Тайна трех портретов

Келли Фиона

ГЛАВА VIII

Таинственный родственник

 

Машина остановилась в сантиметре от стены. Трейси, рывком открыв дверь, выскочила наружу. Остальные трое сделали то же самое на долю секунды позже.

Холли увидела, как черная крыса стремглав выскочила из левой двери и исчезла в высокой траве у стены.

Белинда, подпрыгнув, с неожиданным проворством вскочила на багажник и поджала ноги.

— Куда она побежала? — раздавались ее вопли. — Вы ее видите?

Обежав вокруг машины, Дэвид несколько раз пнул ногой траву.

— Прекрати! Не надо, — крикнула ему Трейси. — Она тебя может тяпнуть.

— Как она туда попала? — озадаченно спросила Холли, стараясь держаться подальше от травы.

— Ума не приложу, — сокрушался Дэвид. — Наверное, как-то пролезла.

— Я знала, что лучше и близко не подходить к этой колымаге, — сказала Белинда. — Вы видели? Кошмар какой! Терпеть не могу крыс.

— Она убежала, — объявил Дэвид.

Проведя рукой по волосам, он хмуро посмотрел на Трейси.

— Мы могли врезаться в стену, ты это понимаешь?

— Не смотри на меня так, я не виновата, — все еще дрожащим голосом оправдывалась та. — Я чуть не умерла от страха.

— Должно быть, она пролезла снизу через какую-то щель, — сказал Дэвид. — У нас в Эбби иногда появляются крысы, — он передернул плечами. — В таком большом доме их невозможно вывести совсем. Мне очень жаль, что так вышло. Вы очень испугались, да? Сейчас все пришли в себя?

— Вроде бы да, — сказала Холли. — Но все-таки лучше поскорее убраться отсюда. Эта тварь, наверное, все еще здесь, затаилась где-нибудь.

— Нет уж, я больше в эту машину не полезу. Ни за что! — наотрез отказалась Трейси. — Там у них, может, целое гнездо.

Дэвид осторожно сел в машину. Взяв гаечный ключ, он потыкал им в бардачке, потом обернулся к девочкам.

— Ничего нет, видите? Садитесь, не бойтесь. Забирайтесь, как сидели, и я вас подброшу, куда надо. Это ведь уже недалеко, да?

— Тогда дай мне гаечный ключ, — подозрительно покосилась Трейси на открытый бардачок. — Не могу же я сидеть здесь совершенно безоружная.

С неохотой все трое опять сели в машину, Дэвид завел двигатель.

— Как только приеду домой, расставлю повсюду на них крысоловки, — пообещал он.

— Странно это все-таки, — сказала Холли, заглядывая через плечо Трейси в открытый бардачок. — Не понимаю, как она могла туда пробраться?

— Дырка, должно быть, в задней стенке, — предположил Дэвид.

— Нет, никакой дырки не видно, — возразила Трейси.

— Я все поняла: просто крыса хотела проехаться автостопом, — сострила Белинда.

— Ты еще пытаешься шутить! — хмыкнула Трейси. — А мне не до шуток. Мне в жизни не было так страшно.

Дэвид довез их до конца улицы, где жил мистер Барнард.

— Надеюсь, этот маленький инцидент не изменил ваших планов? И вы приедете в Вудфри-Эбби в субботу? — спросил он.

— Только сначала расставь побольше крысоловок, — сказала Трейси. — Если я замечу хоть одну крысу, убегу оттуда без оглядки, ясно?

Три девочки вылезли из машины и проводили ее взглядом.

Трейси посмотрела на подруг.

— Крыса! — воскликнула она. — Кто бы мог подумать! Крыса в бардачке — невероятно! — она покачала головой. — Просто готовый эпизод из фильма ужасов.

— Какой номер дома у мистера Барнарда? — спросила Холли.

— Семнадцать, — ответила Белинда.

Еще в школе она зашла к секретарше и узнала у нее адрес. Считая номера домов, девочки двинулись вдоль улицы.

— Вот мы и пришли, — сказала Холли, останавливаясь перед нарядным домом из красного кирпича в окружении стройных вечнозеленых растений за низкой изгородью палисадника.

— Представляете, он живет совсем один, — сообщила Белинда. — Моя мама член родительского комитета, в нашем городе она все про всех знает.

Холли прошла по дорожке к дому. Звонка не было, дверь украшало только изящное бронзовое кольцо. Холли легонько постучала.

Девочки подождали — никакого ответа.

— Он должен быть дома, — сказала Белинда. — Маловероятно, что он где-то разгуливает после того, как его вчера так отделали.

Холли опять постучала, на этот раз погромче.

— Похоже, в доме никого нет, — сказала она, сходя с дорожки и заглядывая в окно.

Перед ее взором предстала длинная, удобно обставленная комната с огромными, от пола до потолка окнами, которые выходили во внутренний дворик. Сквозь них были видны какие-то зеленые растения и несколько белых пластмассовых кресел. В одном из них спиной к ней сидел человек.

— Я его вижу, — сказала Холли. — Он в саду за домом. Поэтому, наверное, он не услышал, как мы стучали.

Она дошла до угла дома. Низкая калитка преграждала путь, ведущий к заднему дворику.

— Пошли, — скомандовала Холли. — Мы можем обогнуть дом здесь.

Девочки двинулись по дорожке.

— Есть кто-нибудь дома? — крикнула Холли, высунув голову на задний угол дома.

— Мистер Барнард! Это мы. Мы только хоти… Ой!

Обернувшись, человек в кресле молча уставился на нее.

Это был не мистер Барнард.

Прежде чем она успела что-то сказать, зашуршали зеленые ветки, и голова мистера Барнарда появилась из-за высокого куста. Все лицо его было в синяках и ссадинах, как будто он побывал в серьезной потасовке. Один глаз наполовину заплыл, и вокруг него темнел фиолетовый кровоподтек.

— Холли Адамс? — не слишком приветливо проговорил он. — Что, скажи, пожалуйста, ты тут делаешь?

Холли вышла из-за угла. Трейси и Белинда последовали ее примеру и встали рядом.

— Мы просто зашли вас проведать, — сказала Трейси. — Подумали, что вас нужно подбодрить.

— В школе все только и говорят о том, что на вас кто-то напал, — добавила Холли. — И мы подумали, что, может быть, сумеем чем-то вам помочь.

Выражение испуга и растерянности на лице мистера Барнарда — по крайней мере, так показалось Холли — сменилось удивлением.

— Вы очень внимательны, — проговорил он. — И я, конечно, чрезвычайно вам за это благодарен, но… — Он бросил быстрый взгляд на человека в кресле. — Не думаю, что вы могли бы мне чем-то помочь. Случай крайне неприятный, хотя, можно сказать, я легко отделался — всего лишь синяками и ссадинами.

Уже улыбаясь, он вышел из зарослей, стаскивая с рук зеленые хозяйственные перчатки.

— Обо мне заботится брат. Том приехал… погостить у меня пару дней.

Девочки посмотрели на брата мистера Барнарда.

— Как это ужасно, что на вас напали, — посочувствовала Трейси. — Много чего украли?

— Ничего существенного, так что невосполнимых потерь нет, — усмехнулся мистер Барнард. — Послушайте, девочки, я рискую показаться невежливым, но, действительно, вряд ли вы сможете мне чем-то помочь. Пожалуй, лучше вам идти домой.

Он двинулся к ним, растопырив руки, как будто хотел, как гусей, отогнать их из сада назад на дорожку.

— Физиономия моя выглядит сейчас, конечно, жутковато, но на самом деле все не так уж серьезно, — сказал он им, когда, обогнув дом, они вышли к главному входу. — Я уверен, что через пару дней вернусь в школу. Так что повода для волнений нет.

— Ваш брат тоже пострадал? — спросила Трейси. — Я заметила, у него на руке ссадина.

Мистер Барнард бросил на нее острый взгляд.

— Нет, — сказал он. — К счастью, он к этому не имеет никакого отношения. Единственное, что мне нужно, это покой и отдых, — он осторожно потрогал рукой свой заплывший глаз. — Вот и все — надеюсь, вы меня понимаете.

— Конечно, — кивнула Холли. — Мы вовсе не собираемся причинять вам беспокойство.

Мистер Барнард открыл им калитку.

— Мне очень приятно, что вы нашли время зайти меня проведать.

— Мы еще хотели у вас кое-что спросить, — вспомнила Белинда. — Может, вы забрали портрет "Белой Леди" домой? Мы не нашли его в шкафу, куда вы его положили. Если хотите, мы можем отнести его обратно в школу.

— Я его не брал, — покачал головой мистер Барнард. — Вы уверены, что хорошо посмотрели.

— По-моему, да. Его нигде нет, — сказала Холли.

— Боюсь, что в этом я не смогу вам ничем помочь, — развел руками мистер Барнард. — Вероятно, кто-то его убрал. Надеюсь, вскоре он где-нибудь обнаружится. Ну, до свидания, девочки. Пора вам по домам. Спасибо, что зашли.

И они отправились в обратный путь.

— Странно, — проговорила Белинда.

— Что странно? — не поняла Трейси.

— Как я уже вам говорила, моя мама знает все про всех наших учителей. Она мне всегда говорила, что у мистера Барнарда вообще нет родственников. И тем более я никогда не слышала, чтобы у него был брат.

— Но он же сказал, что брат приехал погостить, — возразила Холли. — Он, может быть, живет на другом конце страны. Лично я ничего странного в этом не нахожу.

— Это всего лишь доказывает, что твоя мама знает не все, — заметила Трейси.

— Согласна, — кивнула Белинда. — Но это не решает вопроса о том, куда подевалась "Белая Леди". Если мистер Барнард ее не брал, тогда кто взял?

— Завтра еще раз поищем, — сказала Трейси. — Может, мы все-таки где-то ее проглядели. И, в конце концов, фотографии у нас остались, так что, даже если она исчезла, большой беды в этом нет.

— Да, верно. Но только на фотографии мы не можем как следует разглядеть брошку, — напомнила Холли. — И мне не нравится, что "Белая Леди" вот так просто могла взять и исчезнуть.

— Не спеши с выводами, мы еще точно этого не знаем, — заметила Белинда. — У нас не было времени как следует все обыскать. Завтра еще раз посмотрим.

— А если не найдем? — не сдавалась Холли.

Все трое переглянулись.

— Вот тогда и начнем строить версии, куда она могла деться, — сказала Белинда.

На следующее утро Холли пришла в школу пораньше, намереваясь прямиком пройти в кабинет рисования и произвести самый тщательный поиск "Белой Леди", а также пропавших вместе с ней записей Белинды. Если они все еще там, чтобы найти их, хватит и десяти минут.

Она зашла в гардеробную, чтобы оставить в своем шкафчике сумку.

Открыв его, Холли обнаружила конверт. Кто-то, видимо, просунул его в щель под дверцей.

Холли изумленно взяла конверт в руки, открыла. Внутри был небольшой сложенный вдвое листок бумаги.

"Холли, мне нужно с тобой поговорить. Это касается "Белой Леди". Пожалуйста, никому об этой записке не говори".

Внизу стояла подпись: Саманта Тримейн.