Тайна трех портретов

Келли Фиона

ГЛАВА XI

Ссора

 

— Где же Дэвид? Может быть, он ранен? — в отчаянии кричала Трейси, вглядываясь в чащу деревьев.

— А что будем делать с этим? — махнула рукой Белинда в сторону холма за воротами.

Таинственный незнакомец уже скрылся из виду.

— Догоняй его, если не лень, а я побежала искать Дэвида, — бросила Трейси и стрелой метнулась обратно к деревьям, громко окликая его по имени.

Покачав головой, Белинда тяжело привалилась к воротам.

— Нет уж, бежать я больше не могу, совсем выдохлась.

Холли рысцой припустила за Трейси.

— Смотрите, осторожнее там, — крикнула им вслед Белинда.

Холли успокаивающе махнула ей рукой.

Она наткнулась на них обоих почти сразу. Дэвид сидел на корточках, привалившись спиной к дереву. Он прижимал к лицу носовой платок. На платке была кровь. Трейси стояла, наклонившись над ним.

— Вот вы где! Слава Богу! — воскликнула Холли. — Здорово он тебе врезал?

Дэвид мрачно взглянул на нее.

— Он вообще мне не врезал. Я к нему и близко не подходил. Просто поскользнулся и ударился головой о камень или еще что-то.

Он промокнул платком свой кровоточащий нос. Потом с усилием поднялся на ноги, опираясь на плечо Трейси.

— Как ты думаешь, кто это был? — спросила она.

— Не знаю, — буркнул Дэвид.

— Я знаю, — вмешалась Холли. — Его называют Барни. Не знаю только, имя это или прозвище. Но, по крайней мере, так обращался к нему Хэрри Оуэн.

Дэвид удивленно уставился на нее.

— Что за ерунду ты несешь?

Пришлось Холли рассказать ему о случайно услышанном разговоре между Хэрри Оуэном и человеком, которого он называл Барни.

— Я бы на твоем месте не стала иметь дело с этим Оуэном, — сказала Холли. — Лучше держаться от него подальше, по-моему, он очень противный и скользкий тип.

Глаза Дэвида сердито прищурились:

— А я бы на твоем месте не совал нос в чужие дела, — отрезал он. — Сама не понимаешь, о чем говоришь. Слышала звон, да не знаешь, где он.

— Дэвид, успокойся, — вмешалась Трейси. — Не надо так волноваться из-за пустяков.

— Это не пустяки, — упрямился Дэвид. — Я же вижу: Холли думает, что я замешан в какие-то темные делишки, — он бросил на Холли негодующий взгляд. — Если хочешь знать, я купил у Хэрри Оуэна машину. И ездил к нему, чтобы сказать, что он продал мне рухлядь, которая разваливается на ходу. Вот и все, что происходило между нами, когда ты нас увидела.

— Так вот в чем дело! — смутилась Холли. — Я и не подумала, что…

— Вот именно — не подумала! А я бы на твоем месте сначала подумал, сопоставил факты, а уж потом бы лез со своими советами.

Щеки Холли залила краска.

— Я не хотела тебя обидеть, извини, — выдавила она. — Но все же, что бы ты ни говорил, а это тот самый человек, которого я видела с Хэрри Оуэном.

— Ты разглядела его лицо? — резко спросил Дэвид.

— Нет, — призналась Холли. — Но куртка на нем та самая, могу ручаться.

— Неужели ты всерьез думаешь, что этот Барни, или как там его, единственный человек в мире, у кого есть кожаная куртка с орлом на спине? По-моему, у тебя разыгралось воображение, и оно завело тебя слишком далеко.

— Ладно, обойдусь без твоих поучений. Не такая уж я круглая дура, — обиделась Холли.

— Ну, это как посмотреть, — огрызнулся Дэвид.

Тут уж Холли рассердилась не на шутку:

— Слушай, ты!

— Слушайте, вы оба, — хватит ссориться, — вмешалась Трейси. — Холли вовсе не имела в виду, что ты замешан в чем-то плохом, — обратилась она к Дэвиду. — Но если у тебя какие-то неприятности, возможно, мы могли бы тебе помочь?

— Нет у меня никаких неприятностей, — проворчал Дэвид. — И помощь ваша мне не нужна.

После этого, пока они шли к воротам, никто не проронил ни слова.

— У вас все в порядке? — спросила Белинда, испытующе глядя на каждого по очереди. — Что-нибудь случилось?

Дэвид молча отпер ворота.

— В чем дело? — допытывалась Белинда, когда три подруги начали подниматься по склону.

— Ни в чем, — отрезала Холли.

Белинда вопросительно посмотрела на Трейси, та только покачала головой.

Дождавшись автобуса, они все так же молча сели и отправились в обратный путь до Виллоу-Дейла.

— И все же в чем дело? — не выдержала Белинда.

— Он считает меня круглой идиоткой, — процедила сквозь зубы Холли. — Я не хочу об этом говорить.

— Ты совершенно уверена, что это был тот же тип? — спросила Трейси.

— Какой еще тип? — совсем запуталась Белинда. — Кто-нибудь объяснит мне наконец, что происходит?

— Холли думает, что это был тот же человек, которого она видела с Хэрри Оуэном, — сказала Трейси.

— Я не думаю, что это был он, я уверена в этом. И я также уверена, что Дэвид знает, что я права.

— На основании чего? — спросила Трейси.

— Ты разве не слышала, что он сказал? — быстро затараторила Холли. — Он упомянул об орле на куртке этого человека. Но перед этим он утверждал, что даже и близко к нему не подходил. Откуда же тогда он узнал, что на нем кожаная кк нему не подходил. эном — сказала иллоу-Дейла. уртка с орлом на спине? Я ему этого не говорила. Я ни разу не упомянула об орле.

— Тогда, значит, он видел эту куртку, — сказала Трейси. — Я считаю, мы должны поехать туда еще раз и поговорить с ним начистоту, но только когда вы оба успокоитесь.

Остаток пути они ехали в напряженном молчании.

…В ту ночь Холли плохо спалось. Она не могла выбросить из головы мысль, что Дэвид лгал, говоря о своих отношениях с Хэрри Оуэном. С чего бы ему так злиться, если их действительно связывала всего лишь купленная у Оуэна машина? Но если здесь кроется что-то еще, то в какую же грязную историю оказался замешан Дэвид?

Но зато утром в понедельник ее ждала хотя бы одна хорошая новость: мистер Барнард вышел на работу.

Когда, погрузившись в свои невеселые мысли, Холли шла мимо преподавательской автостоянки, она увидела, как он выходит из машины. Она подошла к нему.

Синяки все еще были заметны на лице мистера Барнарда, но он приветливо улыбнулся ей и, взглянув на стопку тетрадей под мышкой, сказал:

— Как говорится, нет худа без добра: благодаря своему вынужденному отсутствию я, по крайней мере, смог проверить ваши работы.

— Вам понравилось мое сочинение о "Белой Леди"? — спросила Холли, шагая рядом с ним к школе.

— Я бы предпочел, чтобы ты написала больше о самой картине, а не о связанных с ней легендах, — сказал мистер Барнард. — В задании речь не шла об историческом очерке, верно?

— Но вы же сказали, что я должна написать, почему эта картина мне нравится, а мне она как раз и понравилась своей историей, — объяснила Холли.

Мистер Барнард рассмеялся и тут же осторожно потер пострадавший глаз краем ладони.

— Тут ты меня поймала на слове. Кстати, копия нашлась?

— Да. Хотя на самом деле она и не терялась, — успокоила его Холли. — Ее просто взяли на время. А сейчас она опять лежит в вашем шкафу. Как вы себя чувствуете? Лучше?

— Гораздо лучше.

— Полиция со своим расследованием до чего-нибудь докопалась?

Мистер Барнард бросил на нее острый взгляд.

— Что ты имеешь в виду? Какое расследование?

— Ну, кто на вас напал? — пояснила Холли.

Напряженное выражение промелькнуло на лице мистера Барнарда.

— Ах, это, — сказал он. — Нет. И я не рассчитываю, что его найдут, — слишком мало шансов.

— Вы смогли дать им подробное описание?

— Честно говоря, Холли, я его едва видел. Он подбежал сзади. Я не успел даже сообразить, что происходит, как все было кончено. Но, раз уж речь зашла о расследованиях, как продвигаются ваши поиски "Белой Леди"?

Холли рассказала ему о брошке в виде сороки. Однако она не упомянула о бесплодных поисках в летнем до ваши поиски " было кончено. снила казал проверить ваши работы. ышкой, смике и роли, которую сыграла во всем этом Саманта Тримейн. Холли решила, что Саманте было бы неприятно, если бы ее история стала достоянием всей школы.

— По-моему, вы очень умело взялись за дело, — похвалил мистер Барнард. — Продолжайте в том же духе, и я не удивлюсь, если ваши старания увенчаются успехом.

— Да? Вы правда так думаете? — обрадовалась Холли.

— Почему бы и нет? Ведь картина действительно где-то спрятана, и кто-то же должен ее найти.

Они вошли в вестибюль. Винифред Боуин-Дэвис встретила их у порога суровым взглядом с портрета.

— Надо зайти к мисс Хорсвелл, сообщить, что вышел на работу, — сказал мистер Барнард и, улыбнувшись, добавил: — А вы продолжайте поиски. Желаю успеха!

— И вот что удивительно, — говорила Холли на перемене Трейси и Белинде, — мистер Барнард сказал мне, что не мог дать полиции описание бандита, ограбившего его, потому что тот напал на него сзади.

— Что же тут удивительного? — скептически поморщилась Белинда. — Лично я ничего удивительного не нахожу, когда на тебя нападают и лупят по физиономии.

— Вот в том-то и дело, — подняла вверх указательный палец Холли. — Как тебе могут наставить фингалов под глазом, если нападают сзади?

— Его, наверное, сбили с ног, — попыталась найти объяснение Трейси. — И он упал лицом вниз на тротуар.

— Допустим, — не сдавалась Холли. — Но по его синякам можно скорее предположить, что его кто-то двинул кулаком в лицо. Поэтому мне показалось странным, что он не разглядел нападавшего.

— Теперь я понимаю, почему тебе пришла в голову мысль основать Детективный клуб, — сказала Белинда. — Тебе повсюду мерещатся детективные истории. Сначала Дэвид будто бы спутался с какими-то матерыми преступниками, теперь — мистер Барнард попал под подозрение. Неужели одной "Белой Леди" мало, чтобы загрузить твои ненасытные мозги?

— Может, ты и права, — улыбнулась Холли. — Мне уже говорили, что у меня слишком богатое воображение.

— Кстати, о Дэвиде, — оживилась Трейси. — Я подумала, не поехать ли в Вудфри-Эбби сегодня после уроков… Просто чтобы его проведать. Кто хочет ко мне присоединиться?

Холли покачала головой:

— Нет уж, спасибо. Я лучше пока буду держаться от него подальше.

— Ты что, все еще на него дуешься? — взяла ее за руку Трейси. — Может, лучше забыть, что он тебе наговорил? В конце концов, он ведь помогает нам искать "Белую Леди". И кто знает, что еще полезного мы сможем там найти.

— Сегодня я занята до самого вечера, — отрезала Холли. — А вы с Белиндой можете ехать, раз уж вам так хочется. Если что-нибудь обнаружите, расскажете мне завтра утром.

Холли немного покривила душой, сказав, что занята до вечера. Если не считать уроков, других дел у нее, пожалуй, и не было.

Она пообедала с родителями. Джейми отсутствовал — он был в гостях у своего приятеля Филиппа. Компьютерные игры Филиппа, как магнитом, притягивали мальчишек со всей округи. Последнее время Холли почти не видела брата дома.

После обеда мистер Адамс углубился в чтение "Экспресса", местной газеты, которую издавал отец Курта Велфорда.

— Любопытно, — сказал он. — Здесь есть статья об одной выставке в библиотеке. Подборка старых фотографий, посвященных тому, как выглядел Виллоу-Дейл на рубеже веков. Неплохо было бы сходить посмотреть ее, как вы считаете? Полагаю, это будет интересно. Старые фотографии — это такое увлекательное зрелище.

Вечером Холли сидела в своей комнате, рассеянно глядя через окно в сад. Может быть, ей все же следовало поехать в Вудфри-Эбби и помириться с Дэвидом? По правде говоря, ее действительно вовсе не касается, какие у него дела с Хэрри Оуэном. У этого Оуэна такой вид, что его вполне можно заподозрить в любом мошенничестве, а уж всучить Дэвиду разваливающуюся машину — это для него, конечно, пара пустяков. Хотя это все равно не объясняет поведение Дэвида по отношению к тому нарушителю. Этот таинственный Барни… Что он там делал, в Вудфри-Эбби?

Холли вздохнула. Опять у нее разыгралось воображение?

Она решила для поднятия настроения написать длинное письмо Миранде. Ее другой закадычный друг в Лондоне, Питер Хамильтон, просто помешан на машинах. Она ему тоже напишет и расскажет о колымаге Дэвида. История с крысой в бардачке, конечно, повеселит его от души.

Холли только успела запечатать оба письма, как дверь ее комнаты резко распахнулась.

— Я у Филиппа взял на денек "Дьявольских гонщиков", — радостно объявил Джейми. — Сыграешь со мной, Холли?

— Ты же знаешь, я не люблю компьютерные игры, — попыталась отказаться Холли.

— Но нужно два игрока, — умолял Джейми. — Я не могу играть один. Давай, Холли, сыграй хоть разочек.

— Ладно уж, но только недолго, — сдалась Холли.

Часок с братом за его компьютерной игрой, может быть, отвлечет ее от проблем.

Комната Джейми наполнилась скрежетом и грохотом. Дьявольские гонщики проносились по экрану, взрывая инопланетных вампиров лучевыми пистолетами, установленными на их мотоциклах. Шум стоял такой, что Холли не услышала телефонный звонок. И только когда отец, сунув голову в дверь, крикнул: "Тебя к телефону. Это Трейси", — Холли побежала вниз.

— Ты бы поосторожнее с этими компьютерными играми, — сказал мистер Адамс, — затягивает, говорят, как наркотики.

— Это я уже заметила, — усмехнулась Холли. — Нам осталось еще уничтожить миллионов десять вампиров, и планета будет спасена. Вот уж не думала, что мне понравятся компьютерные игры, но эта и вправду довольно забавная.

Отец ушел, давая возможность Холли спокойно поговорить по телефону.

— Холли, это ты? — раздался в трубке голос Трейси. — Слушай, у меня такая новость! Нечто совершенно потрясающее.

— Что случилось? — заволновалась Холли.

— Мы ездили в Эбби. Я только что вернулась домой, всего минуту назад, — сбивчиво начала Трейси. — Слушай, Холли, ты ни за что не поверишь, кого мы там увидели с Дэвидом. Она держала его за руку! Как будто она его девушка, понимаешь?

— Кого? Кто — "она"?

— Саманта Тримейн, — выпалила Трейси. — Саманта Тримейн была в Эбби с Дэвидом — мы их засекли. Холли, мы даже видели, как они целовались!

— Ты не ошиблась? — изумилась Холли. — Ни один из них никогда не упоминал, что они знают друг друга.

— Еще как знают, можешь не сомневаться, — продолжала Трейси. — Судя по тому, что мы с Белиндой видели, они прекрасно друг друга знают.