Тайна трех портретов

Келли Фиона

ГЛАВА XV

Проблема решена?

 

— Да, это она! — продолжала вопить Белинда, хватая подруг за руки. — Видите? Наружная стена вокруг территории, главное здание, теннисные корты, дорожки — они все совершенно такие же, как прямоугольники и линии на "причуде"! Мы нашли последнюю подсказку! Ура!

— Но откуда мог Родерик знать, как выглядит школа с воздуха? — спросила Трейси.

— Он и не знал, — нашлась Белинда. — Он просто сделал то же, что и я, — посмотрел на карту. Помните, когда я в первый раз увидела рисунок, я сказала, что это похоже на план. Потом проверила и выяснила, что это не Эбби. Но в тот момент мне не пришло в голову, что это может быть другое здание. Должно быть, Родерик скопировал план школы.

— Школа! — ахнула Холли. — Ну, конечно же, все сходится! Картина спрятана в школе. Наверное, старина Родерик вынул ее из рамы и запрятал где-то в пределах школьной территории или даже в самом здании, надеясь вернуться за ней позднее.

— Звучит убедительно, — согласилась Трейси. — Он ведь был не дурак, понимал, что станет подозреваемым номер один, и полицейские будут роем виться вокруг него, как только пропажа картины обнаружится. Рассчитывал забрать ее, как только шум уляжется.

— Но он просчитался — его арестовали за мошенничество до того, как он успел это сделать, — добавил Дэвид. — И с тех самых пор она, эта картина, так и пылится где-то в укромном уголке. И выходит, что все эти искатели сокровищ, которые толпами обшаривали Эбби, здорово промахнулись, отклонившись от цели на добрый десяток миль.

По мере того, как шар, пролетев над школой, удалялся от нее, девочки переходили от одного края корзины к другому, стараясь как можно лучше разглядеть знакомые строения.

Белинда повернулась к Дэвиду.

— Я понимаю, тебе мой вопрос покажется глупым. Но как мы сможем вернуться на этой штуковине обратно в Вудфри-Эбби?

— Мы и не будем возвращаться, — засмеялся Дэвид. — Мы можем лететь только туда, куда нас гонит ветер.

Белинда испуганно заморгала.

— Не падай в обморок, — усмехнулся Дэвид. — Роберт свое дело знает — верно, Роберт?

— Вне всякого сомнения, — улыбнулся тот. — На шаре мы назад, конечно, не полетим, но за нами все время едет грузовик. Сейчас вы его, наверное, не сможете разглядеть, потому что мы летим над городом. Так вот, когда мы сядем, он отвезет нас назад.

— Надеюсь, мы не закончим наш славный полет, повиснув на суку какого-нибудь дерева, — вновь помрачнела Белинда.

— Этого я не опасаюсь, — сказал Роберт. — Я просчитал скорость ветра и направление, и, если ничего непредвиденного не произойдет, мы должны приземлиться на поле Брукс-филд.

— Я это место знаю, — оживилась Белинда. — Но только это милях в десяти отсюда.

— Это путешествие займет у нас целую вечность, — добавила Холли. — Ну да ладно, что поделаешь, — развела руками. — Будем любоваться пейзажами. Не выпрыгивать же на ходу.

"Красный Дьявол" медленно уплывал в поля, все больше удаляясь от Виллоу-Дейла. Время от времени Роберт запускал горелки, чтобы струи горячего воздуха помогали шару держаться на нужной высоте.

— Вижу грузовик! — объявила Трейси.

Большой грузовой фургон двигался по почти пустой дороге.

— Да, это он, — подтвердил Дэвид. — Боюсь, нам придется потратить еще некоторое время на то, чтобы свернуть шар и погрузить все в кузов.

Роберт начал понемногу выпускать воздух из шара. Для этого он тянул за веревку, которая открывала отверстие на верху купола, и горячий воздушный поток выходил из него.

Плавно снижаясь, они подыскивали место для посадки.

— Вот здесь сядем, — указал Роберт на ровную лужайку с густой травой. — Будет небольшой толчок. Нужно за что-то держаться.

— Нет, это выше моих сил, лучше не смотреть, — опять закрыла руками глаза Белинда.

Как-то совершенно неожиданно для них земля оказалась совсем близко. Высокая трава потоками растекалась в стороны от рассекающей ее корзины.

— Держитесь! — крикнул Дэвид.

Все почувствовали удар, глухой стук и серию мелких толчков. Шелковые бока гигантского шара перекатывались волнами и опадали — это Роберт выпускал из него воздух.

Итак, они совершили почти "мягкую" посадку и теперь живые и невредимые оказались на земле. Холли с подругами, как могли, помогали Роберту и Дэвиду, пока не услышали шум подъезжающего грузовика. Из него выскочили четверо молодых парней. Вместе они принялись проворно складывать сдутый шар и затем грузить его в фургон.

После этого вся команда, включая девочек, села в машину. Холли, Белинда, Трейси и двое приехавших устроились сзади, на свернутой в виде толстой подушки оболочке шара.

— Ничего, если мы высадим вас около Эбби? — крикнул им Дэвид через маленькое окошко в задней стенке кабины. — Там вы сможете сесть на автобус. Такой вариант устроит?

— Конечно, вполне устроит, — ответила Холли.

По дороге они втроем взволнованно обсуждали, как и где следует начать поиски картины.

— У Родерика не могло быть много времени, чтобы устроить какой-нибудь сверххитрый тайник, — рассуждала Белинда. — Я хочу сказать, это не может быть, к примеру, ниша в стене, заложенная кирпичами, или тайник под полом.

— Могу спорить, картина где-то в подвале, — утверждала Трейси. — В такой же грязной комнатенке, как та, где мы нашли копию. Или в кладовке с пылью и паутиной, куда никто не заглядывал уже много лет.

— А может, он сунул ее под ковер? — предположила Холли. — Или запрятал где-то на чердаке?

Грузовик остановился, задние двери его распахнулись.

Девочки спрыгнули вниз.

Они оказались на шоссе, неподалеку от начала гравиевой дороги, ведущей к воротам Вудфри-Эбби. Напротив у обочины стояла серая легковая машина. Из нее вышел какой-то человек и медленно направился к ним.

Девочки с удивлением смотрели на него. Это был брат мистера Барнарда, Том. Он шел, сунув руки в карманы кожаной куртки.

— Что он здесь делает? — спросила Трейси и тут же ойкнула: — Ты что, Холли, мне же больно! — Пальцы Холли впились ей в руку.

— Куртка, — шепнула Холли.

Том Барнард прошел мимо них, будто их тут вовсе не было, и остановился перед Дэвидом. На спине его куртки девочки смогли ясно разглядеть рисунок — орла с распростертыми в полете крыльями и склоненной головой с хищным клювом.

— Кататься ездил? — мрачно спросил Дэвида Том Барнард. — А я думал, мы с тобой договорились встретиться.

— Я сказал, встретимся завтра, — ответил Дэвид, голос его дрожал.

— А если у меня терпение вышло? — с издевкой процедил Том Барнард.

Роберт подошел и встал рядом с Дэвидом.

— Какие проблемы? — спросил он.

— Все нормально, — тихо ответил Дэвид, — никаких проблем нет.

Том Барнард бросил на Роберта презрительный взгляд.

— Вот именно, — сказал он, — никаких проблем у нас нет, зачем нам проблемы, верно?

Остальные четверо парней тоже подошли и встали за спиной Дэвида. Том Барнард по очереди смерил их тяжелым взглядом.

— У нас с мистером Тейлором небольшое дельце, — сказал он с ухмылкой. — Не думаю, что нам понадобится ваша помощь.

Роберт вопросительно глянул на Дэвида:

— Мы тебе можем помочь?

— Нет, все в порядке, — ответил Дэвид.

Вскинув голову, он посмотрел в упор в угрюмое лицо Тома Барнарда.

— Я сказал: завтра, — твердо произнес он. — Приезжай завтра, и мы все уладим. Не волнуйся, я сделаю, что обещал.

Лицо Тома Барнарда расплылось в отвратительной ухмылке и тут же снова посерьезнело.

— А я не волнуюсь. Я никогда не волнуюсь, парень. Пусть другие из-за меня волнуются. Понял, что это значит?

— Да, я понял, — проговорил Дэвид, побелевшими губами.

— Вот и прекрасно, — скривился в презрительной усмешке Том Барнард. — Стало быть, мы друг друга понимаем.

Повернувшись, он пошел обратно к своей машине. Холли облегченно вздохнула. Открыв дверь машины, Том Барнард обернулся.

— Я еще вернусь, — крикнул он, после чего сел в машину и уехал.

— Что здесь происходит? — спросил Роберт.

— Ничего такого, с чем бы с не мог справиться, — почти спокойно ответил Дэвид. — Отведи фургон в Эбби и поставь в гараж. Я приду через минуту. Мне только нужно сказать девочкам пару слов.

Холли подождала, когда фургон зашуршит по гравию вниз, к воротам усадьбы.

— Барни! — воскликнула она. — Это же Том Барнард! Значит, все это время речь шла о брате мистера Барнарда.

— Брат мистера Барнарда? — вытаращила глаза Трейси. — Не могу в это поверить. Как ты думаешь, он сам знает о том, что замышляет его брат?

— Он вам знаком? — быстро спросил Дэвид.

— Его брат работает учителем в нашей школе, — пояснила Белинда.

— Ты собирался ехать в полицию, — напомнила Холли. — Ты мне сам сказал, что поедешь в полицию.

— Извини. Я на самом деле собирался поехать в полицию, но, в конце концов, побоялся. Я встретился с Барни. Постарался убедить его, что смогу достать эти деньги. Все в порядке. Завтра утром я уеду из Виллоу-Дейла. И он меня не найдет.

— Ты что же, хочешь сбежать? — напустилась на него Холли. — Хочешь позволить этому типу и Оуэну остаться безнаказанными?

— Холли, герой из меня не выйдет, — сказал Дэвид. — Я знаю, что мне нужно было бы заявить в полицию, но я боюсь, что он найдет способ мне отомстить, и отомстить жестоко, если я донесу на него. Единственное, что я сейчас могу сделать, это убраться отсюда — побыстрее и подальше. И тогда все будет в порядке.

— Но это же трусость, — с возмущением сказала Холли.

— Да, ты права, — с горечью признал Дэвид. — Можешь называть это трусостью. Я и не рассчитывал, что ты сможешь меня понять. Да, я боюсь. Боюсь того, что могут сделать эти люди. И если для тебя этом означает, что я трус, — пожалуйста, пусть я буду трусом, — он посмотрел на трех подруг. Лицо его было бледным и несчастным. — Хотя бы попытайтесь понять, — проговорил он. — Что еще мне остается делать?

— Ты знаешь, что ты должен делать, — непреклонно стояла на своем Холли. — Я еду домой, — решительно объявила она и посмотрела на Трейси и Белинду.

Дэвид проводил взглядом их удаляющиеся фигуры…

— Неужели мы так и будем бездействовать, сидеть сложа руки и ждать, чем дело кончится? — не выдержала Белинда. — Ведь можно же что-нибудь сделать?

— Ты же слышала, что он сказал, — пожала плечами Трейси. — Что же мы можем сделать?

— Можно поехать к мистеру Барнарду и поговорить с ним, — предложила Холли. — Пусть Дэвид не в состоянии решиться поехать в полицию, но я никогда не поверю, что мистер Барнард будет молчать о подобных делах.

— А если ему обо всем этом давно известно? — спросила Белинда.

— Нет, этого не может быть, — горячо возразила Холли. — Я поеду к мистеру Барнарду и все расскажу ему о его брате.

— По-моему, ты это правильно решила, — поддержала ее Трейси. — Только бы все прошло удачно. Ну а если его брат поехал прямо туда? Он, может быть, сейчас там, у мистера Барнарда.

— Если мы заметим его машину, то отложим это дело до завтра, — сказала Холли.

Возвращаясь автобусом в город, все три девочки выглядели крайне подавленными. Вскоре они уже шагали по тенистой аллее к дому мистера Барнарда. В вечернем саду слышалось пение птиц. От низкого золотого солнца на землю ложились длинные тени, но вся эта умиротворяющая картина не могла развеять их тревогу.

— Машины нет, — сообщила Белинда. — Значит, Барни еще не вернулся.

Она поежилась.

— Не нравится мне эта затея. Что, если он вернется, а мы все еще здесь?

— Он нас не тронет. Это было бы полным идиотизмом, — сказала Трейси.

Сделав глубокий вдох, Холли взялась за дверное кольцо.

— Остается только надеяться, что он не полный идиот, — проговорила она.

Дверь открылась.

Мистер Барнард удивленно смотрел на них с порога.

— Нам нужно с вами поговорить, — сказала Холли, и в ее голосе прозвучало гораздо больше спокойствия и решительности, чем она на самом деле в себе ощущала, — по поводу вашего брата.

— Моего брата? — еще больше округлил глаза мистер Барнард. — Какое отношение к вам…

— Он подонок, — бухнула напрямик Трейси.

На несколько мгновений повисло тяжелое молчание.

— Зайдите в дом, — наконец сухо произнес мистер Барнард.

Одна за другой девочки прошли в прихожую.

Мистер Барнард закрыл дверь, встал к ней спиной и скользнул острым взглядом по их лицам.

— А теперь объясните, что вам взбрело в голову. Почему вы являетесь ко мне с подобными дикими заявлениями? — строго спросил он.

— Но это правда, — упрямо повторила Трейси. — Подлец и подонок. Холли, расскажи ему.

— Я слышала, как ваш брат разговаривал с человеком по имени Хэрри Оуэн, — нерешительно начала Холли.

Когда же она рассказала ему всю историю до конца, выражение лица мистера Барнарда изменилось. Теперь это уже был не гнев, а глубокое смущение.

— Это чистая правда, — подтвердила Белинда, — все, до последнего слова. Он запугал Дэвида до полусмерти.

Мистер Барнард поднял руку к лицу и осторожно дотронулся до подбитого глаза.

— Я понимаю, — тихо произнес он. — Кому еще вы об этом рассказывали?

— Никому, — ответила Холли. — Мы уговаривали Дэвида пойти в полицию, но он слишком боится вашего брата, его возможной мести. Мы подумали, что вы… В общем, мы решили пойти к вам, рассчитывая на вашу помощь.

Мистер Барнард прислонился спиной к двери, его взгляд был устремлен поверх их голов куда-то в пространство.

— Вы об этом знали, верно? — спросила Трейси. — Вы все знали.

— Нет, — сказал мистер Барнард, — не все.

Он взглянул на них, в глазах его застыло отчаяние.

— Лучше бы вы не вмешивались в это дело, — вздохнул он. — Я надеялся, что Том получит то, что ему нужно и ради чего он сюда явился, а после уедет, и никто об этом не узнает. Понимаете, его только что выпустили из тюрьмы. Он сказал, что ему нужно где-то остановиться на время, пока он закончит какие-то дела со своим давним деловым партнером. Я подозревал, что тут что-то нечисто, но не думал, что это затронет других людей. Я и сам пытался избавиться от него. Просил его уехать. На самом деле на улице на меня никто не нападал. Это, — он указал на свое лицо в синяках, — дело рук Тома.

Девочки ахнули:

— Я не хотел ничего знать о его делах, — продолжал мистер Барнард. — Заботился о своей репутации. Не хотел, чтобы в школе узнали, что мой брат — преступник, — он сокрушенно покачал головой. — Я даже не представлял себе, на что способен Том.

Внезапно решительное выражение появилось на его лице.

— С этим пора покончить. Я не могу больше покрывать его. Все это зашло слишком далеко. Вам, девочки, я советую сейчас же идти по домам. А я немедленно звоню в полицию.

Он открыл дверь. Девочки вышли из дома и остановились на дорожке в саду.

— Не волнуйтесь, — подошел к ним мистер Барнард. — Я все улажу. И больше никому не говорите. Я сам этим займусь. Кроме того, будет гораздо лучше для вас самих, для вашей безопасности, если Том не узнает, что вы имеете к этому отношение.

Когда три подруги дошли до конца улицы, Трейси сказала:

— Похоже, он сам перепугался не на шутку.

— А ты его осуждаешь? Я бы и сама сдрейфила, если бы у меня был такой братец, — заметила Белинда.

— А я-то еще своего брата считала наказанием, — добавила Холли.

Трейси и Белинда вяло улыбнулись ее шутке.

Вдруг Холли тихонько ахнула, ничего не объясняя, схватила подруг за руки и утянула их под прикрытие густых зарослей. Они проследили за направлением ее взгляда.

По аллее ехала машина Тома Барнарда.

— Как вы думаете, он нас видел? — шепотом спросила Трейси.

— Надеюсь, что нет, — ответила Холли. — Очень надеюсь.

Высунув голову из-за куста, она увидела, что машина остановилась перед домом мистера Барнарда. Передняя дверь открылась, Том Барнард вышел и двинулся по дорожке к дому.

— Не хотела бы я сейчас оказаться на месте мистера Барнарда, — посочувствовала ему Трейси.

— Надо убираться отсюда, и побыстрее, — сказала Белинда.

— Нет, подождем минутку, — возразила Холли.

— Зачем это? — нахмурилась Белинда.

— Не знаю, — ответила Холли, выходя из-за кустов на тротуар. — Но мне кажется неправильным — оставить его вот так, одного. Мы не должны так поступать.

— Но что мы можем сделать? Холли, пойдем! — потащила ее за руку Трейси.

— Я хочу убедиться, что с ним все в порядке, — твердо сказала Холли и зашагала обратно по тихой аллее.

Две ее подруги, с тревогой переглянувшись, последовали за ней.

Они были на полпути к дому мистера Барнарда, когда сквозь изгородь увидели, что по дорожке от дома к калитке бежит Барни. Он вскочил в машину и умчался прочь.

Холли рванулась вперед и забарабанила кулаками в дверь дома.

— Мистер Барнард! — кричала она. — С вами все в порядке?

Дверь отворилась.

Лицо мистера Барнарда было белым как мел, но, похоже, он был невредим.

— Он уехал, — сказал мистер Барнард. — И больше сюда не вернется. На этот раз он уехал навсегда. Все кончено.