Строптивая принцесса

Райан Нэн

Глава 25

 

Все, что произошло потом, было похоже на прекрасный сон.

В следующее мгновение принцесса лежала на своих смятых джинсах, а Вирджил был рядом с ней. Гроза набирала силу, и в пещере стало совсем темно. Она, прищурившись, с любопытством рассматривала его тело.

Вирджил все еще не снимал черных брюк. И принцесса удивилась самой себе, когда, разгоряченная его умелыми поцелуями, вдруг села, застенчиво улыбнулась и принялась расстегивать его брюки.

Вирджил лежал на боку, опираясь на локоть, и мечтал, чтобы здесь было не так темно и он мог бы лучше рассмотреть ее лицо и прекрасное нагое тело. Девушка быстро справилась с пуговицами, и вот наконец показался его живот с густыми черными волосами, но пробивавшееся на свободу мужское достоинство было еще скрыто под одеждой. Принцесса выпустила его жезл на свободу и замерла, глядя на него.

Вирджил приподнялся и, поцеловав принцессу, уложил ее на спину, потом провел языком по ее верхней губе и ласково прикусил пухлую нижнюю губку.

Вирджил взял ее руку и потянул вниз, туда, где, вырвавшись на свободу, гордо возвышалось его мощное орудие. Она ахнула и, робко прикоснувшись к нему, принялась осторожно гладить шелковистые волосы, а потом пугающую своей мощью плоть, которая пульсировала под пальцами Марлены так же бешено, как и ее взволнованное сердце.

Губы Вирджила впились в затвердевший сосок, а рука его медленно продвигалась вдоль ее изящного, разгоряченного тела. Он скользнул пальцами по ее бедру, а потом не спеша добрался до колена. Он согнул его и отвел в сторону, чтобы обеспечить себе легкий доступ к самой сокровенной части ее прекрасного тела.

Обнаженная, она лежала на полу в сладостном забвении, а летняя гроза бушевала возле самого входа в пещеру. Чувство, о существовании которого она даже не подозревала, все сильнее захватывало принцессу, и сквозь стоны она повторяла его имя.

Каждый нерв ее тела дрожал от возбуждения, и принцессе представилось, что она смотрит на себя со стороны. Завораживающее зрелище! При очередной вспышке молнии ей вдруг показалось, будто темный, опасный сексуальный хищник с жадностью набрасывается на белокожую, беспомощную и бесстыдно раскинувшуюся перед ним девственницу. Странное и постыдное зрелище, но очень эротичное.

Принцесса знала, что позволит этому огромному черноволосому зверю проглотить ее, если он захочет этого. Она не будет, да и не хочет останавливать его.

Вскоре она почувствовала, как сильная рука Вирджила ласкает ее между ног, все глубже забираясь во влажную глубину ее лона. Она и не представляла до сих пор, что когда-нибудь испытает подобное наслаждение.

Низкий хриплый голос Вирджила донесся до нее из темноты:

— Тебе хорошо, малышка?

— Да, да, — простонала она. — Не останавливайся.

Его палец продолжал скользить вокруг маленького трепещущего бутона страсти, который сейчас превратился для них в центр вселенной. Вирджил нежно сжал лепестки ее лона, потом осторожно раскрыл их и снова двинулся внутрь, забираясь все глубже и глубже.

Марлена вскрикнула и задрожала, а он продолжал ласкать ее, нежно и умело, поглаживая самые чувствительные места и медленно подводя к экстазу.

Когда Вирджил понял, что она готова принять его, он быстро разделся, и она наконец-то увидела его обнаженное тело. Высокий, стройный, смуглый, он был воплощением мужской грации и силы. Он был красив и в то же время опасен. Его возбужденная мужская плоть пугала своими размерами и скрытой мощью.

— Милая, — прошептал он, опускаясь на колени между ее ногами. Опираясь на локти, он осторожно приближался к ней. — Позволь мне любить тебя, малышка. Помоги.

Потрясенная, принцесса ласкала эту содрогающуюся мощь, не желая выпускать ее из рук. Она и понятия не имела, что Вирджил был близок к тому, чтобы достичь наслаждения, не успев войти в нее. Он стиснул зубы и задержал дыхание.

И тут впервые в своей жизни принцесса Марлена ввела твердую мужскую плоть в свое мягкое теплое лоно. Они одновременно испустили вздох наслаждения, когда Вирджил, целуя ее, начал неторопливо продвигаться глубже.

— Пожалуйста! — прошептала девушка, царапая его спину длинными ногтями, отчаянно желая, чтобы он поскорее заполнил ее.

Вирджил вошел в нее снова резким движением и принялся двигаться неспешно и ритмично, целуя ее и шепча ласковые слова.

Их учащенное дыхание, вздохи и стоны заполнили маленькое пространство пещеры, пока они самозабвенно предавались любви. Он был опытным, умелым любовником, готовым доставить ей ни с чем не сравнимое наслаждение, а она была хорошей ученицей и быстро усваивала уроки, которым он обучал ее.

— Вирджил! — вдруг воскликнула она. — О Вирджил, я… я…

— Я знаю, малышка. — Его голос прозвучал с ласковой хрипотцой. — Я буду с тобой, не бойся. Отдай это мне. Отдай мне себя.

Он оставался внутри, а она судорожно цеплялась за его плечи, снова и снова шепча его имя. Она извивалась от невероятного наслаждения, и когда закричала от восторга и счастья, Вирджил присоединился к ней, и они вместе оказались в раю.

Принцесса укусила его за плечо, когда почувствовала, что горячая волна любовного нектара заполнила ее внутри. Вирджил закричал от наслаждения и замер, прижавшись лицом к ее груди.

Принцесса улыбалась, крепко обнимая любовника. Надеясь, что он не сразу отодвинется, она обвила его ногами и прижала к груди его голову.

К ее радости, рейнджер, похоже, и не собирался покидать ее. Эти волшебные мгновения, последовавшие после такой бурной страсти, доставили ей огромную радость. Марлена поняла, что до этого момента она никогда по-настоящему не занималась любовью.

Это было впервые. И этот потрясающий восторг, который она только что пережила, тоже был для нее первым. И только теперь она узнала, почему девушки во дворце хихикали, когда шептались о радостях супружеской жизни.

Улыбаясь и потягиваясь, точно сытая кошка, она смотрела на низкий каменный потолок и была абсолютно счастлива.

Для нее это любовное приключение было настоящим откровением. В своей жизни она близко знала только одного мужчину — своего покойного мужа. Но еще в первые дни супружества она дала ему понять, что считает плотские утехи, которые сводились к его редким ночным визитам, довольно скучным занятием.

Теперь она лежала в объятиях смуглого сурового техасца возле самого входа в пещеру, где кто угодно мог сразу обнаружить их. Но это ее не волновало. Пусть хоть весь свет смотрит.