Субъект власти

Абдуллаев Чингиз

РОССИЯ. МОСКВА. 22 НОЯБРЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК

 

Каждое утро начиналось одинаково. На рабочем столе его ждала небольшая папка с самыми важными оперативными донесениями спецслужб страны, которые должен был знать президент. Предварительно они тщательно проверялись; многие при этом отсеивались, так что случайные новости в эту папку не попадали. Предыдущий президент иногда неделями не открывал эту тонкую папку. В отличие от него, действующий президент старался читать эти сообщения каждый день. Сказывалась дисциплина и привычка систематически знакомиться со всеми поступающими материалами.

Этим утром он тоже внимательно просмотрел все поступившие сообщения. И обнаружил, что два ведомства выдали ему одну и ту же информацию. ФСБ и СВР докладывали о конкретной угрозе — якобы против него готовится террористический акт, осуществить который должен специально приглашенный аналитик мирового класса. Указывалось, что источник, передавший эту новость, заслуживает доверия и внимания.

Президент несколько раз перечитал это сообщение, чуть нахмурившись. Если это угроза, то зачем они ему о ней сообщают? Эти сведения надо передать в Службу Безопасности президента, являющуюся автономной службой в государстве. А если это всего лишь предположение, то зачем его знать президенту? Он подчеркнул это сообщение, решив поговорить о нем с руководителем своей Службы Безопасности.

Все утро было расписано по минутам. Встреча с министром иностранных дел Франции, прием еще двух министров, разговор с губернатором Краснодарского края… Времени не было. Только после обеда он вспомнил о папке, которую ему принесли утром, и приказал вызвать руководителя Службы Безопасности.

Тот появился почти мгновенно. Они были знакомы много лет, и президент доверял ему — другу и коллеге, которого знал по прежней работе. Начальник службы безопасности Леонид Пахомов ранее работал в органах КГБ, был кадровым офицером. Он стал начальником Службы Безопасности президента еще пять лет назад.

— Что за сообщение? — спросил президент. — Ты его читал?

— Да, — кивнул Пахомов. Он вообще был немногословным человеком.

— Зачем они мне об этом сообщают?

— Мы проверяем это сообщение. Но пока мы считаем его очень серьезным. По нашему предложению составлена межведомственная группа из сотрудников спецслужб, куда включены ведущие сотрудники ФСБ, ФАПСИ, СВР и нашей службы. Возглавляет группу генерал Машков. От нас туда включены Богемский и Краснов.

— Я Машкова помню, — кивнул президент, — очень толковый человек. Он ведь недавно стал генерал-лейтенантом?

— Так точно, — ответил Пахомов. — Кроме того, он лично знает этого эксперта, с которым встречался Хеккет. Мы проверяем сейчас всю поступившую информацию.

— Проверяйте, — равнодушно согласился президент. Он никогда не думал о таких опасностях. Это было заботой его службы охраны. Президент не был трусливым человеком. Хороший спортсмен, чемпион Санкт-Петербурга по самбо и дзюдо, подполковник разведки президент менее всего боялся за свою персону. Но как умный человек понимал, какой удар может быть нанесен по властной вертикали в случае убийства лидера государства. Поэтому пунктуально выполнял все предписания своей службы охраны.

Правда, в отличие от прежнего президента, он был молод и энергичен. Поэтому то плавал на подводной лодке, то оказывался в кабине истребителя или летал на военном вертолете, побывал на учениях военно-морского флота и даже проехался на КамАЗе, управляемом опытным гонщиком. Во всех экстремальных ситуациях он чувствовал себя вполне комфортно.

Президент отпустил руководителя Службы Безопасности и подумал, что еще несколько лет назад никто даже не мог предположить, что все так изменится. Тогда, в девяносто шестом году, он был первым заместителем мэра Санкт-Петербурга. Но на выборах они проиграли. Ни для кого не было большим секретом, что предыдущий президент не очень любил мэра Санкт-Петербурга. Президент был партийным выдвиженцем, а мэр — демократом новой волны, ни одного дня не проработавший на партийной или советской работе.

Предыдущий президент был уже в возрасте, измученный болезнями, его рейтинг равнялся всего лишь трем процентам перед началом выборов. Мэр северной столицы был сравнительно молодым человеком для политика и блестящим оратором в отличие от косноязычного главы государства. И умел нравиться женщинам. В общем, он был полным антиподом президента. И его рейтинг всегда был неизмеримо выше рейтинга любого политика. Но как часто бывает в жизни, все получилось с точностью до наоборот. В девяносто шестом президент сумел выиграть выборы, несмотря на то что во время второго тура лежал в больнице и был фактически недееспособным человеком. Мэр при всей его популярности — проиграл выборы и вынужден был уйти.

Пришлось уйти и почти всей его команде. Именно тогда нынешний президент впервые в жизни остался без работы. Он не представлял себе, что ему делать дальше. Пришедший к власти в результате выборов девяносто шестого года бывший вице-мэр города мог предложить ему какую-нибудь работу. Но он сам не хотел и не мог оставаться в мэрии после ухода человека, который был его педагогом и руководителем. Именно тогда он и произнес те известные слова, которые затем растиражировали средства массовой информации: «Лучше быть расстрелянным за верность, чем повешенным за предательство».

Предстояло определиться, как жить дальше. У него были неплохие связи с бизнесменами, банкирами, коммерсантами из зарубежных стран, и он полагал, что начнет заниматься бизнесом на частной основе. Для человека, всю жизнь проработавшего на государственной службе — это было нелегкое решение. К тому же было ясно, что оставаться в северной столице ему будет сложно. Именно поэтому он решил тогда приехать в Москву. Ему позвонил один из тех близких к предыдущему президенту людей, которые и определяли тогда политику государства. Позвонил и пригласил в столицу. Будущий президент, оставшийся в тот момент без работы, согласился приехать. Здесь он терпеливо ждал, пока о нем вспомнят. Но никто больше не позвонил. И он решил вернуться в Санкт-Петербург, понимая, что все ожидания ни к чему не приведут. В аэропорт его провожал питерский друг, ставший крупным московским чиновником — Леша Мудрин. Именно он уговорил его позвонить в последний раз прямо из аэропорта управляющему делами президента. После этого телефонного звонка все изменилось. Управляющий предложил будущему президенту место своего заместителя. Будущий президент согласился и остался в Москве. Через три года он был уже председателем правительства. А затем стал президентом самой большой страны в мире.

Тот свой телефонный звонок он запомнил навсегда. Когда это было? Всего лишь восемь лет назад. А кажется так давно. Или один день, проведенный в президентском кресле, нужно считать за три? А может, за все пять? Мера ответственности, свалившаяся на него, оказалась самой тяжкой ношей в его жизни. Когда бывший президент впервые предложил ему стать его преемником, он отказался. Причем отказался совершенно искренне, полагая, что «шапка Мономаха» не для него.

Но через несколько дней согласился. Будучи человеком дисциплинированным и ответственным, он представлял себе невероятный объем работы и сложность руководства такой огромной страной. Но, оказалось, не мог представить все. В стране тысячелетиями складывались традиции. От первого лица зависело многое, если не все. К этому трудно было привыкнуть и почти невозможно этому соответствовать. Но он с самого начала понял, что обязан держать планку. И старался изо всех сил, хотя не всегда и не все получалось.

Вечером перед сном президент еще раз вспомнил о той папке и о разговоре с руководителем Службы Безопасности. Интересно, кого они найдут, подумал он без страха. Ему было действительно интересно. С этой мыслью президент и заснул.