Тайна трех портретов

Келли Фиона

ГЛАВА XIII

Старая фотография

 

— Минуточку, — вмешалась Стефи. Уперев руки в бока, она безбоязненно глядела вверх на толстяка с бычьей шеей. — Сначала моя очередь, мистер, если вы не против!

Выражение крайнего удивления промелькнуло на красной роже Оуэна. Очевидно, он не привык, чтобы с ним разговаривали таким тоном.

— А ну, попридержи язык, — рявкнул он. — А не то и тебе достанется.

Его взгляд вновь вперился в Холли.

— Слишком часто ты здесь вертишься. Что вынюхиваешь? Говори! — его губы растянулись в презрительной усмешке. — Может, этот щенок нанял тебя шпионить за мной? А ну, отвечай!

Трейси бросилась к Оуэну.

— Дэвид даже не знает, что мы здесь, — выкрикнула она.

— Трейси! — схватилась за голову Белинда.

— Так, — прорычал Оуэн. — Стало быть, Дэвид?

Он злобно расхохотался. Эти каркающие звуки не сулили ничего хорошего. Затем он поскреб щеку и исподлобья уставился на Холли.

— Твой дружок Дэвид свалял дурака. Я не потерплю, чтобы за мной шпионили. Можешь ему передать…

— Нет уж, простите! — снова вклинилась Стефи. — Мне не нравится ваш тон, мистер. Если вы сейчас же не уберетесь, я позову отца. Он здесь неподалеку, — для убедительности она ткнула пальцем в сторону главной улицы. — И, да будет вам известно, он у меня главный констебль всего графства. Не сомневаюсь, он будет счастлив побеседовать с вами об уголовной наказании за устные угрозы — при свидетелях.

Хэрри Оуэн смерил ее уничтожающим взглядом. Стефи и бровью не повела. Он перевел взгляд на Холли.

— Можешь передать Тейлору от меня: это маленькое происшествие заставило меня переменить решение. Да-да, вот так и передай: я передумал.

— Не понимаю, о чем это вы, — проговорила Холли.

— Неужели? — он с издевкой покачал головой. — А это и не важно, тебе все равно не нужно ничего понимать. Передай парню мои слова и точка.

Повернувшись, он опять отодвинул Трейси с дороги и протопал к двери.

— Так ему и скажи! — крикнул он напоследок.

Дверь с шумом захлопнулась.

— Ну и мерзкий тип! — сказала Стефи.

— Но ведь твой отец вовсе не полицейский, — заметила Белинда. — Он работает в мясной лавке.

— Правильно, — согласилась Стефи. — Но толстый болван этого не знает.

Она посмотрела на Холли:

— Я думаю, мы закончим наш разговор в другой раз — один на один. — Ее правая бровь взлетела кверху. — Не сказала бы, что твой друг произвел на меня приятное впечатление.

— Он мне не друг, — пробормотала Холли. — Но спасибо, что помогла от него избавиться.

Стефи презрительно хмыкнула:

— Это не ради тебя, не обольщайся. Я терпеть не могу людей, которые меня перебивают, — она повернулась на каблуках. — Мы с тобой еще не закончили, Холли Адамс. Наш разговор всего лишь отложен.

Девочки растерянно посмотрели ей в спину.

— Ну и дела, — покачала головой Белинда. — Наша спасительница — Стефи Смит, кто бы мог подумать. Холли, придется тебе посвятить этому событию благодарственную статью.

— Это не смешно, — нахмурилась Холли. — Мы могли влипнуть в крупную неприятность.

Она с укором посмотрела на Трейси:

— Пришло же тебе в голову подглядывать через его почтовый ящик.

— Я же не знала, что он набросится на меня, — оправдывалась Трейси.

— А потом фактически признала, что мы знакомы с Дэвидом, — добавила Белинда. — Если бы не это, мы бы, может, отвертелись.

— Ты смеешься, — запротестовала Трейси. — Он раскусил нас сразу, как только Стефи Смит начала выступать, и из-за этого он заметил Холли. Но это уже не важно. Как вы считаете, что он имел в виду, когда говорил, что передумал?

— Вот так помогли мы Дэвиду, — сокрушенно сказала Холли. — Только хуже сделали. Дэвид, похоже, договорился с ним о чем-то, а теперь мы вмешались и все испортили. Теперь, если с ним что-то произойдет, мы будем виноваты.

И Холли, и остальные понимали, что Дэвида нужно предупредить о случившемся. И сделать это надо немедленно. Дозвониться до Вудфри-Эбби в тот вечер они не смогли. В конце концов, Холли решила, что наилучшим выходом будет рассказать обо всем Саманте и попросить ее связаться с Дэвидом.

На следующее утро в поисках Саманты они обежали всю школу. Ни в одном из укромных уголков девочки не было.

Холли решила обратиться к ее учительнице и вернулась к подругам с плохой вестью.

— Звонила мама Саманты, — объявила она. — Сегодня ее в школе не будет. Вероятно, бабушке стало хуже.

— Что же будем делать? — посмотрела на подруг Белинда.

— Я считаю, мы должны поехать в Вудфри-Эбби, — решительно заявила Холли. — Сегодня же после уроков.

— Сегодня я не могу, — сказала Трейси. — Я обещала маме помочь в детском саду.

— Я тоже должна идти домой, — расстроилась Белинда. — Отец опять уезжает за границу в очередную деловую поездку, и мама сойдет с ума, если я не приду, чтобы с ним попрощаться.

— Тогда я поеду одна, — решила Холли. — Только попрошу Джейми предупредить родителей, что я сегодня приду позднее.

Холли казалось, что день тянется бесконечно долго, она не могла дождаться окончания уроков. Перед тем как наконец отправиться на автобусную остановку, она перекинулась с подругами парой слов.

— Только будь осторожна, хорошо? — похлопала ее по плечу Трейси.

— Конечно, — кивнула Холли. — А если я его не найду, то оставлю записку.

Автобус неспешно тащился по шоссе, выезжая из города. Холли сидела, глядя в окно. Нельзя сказать, что ей очень хотелось ехать на эту встречу с Дэвидом. Она не разговаривала с ним со дня их ссоры, и вот теперь ей нужно было сообщить ему, что их дурацкая затея у дома Хэрри Оуэна сорвала его с ним договор, о чем бы в нем ни шла речь. Разговор обещал быть не слишком приятным.

У парадного входа Холли спросила у служительницы, где Дэвид.

— Он там, в старом сарае, — ответила та. — Опять с воздушным шаром балуется. Весь день там провозился.

Сарай был частью старых построек, расположенных в лощине, на дальнем конце усадьбы. Там Холли и нашла Дэвида. С ним было еще несколько человек. Они были заняты переноской тяжелых баллонов с газом.

— Привет, — сказала Холли. — Найдешь пару минут? Нужно поговорить.

Дэвид выпрямился, отвел Холли в сторону.

— Я рад, что ты приехала, — сказал он. — Я собирался извиниться за то, что в тот раз тебе наговорил.

Холли невесело улыбнулась.

— Не торопись, тебе еще, может, расхочется извиняться, когда услышишь то, что я тебе расскажу.

Они сели на бревна перед сараем, и Холли по порядку поведала ему обо всем, что случилось, и что она узнала: о разговоре с Самантой и ее рассказе о деньгах, взятых Дэвидом в долг, и, наконец, о злосчастной встрече с Хэрри Оуэном накануне вечером.

Дэвид сидел, уронив голову на руки.

— Мне очень жаль, — проговорила Холли. — Мы только хотели тебе помочь, поговорить с тобой прежде, чем ты встретишься с Оуэном. Мы все время высматривали твою машину.

— Я одолжил машину у Роберта, — тихо сказал Дэвид, проведя ладонью по лицу. — Пойдем, я тебе кое-что покажу.

Он повел ее к другому строению, напоминающему гараж, распахнул двери. Там стояла его колымага. Дэвид молча указал на колеса. Все четыре покрышки были прорезаны.

— Очередное предупреждение о том, что надо платить, — сказал он. — Поэтому-то я и решил поехать поговорить с Оуэном.

Он невесело рассмеялся.

— Я заключил с ним сделку: Оуэн обещал дать мне еще денег в долг, чтобы я смог расплатиться с этим вторым мерзавцем, — унылое выражение промелькнуло на его лице, — под двести процентов комиссисонных… Я бы, наверное, расплачивался с ним потом сто лет, но, по крайней мере, от меня отстал бы этот псих. А теперь, как я понимаю, Оуэн передумал и не собирается меня облагодетельствовать. Говорил я тебе, не лезь не в свои дела, — с горечью взглянул он на Холли.

— Дэвид, ты должен заявить в полицию, — сказала Холли.

— Ага, а потом давать свидетельские показания с больничной койки — и это еще в лучшем случае. — Он в отчаянии стукнул кулаком по капоту машины, потом тяжело привалился к ней. — Я ведь только хотел помочь Саманте… Нет, Холли, ты не виновата, — сказал он, искоса взглянув на нее. — Я тебя не виню. Этот Оуэн подонок. А я круглый идиот. Сам загнал себя в мышеловку. Мне так хотелось получить эти деньги, что я даже не задумывался, сколько мне потом нужно будет ему вернуть. Но даже и с этим я бы, может, справился, если бы не явился этот второй и не потребовал выложить ему все деньги сразу…

— Что ты теперь собираешься делать? — спросила Холли.

— Можно, конечно, уехать из города — попросту сбежать, — он повернулся и, прислонившись к машине, посмотрел через открытые двери гаража на большой дом. — Обо мне можешь не волноваться. Я сам в эту передрягу попал, сам из нее и выберусь.

— Но почему ты не хочешь заявить в полицию? По-моему, это самое лучшее в твоей ситуации.

— Ты не знаешь, на что способен этот Барни, — сказал Дэвид. — Ты видела, что он сделал с моей машиной? А теперь пораскинь мозгами, ты же не дура. Думаешь, каким образом та крыса попала в бардачок? Это было одно из предупреждений от Барни. А следующим номером он отправит меня в больницу. Нет, мне надо бежать. Думаю, еще дня два-три я сумею поводить его за нос. Это даст мне возможность закончить кое-какие дела.

Он заметил встревоженное выражение на лице Холли.

— Успокойся, все будет в порядке. Барни меня не найдет. — А пока что, — сказал он, выходя вместе с Холли из гаража, — нам с Робертом предстоит еще провести демонстрационный полет "Красного Дьявола", и не позднее чем завтра, во второй половине дня.

— Не понимаю, как ты можешь думать о подобных пустяках при таких обстоятельствах, — не выдержала Холли. — Или это безрассудство, или… — она замолчала.

— Приближается туристический сезон. Мы не можем разочаровывать наших посетителей. Кстати, о завтрашнем запуске, — он внимательно посмотрел на нее. — Конечно, если вы откажетесь, я это пойму, но мне бы хотелось, чтобы вы трое приехали. Сможете прокатиться на шаре, как я вам обещал. А заодно расскажете, как идут дела с поисками "Белой Леди".

— Теперь это для меня отошло на второй план и уже не кажется таким важным, — призналась Холли.

— Это ты зря. Если бы мне удалось ее найти, я бы с ней смылся, а потом продал бы ее. И из этих денег уплатил бы все мои долги. В полном соответствии с пожеланиями старины Родерика.

— Вот и Саманта тоже на это рассчитывала, но ведь картина принадлежит школе, — с плохо скрытым неодобрением заметила Холли.

— Разумеется. Я просто пошутил. Слушай, раз уж ты здесь, не можешь мне кое в чем помочь?

— Конечно, но только что я могу для тебя сделать?

— Это не имеет никакого отношения к нашему разговору. Пойдем со мной в дом. Я предпочитаю сейчас без особой необходимости не ездить в город — не хочу случайно наткнуться на этого Барни раньше времени. Но я обещал передать библиотеке кое-какие вещи.

Они уже почти подошли к большому дому, когда Дэвид спросил:

— Ты, конечно, слышала, что там организуется выставка старинных фотографий?

— Да, папа что-то говорил, он прочел об этом в газете, — кивнула Холли.

— Я согласился предоставить им несколько наших семейных фотоальбомов. К ним уже много лет никто не прикасался. А там наверняка найдется много любопытного. Если я их отправлю с тобой, ты сможешь им занести?

— Разумеется, — сразу согласилась Холли, проходя вслед за Дэвидом в жилые комнаты дома.

Она начала перелистывать хрупкие страницы альбома с коричневатыми фотографиями.

Здесь были виды Виллоу-Дейла, каким он выглядел много лет назад. Были официальные портреты напыщенных людей с застывшими взглядами, устремленными прямо в объектив. Перевернув очередную страницу, Холли наткнулась на большую фотографию, тоже в коричневых тонах; на ней были запечатлены стоящие в ряд молодые женщины в черных мантиях со строгими лицами.

— Кто это? — спросила она.

— Понятия не имею, — махнул рукой Дэвид. — Я же говорил, в эти альбомы уже сто лет никто не заглядывал.

— Жалко, что тут нет подписей, — посетовала Холли.

Она с интересом разглядывала лица женщин, смотревших на нее со старого снимка.

— Ой, Дэвид, ты это видел? — тихонько ахнула она, указывая на одну из женщин. — Это лицо мне ужасно знакомо.

Дэвид заглянул через ее плечо.

— Скорее всего ты ее могла видеть в каком-нибудь фильме ужасов. Уж такую мину скорчила, словно лимон проглотила. Так и кажется, у нее отвалится челюсть, если она улыбнется.

— Но это же в точности лицо Белой Леди, — воскликнула Холли, оборачиваясь к Дэвиду. — Правда, здесь ей уже лет на двадцать побольше, но, даю голову на отсечение, это она!

— Подожди-ка, — сказал Дэвид и очень осторожно вынул ветхую фотографию из бумажной рамки. Потом повернул ее обратной стороной. Там аккуратными, выцветшими от времени буквами было написано: "Директор и коллектив учителей женской школы Винифред Боуин-Дэвис".

Холли и Дэвид переглянулись.

— Ты понимаешь, что из этого следует? — загорелся Дэвид. — Если ты не ошиблась, значит, Белая Леди была когда-то учительницей вашей школы.

— По-моему, версия вполне правдоподобная, — прошептала Холли. — Если сначала она была гувернанткой у детей Хьюго Бэстебла, то, уехав от него, вполне могла стать школьной учительницей.

Раздался телефонный звонок. Дэвид пошел брать трубку, а Холли вновь принялась разглядывать сурово-торжественное лицо неизвестной учительницы.

— Да, — услышала она голос Дэвида. — Да, я понял, — и он положил трубку.

Холли посмотрела на него. Лицо Дэвида было бледным как полотно.

— Что тебе сказали? — с испугом спросила Холли.

— Мне надо съездить в одно место, — ответил он, не в силах справиться с дрожью в голосе.

— Это звонил он, — догадалась Холли.

— Да, и он требует, чтобы я с ним встретился.

— Ты должен ехать в полицию.

— Ладно, я так и сделаю, — не стал спорить Дэвид. — Подвезу тебя до города и поеду прямо в полицейский участок.

Холли взяла альбомы, и они вместе пошли к машине, которую Дэвид одолжил у приятеля. Всю дорогу до Виллоу-Дейла она молчали.

— Удачи тебе! — сказала Холли, выходя из машины.

Дэвид кивнул, но так ничего и не сказал. Она проводила взглядом удаляющуюся машину. И нахмурилась. Холли не очень хорошо знала Виллоу-Дейл, но ей было отлично известно, что полицейский участок находится совсем в другой стороне — в центре города.

Тогда почему же Дэвид поехал обратно, к окраине? И если он отправился не в полицию, то куда?