Тайна трех портретов

Келли Фиона

ГЛАВА XII

Исповедь Саманты

 

На следующее утро Холли решила первым делом найти Саманту. Ее первое удивление после сделанного Трейси открытия уступило место раздражению. Какую игру затеяла с ней Саманта? Почему она не сказала с самого начала, что ою. забавная. в дверь, крикнул: "а их мотоциклах. ни с Дэвидом Тейлором дружат? Разглагольствовала о том, как ее семья не любит Тейлоров, и в то же время, судя по всему, встречается с Дэвидом. И он тоже хорош — и словом не обмолвился, когда она ему все выложила насчет брошки.

Теперь некоторые мелкие эпизоды встали на свое место. Например, стало понятно, кого ждал Дэвид у школы в тот день, когда он их подвез. Или почему Саманта вышла из-за угла, а потом тут же ушла в сторону, завидев их с Дэвидом. И этот странный взгляд, которым она проводила их, уезжающих в его машине. Теперь все ясно: Дэвид поджидал Саманту. Но почему же он ничего им не сказал? Холли была полна решимости выяснить причину всех этих несуразностей.

Ей удалось найти нескольких одноклассниц Саманты, но оказалось — никто ее в тот день не видел. Холли обыскала всю школу. И, наконец, в библиотеке она заметила знакомую златокудрую головку, склонившуюся над книгой.

Саманта подняла на нее глаза.

— Привет, Холли, — с улыбкой проговорила она.

— Я не люблю, когда из меня делают дуру, — сказала Холли если не сердито, то, как минимум, весьма решительно. — Я хочу знать, что за игру затеяли вы с Дэвидом Тейлором.

— Что ты имеешь в виду? — непонимающе заморгала Саманта.

— Тебя видели, — сказала Холли. — С Дэвидом. В Вудфри-Эбби. В какие игры ты и Дэвид с нами играете? Нарочно подбрасываете нам фальшивые подсказки, чтобы потом посмеяться над нами? Что вы задумали? Хотите, чтобы мы бегали вокруг как идиотки, пока вы будете надрывать животы от смеха за наш счет? Так, что ли?

— Нет, конечно, не так. Ничего подобного и в помине не было, — замотала головой Саманта. — Честное слово, Холли, все совсем не так. Ты неправильно поняла.

— Тогда объясни, как. — Холли уселась напротив Саманты. — Я должна знать правду, Саманта. И я не уйду отсюда, пока ты мне ее не скажешь.

— Ну хорошо, слушай. Мы с Дэвидом тайком встречаемся уже почти полгода, — тихо начала Саманта. — Мы держали это в секрете, чтобы не узнала моя мама. Она ненавидит всех Тейлоров. Ненавидит, потому что нам приходится из кожи вон лезть, чтобы платить за проживание бабушки в доме для престарелых, в то время как они владеют всем Вудфри-Эбби. Она так об этом говорит, что можно подумать, будто Тейлоры украли его у нас. На самом деле они всего лишь деловые люди, увидели, что дом собираются продавать, и купили его. Дело в том, что денег, которые я получаю за свою работу… их не хватает на оплату за бабушку, поэтому Дэвид давал мне деньги. Мама все время думала, что это я зарабатываю, но большую часть их я получала от Дэвида. Ему хотелось помочь мне. И все бы ничего, да только на прошлой неделе я узнала, что он сам занял деньги, чтобы помогать мне.

— Занял? У кого? — спросила Холли.

— У одного мошенника, который дает в долг под огромные проценты. Я так на Дэвида рассердилась, когда он мне это сказал! Мы серьезно поссорились. Но самое ужасное то, что этот проходимец теперь требует вернуть ему деньги немедленно, он не хочет ждать ни дня. А у Дэвида нет таких денег. Из-за этой истории у нас с ним чуть не произошел полный разрыв. Я уже думала, что мы больше не будем встречаться. Но мне хотелось хоть как-то попытаться помочь ему. Ведь в конечном счете он бы на запутался в долгах, если бы не хотел помочь мне. Выходит, все так вышло из-за меня.

— Хэрри Оуэн! — выдохнула Холли. — Дэвид взял деньги у Хэрри Оуэна.

— Имени я не знаю, — покачала головой Саманта. — Все, что мне известно, — это что Дэвид попал в беду. Вот еще почему я взяла ту копию картины. Я хотела отдать ее Дэвиду. Надеялась, что мы с ним вдвоем сумеем разгадать подсказки. И если бы нам повезло, и мы нашли бы портрет Белой Леди, Дэвид смог бы продать его и вернуть этот долг. Но когда я позвонила ему в тот вечер, он даже не стал со мной разговаривать — все еще сердился, потому что я назвала его дураком безмозглым за то, что он впутался в это дело. Поэтому я вернула тебе копию и рассказала о брошке в надежде, что ты передашь это ему.

— Но ведь картина принадлежит школе, — сказала Холли. — Даже если бы вы ее нашли, это бы не помогло Дэвиду.

— Я знаю. Но я должна была попытаться хоть что-то сделать. В конце концов, я не могла вот так бросить его в беде. И когда я увидела его возле школы с тобой и твоими подружками, я поняла, что он хочет поговорить со мной. Вот почему вчера вечером я поехала в Вудфри-Эбби. Дэвид напускает на себя вид крутого парня — все будто бы ему нипочем, но я-то вижу, как он напуган. Знаешь, Холли, ему уже угрожали по телефону. Обещали избить его, если он не заплатит. Я очень за него боюсь.

— Он должен обо всем сообщить в полицию, — решительно сказала Холли.

— Я тоже ему это говорила, — согласилась Саманта. — Но он боится, что эти люди до него доберутся раньше, чем полиция успеет что-то предпринять. Он сказал мне, что хочет попробовать еще раз уговорить их подождать… — Саманта проглотила ком в горле, ее голос дрожал. — Он сказал, что собирается встретиться с этим негодяем сегодня вечером.

Протянув руку, она сжала запястье Холли.

— Обещай, что никому об этом не скажешь. Обещаешь?

— Мне бы очень хотелось как-то помочь ему, — сказала Холли, — но только если он согласен обратиться в полицию…

— Кого я вижу! Не наша ли это звезда журналистики? — вдруг послышался ехидный голос. — Стряпаем новую статейку для "Винформации", да?

Холли резко обернулась. Конечно же, это была Стефи Смит. Она подкралась к ним неслышно, как кошка.

— Ну как, уже нашла этот старый портрет? — насмешливо поинтересовалась она.

— Нет. Пока что нет. Но можешь не волноваться, — сказала Холли. — Когда найду, я непременно сообщу тебе об этом и напишу статью в журнал.

— А я и не волнуюсь, с чего мне волноваться? — пожала плечами Стефи. — Твоя последняя заметка, надо сказать, была так себе, не шедевр. Так что вряд ли я соглашусь еще что-нибудь напечатать из твоего творчества. Сначала научись писать как следует.

Холли гневно сверкнула на нее глазами:

— Да если бы я писала так же плохо, как ты, мне бы и в голову не пришло критиковать других. А пока что извини, у меня есть дела поважнее и поинтереснее, чем стоять тут и спорить с тобой.

Резко повернувшись, она вышла из библиотеки, не дав Стефи возможности ответить.

В тот же вечер члены Детективного клуба собрались в комнате Холли. Теперь основной темой для обсуждения были не поиски картины, а Дэвид Тейлор и его проблемы.

— Если этот мерзкий тип, Хэрри Оуэн, перешел к угрозам, с этим что-то надо делать, — сказала Трейси. — По закону это считается преступлением.

— Ты хочешь сказать, мы должны заявить в полицию? — с сомнением посмотрела на нее Белинда.

— Во всяком случае, мы должны попытаться убедить Дэвида самому это сделать, — сказала Холли. — Саманта сказала, он хочет еще раз попробовать договориться с Оуэном. Но если то, что я услышала на церковном кладбище, правда, то не сам Оуэн преследует Дэвида, его толкает к этому Барни.

— Как ты думаешь, Дэвид об этом знает? — спросила Трейси.

— Разумеется, знает, — пожала плечами Холли. — Поэтому он так изворачивался тогда вечером в Вудфри-Эббли. Он прекрасно знал, кто был этот нарушитель, вторгшийся в их владения. Я с самого начала это заподозрила. И окончательно убедилась, когда он упомянул об орле на кожаной куртке.

— Может быть, мы в тот раз спасли Дэвиду жизнь. Этот негодяй собирался купить его, — в ужасе прижала Белинда ладонь ко рту.

— Убить — это вряд ли, а избить запросто мог. Надо что-то делать, — взволнованно проговорила Трейси. — Мы должны найти способ помочь Дэвиду. — Она вдруг резко остановилась, прекратив хождение из угла в угол. — Слушайте, у меня идея. Мы знаем, что Дэвид собирается встретиться с Хэрри Оуэном сегодня вечером, так? Почему бы нам не перехватить его раньше, до того, как он туда приедет? Мы могли бы попробовать убедить его обратиться в полицию, — она посмотрела в лица своих подруг. — Что скажете?

Белинда взглянула на Холли.

— Знаешь, иногда у нее могут появляться дельные мысли.

— Тогда нельзя терять времени, — заторопила их Трейси. — Нам нужно выйти прямо сейчас. Если мы хотим быть у дома Оуэна раньше, чем Дэвид.

— Что ж — вперед, — сказала Холли, хватая с вешалки свою куртку. — Кроме всего прочего, это наш шанс заняться настоящим детективным расследованием.

— Надеюсь, мы его не упустили, — проговорила Холли.

Они стояли на углу главной улицы, там, где в нее вливался переулок, в котором она однажды видела Дэвида с Хэрри Оуэном.

Погода после выходных улучшилась, ливень прекратился, но небо по-прежнему оставалось затянутым облаками.

— Сложите пальцы крестиком, чтоб не сглазить, — проворчала Белинда, взглянув на часы.

Они стояли на углу улицы уже около получаса. Серой колымаги Дэвида с откидным верхом нигде не было видно.

— Неужели он уже приезжал и уехал, как вы думаете? — спросила Холли.

— Вряд ли, — сказала Трейси. — Вудфри-Эбби закрывают по будням не раньше половины шестого. Даже если он выедет сразу после закрытия, то не сможет быть здесь раньше шести, — она тоже посмотрела на часы. — А сейчас еще только половина. Терпение, друзья, терпение. Приедет он как миленький, не сомневайтесь.

Засунув руки поглубже в карманы куртки, Холли не спеша двинулась за угол, чтобы еще раз осмотреть переулок. Напротив низкой двери, где несколько дней назад она видела Оуэна и Дэвида, стояла синяя легковая машина. Сначала они вообще не обратили на нее внимания, с нетерпением высматривая серую развалюху Дэвида. А теперь, бросив взгляд через плечо, она вдруг заметила, что в синюю машину садится… Дэвид!

— Смотрите, это же он! — вскричала она, хватая за руки подошедших подруг.

Не успели они опомниться, как незнакомая машина, взревев мотором и быстро набирая скорость, умчалась прочь.

— Но это не его машина! — возмутилась Трейси. — Чего ради этому болвану взбрело в голову приехать не на той машине?

— Мы его проворонили, — злилась Белинда. — Все это время он был здесь, рядом, а мы стояли на углу, как три клухи.

— Хуже того, — вторила ей Холли. — Я видела эту машину, когда она только подъезжала, но мне и в голову не пришло посмотреть, кто за рулем. Да уж, детективы из нас — высший класс.

Они смущенно переглянулись.

— И что теперь? — спросила Белинда.

— Я иду туда, — махнула рукой Трейси в сторону переулка. — Хочу получше рассмотреть это бандитское логово.

— Не сходи с ума, — схватила ее за руку Холли. — Оуэн может тебя заметить.

— Ну и что? Он меня не знает. Ведь он видел только тебя, — не сдавалась Трейси. — Я хочу посмотреть, нет ли на двери какой-нибудь таблички, надписи, объявления, которое подсказало бы нам, кто такой этот Оуэн.

— Трейси! Ты совсем свихнулась, — начала терять терпение Холли.

Но было уже поздно. Трейси быстро шагала по переулку, направляясь к узкой черной двери.

— Мы не можем позволить ей идти одной, — двинулась вслед за ней Белинда.

Озабоченно сдвинув брови, Холли последовала за подругами.

Трейси была уже у двери. Наклонившись, она откинула крышку почтового ящика, чтобы заглянуть в щель. В тот же самый момент дверь отворилась внутрь, и Трейси чуть не упала в темный коридор.

Вцепившись в Белинду, Холли едва успела втащить ее за собой в соседний подъезд с уходящими вниз ступеньками.

— Тебе чего здесь нужно? — услышала Холли противный скрипучий голос Хэрри Оуэна.

Она вжалась в стену, надеясь только на то, что он не посмотрит в их сторону.

— Во-первых, здрассьте! — услышала она бодрый голос Трейси. — Мне нужно написать сочинение для школы. Не могли бы вы ответить на несколько вопросов? Меня интересует ваше мнение по поводу системы образования в нашем микрорайоне…

— Ну и нервы у нее, — восхищенно прошептала Белинда.

— Тс-с, — зашипела на нее Холли. — Это они и есть.

— Холли Адамс! — вдруг раздался знакомый писклявый голос.

Холли подпрыгнула — это была Стефи Смит. Она стояла на противоположном тротуаре, в упор глядя на Холли и Белинду.

— Я должна тебе кое-что сказать! — решительными шагами Стефи направилась к ним через улицу. — Чего это вы там прячетесь по закоулкам? Рыщите в поисках этой дурацкой картины, да?

Холли смерила ее самым свирепым взглядом, на какой только была способна.

— Иди отсюда! — прошипела она.

— Что? Да как ты смеешь меня прогонять! — возмутилась Стефи. — Нам с тобой еще нужно кое-что выяснить — по поводу того, что ты мне наговорила сегодня утром. Я знаю, что ты от меня бегаешь. Что, струсила?

Холли быстро взглянула через плечо на Трейси. Там замерла с открытым ртом. Хэрри Оуэн, набычившись и угрожающе сдвинув брови, уставился на Холли. По его лицу было видно, что он узнал ее. Оттолкнув Трейси в сторону, он грузно шагнул к Холли. Губы его сжались в злобной гримасе.

— Это еще что за фокусы? Ты приехала с этим сопляком Тейлором? — прорычал он.

Потом оглянулся на Трейси, посмотрел на остальных и вновь уставился тяжелым взглядом на Холли.

— Неприятностей захотелось? — зловеще проговорил он. — Сейчас я тебе их устрою.