ожидая на площади. А приехавшие с подполковником профессионалы спокойно устанавливали свою аппаратуру. Все сходилось, все было правильно.

В таком случае пассивное ожидание самого Дронго и офицеров СВР было непростительной ошибкой. Он решил, что преследователи потеряли Славина, и не стал настаивать на поиске подполковника, видя перед собой все три приехавшие машины. А их на площади было значительно больше. И пока он ждал в своем автомобиле, неизвестные «провожали» Славина до места встречи. «Ах, как все это непрофессионально, — с досадой подумал Дронго. — Я обязан был предвидеть и такую вероятность. Но счастливая случайность с компьютером меня несколько успокоила, подействовала расслабляюще. Мне показалось, что и дальше будет такое же глупое везение». И, словно в подтверждение его мыслей, сидевший рядом напарник недоуменно сказал:

— Ничего не понимаю.

К сидевшим в «Хонде» людям подошел человек из стоявшего рядом «жигуленка» и, о чем-то коротко поговорив, вернулся в свою машину.

— Их здесь гораздо больше, — удивленно пробормотал офицер СВР. — По-моему, нашего подопечного здесь уже ждали.

— По-моему, тоже, — огорченно пробормотал Дронго. — И, кажется, мы уже ничего не узнаем. Но ждать все равно нужно.

Они просидели в машине еще около двух часов. За это время количество машин на привокзальной площади заметно уменьшилось, и их второй машине пришлось даже отъехать от вокзала, чтобы не вызывать подозрение своим долгим ожиданием. Наконец подполковник появился. Он был мрачен, словно получил неприятные известия.

Славин сел в машину. На площади произошло оживление: К предстоящему забегу подготовились сразу пять-шесть машин.

— Их здесь целая дивизия! — почти восторженно сказал сотрудник СВР, обращаясь к Дронго.

— Передай второй машине, — попросил Дронго, — пусть никуда не спешат. Оставьте меня у того здания, где вы меня взяли.

— Уже отбой? — спросил офицер СВР. — Так скоро? Я думал, мы должны довести нашего «клиента» до дома.

— Не стоит, — махнул рукой Дронго, увидев, как отъезжает автомобиль Славина, а за ним все остальные машины. — У нас слишком неравные силы. Нас могут заметить, а я совсем не хочу, чтобы эти ловкие ребята оставили свою аппаратуру и в вашей машине.

— Как знаете, — пожал плечами офицер и передал в микрофон команду «Отбой». Он был молодой и дисциплинированный сотрудник разведки и привык не задавать ненужных вопросов.

Через двадцать минут они были у дома, где Дронго и Зиновий Михайлович так «плодотворно» проводили время. Дронго вышел из машины.

— Спасибо, — кивнул он на прощание. — А вы были правы, молодой человек. Я действительно только связной. И как правильно вы это сразу поняли.

Машина отъехала, а он тяжело зашагал к подъезду. Так хорошо начавшийся день закончился полным провалом. Он ничего не сумел узнать.