Танкисты-герои 1943-1945 гг.

Жилин Виталий Александрович

Виталий Жилин

Танкисты-герои 1943–1945 гг

 

 

От автора

Священный долг государства, народа — достойно отметить заслуги своих защитников, внесших вклад, особенно ценой жизни, в борьбу за свободу и независимость Родины, увековечить память о подвигах лучших сыновей и дочерей Отечества.

Служение Отечеству и патриотизм как «страстно до ярости чувство своей огромной Родины, за которую человек готов драться и отдать жизнь…» — понятия, которые для наших Героев не были пустым звуком. Эти строки, принадлежащие перу замечательного писателя В. С. Пикуля, стали девизом и смыслом жизни доблестных сынов Отчизны.

Народ, выдюживший непомерную тяжесть военных лихолетий и конфликтов, присвоил имена своих героев тысячам улиц, сотням поселков, районов, школ, училищ, поставил множество памятников на священных солдатских могилах. Скромные обелиски и торжественные мемориалы — словно острые иглы памяти, колющие совесть потомков, не позволяющие людям увязнуть в трясине безумной житейской суеты и беспамятства. Только память народа в состоянии передать современникам и потомкам величие подвига нашего народа во имя своей Отчизны.

Человек на войне совершил подвиг… Чем же воздать храбрецу за содеянное? Издавна в мире существуют официальные, публично присуждаемые звания, титулы, которых удостаиваются те, кто совершил подвиги во славу своей Родины, кто проявил храбрость и мужество, смекалку и находчивость в битвах за ее свободу и независимость, честь и достоинство.

Такие знаки уважения к подвигу, увековечивания памяти о нем были, естественно, и в дореволюционной России, и в Советском государстве.

В СССР сложилась, отражавшая свое время, система наград и степеней отличия за воинские подвиги, своего рода иерархия знаков доблести и славы. И высшим из них было звание Героя Советского Союза, учрежденное 16 апреля 1934 года Постановлением ЦИК СССР. Учреждение этого звания было закономерным.

Строительство социализма проходило в трудных условиях возрастания угрозы военного нападения на СССР и усиления провокаций со стороны империалистических держав, особенно фашистской Германии и милитаристской Японии. Это усиливало ответственность советских людей за подготовку к защите социалистического Отечества, рождало чувство священной ненависти к классовым врагам — империалистам, стремящимся разрушить самое дорогое завоевание человечества — мир и социализм.

Закономерность истории человечества: чем благороднее цель, идеал, моральные мотивы — тем ярче подвиг, тем выше его социальный смысл. И было естественным, что в такой обстановке партия и правительство приняли решение об установлении высшей степени отличия СССР.

Со времени утверждения звания Героя Советского Союза прошло немногим более семидесяти лет — срок для истории небольшой. Но сколько славных страниц вписано в героическую историю нашего государства, в летопись нашего подвига!

Биографии первых Героев Советского Союза свидетельствуют, что они самоотверженно служили Родине, раскрывая лучшие черты советских людей. Отрадно, что среди первых кавалеров медали «Золотая Звезда» были и наши доблестные танкисты.

Благородная суть советского героизма, его массовый характер с необычайной силой раскрылись в суровые годы Великой Отечественной войны. Да иначе и не могло быть! Чем труднее и напряженнее обстановка, сложнее и масштабнее задачи и чем больше нравственного и физического напряжения они требуют от человека, тем выше патриотический подъем народа, тем больше героев он выдвигает из своей среды. Такова очередная закономерность.

Биография любого Героя Советского Союза — солдата или маршала — живая страница истории, волнующий эпизод ратного пути, пройденного нашим народом.

Люди разных национальностей стоят в едином строю Героев, как единая братская семья всех народов, населявших СССР.

«Звание Героя Советского Союза, — отмечается в Положении, — присваивается за личные и коллективные заслуги перед Советским государством и обществом, связанные с совершением героического подвига. Герою Советского Союза вручается: высшая награда СССР — орден Ленина, знак особого отличия — медаль „Золотая Звезда“ и Грамота Президиума Верховного Совета СССР».

Свыше 11 тысяч славных сынов и дочерей Отечества были удостоены звания Героя Советского Союза. В плеяде прославленных воинов-Героев выдающееся место принадлежит дважды Героям Советского Союза. В 1939 году Президиум Верховного Совета СССР установил, что Герой Советского Союза, совершивший вторично героический подвиг, не меньше первого, награждается второй медалью «Золотая Звезда». В увековечение памяти дважды Героя сооружается бронзовый бюст с изображением награжденного. Ему вручалась медаль «Золотая Звезда» и особая грамота Президиума Верховного Совета СССР.

Более 110 граждан Советского Союза были награждены второй медалью «Золотая Звезда». Среди них представители различных родов войск, военачальники, полководцы. Всех их роднит и сплачивает общая благородная цель и единые интересы служения своему народу, верность священному долгу перед Родиной.

В числе тех, кто дважды отмечен Родиной высшим знаком отличия — званием дважды Героя Советского Союза, были и шестнадцать наших мужественных танковых рыцарей.

Вот их имена: В. С. Архипов, А. А. Асланов, С. И. Богданов, И. Н. Бойко, И. И. Гусаковский, Д. А. Драгунский, М. Е. Катуков, А. Г. Кравченко, Д. Д. Лелюшенко, П. С. Рыбалко, З. К. Слюсаренко, М. Г. Фомичев, С. В. Хохряков, И. Д. Черняховский, С. Ф. Шутов, И. И. Якубовский.

Уверен, что впервые в этом замечательном списке и сын азербайджанского народа — Ази Агадович Асланов.

Весьма знаменательно, что все дважды Герои-танкисты — коммунисты. Это — яркое доказательство авангардной роли коммунистов на фронте, их героических подвигов во славу нашей Родины. Три дважды Героя-танкиста (А. А. Асланов, С. В. Хохряков и И. Д. Черняховский) пали смертью храбрых на полях сражений Великой Отечественной войны.

Имена и подвиги дважды Героев Советского Союза бессмертны. Они служат вдохновляющим примером мужества, героизма, самопожертвования и высочайшего боевого мастерства.

Их слава, боевые традиции наших Вооруженных Сил — не музейная реликвия, а наша гордость, пример необыкновенного мужества и бесстрашия, неистребимой веры в Победу и правоту великого дела защиты Отечества, ради которого не жалели они ничего.

Есть надежда, что мои скромные очерки о дважды Героях Советского Союза — танкистах заинтересуют вас, уважаемые читатели. Особо мои слова к молодежи, которая живо интересуется всем, что связано с нашим героическим прошлым и настоящим, хочет быть похожей на своих дедов и отцов, стремится быть такой же мужественной и храброй, так же горячо любить свою Родину. Она интересуется не только самим подвигом, но и тем, каким путем Герой шел к нему, хочет знать истоки героизма. Молодежь в поиске: с кого брать пример?

И если при чтении этих документальных очерков ты, дорогой мой младший соотечественник, найдешь для себя образ «делать жизнь с кого», то это будет самой большой твоей благодарностью для тех, кто работал над этой книгой.

 

Победитель

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О присвоении звания Героя Советского Союза генералам, офицерскому, сержантскому и рядовому составу Красной Армии

За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

Гвардии полковнику Драгунскому Давиду Абрамовичу.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин.

Москва, Кремль. 23 сентября 1944 г.

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О НАГРАЖДЕНИИ ГЕРОЕВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ВТОРОЙ МЕДАЛЬЮ «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА»

За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающее право на получение звания Героя Советского Союза, наградить второй медалью «Золотая Звезда» Героев Советского Союза:

Гвардии полковника Драгунского Давида Абрамовича.

Соорудить бронзовые бюсты и установить их на постаментах на родине награжденных.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин.

Москва, Кремль. 31 мая 1945 года.

« ДРАГУНСКИЙ ДАВИД АБРАМОВИЧ, род. 15.02.1910 в с. Святск ныне Новозыбковского р-на Брян. обл. в семье ремесленника. Еврей. Член КПСС с 1931. Окончил н/среднюю школу в 1928. В Сов. Армии с 1933. Окончил Саратов. бронетанк. школу в 1936, Воен. акад. им. М. В. Фрунзе в 1941. Участвовал в боях у оз. Хасан в 1938, ком-р танк. роты.

На фронтах Вел. Отеч. войны с июля 1941. С нояб. 1943 и до конца войны — ком-р 55-й гв. танк. бригады (7-й гв. танк. корпус, 3-я гв. танк. армия, 1-й Укр. фронт). Бригада, действуя в передовом отряде корпуса, 30.7.44 вышла к р. Висла и форсировала ее. В боях за расширение сандомир. плацдарма в авг. 1944 отразила атаки крупных сил пехоты и танков пр-ка. Звание Героя Сов. Союза присвоено 23.9.44. Бригада под команд. полковника Д. отличилась при форсировании Тельтов-канала и в боях в Берлине. 31.5.45 нагр. второй мед. „Золотая Звезда“.

В 1949 окончил Воен. акад. Генштаба, командовал дивизией, объединением, 1-й зам. команд. войсками ЗакВО. С 1969 нач-к курсов „Выстрел“. Ген. — полковник (1970). С 1985 в Группе ген. инсп. МО СССР. Член Центр. ревизион. комиссии КПСС с 1971. Нагр. 2 орд. Ленина, орд. Октябрьской Революции, 4 орд. Красного Знамени, орд. Суворова 2 ст., Отечественной войны 1 ст., Дружбы народов, 2 орд. Красной Звезды, орд. „За службу Родине в ВС СССР“ 3 ст., медалями, иностр. орденами. Бронзовый бюст установлен на родине…»

(Из краткого биографического словаря «Герои Советского Союза», М., Военное издательство, 1987 г., т.1, с. 444–445.)

Будущий прославленный советский танкист дважды Герой Советского Союза генерал-полковник танковых войск Давид Абрамович Драгунский родился 2(15) февраля 1910 года в селе Святск Новозыбковского района Орловской, ныне Брянской области в многодетной семье портного-кустаря. Еврей.

Его отец, Абрам Замканович, 1881 года рождения, был портным. С 1914 года по 1917 год принимал участие, воюя на фронтах, в Первой мировой войне. После Октябрьской революции 1917 года он продолжал быть портным — кустарем-одиночкой, а с образованием в селе в 1929 году колхоза «Интернационал» работал в колхозной артели. Мать, Рахиль Мотаевна, 1888 года рождения, была домохозяйкой и подрабатывала портнихой. Семья Драгунских состояла из десяти человек, а трудоспособных было только двое: отец и мать. Поэтому они влачили жалкое существование, сводя еле-еле концы с концами. Судьба этой семьи и ее родственников-односельчан сложилась трагично. После Великой Отечественной войны Давид Абрамович писал об этом так:

«…В 1941 г. село Святск было оккупировано немцами. Родители, не успев эвакуироваться, были зверски замучены и расстреляны 25 января 1942 года. При этой трагедии погибли от рук немецких фашистских палачей: отец, мать, старшая сестра с тремя детьми, младшая сестра 1926 года рождения, дедушка, бабушка, дяди, тети — всего 74 человека только одних Драгунских.

С первых дней войны на фронтах Отечественной войны — ранены все четыре сына отца. Брат Зелик Абрамович Драгунский — старший, рождения 1923 г. — погиб в 1941 г. на Украине. Брат Шавель Абрамович Драгунский — лейтенант-танкист, окончил Ульяновское танковое училище, рождения 1921 года, погиб в 1942 г. в районе Харькова. Из всей большой семьи, кроме меня, остался единственный брат 1909 года рождения, участвовал в Великой Отечественной войне, член ВКП(б), сейчас работает в г. Москве — директором магазина.

Его адрес: Москва, Вокзальная ул., дом 24, кв.1…»

Сам Давид окончил девятилетку имени М. И. Калинина в г. Новозыбкове (ныне средняя школа № 1) в 1928 году и убыл по комсомольской путевке работать на стройку в Москву, где проработал до февраля 1931 года. Он был чернорабочим, землекопом, слесарем по отоплению и канализации в строительном тресте «Мосстрой». В возрасте 19 лет был избран депутатом Краснопресненского районного Совета столицы. В сентябре 1931 года коммунисты партийной организации треста избрали Давида Драгунского в свои ряды.

В том же 1931 году по мобилизации Московского комитета ВКП(б) Давид Драгунский направлен на работу в село Ахматово Молоковского района Калининской, ныне Тверской области для участия в коллективизации. Сначала он был заведующим избой-читальней, потом — председателем Ахматовского сельского совета, а затем — секретарем парторганизации четырех сельских советов. С конца 1932 года по февраль 1933 года коммунист Давид Драгунский работал в должности инструктора Молоковского районного комитета ВКП(б).

17 февраля 1933 года Давид Драгунский был призван Краснохолмским райвоенкоматом Калининской области в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА).

С февраля по октябрь 1933 года он — курсант полковой школы при 4-м стрелковом полку 2-й стрелковой дивизии Белорусского военного округа. Полк дислоцировался в районе столицы Белоруссии г. Минска. По окончании учебного подразделения выпускник «учебки» был, по его желанию, направлен на учебу в Саратовскую бронетанковую школу, которую окончил с отличием в ноябре 1936 года.

После окончания этой школы, позднее переименованной в училище, лейтенант Давид Драгунский следует к своему первому офицерскому назначению — командиром танкового взвода в 32-й отдельный танковый батальон 32-й стрелковой дивизии Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии, который дислоцировался в то время на ст. Раздольная. С сентября 1937 года по июнь 1939 года лейтенант, а с 4 ноября 1938 года — старший лейтенант Драгунский командует танковой ротой в том же отдельном танковом батальоне. В период службы в этой должности офицер-танкист первым из танкистов-дальневосточников провел танк Т-26 под водой через реку Сейфун и через четверть часа вывел его на другой берег. Для того, чтобы не приспособленная для форсирования водных преград боевая машина выдержала это испытание, лейтенант Драгунский немного переоборудовал танк, добавив две трубы и обмазав негерметичные места солодом и суриком. Проявленная молодым офицером инициатива была отмечена именными часами от командира дивизии.

В этой должности в составе своего батальона он принял свое первое боевое крещение в районе озера Хасан. За мужество и отвагу, проявленные в боях в этом районе, старший лейтенант Давид Драгунский был награжден орденом Красного Знамени.

В аттестации того периода говорилось:

«…Тов. ДРАГУНСКИЙ партии Ленина — Сталина и Социалистической Родине предан. Политически и морально устойчив. Классово бдителен, ведет самую решительную борьбу со всякими проявлениями не советского и не партийного порядка. Военную тайну хранить умеет и борется со всякими проявлениями попыток к разглашению военной тайны. Политически развит отлично. Имеет оценку по Марксо-Ленинской подготовке за 1938 г. отлично. Связь с красноармейцами и нач. составом имеется достаточная, работает в роте с бойцами и командирами систематически, отличный массовик. С партийной и комсомольской организацией связан, работает активно, любит партийную работу, в настоящее время состоит в партийном активе. Является руководителем кружка комсомольского просвещения. В общественной работе принимает активное участие. К подчиненным относится внимательно и проявляет достаточную заботу о них. Деловой, служебный и политический авторитет имеет. Волевыми качествами обладает достаточными — энергичен, решителен, инициативен и проявляет ее в достаточной мере. Требователен к подчиненным. Решения принимать может, настойчиво проводит их в жизнь. Организационно — обеспечивает. Лично дисциплинирован. В подготовке своей работы преобладает личный показ, на основе его и учит своих подчиненных.

Тактически подготовлен хорошо. В огневом отношении подготовлен хорошо, стреляет из всех видов орудия хорошо. Специальная танковая подготовка хорошая, но требуется еще более глубокое изучение танка и в особенности вождения.

Имеющие знания передать может как красноармейцам, так и нач. составу, хороший методист. Работает над собой в области политического роста хорошо, в области боевой подготовки — в отношении командирского уровня работает не достаточно. Особые склонности имеет работать строевым командиром. Состояние здоровья — здоров.

Тов. ДРАГУНСКИЙ с ротой участвовал в составе батальона сначала боевых действий и до конца в районе озера Хасан, где тов. ДРАГУНСКИЙ показал себя с хорошей стороны, как сам, так и совместно с ротой.

Участвовал в двух атаках в составе батальона, его рота и сам тов. ДРАГУНСКИЙ показал свою преданность, геройство и отвагу а также в полной мере полную сколоченность роты для выполнения боевых задач, в боях с японскими самураями, за что тов. ДРАГУНСКИЙ награжден Правительством — орденом „КРАСНОЕ ЗНАМЯ“. Состояние вооружения роты хорошее. Состояние боевых машин хорошее.

Отношение к военно-хозяйственному имуществу, к его учету и отчетности хорошее. Рота на сегодня вполне боеспособна и способна выполнить любую поставленную задачу.

В Ы В О Д: Должности командира роты вполне соответствует. Может быть выдвинут в очередном порядке на должность начальника штаба отдельного танкового батальона.

В военное время можно использовать на должности начальника штаба отдельного танкового батальона…»

В мае 1939 года офицер-танкист поступил в Военную академию имени М. В. Фрунзе. Великую Отечественную войну старший лейтенант Давид Драгунский встретил в крепости Осовецна на западной границе СССР, где он, в числе слушателей академии, проходил стажировку в составе 2-й Белорусской дивизии. По возвращении в Москву, 21 июля 1941 года, был осуществлен выпуск из вышеназванного военного учебного заведения.

Командир отдельного танкового батальона 242-й стрелковой дивизии Западного фронта — такое назначение получил капитан (это воинское звание он получил в июле 1941 года одновременно с назначением на эту должность. — Прим. автора) Драгунский, покидая стены академии.

В августе 1941 года — новое назначение — начальником оперативного отделения 242-й стрелковой дивизии, а 1 ноября этого же года его направляют на учебу — слушателем ускоренного курса Военной академии Генерального штаба. Учась на этих курсах, капитан Драгунский получил очередное воинское звание — «майор».

По окончании учебы в академии майора Драгунского командируют на фронт, на этот раз — Северо-Кавказский, на должность помощника начальника оперативного отдела штаба фронта. В июле 1942 года новое назначение — начальник разведотдела штаба автобронетанкового управления Черноморской группы Закавказского фронта. Из боевой характеристики той поры на майора Драгунского Давида Абрамовича:

«…Майор ДРАГУНСКИЙ, работал Начальником разведывательного отдела штаба АБТУ Северо-Кавказского фронта и Черноморской Группы, показал себя старательным добросовестным работником. Все поручения Командования выполнял в различных условиях боевой обстановки точно и своевременно.

Тактически грамотен. Способный, растущий командир. В период боевых действий сумел организовать и налаживать связь с частями, получая необходимые данные о противнике. Смелый, дисциплинированный, энергичный командир. Хотя специальной подготовки по разведслужбе не имеет, но эти знания приобретал на практической работе.

В Ы В О Д: По своим знаниям и опыту работы может быть использован на должностях:

1. Начальника оперативного отдела танкового корпуса, или 2. Заместителя командира танковой бригады.

ЗАМ. КОМ. ВОЙСКАМИ ЧЕРНОМОРСКОЙ Гр. ПО ТАНКОВЫМ ВОЙСКАМ

ПОЛКОВНИК (подпись)/СИНЕНКО/»

6 октября 1942 года майору Драгунскому Д. А. присваивается очередное воинское звание — «подполковник», а чуть позднее он командируется на Калининский фронт в 3-й механизированный корпус на должность начальника разведотдела штаба этого объединения. Дважды Герой Советского Союза маршал бронетанковых войск М. Е. Катуков впоследствии вспоминал: «…Среди тех, кто прибыл тогда, были подполковник Д. А. Драгунский, назначенный на должность начальника разведки корпуса. На этой работе Д. А. Драгунский проявил себя с самой лучшей стороны — способным и энергичным командиром…»

С ноября 1942 года по ноябрь 1943 года подполковник Д. А. Драгунский — начальник штаба 1-й механизированной бригады 3-го механизированного корпуса 1-й танковой армии.

Вот как он характеризовался по этой должности:

«…Тов. ДРАГУНСКИЙ Д. А. в должности Начальника штаба 1-й Механизированной бригады с ноября мес. 1942 года. На службе показал себя культурным, грамотным штабным командиром. В обстановке ориентируется правильно и быстро, может хорошо руководить боем, штабную службу знает хорошо. Штаб подготовлен и работает вполне удовлетворительно. Планировать боевую подготовку частей может.

Дисциплинированный, требовательный к себе и подчиненным. Пользуется заслуженным авторитетом. В боях смел и решителен.

В бою за Халхин-Гол награжден орденом „КРАСНОЕ ЗНАМЯ“

Партии ЛЕНИНА — СТАЛИНА предан.

В ы в о д: Занимаемой должности вполне соответствует.

КОМАНДИР 1 МЕХ. БРИГАДЫ

ПОДПОЛКОВНИК

(подпись) /ЛИПАТЕНКОВ/

18.6.1943 г.»

21 октября 1943 года подполковник Д. А. Драгунский назначается командиром 55-й гвардейской танковой бригады 7-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта. Теперь до окончания Великой Отечественной войны и после ее завершения он будет командовать этим прославленным соединением…

Пройдет совсем немного времени после назначения офицера-танкиста командиром бригады, как он заявит о себе. О боевых отличиях и заслугах бригады и ее командира информация шла по всему фронту.

3 декабря 1943 года командир 7-го гвардейского танкового корпуса генерал-майор танковых войск Сулейков подписал боевую характеристику на гвардии подполковника Д. Драгунского, в которой говорилось:

«…В боях за социалистическую Родину показал себя смелым, инициативным, тактически грамотным офицером. Дисциплинирован, энергичный волевой командир. Управлять частями в бою умеет.

Бригада тов. ДРАГУНСКОГО прошла с боями с 4 по 14 ноября 1943 года до 200 километров и нанесла немецким захватчикам большой урон в живой силе и технике. Бригадой уничтожено за этот период 1000 солдат и офицеров, 25 танков разных марок, до 300 автомашин, один саперный батальон, развед. батальон и много другого имущества и вооружения. С 8 по 13 ноября 1943 г. тов. ДРАГУНСКИЙ, находясь в глубоком тылу врага м. ПАВОЛОЧЬ, командовал смело, презирая смерть и проявляя при этом героизм, продолжая наносить удары за ударом контратакующему противнику. По приказу Командования армии тов. ДРАГУНСКИЙ вывел бригаду из м. ПАВОЛОЧЬ с боями и незначительными потерями.

За проявленный героизм тов. ДРАГУНСКИЙ представлен к высшей правительственной награде „ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА“.

В ы в о д. Должности командира бригады соответствует. Достоин присвоения звания „ПОЛКОВНИК“.

КОМАНДИР 7 ГВАРДЕЙСКОГО КИЕВСКОГО

ТАНКОВОГО КОРПУСА ГВАРДИИ

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ТАНКОВЫХ ВОЙСК

(подпись) /СУЛЕЙКОВ/…»

Воинское звание «полковник» комбриг получит 25 апреля 1944 года, а вот звание Героя Советского Союза по данному представлению получить ему не посчастливилось… 9 декабря 1943 года в районе Малина, под Житомиром, разгорелся танковый бой. Враг непрерывно контратаковал, он бросил против наших войск значительные силы. На 500 метров и ближе сходились танки и вели огонь в упор. Силы были почти равные. Исход битвы определяли выдержка, упорство, воля сражавшихся людей. В критический момент боя комбриг гвардии подполковник Д. Драгунский на своем танке выскочил вперед (что было вообще характерно для отважного танкиста. — Автор). По опыту он знал, как важно в такие минуты быть впереди…

И вдруг тупой болью что-то отдалось в правом боку. Дальше он уже ничего не помнил. Очнулся на второй день в полевом эвакогоспитале. Оказалось, большой осколок снаряда, пройдя под ребрами, рассек печень. Это тяжелейшее ранение поставило его на грань жизни и смерти.

Долгие дни, недели и месяцы боролся Давид Абрамович с помощью врачей за жизнь, за возвращение в строй. Медленно проходило лечение. Плохо заживала рана. А тут еще и тревожила офицера-танкиста судьба родных. В оккупации на Брянщине осталась вся его семья. Как только освободили родные края, он написал письмо. А через некоторое время пришло страшное известие от друзей: фашисты расстреляли его отца, мать, двух сестер. В боях за Родину погибли и два его брата…

После основного курса лечения гвардии подполковника Д. Драгунского из госпиталя направляют в Железноводск, в санаторий для выздоравливающих.

«…Ничего не поделаешь, поехал, — пишет в очерке „Комбриг“ В. Смирнов из книги первой „Люди бессмертного подвига“ (Москва, 1965). — Но все время тревожился: неужели он уже инвалид? А ведь так велик у него счет к врагу.

Снова потянулись скучные, однообразные дни. Трудно было тогда Драгунскому. Порой начинало казаться, что о нем уже забыли, что, пока был здоров, воевал, был нужен, а теперь никто и не вспомнит. Но Драгунский ошибался. Нет, его не забыли не только друзья, но и командование. В конце июня 1944 года в Железноводске он получил коротенькую записочку: „Милости прошу вместе кончать войну. Рыбалко“.

Эта немногословная записка командующего армией оказалась самым лучшим лекарством. Драгунский ожил, воспрянул духом. Он не считал себя больше больным, ограниченно годным для войны человеком.

Перед новыми боями Драгунский вернулся в гвардейскую танковую армию. Радушно, тепло встретил его Рыбалко. Поздравил с присвоением воинского звания полковника, справился о здоровье.

— Куда пойдешь? — спросил Рыбалко в конце беседы.

— Хотелось бы в свою родную бригаду попасть, товарищ командующий, — ответил Драгунский.

— Ну и быть сему!

Рыбалко поехал вместе с Драгунским в бригаду представить его. И хотя комбрига там хорошо знали, генерал сказал перед строем:

— Я привез командира бригады. Он только что вернулся из госпиталя. Скоро мы снова будем громить врага. Прошу вас, поберегите командира. Он уже и так весь искалечен.

В середине июля 1944 года Драгунский снова повел бригаду в бой. Вместе с другими соединениями бригада вышла в район западнее Львова, овладела местечком Грудек Янгельонский. Путь отхода на запад крупной вражеской группировке был отрезан…»

Перед войсками встала новая и чрезвычайно сложная задача — форсировать широкую, полноводную Вислу.

Командующий армией генерал Рыбалко лично поставил задачу бригаде. Уже одно это говорило о ее важности. Действуя в передовом отряде, танкистам предстояло стремительно вырваться вперед, выйти к реке и с ходу, без задержки, форсировать ее.

И вот по лесным тропам и просекам, обходя болотистые участки, танковые батальоны ринулись вперед. Драгунский понимал, что надо обогнать отходящего противника, не дать ему осесть на нашем берегу и организовать оборону. Удастся это сделать — успех форсирования будет обеспечен.

Но вот путь бригаде преградила глубокая река Санок. Средства переправы не могли угнаться за танками по бездорожью и оказались где-то позади. И, не желая снижать темпа, Драгунский решил преодолевать вброд реку глубиной до двух метров. Это было выше технических возможностей танков того времени. Но танкисты нашли выход из положения… Потребовалось всего лишь два часа, чтобы вся танковая бригада переправилась через Санок. Снова рокот десятков моторов слился в единый сплошной гул. Колонна стремительно удалялась на запад.

30 июля 1944 года танкисты бригады полковника Драгунского увидели Вислу. Спокойно катила она свои зеленоватые воды. В то утро тихо было на берегах Вислы. Последний бросок бригады к реке был так стремителен, что остатки разбитых войск противника не успели отойти на западный берег. Не подошли и резервы из глубины. Но вот беда: опять не было средств переправы. А Висла — это не Санок, ее не перескочишь вброд. Но и здесь танкисты проявили находчивость. Драгунский приказал собрать рыбачьи лодки, сделать плоты из бревен и досок и перебросить на тот берег батальон автоматчиков. На другой день утром удалось переправить четыре танка. Паром уступили на короткое время танкисты Катукова, которые вышли к реке несколько ниже. Уступили как «своему» человеку: ведь в этой бригаде Драгунский воевал на Курской дуге.

Сравнительно легко захватили наши войска Сандомирский плацдарм. Но фашистское командование понимало, что он явится хорошим трамплином для нового мощного наступления Красной Армии.

Вот почему в жаркие дни августа 1944 года на плацдарме развернулись кровопролитные бои. Враг не переставал бросать в бой все новые и новые силы, подводил резервы из тыла, снимая части с других участков фронта, контратаковал по нескольку раз в день, но безуспешно: наши войска стояли насмерть.

В районе Опатува занимали оборону и танкисты под командованием полковника Драгунского. Уже более десяти дней вели они упорные неравные бои. Враг стремился сбить их с плацдарма, опрокинуть в Вислу. Но храбро сражались воины гвардейской танковой бригады.

Небольшого роста, подвижной и энергичный, с покрасневшими от бессонницы и пыли глазами, Драгунский постоянно появлялся во взводах и ротах, нередко ползком добираясь к ним.

Но вот перед участком бригады сосредоточила огонь артиллерия корпуса. Над полем боя появились наши штурмовики. И в этот момент Драгунский ввел в бой свой последний резерв — танковую роту. На большой скорости врезались наши танки в боевые порядки фашистов. Нельзя было понять, где враг, где свои. Горели танки и бронетранспортеры, горела неубранная пшеница и рожь.

К вечеру бой утих. Противник отступил, оставив на поле девять танков. Дорого досталась эта победа и нашим танкистам.

Весь август не затихали упорные бои на плацдарме.

Солнечный день 17 августа. Тихо на переднем крае. Немецкие «юнкерсы» летят куда-то на восток через наши боевые порядки. Очевидно, бомбить переправы на Висле. Редкий взрыв нарушит тишину. Но тишина на фронте всегда обманчива, она настораживает. Комбриг приказывает усилить наблюдение.

Прочно обосновались танкисты в обороне. Окопались. Хорошо замаскировали боевые машины. Не удастся врагу обмануть наших бойцов. Зорко следили они за каждым его движением.

В 16.30 около сотни самолетов обрушили свой смертоносный груз на боевые порядки наших войск. Заухала вражеская и наша артиллерия. Скрипящий пронзительный звук немецких шестиствольных минометов прорезал воздух.

Вслед за этим выползли и танки с бронетранспортерами. Тяжелые «тигры», поводив стволами длинных орудий, открыли ураганный огонь. Не жалели снарядов и наши танкисты и артиллеристы. Но, не считаясь с потерями, снова и снова атаковывал враг.

И вот на одном из участков противнику удалось прорваться. Вышла из строя артиллерийская батарея. Танки врага устремились в эту брешь. И, хотя на участке бригады Драгунского танкисты удерживали свои позиции, нельзя было не помочь и своим соседям. Но помощь огнем оказалась недостаточной.

Гвардии полковник Д. Драгунский решил контратаковать вклинившегося на стыке двух бригад противника. Он ввел в бой танковый батальон второго эшелона и сам возглавил контратаку.

Стремителен был натиск танкистов. С ходу они врезались в боевые порядки врага. Уже через 30 минут более десяти вражеских танков пылало на поле.

Положение у соседа было восстановлено.

Так, плечом к плечу друг с другом, с воинами других родов войск били врага танкисты на плацдарме. Помогали другим, когда им было трудно, не отказывались от помощи, когда было самим тяжело.

В боях тех дней танкисты гвардии полковника Д. Драгунского показали, что они умеют не только стремительно преследовать противника, с ходу захватывать важные узлы и выгодные естественные рубежи, но и прочно удерживать их, когда этого требует обстановка.

27 дней длились бои. Ни разу не дрогнули танкисты Драгунского, не уступили ни пяди отвоеванной земли.

Окраина маленького польского городка Тарнобжег. Замерли в ровном строю гвардейцы-танкисты. Ветер колышет алое гвардейское знамя. Торжественно звучит гимн Советского Союза. К боевому знамени бригады прикрепляется еще один орден, отметивший ее славный боевой путь. Многие воины получают правительственные награды за героизм и воинское мастерство, проявленные во время форсирования реки Вислы, за удержание Сандомирского плацдарма. А на груди командира гвардейской танковой бригады полковника Д. А. Драгунского засверкала Золотая Звезда Героя Советского Союза.

Командир 7-го гвардейского танкового корпуса гвардии генерал-майор танковых войск Митрофанов, представляя гвардии полковника Д. А. Драгунского к этому высокому званию, в Наградном листе отмечал:

«…В период ЛЬВОВСКОЙ операции, при форсировании р. ВИСЛА и в боях за расширение плацдарма на левом берегу р. ВИСЛА с 14.7 по 21.8.44 г. полковник ДРАГУНСКИЙ проявил боях мужество и отвагу. Умело и тактически грамотно использовал силы и средства бригады. Проявлял инициативу, своевременно делал оценку обстановки и предложения. Совершив форсированный марш к р. ВИСЛА в качестве передового отряда корпуса, своевременно подошел к р. ВИСЛА и первым в корпусе и Армии перебросил свой мотобатальон на левый берег и в дальнейшем подкрепил его танками. Переправившись через р. ВИСЛА, начал бои за расширение плацдарма и во взаимодействии с 56 гв. тбр в упорном бою овладел м. СТАШУВ, узлом дорог, нанеся противнику значительные потери. В дальнейшем, действуя как передовой отряд корпуса, преодолевая пересеченную и лесистую местность, совершая обход крупных населенных пунктов, занятых немцами, БАГОРИЯ, ИВАНИСКА, ОПАТУВ, ворвался в глубинку и, не оглядываясь на главные силы, смело и решительно атаковал противника в районе ЦМЕЛЮВ, БОДЗЕХУВ восточнее г. ОСТРОВЕЦ и нанес ему ущерб: разбил несколько складов боеприпасов, продовольствия, разбил эшелон с высаживающейся пехотой противника, три паровоза, базу автомашин, госпиталя и крупный штаб, уничтожил минометную батарею и освободил лагерь военнопленных. Своими действиями нанес поражение в тылу противника.

В боях за расширение плацдарма проявил упорство по отражению атак крупных сил пехоты и танков противника в районе СТАДОЛЫ, чем обеспечивал стык 21 и 102 СК и окружение САНДОМИРСКОЙ группировки противника.

Ходатайствую о представлении полковника ДРАГУНСКОГО к званию „ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА“»…

Командующий 3-й гвардейской танковой армией гвардии генерал-полковник Рыбалко, Член Военного Совета этой армии гвардии генерал-лейтенант танковых войск Мельников, командующий бронетанковыми, механизированными войсками 1-го Украинского фронта генерал-полковник танковых войск Новиков и Военный Совет фронта поддержали командира корпуса: «Достоин присвоения звания „ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА“».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1944 года «За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство» гвардии полковнику Драгунскому Давиду Абрамовичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением офицеру ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»… Ему были вручены высшие награды Родины. Медаль «Золотая Звезда» имела № 4658.

Прекрасное дополнение к двум орденам Красного Знамени и ордену Красная Звезда. Свой первый орден Красного Знамени офицер-танкист получил еще до Великой Отечественной войны, за боевое отличие в районе озера Хасан. Второй такой орден он заслужил за Днепр. Ордена Красной Звезды он был удостоен за отвагу и храбрость в боях на Курской дуге.

И вот теперь мужественному офицеру-танкисту в торжественной обстановке были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» № 4658.

…Колонна бригады медленно втягивалась в лес. Комбриг обернулся и последний раз посмотрел на высоту, где догорали фашистские танки. Языки пламени то затухали, то с новой силой поднимались в ночное небо. И в отблеске этого огня виделось гвардии полковнику Д. Драгунскому зарево грядущей Победы.

И она пришла. Прошагав, как поется в песне, «пол-Европы, полземли», советские солдаты подошли к логову фашистского зверя…

Кончился короткий период отдыха после боев. Наступил последний год Великой Отечественной войны. В морозный январский день танковая бригада Драгунского снова устремилась на запад.

Почетная и трудная задача выпала на долю танкистов гвардии полковника Д. Драгунского — действовать в передовом отряде. Она по плечу только смелым, выносливым, сильным духом людям. Передовой отряд действует впереди главных сил, уходя от них на 40 — 130, а иногда и больше километров. Этим обеспечивается стремительное продвижение наступающих войск. В таких условиях нужны высокие качества командира, умение самостоятельно принимать решения и быстро действовать. Тут не на кого надеяться.

И не случайно гвардии полковнику Д. Драгунскому так часто приходилось возглавлять передовые отряды. Генерал П. С. Рыбалко говорил, что Драгунского не только не надо подгонять, а порою приходится сдерживать в бою.

На второй день боев бригада далеко оторвалась от главных сил корпуса. Вот и первая стычка с врагом. На подступах к городу Енджелов первый танковый батальон встретил колонну артиллерии и танков, выдвигавшуюся, чтобы занять подготовленный рубеж и не допустить дальнейшего распространения наших войск. Возглавлял батальон Герой Советского Союза майор Федоров. Воевал он вместе с гвардии полковником Д. Драгунским уже давно. Понимали они друг друга с полуслова. А в условиях фронтовой жизни это очень важно.

Нельзя медлить. И вот уже созрело решение у комбрига: батальону Федорова незаметно обойти врага и ударить по колонне с фланга… Как только раздались первые выстрелы танков первого батальона, колонна противника начала спешно развертываться. В этот момент другие батальоны стремительно атаковали с фронта. В течение часа все было кончено. В беспорядке на поле боя стояли, опустив стволы пушек, сгоревшие танки, дымились остатки разбитых автомашин, торчало из снега развороченное железо орудий.

Что ни день, все дальше на запад уходили танкисты комбрига Д. Драгунского. Форсировали реки Чарна-Нида, Пилица, Варта и Одер. Вступили на землю врага.

В первых числах февраля бригада вышла к городу Бунцлау, стоящему на реке Бобер. Враг упорно оборонялся здесь, понимая, что, овладев этим городом, наши войска открывали себе пути для дальнейшего наступления на Лаубен, Котбус, Дрезден и Берлин.

После короткой, но решительной атаки танкисты бригады Драгунского во взаимодействии с другими частями 10 февраля овладели городом Бунцлау. Здесь, по этим дорогам, около 130 лет назад шли русские воины с фельдмаршалом Кутузовым во главе.

…В Бунцлау гвардии полковник Драгунский с начальником политотдела гвардии подполковником Дмитриевым и командирами батальонов поехали осматривать исторические места.

В центре города — трехгранный гранитный обелиск. На нем выбиты простые, волнующие слова:

«До сих мест полководец Кутузов довел победоносные войска российские, но здесь смерть положила предел славным делам его. Он спас отечество и открыл пути освобождения Европы. Да будет благословенна память героя».

Бригада покидала Бунцлау. Танки проходили мимо места, где захоронено сердце Кутузова. Драгунский остановил колонну. К памятнику подошел танк. На его башне было написано одно слово: «Кутузов». Он служил трибуной. Гвардии подполковник Дмитриев открыл короткий митинг, посвященный памяти великого русского полководца Кутузова и русских воинов, шедших по этим дорогам.

Один за другим поднимались на танк-трибуну танкисты. Говорили о славе русского оружия, клялись быть достойными памяти своих героических предков. Горячее слово произнес и командир бригады.

Прогремел трехкратный салют в память славных российских воинов и их великого полководца. Танки уходили дальше на запад.

Из боевой характеристики на Героя Советского Союза гвардии полковника Д. А. Драгунского, утвержденной в начале 1945 года:

«…Гвардий полковник ДРАГУНСКИЙ способный, решительней и находчивый командир. Тактически грамотный, в боевой обстановке быстро осваивает полученную боевую задачу и всесторонне в ней разбирается, стремится лично докладывать о ходе боя, проявляет инициативу, делает разумные предложения и не боится ответственности за самостоятельно принятое решение. В оперативно-тактическом отношении в объеме занимаемой должности подготовлен хорошо, общее развитие хорошее, имеет опыт работы в штабах. Организовать взаимодействие родов войск в бою, руководить частями бригады в наступлении и в обороне может хорошо. Танковая бригада под командованием тов. ДРАГУНСКОГО, ведя непрерывные бои с противником, прошла от Днепра до Вислы, завоевала наименование Васильковской и удостоена награды — орденов КРАСНОГО ЗНАМЕНИ и БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО 2-й степени, а тов. ДРАГУНСКОМУ за геройство, мужество и отвагу, проявленную в боях, присвоено звание ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА и награжден двумя орденами КРАСНОГО ЗНАМЕНИ и орденом КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ.

В период доукомплектования бригады сентябрь — декабрь 1944 г. сумел правильно поставить боевую подготовку частей бригады и добился вполне удовлетворительного политико-морального состояния личного состава. Бригада к предстоящим боям вполне подготовлена. Лично дисциплинирован и выдержан. Политически и всесторонне развит. Пользуется деловым авторитетом среди личного состава бригады. Предан партии Ленина — Сталина и Социалистической Родине.

Должности командира танковой бригады вполне соответствует. Подготовка на курсах усовершенствования и командирования в академию не требуется.

КОМАНДИР 7 ГВ. ТАНКОВОГО КИЕВСКОГО

ДВАЖДЫ КРАСНОЗНАМЕННОГО ОРДЕНА

СУВОРОВА КОРПУСА

ГВАРДИИ ГЕНЕРАЛ-МАЙОР Т/ВОЙСК

(подпись) /ИВАНОВ/

10.1.1945 г.»

В первых числах марта 1945 года гвардии полковнику Д. А. Драгунскому снова пришлось покинуть бригаду: открылись старые ранения. Здесь уместно довести до уважаемых читателей, что герой нашего очерка за годы Великой Отечественной войны был пять раз ранен и контужен: на Западном фронте — 30 июня и в августе 1941 года — легко ранен и контужен; на Воронежском фронте — 8 июня 1942 года — легко ранен, а 11 августа того же года — тяжело; на 1-м Украинском фронте тяжело ранен 9 декабря 1943 года.

Узнав о плохом состоянии его здоровья, командующий 3-й гвардейской танковой армией гвардии генерал-полковник П. С. Рыбалко приказал отправить доблестного танкиста немедленно на лечение.

В начале Берлинской операции комбриг, упросив медиков ускорить курс лечения, вернулся в родную бригаду. Он прибыл туда в разгар боев, 18 апреля 1945 года. Танкисты уже форсировали реку Шпрее. Как раз в это время армия генерала Рыбалко повернула на Берлин. Это известие обрадовало всех танкистов. Им предстояло вместе с другими частями нанести последний, решающий удар по врагу.

С каждым днем все ближе фашистская столица. Какой-то шутник вывел на броне танка: «До Берлина хватит одной заправки». Стремителен был удар с юга на Берлин. Уже 23 апреля развернулись бои в пригородах. Каменные постройки, приспособленные врагом для обороны, усложняли наступление. Враг яростно сопротивлялся.

На одной из улиц артиллерийский огонь преградил путь танкам. Было подбито несколько машин. Все попытки выбить противника из глубокого подвала оказались безуспешными. Недоставало пехоты. Комбриг принял решение обходить сильный опорный пункт. Танки уже начали развертываться в другом направлении. Но что это? Внезапно все изменилось. Огонь врага прекратился. Уж не ловушка ли здесь?

Нет, никакой ловушки не было. Когда танковый батальон продвинулся вперед и занял улицу и опорный пункт, все выяснилось. В одном из подвалов, где было установлено противотанковое орудие, лежали четверо убитых фашистов. На казенной части пушки, вцепившись в горло пятому гитлеровцу, лежал убитый советский солдат. Это был Витя Лисунов, боец разведывательного взвода бригады, девятнадцатилетний комсомолец.

26 апреля 1945 года танковая бригада полковника Драгунского овладела стадионом «Рейхспортфельд», металлургическим заводом в Рулебен.

И вот новая боевая задача: перерезать шоссе Берлин — Потсдам, соединиться с войсками 1-го Белорусского фронта, наступавшими с севера, и замкнуть кольцо окружения вокруг Берлина. Эта задача была выполнена. 30 апреля внутреннее кольцо окружения берлинского гарнизона было замкнуто. Танкисты гвардии полковника Д. Драгунского соединились с воинами 35-й гвардейской механизированной бригады 1-го Белорусского фронта, наступавшей с севера. Радости не было предела. Полетели вверх промасленные шлемы танкистов. Люди обнимали и целовали друг друга. Приближалась долгожданная Победа…

Огромен вклад бригады и лично комбрига во взятие Берлина и особенно при форсировании Тельтов-канала и в боях в самой столице фашистской Германии.

Командир 7-го гвардейского танкового корпуса гвардии генерал-майор Новиков в Наградном листе от 1 мая 1945 года, представляя гвардии полковника Драгунского Д. А. ко второй звезде Героя Советского Союза, отмечал:

«…Гвардии полковник ДРАГУНСКИЙ командует бригадой с декабря месяца 1943 г. За этот период, находясь с бригадой в боях, показал себя решительным, смелым, лично храбрым и отважным офицером-танкистом.

Умело и тактически грамотно использует силы и средства бригады, хорошо умеет организовать взаимодействие танковой бригады с другими родами войск. Руководить бригадой во всех видах боя может хорошо, в боевой обстановке разбирается быстро и решения принимает правильные, и не боится ответственности за принятые решения.

Особенно тов. ДРАГУНСКИЙ отличился в боях при форсировании канала ТЕЛЬТОВ и в боях за г. БЕРЛИН. Бригада под командованием тов. ДРАГУНСКОГО всегда наносила противнику большой ущерб в живой силе и технике. Только за период с 16.4 по 30.4.45 г. бригада нанесла следующей ущерб противнику: убито 705 солдат и офицеров, взято в плен — 2700 человек, подбито 9 пушек, 3 самоходки, 9 танков, 7 бронемашин, 37 автомашин, взято 6 разных складов, 4 паровоза, 190 вагонов и много другого военного имущества и снаряжения.

За проявленное мужество, отвагу и геройство в боях за г. БЕРЛИН тов. ДРАГУНСКИЙ достоин награждения второй медалью „ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА“»…

Командующий 3-й гвардейской танковой армией гвардии генерал-полковник Рыбалко, Член Военного Совета этой армии генерал-лейтенант танковых войск Мельников, командующий бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Украинского фронта генерал-полковник танковых войск Новиков, командующий войсками 1-го Украинского фронта Маршал Советского Союза Конев и Член Военного Совета фронта генерал-лейтенант Крайнюков согласились с ходатайством комкора, сделав заключение в наградном листе: «Достоин награждения второй медалью Золотая Звезда»…

Недолго отдыхали танкисты после боев в Берлине. Всего три дня простояли они в лесу южнее города. Едва успели заправить танки, пополнить боеприпасы. Даже отремонтировать вышедшие из строя машины не было времени. И снова получен боевой приказ. Взывала о помощи восставшая Прага. Над древним городом нависла опасность.

5 мая 1945 года танкисты снова идут вперед. Мощные танковые колонны на сей раз устремились на юг. Днем и ночью идут они по узким, извилистым горным дорогам, преодолевают лесные завалы, крутые подъемы и спуски. Опять, но теперь уже в последний раз, танковая бригада полковника Драгунского действует в передовом отряде.

Последняя сотня километров. На рассвете, в 5 часов 9 мая 1945 года, танкисты гвардии полковника Д. Драгунского в числе первых ворвались на северо-западную окраину города Праги. Немцы ожидали русских с юга, востока, но только не с северо-запада: ведь там Рудные горы. Но ничто не могло остановить советских танкистов.

Вот комбриг с капитаном Гулеватым и другими офицерами остановился у отеля «Астория». Они рассматривают план города Праги, уточняют обстановку. И в это время раздался радостный крик начальника связи бригады капитана Зосименко:

— Товарищи! Победа! Германия капитулировала!

Поднималось солнце над Прагой. Над городом развевались красные и трехцветные знамена. Заполнялись улицы и площади древней столицы. Пражане чествовали своих освободителей…

А 31 мая 1945 года состоялся Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось:

«За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающее право на получение звания Героя Советского Союза, наградить второй медалью „Золотая Звезда“ Героев Советского Союза:

……………………………………………………

гвардии полковника Драгунского Давида Абрамовича…

……………………………………………………

Соорудить бронзовые бюсты и установить их на постаментах на родине награжденных…»

Вторая медаль «Золотая Звезда» была ему вручена под № 50.

Как бы подводя итог своего участия в боевых действиях, дважды Герой Советского Союза гвардии полковник Драгунский Д. А. в автобиографии 20 апреля 1949 года пишет:

«…В боях участвовал:

Озеро Хасан — 1938 г. Командир танковой роты 32 сд.

Отечественная война с 21 июля 1941 г. по 9 мая 1945 г. Западный фронт… Калининский фронт… Северо-Кавказский фронт… снова Калининский фронт… Воронежский фронт… 1-й Украинский фронт…

Ранения: 1. Легко ранен 30 июня 1941 г. — Западный фронт;

2. Контужен в августе 1941 г. — Западный фронт;

3. Легко ранен 8 июня 1943 г. — Воронежский фронт;

4. Тяжело ранен 11 августа 1943 г. — Воронежский фронт;

5. Тяжело ранен 9 декабря 1943 г. — 1-й Украинский фронт.

Награды: 1. Орден „Красного Знамени“ в 1938 г. за Хасан;

2. Орден „Красная Звезда“ в 1943 г. за Белгородскую операцию;

3. Орден „Красного Знамени“ в 1943 г. за Киев, Ростов;

4. Герой Советского Союза с орд. Ленина и медалью Золотая Звезда: за Львов, р. Вислу и удержание Сандомирского плацдарма;

5. Орден Суворова II степени в 1945 г. — за участие в Силезско-Сандомирской операции, за вторжение в Германию;

6. Дважды Герой Советского Союза — за участие в Берлинской операции, 1945 год, май.

Медали: 1. „За боевые заслуги“ — выслуга лет;

2. „За оборону Кавказа“;

3. „За взятие Берлина“;

4. „За освобождение Праги“;

5. „За Победу над Германией“.

Иностранные ордена и медали:

1. Чехословацкий военный орден — 1939 год;

2. Польские две медали.

Участвуя в Великой Отечественной войне с самых первых до последних ее дней — я приобрел громадный опыт ведения боевых действий в механизированных и бронетанковых войсках.

Командуя с 1943 по 1945 годы танковой бригадой в составе танковой армии, находясь в передовых отрядах корпуса и армии — получил возможность изучать и проводить боевые действия в оперативной глубине, в тылу у противника и в отрыве от самой танковой армии на 75–80 км. А в 1943 году — в ноябре действовал в тылу до 7 суток в составе усиленной танковой бригады — совершенно самостоятельно. Также за период войны — приобрел некоторый опыт ведения боев танковыми подразделениями в крупных населенных пунктах в разных городах и в таком крупном городе, как Берлин.

За время войны накоплен достаточный опыт ведения боев танками ночью и при форсировании крупных речных преград: рек Днепр, Сан, Васлона, Висла, Варта, Одер — участником которых я был…»

О своей семье Давид Абрамович писал так:

«…Первая жена — Драгунская (Рагинская) Маша Давидовна уроженка из Белоруссии г. Вятка, Гомельской области рождения 1918 года из служащих, сама служащая (педагог), по национальности — еврейка. Жил с ней с 1938 по 1941 год. Была от нее дочь Лидия — умерла 2,5 лет в г. Джамбуле. В начале войны она с дочкой находилась с моими родителями, я же был с Академией им. Фрунзе в районе Белостока на стажировке, прибыв в Москву в конце июня, я потребовал от Маши Давидовны непременно эвакуировать себя, дочь, родителей моих с детьми, так как все мои братья и я убыли на фронт, этого она не сделала, хотя возможность была, вместо этого она эвакуировала своих сестер, родителей — всех здоровых, взрослых, так, не получив помощи, вся моя семья была расстреляна.

Эвакуировались они в Пензенскую область, Кузнецкий район, но не пожелали остаться с семьей офицера Академии им. Фрунзе, они захватили свое семейство и уехали в Казахстан, и дочь Лидия 2,5 лет, не выдержав напряжения, умерла 13 ноября 1941 года. Узнав об этом — я в 1942 году в мае месяце с ней разошелся.

Сейчас, как мне стало известно по приезде в СССР после службы в Германии, она проживает и работает со своей семьей в г. Клинцах, Калининской области по адресу: ул. Урицкая, дом 11. Вся семья ее из служащих, права голоса ранее не лишались, под судом не были. За границей никого не было.

Вторая жена Валентина Оттовна Драгунская, девичья фамилия Гадауш. Женился в 1944 году, брак оформлен в 1945 году в г. Харькове, Городским ЗАГСом. Уроженка она из г. Свердловска, в 1933 году семья ее: отец, мать и она выехали в г. Нахабино, где проживали до войны.

Отец — служащий, инженер-экономист, работает в Нальчикском Городском Совете, умер от туберкулеза в 1936 году. Мать — медработник, до войны работала в санатории в г. Нальчик, сейчас работает медработником в г. Кисловодске в санатории „Авиапром“. Связи с заграницей у нее нет, родных за границей также не имеет. Мать жены: Мария Антоновна Гадауш-Петрова живет в г. Кисловодске по адресу: проспект Октября, дом 29, кв.1…»

В те радостные майские дни 1945 года на всю страну прозвучали слова приказа Верховного Главнокомандующего о Параде Победы.

Решением Военного Совета 3-й гвардейской танковой армии гвардии полковнику Д. А. Драгунскому вместе с другими Героями Победы была доверена высокая честь участвовать в составе сводного полка 1-го Украинского фронта в этом историческом параде…

Воинский эшелон увозил сводный полк 1-го Украинского фронта в Москву. Был конец мая. На станцию города Львова эшелон прибыл в первом часу ночи уже 1 июня 1945 года. Времени до его отправки было еще много, и Давид Абрамович отправился на телеграф вокзала, чтобы дать телеграмму в санаторий г. Железноводска, чтобы поблагодарить врачей за возвращение его к жизни. Здесь доблестный танкист и узнал о награждении его второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Вот как сам герой очерка вспоминает в своей книге «Годы в броне» (Москва, 1983) об этом эпизоде:

«…Девушка пробежала глазами телеграмму, покачала головой:

— Не знаю, дойдет ли. Вы не указали, кому адресовано…

— Добрым людям. Не беспокойтесь, милая девушка, дойдет.

Телеграфистка понимающе улыбнулась.

— В последние дни вообще часто стали попадаться такие вот странные телеграммы: без адресов, без фамилий, — доверительно сказала она и, подавая мне квитанцию, попросила разборчиво написать мою фамилию под текстом телеграммы. Я так и сделал.

— Значит, ваша фамилия Драгунский? А как раз сегодня я видела в газете Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении какого-то Драгунского второй медалью „Золотая Звезда“.

— Вот бы заглянуть в ту газету…

— Так я вам ее подарю…

Газета прыгала в моих руках. И все же при тусклом свете вагонной лампочки я увидел свою фамилию, а рядом с ней фамилию Слюсаренко и радостно улыбнулся…»

А потом был исторический парад войск-победителей на Красной площади нашей столицы. И среди тех, кто прошел перед Мавзолеем В. И. Ленина, был и дважды Герой Советского Союза гвардии полковник Д. А. Драгунский, возглавлявший на параде батальон танкистов 1-го Украинского фронта…

По окончании обучения в 1949 году в Военной академии Генерального штаба Д. А. Драгунскому было присвоено воинское звание «генерал-майор танковых войск».

В послевоенное время продолжил службу в рядах Красной, а затем Советской Армии доблестный и героический танкист. Свой богатейший боевой опыт он передавал молодому поколению танкистов, учил их решительным действиям в бою…

Он продолжал действительную военную службу на различных командных должностях: командира полка, командира батальона, командира дивизии, первого заместителя командующего — Члена Военного Совета ряда армий, командующего — Члена Военного Совета 7-й гвардейской армии, первого заместителя командующего войсками — Члена Военного Совета Закавказского военного округа, а с 1969 года по 1985 год — начальника Высших офицерских курсов «Выстрел».

С 12 октября 1985 года генерал-полковник танковых войск (это воинское звание ему было присвоено в 1970 году. — Автор) Драгунский Д. А. — военный инспектор — советник группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

С этой должности дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Драгунский Давид Абрамович приказом министра обороны СССР 20 ноября 1987 года уволен в отставку с правом ношения военной формы одежды.

За время послевоенной службы легендарный танкист был удостоен орденов Ленина, Октябрьской революции, двух орденов Красного Знамени, орденов Отечественной войны I степени, Дружбы народов, «За службу Родине в ВС СССР» 3-й степени и ряда отечественных и иностранных медалей.

Он избирался делегатом XXII, XXIV, XXV, XXVI и XXVII съездов КПСС, на которых избирался членом Центральной ревизионной комиссии партии. В 1962 году Давид Абрамович был избран членом Президиума ЦК КП Армении и депутатом Верховного Совета Армянской ССР, а в 1959 году — депутатом Днепропетровского горсовета депутатов трудящихся.

Ранее, в 1930–1933 годах его избирали депутатом Краснопресненского райсовета г. Москвы.

Генерал-герой вел большую общественную работу, выступал по радио, телевидению, перед молодежью, рассказывал о героическом подвиге советского народа в годы Великой Отечественной войны. В декабре 1959 года Давид Абрамович был приглашен на конгресс французских ветеранов войны и бывших участников движения Сопротивления. Он передал горячий привет французским патриотам от всех ветеранов Советского Союза.

Со дня основания в 1983 году Антисионистского комитета советской общественности, он являлся его председателем, принимая активное участие в борьбе за мир, против агрессивных происков ряда государств.

12 октября 1992 года дважды Герой Советского Союза, кавалер двух орденов Ленина, ордена Октябрьской революции, четырех орденов Красного Знамени, орденов Суворова 2-й степени, Отечественной войны I степени, «Дружбы народов», двух орденов Красной Звезды, ордена «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени, целого ряда медалей и ряда иностранных орденов генерал-полковник танковых войск в отставке Давид Абрамович Драгунский скончался.

Он был похоронен с соответствующими воинскими почестями на Новодевичьем кладбище г. Москвы.

В 1975 году доблестному генералу-танкисту было присвоено звание «Почетный гражданин города Новозыбкова», а на его малой родине, в селе Святск Новозыбковского района Брянской области, установлен бронзовый бюст, который в 1995 году был перенесен в сквер Боевой славы города Новозыбкова. Именем Д. А. Драгунского названа улица в городе Солнечногорске Московской области.

 

Во главе 2-й гвардейской танковой

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О присвоении звания Героя Советского Союза генералам и офицерскому составу Красной Армии

За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

Генерал-лейтенанту танковых войск Богданову Семену Ильичу.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин.

Москва, Кремль. 11 марта 1944 г.

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О НАГРАЖДЕНИИ ГЕРОЕВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ВТОРОЙ МЕДАЛЬЮ «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА»

За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающее право на получение звания Героя Советского Союза, наградить второй медалью «Золотая Звезда» Героев Советского Союза:

Гвардии генерал-полковника танковых войск Богданова Семена Ильича.

Соорудить бронзовые бюсты и установить их на постаментах на родине награжденных.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин.

Москва, Кремль. 6 апреля 1945 года.

«БОГДАНОВ СЕМЕН ИЛЬИЧ, род. 29.8.1894 в г. Санкт-Петербург (Ленинград) в семье рабочего. Русский. Член КПСС с 1942. Окончил 6 классов реального училища в 1916. Участник 1 мир. войны, прапорщик. В Сов. армии с 1918. Участник Гражд. войны. Окончил Высшую военно-пед. школу в 1923, Высшие стрелк. такт. курсы в 1930, курсы при Воен. акад. механизации и моторизации в 1936 г. Командовал танк. частями и дивизией.
(Из краткого биографического словаря «Герои Советского Союза», М., Военное издательство, 1987 г., т 1, с.174.)

Участник Вел. Отеч. войны с июня 1941. Командовал танк. дивизией, танк. и мех. корпусами, танк. армией. За умелое руководство войсками армии в боях при прорыве обороны пр-ка на уманском направлении и проявленные при этом мужество и отвагу 11.3.44 ген. — лейтенанту Б. присвоено звание Героя Сов. Союза. 6.4.45 за образцовые действия по окружению и разгрому варшавской группировки пр-ка, форсирование рр. Нетце (Нотець) и Одер и выход к побережью Балт. моря ген. — полковник. Б. нагр. второй мед. „Золотая Звезда“.

Маршал бронетанк. войск (1945) Б. в 1948–1953 командовал бронетанк. и мех. войсками Сов. Армии, в 1954–1956 был нач-ком Воен. акд. бронетанк. войск. Деп. Верх. Совета СССР 2 — 4-го созывов. Нагр. 2 орд. Ленина, 4 орд. Красного Знамени, орд. Суворова 1 и 2 ст., медалями, иностр. орденами. Умер 12.3.1960. Похоронен в Москве. Бронзовый бюст Героя установлен в Ленинграде…»

Танки, замечательные советские танки, скоростные, способные преодолеть труднодоступные участки местности, оснащенные крепкой броней и мощным вооружением, были душой многих сражений. Тесно взаимодействуя с неутомимой пехотой, мощной артиллерией и героической авиацией, они являлись в руках Ставки Верховного Главнокомандования могучим боевым средством, которое обеспечивало нанесение врагу сокрушительных ударов в сжатые сроки и на большую глубину. Одним из подлинных мастеров таких танковых ударов был талантливейший военачальник — танкист Семен Ильич Богданов, награжденный за высокое искусство вождения войск и личную храбрость двумя Золотыми Звездами Героя Советского Союза.

Великая Отечественная война застала полковника С. И. Богданова, командира дивизии, неподалеку от Западной границы, возле Бреста. Для него, сына питерского молотобойца с Путиловского завода, это была третья по счету война. Еще в 1915 году девятнадцатилетнего слесаря Семена Богданова «забрили» в солдаты царской армии и погнали на фронт. Два с лишним года провел он в окопах, тяготясь, как и многие однополчане — из рабочих и крестьян, одетые в серые шинели, — навязанной народу несправедливой, империалистической войной. И как возликовала его пролетарская душа, когда на фронт пришли вести о свержении самодержавия, о борьбе объединившихся с трудовым народом революционных солдат и матросов за Советскую власть!

В те тревожные дни семнадцатого года по солдатским рукам ходили листки «Окопной правды» с призывными, зажигающими людские сердца статьями. Из Питера полевая почта доставляла письма родных и товарищей-путиловцев. Душу будоражили рассказы однополчан, возвращавшихся из краткосрочных побывок домой. Там, по их словам, и в городах, и в деревнях все бурлит, все против войны, за мир, за землю, за лучшую долю… И эту лучшую долю рабочим и крестьянам России дал Великой Октябрь, на защиту которого Семен Богданов с радостью встал по первому же кличу партии. И с тех пор его судьба навсегда переплелась с судьбой Красной Армии, созданной для отражения вооруженного натиска контрреволюции на молодую Советскую республику.

Доблестная фронтовая красноармейская служба Родине Семена Богданова была отмечена в 1920 году орденом Красного Знамени. Это была его первая боевая награда. Когда закончилась Гражданская война, молодой красный командир продолжал совершенствовать знания, настойчиво овладевал военным делом в Высшей военно-педагогической школе, на курсах усовершенствования командного состава при Военной академии бронетанковых войск. За отличные показатели в учебе соединения, которым он командовал, Семен Богданов незадолго до начала Великой Отечественной войны был награжден правительственной грамотой и золотыми часами…

Четыре часа ноль-ноль минут показали стрелки часов в воскресенье 22 июня сорок первого года, когда полковник Богданов С. И. поднял своих танкистов по боевой тревоге и повел их в первую приграничную схватку с гитлеровцами в Великой Отечественной войне. И с того грозового утра все 1418 суток войны он неотрывно находился на фронте, лишь единожды покинув передовую из-за тяжелого ранения, полученного в боях за город Люблин.

Приграничное сражение, участие в Московской битве, в которой советские войска, разгромив отборные фашистские дивизии, зажгли зарю победы над гитлеровской Германией, еще более закалили опытного командира-танкиста. Как и многие другие воины, в ту суровую для нашей Родины пору Семен Ильич Богданов вступил в ряды Коммунистической партии. Теперь к его обязанностям военачальника добавился долг коммуниста — всегда и во всем быть примером для воинов, словом и делом увлекать их на подвиги во имя социалистической Родины, во имя священного дела советского народа.

С каждым днем мужали и крепли командные кадры Советской Армии, росло упорство бойцов, оттачивалось оперативно-тактическое мастерство начальников. Командуя 6-м механизированным корпусом, генерал Богданов в полной мере проявил свои незаурядные способности организатора и руководителя боя в схватках с войсками гитлеровского фельдмаршала Манштейна, которые пытались пробиться на выручку к своей окруженной под Сталинградом трехсоттысячной группировке.

А когда завершился ее разгром — новые сражения, теперь уже на Курской дуге, в ходе которых был основательно надломлен бронетанковый хребет гитлеровской военной машины. Вот тогда-то Богданов и был назначен командующим 2-й танковой армией.

Действуя в составе войск Центрального фронта, 2-я танковая армия была готова отразить яростные атаки врага, если бы ему удалось сколько-нибудь значительно вклиниться в глубину нашей обороны. А когда пришло время, корпуса 2-й танковой армии вместе с другими соединениями правого крыла Центрального фронта перешли в контрнаступление. Овладев Кромами и некоторыми другими населенными пунктами, находящимися южнее и юго-западнее Орла, они содействовали войскам соседнего Брянского фронта в освобождении этого древнего русского города от гитлеровцев.

А затем сразу же без каких-либо длительных оперативных пауз — новые бои за освобождение Левобережной Украины. Отражая бесчисленные контратаки гитлеровских войск, части 2-й танковой плечом к плечу со стрелковыми дивизиями 65-й армии генерала П. И. Батова овладевают городом Севском, а затем для развития успеха перегруппировываются на конотопское направление. Операция следует за операцией. И всякий раз перед командармом генералом С. И. Богдановым ставятся боевые задачи, требующие смелых, решительных действий, высокого мастерства от всех танкистов, начиная от командующего и кончая механиком-водителем или башенным стрелком танка.

Ставка Верховного Главнокомандования считает 2-ю танковую армию своим резервом и по мере надобности направляет на те участки фронта, где необходимо нанести сильный, неотразимый удар. В начале 1944 года именно такой удар был нанесен в Корсунь-Шевченковской операции, где были окружены и разгромлены десять гитлеровских дивизий. Быстро, несмотря на непогоду, выдвинувшись в назначенный район, части 2-й танковой армии решительными действиями пресекли попытку гитлеровского командования крупными силами пробиться извне к своим окруженным дивизиям. А затем танкисты вместе с другими частями фронта завершили разгром всей корсунь-шевченковской группировки противника.

И опять новая операция. Тремя бронированными клиньями глубоко врезались три наши танковые армии в оперативное построение гитлеровских войск в междуречье Днепра и Буга, Днестра и Прута. В центре — 2-я танковая армия генерала С. И. Богданова, справа — 6-я танковая армия генерала А. Г. Кравченко, а слева — 5-я гвардейская танковая армия генерала П. А. Ротмистрова. Это был удар огромной силы, нанесенный столь стремительно и умело, что группа гитлеровских армий «Юг», понеся огромные потери, оказалась разорванной надвое, а наши войска за короткое время на стокилометровом фронте вышли на реку Прут — к государственной границе Советского Союза.

Первым крупным и мощным узлом сопротивления гитлеровских дивизий в этой операции танковых армий была Умань. Генерал С. И. Богданов, выдвинувшись в самое острие бронированного клина, вбивавшегося в расположение врага на направлении главного удара войск 2-го Украинского фронта, решил овладеть Уманью с ходу. Но гитлеровцы организовали на ближних подступах к городу упорную и прочную оборону. Атака следовала за атакой, но противник стойко удерживал занимаемые рубежи. Пришлось подтягивать артиллерию, организовывать штурмовые группы, десантировать пехоту на танках. А тем временем уманскую группировку врага далеко на флангах справа и слева обтекали танковые части других наших армий. Получились как бы клещи, похожие на те самые «клещи», к которым столь часто стремились прибегать фашистские генералы в сорок первом году.

Гитлеровцы не выдержали танковых атак с фронта, одновременно с надвигающейся угрозой окружения их с флангов. С наблюдательного пункта командарма 2-й танковой было видно, как там, где среди талых снегов лежал город, вдруг все небо покрылось световыми бликами, пляшущими по тучам. В чем дело? Пожары? Но при пожарах горизонт багровеет, а тут свет белый, словно бы прожекторный. Да, это так и было — светились фары нескольких тысяч автомашин, запрудивших улицы и переулки города, — гитлеровцы спешно покидали Умань. Наши танкисты и артиллеристы нанесли огневые налеты по выходам из города, создали тем самым пробки во вражеских колоннах, и почти весь автопарк уманской группировки противника достался танкистам в качестве трофеев. 10 марта 1944 года 2-я танковая армия, довершив разгром двух пехотных и четырех танковых дивизий гитлеровцев, освободила Умань. А на следующий день радио и телеграф принесли радостную весть — генерал С. И. Богданов удостоен звания Героя Советского Союза.

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1944 года говорилось: «За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали „Золотая Звезда“:

……………………………………………………

1. Генерал-лейтенанту танковых войск Богданову Семену Ильичу.»

……………………………………………………

Это была заслуженная награда, полученная талантливым военачальником на третьем году войны, в пятидесятилетний юбилей своей жизни, заполненной благородным ратным трудом во имя Победы, во имя советского народа. Медаль «Золотая Звезда» ему была вручена под № 2545.

О многих воинах 2-й танковой армии, проявивших мужество и героизм в сражении за Умань, можно было бы рассказать. Вся армия дралась умело и храбро. Давая высокую оценку ее действиям в Уманско-Ботошанской операции, маршал И. С. Конев в «Записках командующего фронтом» писал: «Это была хорошая слаженная армия, в боевом отношении подготовленная, организованная, а в действиях отличавшаяся смелостью, напористостью и большой активностью».

То, что отличало вторую танковую, характеризовало и ее командарма Героя Советского Союза генерал-лейтенанта танковых войск Семена Ильича Богданова. Во всех его действиях, в разговоре, в командах, отмечает маршал И. С. Конев, чувствовались высокая требовательность, сильная воля и организованность. После принятия решения и отдачи распоряжений он, как правило, лично выезжал в войска и действовал спокойно, без суетливости.

Командарм мог полностью положиться на свой штаб. В действиях штаба армии не допускалось осечек и ошибок, в чем немалая заслуга принадлежала возглавлявшему его генерал-майору Алексею Ивановичу Радзиевскому…

Обратимся к автобиографии героя настоящего очерка, написанной в 1939 году:

«…Родился в 1894 г. (29 августа по старому стилю. — Прим. автора) в г. Петербурге в семье рабочего Путиловского завода. (Русский. — Автор.) Отец работал молотобойцем, а мать на огороде Шлякова, отец непрерывно проработал на Путиловском заводе до 1929 г. и в этом году умер. Мать умерла в 1930 г., два брата погибли в 1918–1919 гг. во время Гражданской войны. Сестра Пелагея Ильинична БОГДАНОВА замужем за слесарем зав. им. т. Кирова — Иваном Андреевичем Андреевым, живут на ул. Стачек…

Самостоятельно начал работать с 12 лет и работал до 1915 г. до мобилизации в старую армию. Работал с 1906 г. в медно-литейном заводе Боровского, слесарем-учеником механической мастерской Жук. С 1908 г. работал на Путиловском заводе мальчик-ученик технической конторы, в инструментальной мастерской, в кузнечной и башенной мастерской до мая 1914 г. В 1914 г. уехал на вновь отстроенный механический завод в гор. Ревель, на заработки, так как на Путиловском заводе я получал как слесарь 60 коп. в день. В 1915 г. был призван в царскую армию и служил в запасном воздухоплавательном батальоне 1-го авиационного парка солдатом до декабря 1916 г., в 1916 г. как имеющий образование /экстерном за 6 классов реального училища/ был направлен в школу прапорщиков северного фронта г. Гатчине, которую окончил в мае 1917 г. и был направлен во 2-й запасной пехотный полк г. Фридридсгаум /Финляндия/. В феврале 1918 г. был демобилизован и направился в город Ленинград к родным. До поступления в Красную Армию был дома. Окончил: начальную приходскую Ульяновскую школу в 1901–1904 гг. Ленинград. В 1916 г. учился на вечерних покровских курсах в гор. Ленинграде и сдал экзамен экстерном за 6 классов реального училища. В 1916 г. окончил курсы шоферов при 1-м авиационном парке. Во время Февральской революции находился в школе прапорщиков Северного фронта в г. Гатчине. Во время Октябрьской революции служил во 2-м запасном пехотном полку в г. Фридридсгаум /Финляндия/. Был выбран и назначен полковым комитетом для связи со Смольным с Ревкомом. (В январе 1918 года он был демобилизован, работал командиром взвода охраны на Октябрьской железной дороге в г. Ленинграде. — Прим. автора).

Кандидат партии ВКП(б) состоял с 1931 г. по 1 мая 1938 г., исключен после ареста. Было наложено партвзыскание в 1934 г. ОПК 45 мех. корпуса — за объективное очковтирательство, снято в 1936 г. ОПК МВО. В других партиях не состоял и ни в каких контрреволюционных организациях не был. На всей продолжительной моей работе в РККА и непродолжительной работе, как кандидат партии ВКП(б) всегда верил и впредь беззаветно буду верить партии ЛЕНИНА — СТАЛИНА. Партийной работы не выполнял. В РККА вступил добровольно в июне м-це 1918 г. в г. Ленинграде в 4-й Костромской полк, который убыл в г. Галич Костромской губернии, переименован в запасный батальон, где я и служил до апреля месяца 1919 г. В 1919 г. запасной батальон переименован во 2-й запасной полк МВО и переведен в г. Кострому, где я служил командиром взвода до января месяца 1920 г. в качестве командира взвода и командира роты. В 1920 г. был направлен на Западный фронт в 502-й стрелковый полк 168-й стрелковой бригады 156-й стрелковой дивизии.

Участвовал в боях под м. Докшицы, м. Николаев, г. Новогрудок и г. Волковысск. Был дважды ранен и находился на излечении в госпиталях в г. Минске, в г. Смоленске и в г. Костроме.

На Западном фронте был командиром роты, командиром батальона. Награжден орденом „Красное Знамя“.

Перерыва в службе РККА не было.

В старой Армии окончил школу прапорщиков Северного фронта в 1917 г. Служил солдатом с февраля 1915 г. по май 1917 г., с 1917 г. прапорщиком и подпоручиком. В Красной Армии окончил: годичные курсы, Высшую военную педагогическую школу в г. Москве в 1922–1923 гг., Высшие стрелково-тактические курсы в г. Москве в 1929–1930 г. Высшие академические курсы при мото-мех. академии в г. Москве в 1936 г.

Ни в каких белых и прочих армиях не служил. В плену у белых и прочих армиях не был и не проживал на занятой ими территориях.

Работы против царского правительства не вел. Против белых воевал. За границей не был.

Был под следствием с 1 мая 1938 г. по 27 октября 1939 г. по 58 ст. п.п. 16 и 11 Военной Верховной Коллегии Верховного суда СССР оправдан, но за халатность осужден на два года и досрочно освобожден из-под стражи 27 октября 1939 г.

Бывший командир 9-й отдельной мех. бригады ЛВО

ПОЛКОВНИК(подпись) С. Богданов

13.11.1939 г.»

Добавим к написанному в автобиографии. Вот перечень участия краскома Семена Богданова в боевых действиях после Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года и в годы Гражданской войны:

А вот прохождение службы в довоенный период героя этого очерка:

Первое воинское звание С. И. Богданов получил будучи комбригом. Он стал полковником. Привожу следующий архивный документ, который характеризует Семена Ильича Богданова.

«СПРАВКА

Об аттестовании состоящего в распоряжении Управления по начальствующему составу Красной Армии полковника

БОГДАНОВА Семена Ильича

За время с 1924 г. по 1936 г.

1924 г. Обладает большой волей, энергичен и решителен. Подготовка, как общая, так и военная, вполне достаточные. Инициативен. Дисциплинирован. В политработе участвует активно. Заслуживает выдвижения на должность командира батальона.

1925 г. Хороший работник и отличный командир во всех отношениях.

1928 г. Дисциплинирован. В работе энергичен и инициативен. Волевые качества развиты. Сообразителен. В сложной обстановке разбирается хорошо. Авторитетен среди подчиненных. Тактически подготовлен удовлетворительно. Организаторскими способностями обладает достаточными. Достоин выдвижения на должность командира полка.

1929 г. Аттестация остается в силе за 1928 год.

1930 г. Аттестации не имеется.

1931 г. С работой командира полка вполне справляется. Хорошо руководит подготовкой начсостава. Штаб сколочен. Оружие в полном порядке. Лично хорошо развит. Волевой командир. Тактически хорошо грамотный, растущий командир. Занимаемой должности вполне соответствует.

1932 г. Подготовлен хорошо. Штаб работал отлично. Занимаемой должности вполне соответствует.

1933 г. — В течение года хорошо командует бригадой. На инспекторском 1934 г. смотре бригада по всем видам боевой и политической подготовки показала отличные результаты. Сам тов. Богданов за истекший год хорошо вырос. Занимаемой должности командира мех. бригады соответствует.

1936 г. Отлично подготовленный, дисциплинированный, волевой командир. Решителен. Инициативен. Исключительно работоспособен.

Активен в партийно-политической работе. Должности командира механизированной бригады соответствует. Может быть начальником автобронетанковой военной школы…»

В декабре 1939 года полковник С. И. Богданов был вновь призван в Красную Армию. С него была снята судимость и он был восстановлен в воинском звании и в членстве в рядах ВКП(б). До марта 1940 года он был в распоряжении Главного управления кадров Красной Армии.

В марте 1940 года полковник С. И. Богданов был назначен начальником пехоты 29-й моторизованной дивизии.

Из аттестации на полковника Богданова Семена Ильича той поры:

«…Полковник БОГДАНОВ прибыл в дивизию в апреле 1940 года. Работая начальником пехоты, показал себя как преданный делу ЛЕНИНА — СТАЛИНА и Социалистической Родине командир. Дисциплинирован, аккуратен. Военную тайну хранить может. Личная подготовка всесторонне хорошая, требователен к подчиненным. Действия мотопехоты и танковых частей знает хорошо. Учения крупного масштаба умеет организовать и проводить настойчиво.

Авторитетом пользуется среди личного состава дивизии.

Должности начальника пехоты вполне соответствует. Достоин выдвижения на должность командира дивизии как мотопехоты, так и танковых войск.

КОМАНДИР 29 МОТОДИВИЗИИ

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР

(подпись) /БИКЖАНОВ/

18 октября 1940 г.»

28 ноября 1940 года полковник С. И. Богданов был назначен командиром 32-й отдельной легко-танковой бригады, а в марте 1941 года он назначается командиром 30-й танковой дивизии 14-го механизированного корпуса Западного Особого военного округа. Можно смело теперь сказать, что это назначение было накануне Великой Отечественной войны.

В первые же дни войны 30-я танковая дивизия вступила в бой с крупной танковой группировкой фашистского генерала Гудериана на Брестском направлении и до середины июля вместе с другими соединениями сдерживала продвижение врага до рубежа р. Березина. Несмотря на все трудности начального периода войны, дивизия полковника С. И. Богданова нанесла противнику большие потери.

30-ю танковую дивизию постигла судьба абсолютного большинства наших танковых дивизий начального периода войны. Она была расформирована, а ее командир полковник С. И. Богданов был назначен начальником автобронетанкового отдела Московского военного округа.

С 21 июля 1941 года полковнику Семену Ильичу Богданову было присвоено высокое воинское звание — генерал-майора танковых войск.

Но он не доехал до места назначения. Его переназначают на другую должность — исполняющим должность заместителя командующего 5-й армией.

Вот боевая характеристика того времени:

«…Тов. БОГДАНОВ в составе 5-й армии с первых дней ее организации. Инициативный, смелый энергичный командир. Обладает широким тактическо-оперативным кругозором, хорошо разбирается в вопросах применения танков и их взаимодействия с другими родами войск.

В тяжелых боях за Москву, при выполнении ряда ответственных заданий Военного Совета, успешно справился с поставленными перед ним задачами.

При выполнении операции по разгрому звенигородской группировки пр-ка непосредственно сам принимал участие в боях, проявив при этом смелость и мужество.

Партии ЛЕНИНА — СТАЛИНА предан.

ВЫВОД: Занимаемой должности — СООТВЕТСТВУЕТ.

п. п. КОМАНДУЮЩИЙ ВОЙСКАМИ 5-й АРМ.

ЧЛЕН ВОЕННОГО СОВЕТА ГЕНЕРАЛ-МАЙОР

БРИГАДНЫЙ КОМИССАР

(подпись) /СИЯЗОВ/ (подпись) /ИВАНОВ/

15 апреля 1942 г.»

В марте 1942 года полковника С. И. Богданова назначают на должность заместителя командующего 10-й армией по танковым войскам.

В мае 1942 года следует новое назначение — командиром 12-го танкового корпуса.

А в сентябре 1942 года генерала С. И. Богданова отзывают с фронта в распоряжение Управления кадров Автобронетанковых войск Красной Армии. О причинах этого вызова нам «рассказывает» выписка из донесения комиссару Главного Автобронетанкового управления Красной Армии: «Армейскому комиссару 2-го ранга товарищу БИРЮКОВУ.

Мне стало известно, что бывшему командиру корпуса генерал-майору тов. БОГДАНОВУ предъявлено обвинение в трусости во время боя. Я комиссар корпуса со всей партийной ответственностью заявляю, что со стороны БОГДАНОВА, находясь вместе в боях, я этого абсолютно не замечал, а наоборот, отношу к храбрым командирам, кроме всего мне как комиссару корпуса совершенно неясно до настоящего времени, за что был снят и отстранен от должности генерал-майор тов. БОГДАНОВ, так как корпус хотя и имел крупные недочеты в боях, но они, я считаю, ничуть не больше другого братского танкового корпуса или других соединений 3 Т.А. Я этот вопрос поставил не в силу защиты тов. БОГДАНОВА, а хочется быть объективным, что имеет важнейшее значение для воспитания начальствующего состава, штабов и для дальнейших успешных боевых действий корпуса.

Лично я оцениваю генерал-майора тов. БОГДАНОВА, как одного из грамотных генералов танковых войск нашей Красной Армии.

КОМИССАР 12 ТАНКОВОГО КОРПУСА

БРИГАДНЫЙ КОМИССАР

(подпись)/ЖУКОВ/

28.9.42 г.»

В октябре 1942 года генерала С. И. Богданова назначают командующим Костеревским танковым военным лагерем.

Но уже в ноябре 1942 года, в разгар контрнаступления под Сталинградом генерал-майор танковых войск С. И. Богданов был востребован на этот участок фронта, и он прибыл в район Котельникова в качестве командира 6-го механизированного корпуса.

Решительность и стремительность действий этого корпуса при разгроме котельниковской группировки противника были высоко оценены советским командованием. Корпус был переименован в 5-й гвардейский механизированный корпус и получил почетное наименование «Зимовниковский».

Летом 1943 года генерал С. И. Богданов вновь на решающем направлении во главе 9-го танкового корпуса. На эту должность он был назначен в марте 1943 года. 7 июня в том же году комкору С. И. Богданову было присвоено очередное воинское звание — «генерал-лейтенант танковых войск».

Вот как командование характеризовало его на этой должности:

«…9-й танковый корпус, которым командует тов. БОГДАНОВ, в боях на Центральном фронте не участвовал. За период около 3-х месяцев пребывания корпуса в составе Центрального фронта тов. БОГДАНОВ хорошо поставил вопрос обучения всего личного состава корпуса и особенно учебу с командным составом частей и соединений корпуса.

В настоящее время корпус, которым командует т. БОГДАНОВ, представляет собой хорошо обученное и сколоченное соединение с высокой воинской дисциплиной. Тов. БОГДАНОВ обратил особое внимание на сколачивание и подготовку штабов как корпуса, так и бригад и добился хороших результатов.

Личные качества товарища БОГДАНОВА:

Предан делу партии ЛЕНИНА — СТАЛИНА и Социалистической Родине. Идеологически и морально устойчив. Оперативно и тактически грамотный командир. Обладает сильной волей. Смелый, решительный. Требовательный к себе и подчиненным. Дисциплинирован. Пользуется заслуженным авторитетом среди личного состава корпуса и других соединений.

ВЫВОД: Должности командира корпуса вполне СООТВЕТСТВУЕТ. Достоин продвижения по службе на должность КОМАНДУЮЩЕГО ТАНКОВОЙ АРМИЕЙ.

КОМАНДУЮЩИЙ БРОНЕТАНКОВЫМИ И

МЕХАНИЗИРОВАННЫМИ ВОЙСКАМИ

ЦЕНТРАЛЬНОГО ФРОНТА

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ТАНКОВЫХ ВОЙСК

(подпись) /ОРЕЛ/

27 июня 1943 г.»

В июле 1943 года генерал-лейтенант танковых войск С. И. Богданов был назначен на должность командующего 2-й танковой армией. Теперь до конца Великой Отечественной войны он будет руководить боевыми операциями этого грозного для врага объединения.

Кроме «Золотой Звезды» Героя Советского Союза, орденов Ленина и Красного Знамени, генерал-лейтенант танковых войск Семен Ильич Богданов к марту 1944 года был награжден еще одним орденом Красного Знамени (27 августа 1943 года) и орденом Суворова 2-й степени (7 февраля 1943 года), а также медалями: «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда» и «20 лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии».

И еще. Семен Ильич был женат на Зинаиде Ивановне, 1898 года рождения. У него был сын Ростислав, 1921 года рождения, который погиб на фронте в годы Великой Отечественной войны…

Изо дня в день, из месяца в месяц все полнее и глубже постигалось генералом С. И. Богдановым сложное искусство боевого вождения крупных танковых масс. Танковая армия представляла собой весьма сложный организм: для осуществления безотказной работы всех его составных частей требовались немалые усилия. Задачи, возлагаемые на танковую армию, да и острая, быстро меняющаяся обстановка зачастую выдвигали на первый план перед командармом и его штабом, перед командармами и штабами частей, перед всеми танкистами необходимость постоянной, что называется, ежечасной готовности к быстрому и стремительному маневру. Нужно было уметь действовать с одинаковой напористостью и мастерским использованием всех высоких качеств советской бронетанковой техники и при прорыве вражеской обороны, и в рейдах на оперативных просторах, и при отражении контратак врага. И все это — на самой разнообразной местности: в открытом поле, на заболоченных участках, среди холмов, гор и пригорков, покрытых лесами, при преодолении водных преград.

Множество самых разнообразных вопросов вставало каждый раз перед командармом при организации очередной операции, очередного боя. И всякий раз он выходил с честью из самых трудных положений, ибо всегда в своей повседневной командирской деятельности опирался на работников армейского органа управления, на армейскую партийную организацию. Коммунисты и комсомольцы — танкисты всегда и во всем были первыми помощниками командарма, личным примером увлекали воинов на самоотверженное выполнение боевых приказов.

…Умань, Вапнярка, Сороки, Бельцы — таковы своеобразные вехи стремительного, как половодье, — да оно и в самом деле проходило весенним половодьем — наступления 2-й танковой армии в составе войск 2-го Украинского фронта. И в двадцатых числах марта 1944 года танкисты с холмов Молдавии, покрытых виноградниками, увидели серебристую ленту широко разлившейся реки Прут. Это была государственная граница Советского Союза, тридцать три месяца назад попранная врагом. Теперь под ударами наших войск он бежал вспять. Родина высоко оценила подвиг войск 2-го Украинского фронта, и в том числе воинов 2-й танковой армии, торжественно салютуя им в нашей столице городе Москве.

1944 год в боевую летопись 2-й танковой армии вошел еще одной замечательной операцией, которая принесла армии почетное звание — гвардейской. Летом этого года 2-я танковая армия была переброшена из-под Ясс в Белоруссию, на 1-й Белорусский фронт, где развернулось мощное наступление советских войск. Армия была введена в прорыв и стремительно развивала наступление на Люблин-Брестском направлении в значительном отрыве от общевойсковых армий этого фронта. К концу операции это танковое объединение достигло восточного предместья Варшавы, но командарма с ней не было: при освобождении польского города Люблина генерал С. И. Богданов был тяжело ранен и в течение нескольких месяцев находился в госпитале.

…Начинался новый — сорок пятый год, когда генерал С. И. Богданов прибыл из Москвы в штаб 2-й гвардейской танковой армии, которая вела боевые действия на территории Польши уже под гвардейским знаменем.

Возвращаясь к ранению командарма, нужно отметить, что оно было очень тяжелым. И надо было понять состояние боевого генерала, которого сначала очень беспокоило ранение, а когда стал выздоравливать — уже тоска теребила душу. Выздоравливал он медленно. Не ошиблись врачи, когда докладывали И. В. Сталину о серьезности этого ранения. Ввиду уникальности я привожу этот доклад полностью:

«ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ

МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Тов. И. В. СТАЛИНУ

ДОКЛАДЫВАЮ:

23 июля в Люблине ранен из винтовки в область правого плечевого сустава Герой Советского Союза генерал-полковник БОГДАНОВ Семен Ильич. Ранение сквозное. В связи с размозжением головки плеча произведена 24 июля операция — резекция всей головки. При этом оказалось, что плечевая кость в верхнем отделе также повреждена в продольном направлении и верхние отломки разошлись. Наложена гипсовая повязка на всю верхнюю правую конечность с отведением ее в сторону. Все необходимые профилактические мероприятия проведены.

Обе барабанные перепонки оказались также поврежденными.

29 июля больной самолетом доставлен в Москву и помещен в Центральный госпиталь.

Состояние генерал-полковника С. И. БОГДАНОВА в настоящее время удовлетворительно, но до восстановления здоровья потребуется не менее 3-х месяцев.

НАЧАЛЬНИК ГЛАВВОЕНСАНУПРА КА

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ

/Е. СМИРНОВ/

31.7.1944 г.»

Наконец-то генерал Богданов поправил свое здоровье и улетел к своим гвардейцам. Прибыл он с рукой на перевязи в тот период, когда войска армии, как и в целом войска фронта, готовились усердно и тщательно к предстоящей Висло-Одерской наступательной операции.

Генерал Богданов не уставал напоминать подчиненным: приблизительное знание противника — это знание ненадежное, изучить его надо досконально, подробнейшим образом. Маршруты в полосе наступления тоже следует представлять себе так, словно пройдены они не раз. И командарм требовал, чтобы знали их все командиры сверху донизу, а особенно командиры передовых подразделений. Требовал и добивался этого.

Командующий армией предупредил всех командиров корпусов, что преследование должно вестись днем и ночью. «Наша цель заключается в том, чтобы государственную границу Германии преодолеть с ходу. Гитлеровцы кичились тем, что более сотни лет ни одного неприятельского солдата не было в пределах Германии и что немецкая армия воевала и будет воевать только на чужих землях. Войскам нашей армии предстоит честь первыми положить конец этому немецкому бахвальству», — сказал Семен Ильич.

В середине января 1945 года развернулись решающие бои за столицу Польши и за ее другие города. Советским войскам предстояло преодолеть многое. От Вислы до Одера враг изрыл землю оборонительными рубежами. Путь к Одеру пролегал через промежуточные позиции с укреплениями полевого типа, через старинные крепости, приспособленные гитлеровцами для современного боя: через «Померанский вал» и три линии долговременных сооружений стокилометрового «Одерского четырехугольника». Здесь были малые и большие, одноэтажные и двухэтажные доты с бронированными многоамбразурными башнями и куполами, сборные и универсальные пулеметно-артиллерийские и противотанковые дзоты; фортификационные сооружения типа «панцер-верке» — с подземной железной дорогой, десятками галерей, боевыми казематами; противотанковые препятствия — рвы с железобетонными контрэскарпами и бронированными крутостями, рельсовые и пирамидальные надолбы — «зубы дракона», металлические тетраэдры и ежи.

Главный удар войска 1-го Белорусского фронта наносили с северного плацдарма на западном берегу Вислы. Здесь в центре оперативного построения наступала 5-я ударная армия генерала Н. Э. Берзарина, которой предстояло прорвать оборону гитлеровцев и создать условия для ввода в сражение войск 2-й гвардейской танковой армии. Мощь ее танковых корпусов дополнялась приданными им двумя корпусами авиации — бомбардировщиков и истребителей.

С утра до вечера наши танки продвинулись на сто с лишним километров. Это был необычайно высокий темп наступления. Варшавская группировка противника оказалась окруженной, час освобождения многострадальной польской столицы был уже близок.

2-я гвардейская танковая армия образовывала как бы острие, которое тем глубже врезалось во вражеский тыл, чем быстрее наступали другие наши армии. Острие все время было в движении, направление у него было одно — на запад. Стремительность была душой всех действий 2-й гвардейской танковой армии в Висло-Одерской операции. С боями за 17–18 суток войны армии преодолели более 550 км, преодолевая порой по 70–80 км и даже 100 км в сутки, освободив десятки польских городов и сел. Был форсирован Одер, захвачен Кюстринский плацдарм, с которого вскоре наши войска начали Берлинское сражение — заключительное сражение Великой Отечественной войны. А когда гитлеровцы, собрав так называемую померанскую группировку своих войск, пытались нанести с севера сильный контрудар по правому крылу 1-го Белорусского фронта, генерал С. И. Богданов в считаные часы круто повернул части армии на север. Взаимодействуя с соседом — 1-й гвардейской танковой армией генерала М. Е. Катукова, танкисты 2-й гвардейской успешно выполнили поставленную командующим войсками фронта перед ними задачу и, разгромив врага, вышли к Балтийскому морю.

Когда была завершена Висло-Одерская операция, генерал С. И. Богданов был представлен к награде. Вот что отразил в Наградном листе от 8 марта 1945 года командующий бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант танковых войск Орел:

«…Войска 2-й гв. танковой армии руководимые гв. генерал-полковником танковых войск тов. БОГДАНОВЫМ, в наступательных операциях войск 1-го Белорусского фронта в 1945 году показали образцы смелых, дерзких и стремительных ударов по противнику.

2-я гвардейская танковая армия, будучи введенной в прорыв с Варкинского плацдарма, 16.1.1945 года стремительным ударом разгромила подходившие из района г. Варшава резервы противника, вышла двумя танковыми корпусами в район г. Сохочев и завершила оперативное окружение Варшавской группировки противника. Преследуя разгромленные войска противника, части 2-й гв. танковой армии первыми вышли к границам Померании, успешно форсировали р. Нетце и вторглись в пределы Германии. За этот период боевых действий войска 2-й гв. танковой армии освободили города: Груец, Жерад, Сохочев, Кутно, Иновроцлав, Бромберг, Вонгровец, Кольмар и тысячи др. населенных пунктов.

Ведя бои в Померании, армия тов. БОГДАНОВА первой вышла к реке Одер и обеспечила захват чрезвычайно важных для последующих операций плацдармов на Западном берегу реки Одер.

В феврале месяце 1945 года войска гв. армии провели успешные бои Юго-Восточнее города Штеттин, измотав и уничтожив отборные части противника, пытавшиеся вести наступление из района Юго-Восточнее Штеттин.

1.3.1945 года 2-я гв. танковая армия, войдя в прорыв в р-не Арнсвальда, успешно выполнила свою задачу — вышла к побережью Балтийского моря в р-не г. Каммин.

В Ы В О Д: За умелое и искусное руководство войсками армии, в результате чего противник был разгромлен и лишен возможности произвести какого-либо рода перегруппировку сил, генерал-полковник т/в тов. БОГДАНОВ достоин награждения орденом СУВОРОВА I степени…»

Высшее командование Красной Армии по этому представлению приняло другое решение: «Достоин присвоения звания дважды Героя Советского Союза».

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 года говорилось: «За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающее право на получение звания Героя Советского Союза, наградить Героев Советского Союза второй медалью „Золотая Звезда“:

……………………………………………………

гвардии генерал-полковника танковых войск Богданова Семена Ильича…

……………………………………………………

Соорудить бронзовые бюсты и установить их на постаментах на родине награжденных…»

Вторая медаль «Золотая Звезда» ему была вручена за № 5658.

А через десять дней после Указа о присвоении генералу С. И. Богданову звания дважды Героя Советского Союза он во главе своей доблестной 2-й гвардейской танковой армии вступил в завершающую фазу разгрома гитлеровских войск — битву за Берлин. Плечом к плечу с испытанными боевыми соседями — танкистами 1-й гвардейской танковой армии «богдановцы» одними из первых ворвались на улицы фашистской столицы. Охватывая ее с северо-востока и северо-запада, они с боями пробивались к Рейхстагу и в Тиргартенском парке, там, где проходила знаменитая Зигес-аллея — аллея тевтонских полководцев, замкнули кольцо окружения вокруг Рейхстага, имперской канцелярии и других узловых пунктов, пока еще занимаемых гитлеровской кликой.

Здесь, в поверженном Берлине, закончил войну дважды Герой Советского Союза, прославленный танкист гвардии генерал-полковник Семен Ильич Богданов.

1 июня 1945 года ему было присвоено звание маршала бронетанковых войск.

Напомню, что начал он воевать в Пружанах, в мало кому известных Пружанах, под Брестом, по боевой тревоге, которую сам объявил в 4 часа утра в черное июньское воскресенье сорок первого года. Дивизия полковника Богданова в тот день потеряла почти половину своих танков, но во встречном бою она отбросила противника на несколько километров, а потом сдерживала и контратаковала его. И это несмотря на то, что враг численно господствовал не только на земле, но и в воздухе.

Было трудно тогда. Очень трудно было и осенью того же первого военного года, когда полковник Богданов командовал Можайским укрепленным районом. Протяженность этого района по фронту составляла больше ста километров. 30 тысяч невоенных людей рыли окопы. Оружия тогда у полковника Богданова было очень мало.

Так начинался боевой путь полковника С. И. Богданова в эту войну. И вот ее финал — в Берлине. Полковник Богданов был теперь уже генерал-полковником, а вскоре после победы — он получил, как уже было отмечено, звание маршала своего рода войск. Старый воин, удостоенный первого ордена Красного Знамени еще в двадцатом году, стал и дважды Героем, кавалером многих орденов. Красноармеец, командир, командующий и маршал — таковы вехи его военной жизни.

Из аттестации на командующего 2-й гвардейской танковой армией маршала бронетанковых войск Богданова Семена Ильича:

«…2-я гвардейская танковая армия под командованием маршала бронетанковых войск тов. БОГДАНОВА, действуя в составе войск 1 Белорусского фронта, участвовала в ряде крупных фронтовых операций, выдающихся по смелости маневра и решительности действий. Боевые действия армии в Люблинской и Варшавско-Познаньской операциях, в операции по разгрому Померанской группировки противника, а затем в Берлинской операции, являются образцовыми по своей организованности и грамотности использования крупных танковых соединений.

Во всех проведенных операциях соединения и части армии добились высоких темпов наступления, показали себя хорошо сколоченными и способными умело вести бой в оперативной глубине обороны противника. За боевые успехи в период действий в составе 1-й Бфр армии присвоено звание „Гвардейской“.

За отличные боевые действия армия неоднократно отмечалась в приказах Верховного Главнокомандующего, а ее соединения и части по несколько раз награждены орденами Советского Союза.

В успешных действиях войск 2-й Гвардейской танковой армии вложен громадный труд и много энергии тов. БОГДАНОВА, как методиста в обучении войск, ясно представляющего чему учить и как учить войска на каждом этапе боевой деятельности армии.

Лично тов. БОГДАНОВ высоко дисциплинирован, энергичен, требователен и заботлив. Обладая твердой волей и высокой требовательностью к подчиненным, во всех случаях и при любых условиях обстановки всегда добивался выполнения поставленной им перед войсками задачи. Настойчив и тверд в проведении в жизнь своих решений и решений старших начальников. В бою смел и храбр, и этого требует от всех подчиненных.

В практике своей работы вникает во все отрасли жизни и деятельности частей и соединений армии. Умело организует и руководит работой штаба во всех видах боя.

После окончания боевых действий, несмотря на неоднократную передислокацию войск армии, сумел целеустремленно и организованно развернуть боевую подготовку войск.

Заслуженно пользуется высоким авторитетом среди личного состава армии. Имеет достаточную оперативно-тактическую подготовку, подкрепленную опытом командования крупными танковыми соединениями в военное и мирное время. Хорошо знает природу боя всех родов войск, особенно бронетанковых и механизированных, и умело организует их бой и взаимодействие.

Политически и морально устойчив. Делу партии Ленина — Сталина и Социалистической Родине предан, доказав это на деле в период Великой Отечественной войны.

В Ы В О Д: Должности командующего танковой армии вполне соответствует.

ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ ЧЛЕН ВОЕННОГО СОВЕТА

ГРУППЫ СОВЕТСКИХ ОККУПАЦИОННЫХ

ВОЙСК В ГЕРМАНИИ

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ (подпись) /ТЕЛЕГИН/

МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

(подпись) /Г. ЖУКОВ/

30.6.1945 г.»

После Великой Отечественной войны дважды Герой Советского Союза маршал бронетанковых войск С. И. Богданов продолжил службу в рядах Советских Вооруженных Сил. Сначала он служил в группе Советских оккупационных войск в Германии. Здесь он командовал 2-й гвардейской танковой, а после ее переформирования — 2-й гвардейской механизированной армиями. Затем был командующим бронетанковыми и механизированными войсками группы войск.

В августе 1947 года его назначили первым заместителем командующего бронетанковыми и механизированными войсками Вооруженных Сил, а 5 ноября 1948 года Семена Ильича назначают командующим этими войсками.

28 апреля 1953 года — новое назначение — командующим 7-й механизированной армией Белорусского военного округа. С мая 1954 года он — начальник Академии бронетанковых войск Советской Армии имени И. В. Сталина.

17 апреля 1956 года маршал бронетанковых войск был зачислен в распоряжение Министерства обороны СССР.

20 апреля 1956 года он обращается к начальнику бронетанковых войск Советской Армии генерал-полковнику танковых войск П. П. Полубоярову с рапортом:

«…Прослужив в Советской Армии безупречно и преданно 38 лет и 3 года в старой армии, а всего 41 год, работал творчески, созидательно и в полную силу на благо нашей Родины и Коммунистической партии, воспитал и обучил огромные кадры солдат и офицеров.

Беззаветно, не щадя своей жизни, защищал Советское Государство с самого его зарождения и до настоящего дня: 1917, 1920–1921, 1941–1945 гг. Непосредственно в боях с врагами четыре раза ранен. В боях с врагами нашего Советского Государства на фронтах погибли сын, три брата, сестра.

Мне 63 года. За два года работы в Академии сдам ее во всех областях в хорошем состоянии.

В связи с неожиданно сложившейся обстановкой, условиями работы и состоянием моего здоровья и тяжелого ранения, прошу Вас возбудить ходатайство об увольнении меня из Советской Армии в отставку.

Медицинское свидетельство о болезни будет доложено дополнительно.

МАРШАЛ БРОНЕТАНКОВЫХ ВОЙСК:

(подпись) /С. БОГДАНОВ/»

Его просьба была удовлетворена.

21 мая 1956 года он был уволен из кадров Советской Армии в отставку по состоянию здоровья с правом ношения военной формы одежды. После увольнения Семен Ильич жил в Москве.

12 марта 1960 года дважды Герой Советского Союза, депутат Верховного Совета СССР 2 и 4-го созыва, кавалер двух орденов Ленина, четырех орденов Красного Знамени, орденов Суворова I и II степеней, целого ряда медалей и ряда иностранных орденов и наград маршал бронетанковых войск Семен Ильич Богданов скончался.

Его похоронили в г. Москве на Новодевичьем кладбище.

Благодарный народ помнит о своем верном сыне.

Бронзовый бюст прославленного танкового полководца установлен в г. Санкт-Петербурге.

В бывшей Академии бронетанковых войск, которую он возглавлял в 1954–1956 гг., установлена мемориальная доска. Соответствующая мемориальная доска установлена в г. Москве на доме, где проживал С. И. Богданов. Ныне она демонтирована в связи со сносом дома и передана на хранение в музей Великой Отечественной войны в комплексе на Поклонной горе столицы. Еще одна мемориальная доска была установлена в 1966 году на курсах «Выстрел» в подмосковном Солнечногорске.