Субъект власти

Абдуллаев Чингиз

ИТАЛИЯ. РИМ. 31 ДЕКАБРЯ, ПЯТНИЦА

 

Дронго встречал Новый год в тревожном настроении. Он отлично понимал, что означает внезапное исчезновение генерала Гельмута Гейтлера и его инсценированная смерть. Хорошо знакомый с работой органов госбезопасности, специалист по активным действиям за рубежом, один из лучших аналитиков «Штази», генерал был именно тем человеком, способным продумать и осуществить такой план, противостоять которому было очень сложно. Дронго все время хотелось позвонить в Москву и попросить Машкова еще раз проверить все обстоятельства возможного появления Гейтлера в России. Но он понимал, что Машков и все остальные офицеры ясно осознают масштабы опасности, а поэтому работают с удвоенной энергией, стараясь вычислить и найти исчезнувшего немецкого генерала.

Просматривая информационные телевизионные передачи из Москвы и слушая радио, Дронго опять же обратил внимание на массированную рекламу спектакля «Чайка», при этом частенько очень удачно завуалированную. По степени упоминаемости с этим спектаклем могли соперничать только два фильма — «Ночной дозор» и «Турецкий гамбит», но с ними все было понятно. Продюсерами этих фильмов были руководители канала, которые, разумеется, делали все, чтобы привлечь внимание зрителей к своим фильмам. Использовались любые возможности скрытой рекламы. Но о «Чайке» говорили по всем каналам, о спектакле упоминали почти все газеты и журналы. Это привело к тому, что даже Джил, увидев один из таких сюжетов по телевидению, спросила, нельзя ли ей прилететь в Москву, чтобы увидеть этот спектакль. Дронго подумал, что ему следует выяснить, хотя бы ради интереса, кто и почему так настойчиво рекламирует эту постановку.