Таежный гнус

1

По мнению начальства сыщик Добято выработал ресурс, положенный сотрудникам уголовного розыска. Пора отправлять на заслуженный отдых — выращивать цветы на садовом участке. В свободное от дачных хлопот время русть передает накопленный опыт молодым сыщикам.

Прямо, конечно, не говорили — прозрачными намеками и не менее прозрачными примерами. Вот, дескать, Васька Сидоров как поступил: почувствовал слабинку — рапорт на стол: отправляйте на пенсию. А Колька Николаев? А Степан Харитонов? Сытые, здоровые, загоревшие — позавидуешь мужикам. А почему? Во время слиняли со слишком уж «горячей» своей службы.

Тарас Викторович по привычке потирал раскрытой ладонью лысую, будто биллиардный шар, лысину, взбадривал густые усы, внимательно слушал, даже поддакивал. Про себя матерно крыл жалельщиков и советчиков, отправлял их во все известные адреса. В основном — к такой-то матери, с пересадкой на невероятных сравнениях и определаниях. Выращивать цветы или там — картоху не собирался, пусть этим занимаются инвалиды либо слабаки.

Начальство, естественно, злилось и, как это ни странно, радовалось. Ибо не было в уголовке более знающего и удачливого сыскаря, чем Добято. И вряд ли в обозримом будущем появится. Мужик, конечно, не без из»янцев, но где найдешь крисстально чистого, стерильного? Один из недостатков — редкая молчаливость, «разговаривает» немолодой сыщик обычно одиночными словами, будто выстрелами, красноречивыми жестами и смущенными улыбками…

Но сейчас, на кладбище — ни жестов, ни улыбок, тем более, слов. Угрюмая сосредоточенность, горестно опущенная лысая голова. Ибо хоронят не просто человека, которого он хорошо знает — друга юности. И его жену, которая вполне могла стать женой молодого Тараса — вместе росли, вместе бегали по деревенской улочке, купались в неширокой, говорливой речушке. Однажды Галька даже поцеловала Тарасика, креппо прижалась к нему молодым горячим телом… А замуж вышла за Кольку — парнишку из соседней деревни…

2

Последние инструкции сотрудник уголовного розыска Добято получил не в родной «конторе», где, как говорится, стены помогают — в одном из кабинетов Министерства. Сидел напротив пожилого мужчины в штатском, угрюмо наклонив лысую голову. Внимательно слушал. Уже одно то, что инструктаж проводит не начальник родного отдела, а генерал из Главного Управления показывало, какое значение придается предстоящей операции.

— Мы рассмотрели твою просьбу и решили её уважить. Следствие по убийству семьи Храмцовых и прочим аналогичным преступлениям маньяка за последние годы передается тебе.

Тарасик благодарно наклонил голову. Впервые после страшной гибели Нмколая и его семьи улыбнулся. Радостно и безжалостно, одновремено. Увидел бы эту гримасу Убийца — самолично повесился бы или проглотил ампулу с ядом. — Кликуха твоего подопечного — Гранд. По оперативным данным он воспользовался документами убитого им офицера и скрылся на Дальнем Востоке. Но все же полной уверенности в том, что Гранд и капитан Королев — одно и то же лицо у нас нет…

Все это — далеко не новость, поморщился в душе сыщик. Сразу после похорон Храмцовых Добято принялся отслеживать передвижения Убийцы по стране. Реальные и предполагаемые. Заодно самым тщательным образом изучил старые следственные дела. Мало того, познакомился с оперативными сведениями, касающимися Гранда, начиная чуть ли не с младенческих лет. При малейшем подозрении на появление маньяка, забывал обо всем, мчался в указанный район или область.

Но начальство есть начальство, приходится строить удивленное выражение, дарить подобострастную улыбку, понимающе поднимать шалашиком густые брови и взбадривать такие же густые усища.