Тайна трех портретов

Келли Фиона

ГЛАВА XVII

Последняя подсказка

 

— Постарайтесь спрятаться, чтобы они вас не увидели, — шепнула Холли, вжимаясь в стену за открытой дверью.

Сомнений не оставалось: Том Барнард и Хэрри Оуэн направлялись к парадному входу школы. Холли все отчетливее слышала их приближающиеся шаги.

— Спокойно, без паники, — сказала Белинда. — Они нас не видели. Бежим быстро, может, еще успеем выбраться через заднюю дверь.

Саманта прижалась к стене, вытаращив глаза и вся дрожа от страха. Без лишних слов Холли схватила ее за руку и потащила вдоль стены вслед за Белиндой.

Благополучно добравшись до бокового коридора, они припустили бегом.

В школе имелись дополнительные входы в каждом крыле. Они располагались в конце каждой из двух лестниц. С разбегу проскочив через двойные двери, ведущие на лестничную площадку, девочки рванули дальше к выходу.

— А как же Трейси? — ахнула Белинда. — Мы не можем бросить ее здесь одну.

— Она может быть сейчас где угодно, — сказала Холли. — У нас нет времени искать ее по всей школе.

— Я без нее не пойду, — объявила Белинда. Оглянувшись, она посмотрела вверх на лестничный марш, ведущий на второй этаж. — Вы идите, я вас потом догоню.

— Белинда! — взмолилась Холли, но та с неожиданной для нее прытью уже неслась вверх по лестнице.

— Пойдем! — Саманта потянула Холли за рукав. — Мы должны сообщить в полицию.

Они сбежали вниз по ступенькам к боковой двери. Саманта, вцепившись в круглую ручку двери, всячески дергала и трясла ее, пытаясь повернуть и открыть замок.

— Заперто на ключ, — наконец тихо проговорила она, бессильно опуская руки.

— Нет, не может быть, — выдохнула Холли, тоже дергая неподвижную дверь. — Ведь всего пять минут назад было открыто.

— Это сторож, он уже начал запирать двери на ночь, — сказала Саманта и с отчаянием посмотрела на Холли. — Мы попали в ловушку.

— Пока что нет, — не собиралась сдаваться Холли. — Есть ведь еще и вторая дверь.

Они в несколько прыжков спустились еще на этаж ниже и побежали по длинному темному коридору, идущему под всем зданием из одного крыла в другое. Добежав до конца, Холли осторожно поднялась по ступенькам на первый этаж. Она изо всех сил напрягала слух, стараясь различить малейший шорох, любой звук, говорящий о приближении тех троих. Кажется, все спокойно. Движением головы он позвала за собой Саманту.

Но и здесь их ждало разочарование — вторая дверь тоже оказалась запертой. Холли бросилась к окну. Неподалеку она успела заметить сторожа — он шел, ведя за руль велосипед, явно направляясь в обход здания к парадному входу. Кричать или стучать в окно, чтобы привлечь его внимание, она не рискнула. Любой шум мог навести на них Тома Барнарда и Хэрри Оуэна.

Округлившиеся от ужаса глаза Саманты были размером с блюдце.

Холли подергала за ручки оконной рамы.

— Это без толку, — простонала Саманта. — Окна всегда держат запертыми. Что же нам делать?

— Они сейчас уже вошли и находятся где-то в здании, — сказала Холли. — Может, сумеем выскользнуть через главный вход.

Пробираясь на цыпочках по коридору, ведущему к главному входу, Холли чувствовала, как кровь тяжело стучит у нее в висках. Она со страхом ждала, что в любую секунду они могут столкнуться с двумя бандитами и Дэвидом.

— Что им здесь нужно? — спросила Саманта.

— Не знаю, — прошептала Холли.

Она крадучись подошла к углу и, осторожно высунув голову, осмотрела главный коридор, ведущий к вестибюлю. Молча и безучастно взирали на них люди с портретов, развешанных вдоль стен. Коридор был пуст.

— Пошли, — махнула рукой Холли.

Саманта, не двигаясь, смотрела на нее.

— Не могу! — наконец проговорила она. — Я боюсь.

— Ты должна — заставь себя! Это наш единственный шанс, — убеждала ее Холли.

Схватив Саманту за запястье, она потащила ее за собой. Та пыталась вырвать руку у Холли.

— Отпусти, отпусти меня, — вскрикнула Саманта. — Они нас поймают.

Холли остановилась.

— Пойми, это наша единственная возможность помочь Дэвиду, — заглянула она в глаза Саманты. — И наша единственная возможность спастись.

Саманта сделала глубокий медленный вдох, стараясь подавить свой страх. И кивнула.

Когда они выскочили из коридора в вестибюль, Холли услышала повергшие ее в отчаяние звуки: скрежет ключа в замочной скважине и несколько толчков в дверь, как будто кто-то проверял, надежно ли она заперта. Выпустив руку Саманты, Холли бросилась к дверям парадного входа.

Они были уже заперты. Сам того не подозревая, сторож закрыл девочек в здании вместе с двумя опасными преступниками.

Присев на корточки, Холли отбросила крышку почтового ящика и прильнула к узкой щели. Все, что она смогла разглядеть, была спина удаляющегося на велосипеде сторожа.

Она встала, прислонилась спиной к двери.

— Нас заперли, — проговорила она, стараясь, чтобы голос звучал спокойно. Сердце тяжелым молотом стучало у нее у груди. — Придется разбить окно.

— Нет, погоди. Я знаю, где еще есть телефон, — вспомнила Саманта. — В кабинете врача.

— Где это? — спросила Холли.

Она еще не успела узнать о своей новой школе все.

— Там, на втором этаже, — ткнула указательным пальцем в потолок Саманта.

— Придется рискнуть, — приняла решение Холли. — Позвоним в полицию, потом где-нибудь спрячемся и подождем, когда они приедут.

И вновь на цыпочках они прокрались по коридору к лестнице. В школе царила тревожная, пугающая тишина.

Вдруг Холли уловила какие-то шорохи, доносящиеся сверху. Она остановилась, стараясь получше расслышать звуки, заглушаемые ударами ее сердца.

Двери, ведущие с лестницы в коридор на втором этаже, были сверху до половины застеклены. Холли, согнувшись, подобралась к двери и, осторожно приподнявшись, высунула голову. Коридор за дверьми был пуст. Может быть, ей просто померещилось со страху?

Распахнув дверь, она кивком позвала Саманту за собой.

В то же мгновение в противоположном конце коридора появилась какая-то фигура.

— Трейси! — вскрикнула Саманта.

Трейси помахала рукой и двинулась к ним, даже не подозревая о грозящей опасности.

Когда она проходила мимо кабинета рисования, дверь его отворилась, и из нее вышел Дэвид. Вот, значит, что за шорохи слышала Холли — они зашли в кабинет рисования!

Трейси ошарашено уставилась на него:

— Дэвид?! Что ты тут…

— Беги! — крикнула Холли. — Трейси, беги!

Но было уже поздно.

Из-за двери выскочил Том Барнард и схватил Трейси, прежде чем она успела что-либо сделать. Он зажал ее шею между локтем и предплечьем.

Саманта дико взвизгнула.

— А ну, живо сюда! — крикнул Том Барнард двум испуганным девочкам. Он сильнее сжал шею Трейси. — Кому сказано!

Выбора не оставалось. Они не могли убежать, оставив Трейси в руках негодяя, способного на все.

Холли и Саманта понуро побрели к кабинету рисования.

Из дверей кабинета появилась грузная приземистая фигура Хэрри Оуэна.

— Опять вы! — злобно прошипел он. — Слишком часто вы попадаетесь на моем пути.

— Простите меня, — сбивчиво заговорил Дэвид, глядя то на Холли, то на Саманту. Лицо его было мертвенно бледным. — Мне пришлось им все рассказать. Только так я мог спасти себе жизнь. Мне пришлось рассказать им про "Белую Леди". Не бойтесь, они вам не тронут. Им нужна только картина.

Холли молча посмотрела на него. Неужели Дэвид не понимает, что они сами еще точно не знают, где спрятана картина?

Том Барнард грубо втолкнул трех девочек в кабинет. Там на столе лежала развернутая копия портрета "Белой Леди".

— Хватит чесать языком, — прорычал он.

Отпустив шею Трейси, он толчком отшвырнул девочку на пол. И схватил Дэвида за воротник.

— Где картина, говори!

— Я не знаю, — пробормотал Дэвид. — Она где-то здесь, — он бросил умоляющий взгляд на Холли. — Скажи ему, Холли.

— Ты говорил, что знаешь, где картина, — вмешался Хэрри Оуэн. — Ты твердил, что она стоит целое состояние, и ты знаешь, где она спрятана. Ну, если ты нам мозги пудрил, сопляк…

— Она здесь, — отчаянно крикнул Дэвид. — Я точно не знаю, где именно, но где-то здесь, в школе.

Том Барнард крутанул рукой воротник Дэвида.

— Тебе надо шею свернуть, щенок, — рявкнул он.

— Дэвид говорит правду, — решилась вставить словечко Холли. — Мы разгадали все подсказки. И точно знаем, что она спрятана в школе.

В ее голове созрел план отвлекающего маневра — чтобы выиграть время, хотя бы немного. Белинда все еще на свободе, ее не поймали. Если сейчас удастся заговорить зубы этим двоим, пусть хоть на несколько минут, может быть, Белинда сумеет как-нибудь выбраться и позвать на помощь.

— Она спрятана в подвале, — сказала Холли. — Я могу вам показать.

Том Барнард с ненавистью посмотрел на Дэвида.

— Моли Бога, чтоб картина и впрямь стоила столько, сколько ты говоришь! — его злобный взгляд обратился к Холли. — Веди нас туда.

Остолбенев от ужаса, Белинда стояла, прижавшись к стене у застекленной двери. Наконец, справившись с собой, она вновь выглянула в коридор. Кусая губы, она смотрела, как бандиты ведут по нему Холли и ее подруг. Несколькими минутами раньше ей удалось вовремя пригнуться за дверью и остаться незамеченной, когда двое злоумышленников втолкнули девочек и Дэвида в кабинет рисования. До этого она слышала, как они говорили о картине, и ей не понадобилось много времени, чтобы понять ситуацию. Все было ясно как дважды два: Дэвид привел бандитов сюда в надежде найти картину и использовать ее в качестве выкупа, чтобы избавиться от грозящих ему бед. Это сомнений не вызывало. Гораздо менее очевидным в тот момент для Белинды было другое: что ей делать, чтобы помочь подругам и спастись самой.

Она тоже уже убедилась, что все двери в школе заперты. Все окна первого этажа забиты. Как же ей выбраться из здания?

Она осторожно прокралась к лестничной площадке, посмотрела сквозь высокое окно на улицу. Все здесь выглядело таким привычным, таким обыденным. Сколько времени пройдет, прежде чем родители спохватятся, начнут волноваться и разыскивать их? Час, два, а может, даже три? За это время много чего может произойти.

Белинда подергала вверх оконную раму. Та со скрипом поднялась на несколько дюймов, после чего ее намертво заклинило. Белинда высунула голову наружу, но не увидела ни одной живой души, кому можно было бы крикнуть, позвать на помощь. Не было ни малейшей возможности послать весточку во внешний мир.

Справа каменная стена здания отвесно уходила вниз к заасфальтированной площадке. Девочка повернула голову в другую сторону. Там довольно надежная на вид водосточная труба спускалась к земле по краю стены. Была бы она, Белинда, такой же шустрой и ловкой, как Трейси, ей бы не составило труда спуститься по трубе почти как по лестнице. Но, увы, до Трейси ей было далеко. Однако что же делать? Разве у нее есть выбор?

Высунувшись как можно дальше, она смогла ухватиться за трубу. Потом подтянула одну коленку вверх на подоконник и, отталкиваясь другой ногой, начала протискиваться в узкую щель между рамой и подоконником. С неимоверным трудом она сумела протолкнуть наружу голову и плечи. И вдруг, к своему ужасу, обнаружила, что зажата между деревянными челюстями окна: ее куртка, собравшись в гармошку на спине, лишила ее возможности двигаться. Лицо ее исказила гримаса отчаяния и бессильной злости: она поняла, что вылезти не сможет.

Белинда беспомощно дергалась и извивалась, зависнув над зияющей под ней асфальтовой пропастью. Она понимала, что стоит ей дернуться слишком сильно, и можно просто вылететь носом вниз. Но если она не сумеет высвободить куртку, так и останется зажатой в щели. Белинда выдохнула, отчаянно борясь с головокружением и тошнотой, грозившими взять над ней верх, изо всех сил рванулась назад с подоконника и, охнув, бухнулась на пол по эту сторону окна.

Итак, попытка побега провалилась.

Торжественное, строгое лицо Винифред Боуин-Дэвис взирало на группу людей, собравшихся перед портретом в главном вестибюле.

Холли рассчитывала воспользоваться тем, что преступники не знают внутреннего расположения школы. Поэтому вместо того, чтобы вести их прямо в подвал, она решила выиграть пару драгоценных минут и провсех сил рванулась назад с пвести их по возможности самым длинным путем.

Однако, почуяв подвох, Том Барнард схватил Холли за локоть. Его пальцы больно впились ей в руку.

— Ты что задумала? — хрипло выкрикнул он. — Шутки шутить? За дураков нас принимаешь? Думаешь, я не вижу, что ты нас кругами водишь?

— Умерь пыл, — осадил его Хэрри Оуэн. — Зачем нам осложнять ситуацию? Мы и так сможем получить то, что нам нужно.

Том Барнард, прищурившись, смерил его презрительным взглядом.

— Девчонка нас за нос водит — ее надо проучить, сама напросилась.

— Нет-нет, никакого насилия, — повторил Хэрри Оуэн. — Давай-ка лучше поскорее найдем эту картину и уберемся отсюда.

Он пристально посмотрел на Холли.

— Не вздумай морочить нам голову. Веди прямиком к картине, и тогда мы тебя не тронем.

— Не обещай того, чего не можешь выполнить, — осклабился Том Барнард. — Я еще не решил, что с ними сделаю.

Хэрри Оуэн опасливо покосился на него.

— Мы можем связать девчонок, и до завтрашнего дня их здесь ни одна живая душа не найдет. А к тому времени мы оба будем далеко отсюда, — убеждал он своего напарника.

— Я предпочитаю не оставлять свидетелей, — зловеще ухмыльнулся Барни.

Глаза Хэрри Оуэна расширились, но он ничего не сказал.

— Не трогайте их, — не выдержал Дэвид. — Со мной можете делать все, что вам вздумается, но их не трогайте.

Том Барнард только хмыкнул.

— Поздно геройствовать. Что бы ни случилось, ты все равно поедешь с нами. Может, у этого, — он кивнул в сторону Хэрри Оуэна, — хватит дурости поверить тебе насчет картины, но я с тебя глаз не спущу, пока не буду знать точно, что она и впрямь стоит столько, сколько ты говоришь. И, если это не так… — он не договорил, да в этом и не было необходимости.

В напряженной тишине раздался насмешливый голос Трейси:

— Храбрец, ничего не скажешь! Должно быть, это здорово — знать, что можешь легко расправиться с горсткой детей.

— Трейси, не надо! — испуганно вскрикнула Саманта. — Не зли их. Пусть себе забирают картину и уходят. Не надо их раздражать. И не пытайся с ними бороться.

— Бороться с ними? — повторила Трейси, глядя в лицо Тому Барнарду. — Нет, я бы на такое никогда не решилась. С такими-то здоровенными отважными мужиками?

Том Барнард отпустил руку Холли и двинулся к Трейси. Глаза его налились тупой яростью.

— Оставь, — поспешно проговорил Хэрри Оуэн.

Он стоял перед Холли, его маленькие цепкие глазки буравчиками впились в ее лицо:

— Где картина? Говори. Учти, ты идешь по краю пропасти. Если хочешь спасти себя и подружек, советую не темнить.

Холли почувствовала дрожь в коленках. Она не могла заставить себя встретить его взгляд. А за его спиной с портрета скорбно смотрела на них Винифред Боуин-Дэвис.

Внезапно Холли выхватила взглядом какую-то деталь на портрете. Вопреки своему страху, а может быть, именно благодаря ему, она почувствовала, что в голове мелькнула мгновенная догадка. Рот ее сам собой приоткрылся, глаза округлились. Хэрри Оуэн перехватил ее взгляд. Обернувшись, он посмотрел на картину.

— Что? Это она?

Схватив Холли за плечи, он с силой тряхнул ее.

— Это так картина? Отвечай!

— Нет, — сказала Холли. — Но я разгадала последнюю подсказку.

Она указала рукой на картину.

Взгляды всех устремились к портрету Винифред Боуин-Дэвис. Высвободившись из рук Хэрри Оуэна, Холли медленно подошла к нему.

— "Белая Леди" здесь. Она все время была здесь.