Тайна трех портретов

Келли Фиона

ГЛАВА V

Вудфри-Эбби

 

— Зачем ты вообще поручила мне писать статью об этом хоккейном матче, если собиралась ее так обкорнать? — возмущалась Холли.

Ей наконец удалось перехватить Стефи Смит в коридоре. Та шла с очень деловым видом, держа в руках кипу каких-то папок. Было ясно, что она не расположена останавливаться и беседовать с Холли.

— Ты сама виновата, — буркнула Стефи. — Не надо было делать статью такой длинной. Она бы в таком виде не поместилась.

— Ты могла бы заранее сказать, сколько нужно слов, — напирала на нее Холли.

— А ты бы спросила, — холодно улыбнулась Стефи.

— Нет, ты подожди…

В ответ Стефи пожала плечами:

— Некогда мне с тобой спорить. Решение редактора — закон, это тебе известно? — И, повернувшись, она гордо двинулась по коридору.

Холли поспешила за ней.

— Послушай, начало нашей работы получилось каким-то не очень удачным, — попыталась она говорить как можно спокойнее. — Но пойми, я всего лишь хочу помогать. Может, мне еще что-нибудь написать? Я могу и коротко. Знаешь, я в подвале нашла картину. С ней связана одна очень интересная история. Давай я подготовлю о ней заметку?

— Картину? — насмешливо повторила Стефи. — Не сомневаюсь, все будут в восторге от статьи про какую-то картину.

Она неприязненно посмотрела на Холли, явно стремясь поскорее от нее отделаться.

— Ладно, напиши что-нибудь о картине. К четвергу.

Курт выполнил свое обещание и утром отдал готовые фотографии Трейси. Та немедленно вручила по одному экземпляру Белинде и Холли. Снимки были, конечно, не безупречны, но достаточно точны, чтобы можно было разглядеть детали и не бегать постоянно сверяться с портретом. Особенно учитывая, что девочки запланировали поездку в Вудфри-Эбби. Решение об этом уже было принято. Белинда выяснила, что сам дом и поместье по будним дням открыты для посетителей до половины шестого. Это их вполне устраивало: можно было поехать и все посмотреть после уроков.

В тот день, как только прозвенел последний звонок, они втроем отправились на автобусную остановку и сели в автобус, идущий в сторону Вудфри-Эбби. Был чудесный солнечный день. Редкие белые облачка скользили по лазурному небу, и верхушки деревьев покачивались от легкого ветерка. Холли была очень рада в такой день оказаться за городом.

Когда они слезли с автобуса, она с наслаждением вдохнула полной грудью свежий воздух. Указатель приглашал их спуститься по усыпанной гравием дороге, круто уходящей вниз по склону среди высоких деревьев.

— Вам не кажется странным, что это место назвали Вудфри-Эбби — "Безлесное аббатство", когда кругом так много деревьев? — заметила Трейси.

— Кажется, на древнеанглийском слово "вуд" означало "сумасшедший", — сказала Белинда. — Поэтому на самом деле это название означает "аббатство, где нет сумасшедших".

Трейси и Холли с сомнением посмотрела на нее.

— Так написано в путеводителе, — пожала плечами Белинда. — Надо полагать, те, кто строил дом, имели в виду, что здесь не будет толпы, суеты, сумасшедшей гонки больших городов. Что-то в этом роде.

Дорожка привела их в глубокую лощину. По дну ее проходила высокая кирпичная стен с черными чугунными воротами. Их высокие створки были открыты, а за ними виднелась площадка для парковки машин. Поросший зелеными деревьями склон холма круто поднимался вверх прямо перед ними.

— Это там, наверху, — мрачно сказала Белинда. — Помню я этот подъем — угробиться можно.

— Ерунда, — беззаботно хмыкнула Трейси. — Небольшая тренировка пойдет тебе на пользу. Холли, ты не забыла захватить записную книжку?

— Конечно, нет, — отозвалась Холли.

В ее красной записной книжке девочки вкратце записывали все свои соображения по поводу возможных подсказок на портрете Белой Леди и очень надеялись, что какие-нибудь детали бросятся им в глаза, когда они будут осматривать Выдфри-Эбби в натуре.

Трейси легко взлетела вверх по склону.

— Кто последним прибежит, тот слабак и старая каракатица! — обернувшись, крикнула она.

— Тогда уж молодая каракатица, — пробурчала в ответ Белинда, ища сочувствия у Холли. — Надеюсь, наша резвушка не собирается все время вот так порхать. На меня нападает усталость от одного ее вида.

Холли рассмеялась и тоже припустилась бегом за Трейси. Догнать "резвушку" она не смогла, но обе они оставили неспешно ковыляющую Белинду далеко позади, а сами рванули к высокому горизонту.

— Это еще что такое? — вытаращила глаза Холли.

Добравшись до верха, она увидела, как нечто невообразимое вдруг появилось в поле зрения, выплыв из-за вершины холма. Нечто большое, округлое и ярко-красное. В первый момент ей показалось, что это куполообразная крыша здания, но разве она могла бы тихонько покачиваться из стороны в сторону? Наверное, большая палатка, решила Холли.

Трейси уже стояла на вершине.

— Вау! — воскликнула она, и ее американский выговор от волнения стал более заметен. — Ты глянь, что делается!

С трудом переводя дыхание, Холли встала рядом с ней. Красный купол оказался гигантским воздушным шаром. Они даже слышали рычанье газовых горелок, которые гнали горячий воздух наверх, в раздувающийся, перекатывающийся волнами шар. Вокруг него собралась небольшая толпа. Шар был прикреплен к земле прочными канатами, а в корзине, стоявшей на траве под ним, находились двое.

— Эх, вот бы сейчас полететь на таком! — сказала Трейси. — Давай подойдем поближе, посмотрим. Может, они катают желающих.

Она побежала вниз по пологому зеленому склону.

Холли решила подождать Белинду. Наконец та, красная и запыхавшаяся, взобралась на вершину.

— Что же это такое? Угомонится она когда-нибудь, эта наша быстроногая подруга?

Вслед за Трейси они спустились к воздушному шару. Он уже был почти заполнен, газовые горелки то включались, то выключались, а корзина раскачивалась и скользила по траве.

Трейси протиснулась сквозь толпу вперед. Девочки увидели, как она заговорила с человеком в корзине. Перегнувшись через борт, он что-то ей отвечал. Затем она стала пробираться к подругам.

— Они сейчас не полетят, — разочарованно сообщила Трейси. — Ветер слишком сильный. Они просто его испытывают.

Девочки стояли, глядя, как шар рвется в небо, натягивая канаты. Казалось, ему не терпится вырваться на свободу и уплыть в голубую даль.

— Может, произведем разведку? — предложила Белинда. — Для чего мы сюда приехали?

— Да, пожалуй, — согласилась Трейси, нехотя отрывая взгляд от шара. — О’кей, Белинда, ты здесь уже была, ты и веди. Куда двинемся?

Белинда указала рукой направление. Дом располагался всего в нескольких сотнях ярдов. Его каменный фасад сиял ослепительной белизной, ряды окон сверкали в солнечных лучах. Широкие ступени парадной лестницы поднимались к величественному входу в обрамлении каменных колонн, увенчанных треугольным фронтоном.

— Нам нужно обойти дом и зайти с тыла, — сказала Белинда.

За домом тянулись длинные ровные ряды фруктовых деревьев.

— Вот это летний домик, — сказала Белинда. — Узнала? Тот самый, что на картине. А это, — она указала на кольцо высоких колонн, напоминающих свадебный торт, — та самая штуковина.

Летний домик — длинное, приземистое строение, притаившееся среди деревьев, — выглядел гораздо более обветшалым, чем на картине. Его окна были заколочены досками, с деревянных стен слезла краска. Крыша просела и покрылась пятнами мха. По его запущенному виду можно было предположить, что им давно не пользовались.

Дойдя до фруктового сада, девочки свернули в сторону.

— Это примерно здесь, — сказала Холли, вынимая фотографию и поднимая ее так, чтобы всем было видно. — Примерно здесь должна была стоять Белая Леди.

Затем Холли достала их красную записную книжечку.

— Итак, какие у кого идеи? — перелистала она страницы.

Белинда и Трейси через ее плечо тоже заглянули в книжечку. Они все внесли свой вклад в составление плана действий.

— Летний домик в то время выглядел получше, — отметила Белинда. — И посмотрите, что удивительно. Видите этот орнамент из линий и крестиков вдоль края стены сразу под крышей? На фотографии он есть, а на настоящем домике — нет.

— Это могут быть просто следы мазков кисти на холсте, — сказала Трейси. — По фотографии трудно судить, что это такое на самом деле.

— Придется еще раз взглянуть на картину, — сказала Холли. — Но давайте это зафиксируем, — она вынула ручку. — Значит, пишем: со стены летнего домика исчез орнамент. А где тот рисунок на крыше строения с колоннами? Его тоже нет.

Несмотря на недостатки фотографии, сделанной Куртом, девочки смогли разглядеть, что геометрического рисунка, изображенного на высокой крыше странного сооружения, на реальном строении не было. Его крыша представляла собой совершенно ровную белую поверхность.

— Запиши это тоже, — сказала Трейси. — Оба рисунка исчезли, — и она посмотрела на подруг. — Вам не кажется, что кое-что из подсказок мы уже нашли?

Белинда закатила глаза к небу.

— Не смеши, — сказала она. — Если мы это заметили, другие тоже должны были заметить. Вот так, в два счета, мы их не найдем.

— Что-что, а ведро холодной воды у тебя всегда найдется.

— Это называется уметь реально смотреть на вещи, — наставительно сказала Белинда. — Привет, а это еще кто?

Через лужайку к ним направлялся молодой человек.

— Это тот парень с воздушного шара, — объяснила Трейси.

Парню на вид было лет восемнадцать. Прядь светло-каштановых волос спускалась ему на лоб.

— Еще раз здравствуйте, — улыбнулся он им. — Я подумал, надо бы вам сказать, что мы надеемся поднять нашего "Красного Дьявола" в эти выходные.

Глаза Трейси округлились.

— И я тоже смогу с вами? — выдохнула она. — Кроме шуток?

Молодой человек отбросил со лба упрямую прядь.

— Вообще-то, всем этим руководит Роберт, но я уверен, что он согласится тебя прокатить, раз уж тебе так хочется, — сказал он. — Кстати, меня зовут Дэвид Тейлор. Я живу здесь, — он сделал широкий жест рукой. — "Красный Дьявол" принадлежит Роберту, но мы держим его здесь в качестве местной достопримечательности — для привлечения посетителей. По определенным дням, когда мы запускаем "Красного Дьявола", сюда съезжаются на машинах толпы туристов. Иногда мы берем с собой пассажиров, и раз уж тебе так интересно…

— Ужасно интересно! — подтвердила Трейси.

— Там для вас всех места хватит, — великодушно предложил Дэвид. — Это совершенно безопасно, — добавил он, заметив сомнение на лице Белинды. — До сих пор жертв среди экипажа или пассажиров не было.

— Все когда-то бывает первый раз, — пробормотала Белинда.

— А ты на самом деле живешь здесь? — полюбопытствовала Трейси. — Я думала, это что-то вроде музея, и тут никто не живет.

— Несколько комнат мы оставили для себя. Мы — это я и мой отец, — объяснил Дэвид. — Но он по большей части работает в Шеффилде, поэтому я в данный момент здесь один, сам себе хозяин. Вы уже осмотрели дом?

— Вообще-то, мы приехали, чтобы провести одно расследование, — сказала Трейси.

— В самом деле? — удивился Дэвид. — Ну-ка, расскажите.

Трейси с готовностью выложила ему все, что касалось их поисков "Белой Леди", а Холли показала фотографию.

— Опять выплыла эта старая история! — рассмеялся Дэвид. — Я думал, все давно забыли о ней. Знаете, был такой период, когда здесь повсюду сновали кладоискатели, копошились в саду, разрывали цветочные грядки, совали нос в каждую комнату. Во времена моего дедушки даже случалось, что ночью отдельные особо настырные экземпляры пытались влезть в дом.

— Не волнуйся, ничего подобного у нас и в мыслях не было, — поспешила успокоить его Трейси.

— Вы уже нашли подсказки? — спросил Дэвид. — Их, кажется, должно быть три.

— Возможно, орнамент на тех двух строениях, — сказала Белинда, — на летнем домике и вон той… штуковине…

— Нечто вроде беседки, — подсказал Дэвид, — а мы это называем "причуда". Мода на них была в прошлом веке. Такие можно встретить почти во всех старых усадьбах.

— Но что же это все-таки? — спросила Холли.

— Да кто его знает, — улыбнулся Дэвид. — Потому так и называется — "причуда", что никто не знает, что это и зачем. Но вы молодцы, что уже успели разглядеть орнамент.

— Ты хочешь сказать, что это всем давно известно? — огорчилась Холли.

— Боюсь, что да, — сказал Дэвид. — Сам я никогда ту копию портрета не видел, но, если не ошибаюсь, говорили, что те линии вдоль края стены на летнем домике — это римские цифры, целый ряд цифр. Никто, однако, не смог разгадать, что они означают. А что касается рисунка на "причуде"… Никто никакой пользы из него не извлек. Некоторые полагали, что это какой-то план. Но определить, план чего, никому так и не удалось.

— Ты сказал, подсказок было три, — напомнила Холли.

— Верно, и третья подсказка была каким-то хитрым образом связана с самой Белой Леди, но не помню, чтобы кто-то точно знал, как именно.

Дэвид внимательно вгляделся в фотографию.

— Не очень-то жизнерадостный у нее вид, а?

— А ты знаешь, кто она такая? — спросила Белинда.

— Этого никто не знает. Возможно, в этом и заключена последняя тайна. Узнайте, кто была Белая Леди, и вы найдете исчезнувшую картину. Я бы и сам не против ее найти. Лишние деньги пришлись бы мне сейчас весьма кстати. Ну так как? Увидимся в субботу? И рванем с вами вверх, в небеса, на нашем прекрасном шаре!

— Мы с радостью, — за всех ответила Трейси.

Девочки проводили взглядами его удаляющуюся к дому фигуру.

— Ишь, какой прыткий, — неодобрительно проговорила Белинда. — Я бы такому воздушный змей не доверила, не то что шар. И потом, с какой стати ты, Трейси, сказала "мы"? Лично я, хоть убейте, на этом красном чудище не полечу.

Поднимаясь по пустынной дороге к шоссе, чтобы сесть на автобус и вернуться в Виллоу-Дейл, девочки услышали за спиной урчание автомобильного мотора и резкий сигнал.

Они сошли на обочину, пропуская старую обшарпанную легковую машину с откидывающимся вейл, девочки услышали за спиной урчание автерхом. За рулем сидел Дэвид Тейлор. Он еще раз посигналил и помахал им рукой.

— До субботы!

Машина, надсадно рыча и чихая, поползла вверх по склону и скрылась из виду, перевалив за вершину холма.

— Теперь понятно, почему он сказал, что деньги ему бы сейчас не помешали, — усмехнулась Белинда. — Только для того, чтобы эта колымага не разваливалась на ходу, нужно целое состояние.

— А мне он понравился, — заявила Трейси. — И ты как хочешь, а я обязательно приеду сюда еще и полетаю на воздушном шаре.

— Ну и пожалуйста — кто тебе мешает? А мы с Холли тем временем будем искать картину. Правда же, Холли?

— Ты вроде бы говорила, что мы понапрасну теряем время, или мне послышалось? — осведомилась Холли.

— Скорее всего так оно и есть. Но если этот мистер Тейлор считает, что такое дело нам не по зубам, я сделаю все, чтобы доказать, что он ошибается, — решительно выпалила Белинда. — И первое, что мы должны сделать, это определить, что означают римские цифры, о которых он упомянул.