Строптивая принцесса

Райан Нэн

Глава 24

 

Небритое мокрое лицо Вирджила исказилось от ярости, когда он торопливо спускался вместе с принцессой к стоявшему в укрытии вороному. Грохотал гром, яркие вспышки молнии освещали потемневшее небо, летний дождь превратился в ливень, и стена дождя с неумолчным шумом падала на иссохшую землю. Принцесса сидела в седле, прижавшись лицом к груди рейнджера и крепко обхватив его за талию.

Он не произнес ни слова с тех пор, как они попрощались с индейцами, но по его плотно сжатым губам и сузившимся голубым глазам, упрямо смотревшим только перед собой, Марлена определила, что он с трудом сдерживает себя, чтобы не высказать ей все, что он о ней думает. Но она и понятия не имела, насколько он был зол.

Гнев Вирджила возрастал с каждой милей, оставленной позади. Этой безрассудной девице наконец-то удалось лишить его присущего ему хладнокровия. Никогда он не испытывал такого страха, никогда так не волновался за других. Чем дальше вороной уносил их от апачей, тем сильнее клокотала в нем ярость.

Вирджил направил коня к горам у края пустыни и около высокой скалы резко натянул поводья. Изумленный конь остановился как вкопанный. Принцесса подняла голову и вопросительно посмотрела на рейнджера. Таким она его еще не видела. Он грубо столкнул ее с лошади, и, захваченная врасплох, она, потеряв равновесие, упала в грязь. Он спешился и стоял перед ней, широко расставив ноги и поджав губы.

Потом грозный и страшный рейнджер наклонился, схватил ее за шиворот и дернул вверх с такой силой, что голова ее беспомощно качнулась. Оскалившись, как хищный зверь, он сорвал ожерелье с ее шеи и отшвырнул его в сторону, а потом крепко сжал ее плечи.

— Ты маленькая дурочка! — прорычал он. — Господи, женщина, ты напугала меня до полусмерти! Разве ты не знаешь, что, что… о Боже мой…

Его сердце бешено колотилось, на лбу пульсировала жилка. Вирджил неожиданно обнял ее и крепко прижал к груди, испытывая несказанное облегчение оттого, что она была рядом с ним, живая и невредимая. Его ярость быстро превратилась в страсть. Его руки дрожали, когда он сжал ее лицо и запустил пальцы в рыжие волосы.

Прежде чем испуганная принцесса поняла, что происходит, он наклонился и жадно впился в ее губы. Он целовал ее под проливным дождем, не обращая внимания на молнии и раскаты грома. Вирджил целовал изумленную принцессу, и наконец она ответила на его ласки с такой же жадностью и пылом, какие охватили его под этим холодным проливным дождем. Их необузданная страсть требовала немедленного выхода. Пути назад не было. Они не могли остановиться и подумать, стоит ли им делать это.

Они нетерпеливо срывали друг с друга одежду. Мокрые рубашки прилипли к телу, сильный дождь заливал их лица, но они не переставали целоваться.

— Подожди, малышка. — Он подхватил ее на руки и понес к скалистой гряде.

Принцесса обняла его за шею и целовала грудь, поросшую черными волосами.

Они добрались до высокой скалы, но Вирджил не остановился, а обогнул ее, потом наклонился и шагнул вместе с Марленой в сухую, маленькую пещеру с гладким каменным полом.

— Вирджил, — выдохнула она, и от звука ее голоса сердце рейнджера радостно забилось. — Здесь мы можем укрыться от ливня.

Довольный, он поцеловал Марлену и опустил ее на пол.

— Тебе холодно? Может, мы разведем костер и… — Он обнял ее голые плечи.

Она в ответ улыбнулась, и в зеленых глазах разгорелся огонь. И этот огонь опалил его жаром.

Принцесса стояла рядом с сильным, красивым мужчиной и бесстыдно прижималась к широкой мускулистой груди. Язык Вирджила проник в рот принцессы, а его щетина приятно щекотала ее щеки и подбородок. Представив себе, что она почувствует, если эта густая щетина прикоснется к ее груди, Марлена задрожала от сладостного предвкушения.

Потрясенная, она была так захвачена его горячими поцелуями и волнующими прикосновениями, что не заметила, как он расстегнул ее джинсы. Она лишь вздохнула, когда жесткая ткань соскользнула с бедер.

Вирджил неохотно оторвался от губ принцессы и посмотрел ей в глаза. Взяв ее за талию, он осторожно наступил на джинсы и, стянув их с ее ног, отбросил в сторону. Теперь она стояла перед ним обнаженная и не стеснялась своей наготы.

— Не отпускай меня, — прошептала она, прижимаясь к нему.

— Никогда, малышка, никогда! — поклялся он.

Его затуманенные голубые глаза жадно разглядывали ее, и она, к своему удивлению, совсем не испытывала стыда. Марлена знала, что она прекрасна, и хотела, чтобы он всегда так смотрел на нее.

— Господи, как ты восхитительна! — хрипло воскликнул Вирджил.

— Я рада, что ты считаешь меня красивой, — ответила она, и ее грудь гордо приподнялась, а розовые соски набухли и затвердели.

— Ты само совершенство, — восхищенно прошептал он. — Я хочу видеть все, малышка. Скажи, что ты позволишь мне это.

— Да, — выдохнула она.