Тайна трех портретов

Келли Фиона

ГЛАВА VI

Ситуация осложняется

 

Положив локти на стол и уткнувшись подбородком в сложенные ладони, Холли сидела в кабинете рисования и задумчиво глядела на печальное бледное лицо Белой Леди. Рядом с ней Белинда, наклонив голову и высунув от напряжения кончик языка, что-то быстро писала.

Она уже скопировала весь ряд римских цифр и теперь одну за другой "переводила" их в арабские.

— Ну вот, готово, — удовлетворенно произнесла она.

Холли пробежала глазами ряд цифр:

15, 1, 11, 5, 7, 25, 28, 14, 6, 15, 33, 9, 2, 14, 15, 16, 11.

— Ну и? — сказала она. — Что, по-твоему, все это означает?

— Не знаю, — пожала плечами Белинда. — Пока не знаю. Может быть, это число шагов, которые нужно сделать. Знаешь: пятнадцать шагов вправо, потом шаг влево, после одиннадцати шагов вправо и так далее…

— Начиная откуда? — скептически поморщилась Холли. — И почему сначала вправо, а потом влево, а не наоборот?

— Не знаю, я же не экстрасенс. Может, начиная с того места, где стоит Бела Леди?

— М-м… — Холли задумчиво всматривалась в линии на "причуде".

Квадрат, в нем большой прямоугольник, внутри которого несколько меньших прямоугольников и множество пересекающихся линий.

— Непохоже, чтобы это был план Вудфри-Эбби и усадьбы, — сказала она.

— Пожалуй, — согласилась Белинда. — Я уже об этом думала. И даже проверила по карте — ничего похожего. Но все же эти цифры… — Она задумчиво погрызла кончик ручки. — Может, они означат что-то еще? Может, их надо воспринимать не как цифры?

— А как что? — спросила Холли.

— Не знаю, — призналась Белинда.

Трейси сидела к ним спиной, задрав ноги на стол и положив на колени футляр со скрипкой. Она всего на минутку заглянула сюда к ним перед уроком музыки.

— Они могут означать буквы, — сказала она. — Например, пятнадцать — это… — она посчитала на пальцах, — пятнадцать это "н".

Белинда уставилась на нее.

— Лучше бы ты ошиблась, — сказала она. — Забежала сюда на пять минут и сразу разгадала то, над чем я ломаю голову вот уже полчаса.

— Что поделаешь, бывают люди гениальные от природы, — засмеялась Трейси.

Белинда еще ниже склонилась над своими записями.

Дверь кабинета отворилась, вошел мистер Барнард.

— Здравствуйте, девочки. Над чем трудитесь? — спросил он.

— Мы тут работаем над загадкой "Белой Леди", — ответила Холли. — Мы уже съездили в Вудфри-Эбби и, кажется, смогли разгадать некоторые подсказки.

— Правда? — заинтересовался мистер Барнард и подошел к столу.

Перебивая друг друга, они принялись рассказывать ему о своих открытиях.

— Дэвид Тейлор, сын теперешнего владельца Эбби, считает, что если мы выясним, кто была Белая Леди, то наверняка сможем найти картину, — сказала Холли.

— Надеюсь, он прав, — кивнул мистер Барнард. — Но как вы собираетесь…

— Готово! — прерывая его, вскрикнула Белинда. — Трейси была права. Смотрите!

На ее листочке стояли, выстроившись в ряд, буквы:

Н А Й Д Е Ш Ь М Е Н Я З А М Н О Й.

— "Найдешь меня за мной", — прочла Белинда. — Это же ясно как дважды два: "Найдешь меня за мной"! Я разгадала!

— Ты, наверное, хочешь сказать, я разгадала, — поправила ее Трейси, вскакивая на ноги.

— И все же как это — "за мной"? — спросила Холли.

— Значит, за летним домиком, — недолго думая, выпалила Трейси. — Это же на нем написано.

— Или же за фасадом домика, то есть внутри него, — высказала свое предположение Белинда.

Мистер Барнард взглянул на часы.

— Боюсь, девочки, мне придется вас отсюда попросить, — сказал он. — Мне нужно еще кое-что подготовить к следующему уроку.

Склонившись над столом, он принялся сворачивать холст в рулон.

— Я его пока уберу, а вы можете зайти еще в другой раз. — И, открыв шкаф, мистер Барнард пристроил рулон на верхней полке. — Вот так, — сказал он. — Теперь вы можете не волноваться, что кто-то еще сунет нос в ваши дела.

— Я положу туда же свои записи, — сказала Белинда, — иначе я их обязательно потеряю.

Мистер Барнард закрыл шкаф.

— Вы уже проверили мое сочинение, сэр? — спросила Холли.

Изменив свой выбор, она написала не о Винифред Боуин-Дэвис, а о "Белой Леди". И сочинение получилось гораздо длиннее требуемых трехсот слов.

— Нет еще, — развел руками мистер Барнард. — Дел было много — не успел. Но не беспокойся, к следующему занятию я его непременно проверю.

Девочки вышли из кабинета.

— Мне же нужно идти на музыку, — спохватилась Трейси. — Пока, еще увидимся!

— А мне нужно найти мою подружку Стефи и отдать ей статью для школьного журнала, — сказала Холли и хитро улыбнулась. — На самом деле это все то же сочинение для мистера Барнарда, только для Стефи я подготовила укороченную версию.

Оставив Белинду, Холли отправилась в библиотеку. Статья лежала у нее в кармане. Холли назвала ее "Тайна "Белой Леди". В ней она подробно описала все, что им удалось разузнать об истории "Белой Леди", включая поиски похищенной картины. По мнению самой Холли, заметка получилась довольно занимательной. Она надеялась, что Стефи Смит будет того же мнения и не обкромсает ее так же, как отчет о хоккейном матче.

Стефи взяла у нее статью, не проронив ни слова.

— Я успела к сроку, да? Ты поместишь ее в следующем номере? — спросила Холли.

— Да, — коротко ответила Стефи, не отрывая глаз от монитора компьютера.

— Хорошо, — со значением проговорила Холли. — Буду ее ждать в следующем номере.

— Возможно, — бросила Стефи.

Холли благоразумно промолчала, решив, что не стоит опять ввязываться в спор. Вот если статью не напечатают, тогда она найдет, что сказать этой зазнайке.

Холли, Джейми и миссис Адамс сидели за обеденным столом. Из тарелок с супом поднимался аппетитный пар. Стул отца оставался пустым.

— Если он не поторопится, все остынет, — посетовала миссис Адамс. — Я позвала его двадцать минут назад.

— Ты же знаешь, как он увлекается, когда работает, — сказала Холли. — Чаще всего он вообще в это время тебя не слышит. Хочешь, я за ним схожу?

— Нет, — решительно заявила мама. — Пусть пеняет на себя.

И в этот момент дверь столовой распахнулась.

— Кто это должен пенять на себя? — осведомился мистер Адамс.

Он вошел в столовую, держа в руках совершенно новехонький, пахнущий лаком стул из светлого дерева.

— Я решил сначала докончить, — с улыбкой сообщил он. — Подумал, может, кто-нибудь оценит почетную возможность сидеть за обеденным столом на первом излого дерева. делии мебельной фирмы "Адамс и Компания".

— С тебя опилки сыпятся по всему полу, — заметила миссис Адамс.

— Подумаешь — опилки. Ерунда, — отмахнулся мистер Адамс, огибая стол. — Ну-ка, встань.

Миссис Адамс послушно встала, и ее супруг поставил для не новенький стул.

— А теперь — садись! — тожественно произнес он.

Она села.

— Ну как? — спросил отец.

— Очень удобно, — с улыбкой ответила мама. — Не стул, а сплошное очарование. Я потрясена. А теперь ешь поскорее, пока все не заледенело.

После обеда, когда Холли и Джейми мыли посуду, в кухню вошла миссис Адамс.

— Холли, ты бы сводила как-нибудь после уроков Джейми в обувной магазин, — обратилась она к дочери. — Ему нужны новые туфли. Только напомни, чтобы я дала тебе денег.

— Я и сам могу купить, — запротестовал Джейми.

— Нет, пока не можешь, — отрезала мама. — Одному Богу известно, с чем ты явишься домой, если я позволю тебе самому выбирать обувь.

От такого поручения Холли была не в большем восторге, чем сам Джейми, но она сочла за благо не спорить с мамой.

— Я сам лучше знаю, что мне нужно, — ворчал Джейми, когда они шли по улице, направляясь в обувной магазин. — Если хочешь знать, я уже выбрал.

— Я знаю, что мама хочет, чтобы ты выбрал, — сказала Холли. — И я сомневаюсь, что речь идет об одних и тех же туфлях.

— Слушай, мне уже одиннадцать лет! — кипятился Джейми. — И мне вовсе не нужно, чтобы за мной присматривала старшая сестра. Я без этого как-нибудь обойдусь. Давай я сначала один войду в магазин и выберу, а потом покажу тебе, что мне хочется, и ты заплатишь.

— Ладно уж, — сдалась Холли. — Я подожду здесь, у входа.

Холли не любила бесцельно бродить по улицам, глазея на витрины, но сейчас ей ничего другого не оставалось. Чтобы дать брату время, она решила пройтись немного вперед, потом вернуться. Она хорошо знала Джейми. Прежде чем выбрать то, что ему понравится, он, конечно, проторчит в магазине не меньше получаса, доведя до тихого помешательства всех продавцов.

Холли пересекла узкую боковую улочку и, окинув ее рассеянным взглядом, остановилась. Ей показалось, что она узнала стоящую там машину. Маленькая ржавая колымага с наполовину отломанной выхлопной трубой. Это могла быть только машина Дэвида Тейлора. Холли не допускала мысли, что еще кто-нибудь во всем Виллоу-Дейле решится ездить на такой развалине.

Она прошла вдоль улочки, высматривая Дэвида. Магазинчики здесь были грязноватые и довольно сомнительные в отличие от больших сверкающих магазинов на центральной улице. Холли была всего в нескольких ярдах от машины, когда увидела Дэвида. Он вылетел, споткнувшись, из узкой двери, словно кто-то вытолкнул его оттуда хорошим пинком.

Глаза Холли широко раскрылись от удивления. В темном дверном проеме стоял грузный мужчина, которого она уже видела раньше на старом церковном кладбище. Он тогда разговаривал с другим мужчиной, долговязым, в кожаной куртке с орлом.

— А это меня не касается, — расслышала она слова толстяка.

Дэвид одернул свою помятую куртку.

— Послушайте, мистер Оуэн… — начал он, но тут заметил Холли и нахмурился.

Мистер Оуэн, проследив за его взглядом, мрачно уставился на Холли, потом резко повернулся и шагнул в дом, хлопнув дверью.

Дэвид предпринял беспомощную попытку улыбнуться.

— Привет, — проговорил он. — Что ты здесь делаешь?

— Помогаю брату — ему нужно кое-что купить, — ответила Холли, с недоумением глядя на него.

Дэвид бросил быстрый взгляд на захлопнувшуюся дверь. Он казался смущенным и растерянным.

— Тебя куда-нибудь подвезти? — предложил он.

— Нет, спасибо, — сказала Холли. — Дэвид, у тебя какие-то неприятности?

— Все нормально, — ответил Дэвид и для убедительности махнул рукой. — А по поводу старины Хэрри можешь не волноваться — он мой приятель, — тут он опять изобразил вымученную улыбку. — Рад был тебя встретить. Кстати, как тебя зовут? Ты тогда мне так и не сказала.

— Холли.

— Надо запомнить, — сказал Дэвид. — Ты и твои подружки не передумали? В субботу приедете?

— Собираемся.

— Вот и прекрасно. Я буду ждать. Если погода будет хорошая, мы отлично полетаем на "Красном дьяволе".

Было совершенно ясно, что Дэвид завел этот разговор только для того, чтобы скрыть свое смущение. Ему было неприятно, что Холли видела его с этим мистером Оуэном.

— Ну ладно, — наконец сказал он, садясь в машину. — Мне пора. Еще увидимся, Холли.

Пробудившийся к жизни двигатель громко закашлял.

— Передавай привет подружкам. Скажи, в субботу я вас жду.

Задним ходом он вывел свой фыркающий драндулет на главную улицу. Водители других машин нервно сигналили, опасаясь его не слишком ловких маневров.

Холли вернулась в обувной магазин. Вот уже второй раз она встречает Хэрри Оуэна. Сегодня она узнала и его голос — этот сиплый голос она уже слышала на церковном кладбище. Этот самый Оуэн, помнится, должен был вернуть человеку в кожаной куртке какие-то деньги. Кто они такие, эти люди? И каким образом в это дело замешан Дэвид?

— Ну где ты пропадаешь? — набросился на нее Джейми.

Она ждал ее на улице у дверей магазина.

— Иди заплати за туфли. Я нашел, что мне нужно.

Вместе с братом Холли вошла в магазин, но мысли ее были заняты вовсе не покупкой туфель.

— Ты Холли Адамс?

Холли оглянулась.

Она стояла у входа в школу, поджидая Белинду и Трейси. Окликнула ее девочка постарше. Она подошла ближе — высокая, с золотистыми волосами и красивым, но очень хмурым лицом.

— Да, я.

Холли видела эту девочку раньше в школе, но не знала ее имени. В руках у нее был последний номер школьного журнала.

— Ты, может быть, думаешь, что это очень забавно — ворошить все эти старые сплетки и слухи? — сердито проговорила она.

Холли опешила.

— Что?

— Ведь это ты написала статью о той старой картине, так? Стефи Смит сказала, что ты.

— Да, но…

— Лучше бы ты занималась своими делами, а не лезла в чужие. Зачем ты нацарапала эту статейку? Учти, я тебя предупреждаю: не смей больше ничего писать про эту картину, если не хочешь нажить себе больших неприятностей! — Девочка резко повернулась и пошла прочь.

Застыв от изумления, Холли смотрела ей вслед. Что бы это все значило, скажите на милость? Незнакомка даже не дала ей возможности хоть что-то ответить.

Статья Холли в школьном журнале была простым пересказом истории "Белой Леди". Заканчивалась она такой фразой: "Сейчас, когда копия знаменитой картины найдена вновь, захватывает дух от мысли, что охота за исчезнувшим подлинником может возобновиться".

Вполне невинная статейка, что в ней такого? Почему она могла кого-то так рассердить?

Оказывается, жизнь в Виллоу-Дейл гораздо сложнее и запутаннее, чем Холли себе это представляла.