Танцовщица с Ганимеда

Поделиться с друзьями:

ГЛАВА 1. Ганимед, любимец Юпитера.

Веня О'Хара, землянин ирландского происхождения, забрел на Овощной рынок Ганимеда в поисках куда-то запропастившегося Игроцкого переулка. Переулков здесь было, как собак нерезаных, и О'Хара никак не мог вспомнить — который из них Игроцкий? Тот — Воровской, этот — Аптекарский, следующий — вообще без названия…

Венин мочевой пузырь был переполнен кислым дрянным винцом, не в пример пустым и дырявым карманам. Собственно, Веня родился не на Земле, а в земной колонии на Марсе от русской колонистки и отца-ирландца. На Земле он, конечно, бывал, и не раз… Посещал. Пролетал, как фанера над Парижем, над своей голубой прародиной. А среда его постоянного обитания простиралась от Системы Юпитера до Колец Сатурна — дальше, к Плутону, лень было забираться.

Пятый, десятый, двадцать пятый переулок… Который из них Игроцкий?

В общем, если честно. Землю Веня О'Хара хорошо знал лишь по рекламным проспектам.

Он не спешил. Выиграешь или проиграешь — спешить не следует. Сейчас он был на мели, вроде марсианского корабля в песках усохшего моря. Спеши не спеши, а весной море вернется, и опять поплывем.

ГЛАВА 2. Фараоны и аристократка с Рекламного проспекта

Борзая мертвой хваткой вцепилась в левый рукав О'Хара, но он стряхнул с себя борзую вместе с рукавом. Он еще видел, как танцовщица поймала на лету шкодливую рыжую собачонку и отбросила ее в сточную канаву, и как братья-близнецы отбивались гитарой, флейтой и барабаном от бросающихся волкодавов.

На площади продолжалось безумие. Собаки висели на людях, люди отбивались от собак, все рычало, стонало, выло и глубокими водоворотами вертелось вокруг Галилея, который когда-то (как помнил О'Хара со школы, но смутно) сказал что-то очень умное по теории вращения — что-то, вроде: «И все-таки она вертится вокруг меня!»

Галилей, как всегда, был прав: вокруг него развернулось целое сражение, собаки совсем обезумели и рвали и кусали всех, кто попадался в зубы, но в первую очередь выбирали землян — по вкусу, что ли? Лилась кровь, сверкали лезвия ножей, кто отбивался от разъяренных собак, кто пытался бежать, но из этой давки нельзя было выбраться.

Толпа понесла О'Хара и вынесла его в относительно безопасное место у пьедестала памятника — теперь О'Хара мог бы взобраться на плечи великому ученому, где ни одна собака его не достанет, взобраться на плечи и сделать собственное научное открытие в его нержавеющий телескоп. Хорошо бы, например, открыть какой-то там сто…надцатый спутник Юпитера и назвать его своим именем: «Охара». О'Хара, спутник Юпитера, — это звучит.

А можно ничего и не открывать, а просто отсидеться на памятнике и понаблюдать оттуда за редкостной массовой дракой людей и собак.