Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

 

Глава 1

Меня зовут Владислав. Это на тот случай, если кто не знает. Рост – сто восемьдесят пять. Шатен. Спортивная крепкая фигура. Системный администратор в одной из многих мелких фирм…, был. И человеком был. Был, пока не оказались мы с моими друзьями Семеном и Валерой, здесь. Здесь – это мир Эорлии.

Только не надо мне сейчас морщиться, цокать языком и крутить пальцем у виска! Я и сам бы с удовольствием это сделал. Но вот ведь какая незадача, что-то не тянет!

Семен, как самый умный из нас (а он, действительно, самый умный), преобразовался в эльфа местного разлива. Что в тех условиях, которые нас окружали, было самым выгодным из вариантов. Нас ведь, по прибытию в этом мир, первыми сцапали именно эльфы. А так как Сема косил под одного из них, то приняли его с распростертыми объятиями. Ну, и меня уж, заодно. Валерка присоединился к нам уже позже. Он как был, так и остался человеком. К нам он пристал, благодаря своей романтической натуре и моей болтливости. Которой он, без зазрения совести и воспользовался.

Я, по простоте душевной, уже было подумал, что меня минула эта доля злая. Что я не превратился во что-то, и остался человеком. Так вот ведь какая незадача! Не минула! И как по подлому она это сделала!

Есть в этом мире такой народ – айраны. Это они себя айранами величают. Нет, ничего плохого я о них сказать не могу! Неплохой народ. Вот и крылья имеют, летают себе. Опять же, долговечность приличная. Это, если к дракону в пасть не попадешь, то весьма долгий срок прожить сможешь. И имеет этот народ две ипостаси. Одну – свою родную. Это где при них крылья и все остальные атрибуты, так присущи этому народу. А вот вторая ипостась, ничем от человека не отличается. Разве что, рост выше. Так, если максимальный рост людей здесь – сто семьдесят, то рост айрана в ипостаси человека, составляет сто восемьдесят – сто девяносто. Вот по этому показателю их и можно вычислить. Ну, конечно, если не мутант, какой.

Вот я в эти параметры, при моих ста восьмидесяти пяти, вписывался практически идеально!

Так как айраны живут замкнуто и свою жизнь не афишируют, то и знают о них другие народы очень мало. Эльфы исключением не были, и моему росту не придали значения. Да и я особо не придавал. Меня только настораживали некоторые свойства, которые стали в этом мире проявляться. Это и ночное зрение в опасных ситуациях. И сила мышц, которые были сильны и раньше, но не в такой степени. Сверхскорость тоже не стоит сбрасывать со счетов.

Впрочем, такие черты были и у некоторых других людей в моем мире. Так что я не комплексовал по этому поводу. Как оказалось – зря! Скрытым айраном я оказался, вот кем!

И была у меня отдельная головная боль, которая проявилась позднее, когда обнаружилось, что я айран – белые крылья. Оказывается это признак местных правителей у крылатого народа. А он (народ), последнего правителя потерял лет десять назад, и срочно искал достойную кандидатуру на вакантное место.

Меня же, из всего этого народа волновал только один представитель. Вернее, представительница. Катрина! Как-то так сложилось, что за все время пребывания в этом мире, я смог переброситься с ней всего парой слов, в паре же встреч. Остальное время, я занимался ее поиском. Она оказалась большой непоседой.

Ну, нравится Катрина мне! Что тут делать? И вот в чем самая большая загвоздка, она не видела меня в истинном виде! Так получилось, что я во время этих встреч пребывал в обличье эльфа. И два раза Катрина видела перед собой эльфа, а не меня самого. И вот, наконец, третья встреча…!

…На камне устало сидела (тут сердце пропустило такт) она. Катрина! Но в каком виде! Перепачкана, платье оборвано, в некоторых местах обожженные дыры. Стала ясна и причина, по которой она не смогла удрать от нападавших на нее драконов. Одно крыло было окровавлено и бессильно распласталось по земле.

При виде меня, она вскочила. Глаза, в зелени которых я снова бесславно утонул, широко распахнулись.

– Ты?! Ты действительно пришел? Пришел, чтобы спасти меня! Значит, жрицы не обманули меня!

Рядом с нами, шумно хлопая крыльями, приземлился Онтеро, мой учитель из айранов. Он сиял от радости.

– Ага! …Разреши представить тебе Влада, Катрина. А это Катрина, Влад. …Влад?!

Его взгляд упал на камень в гарде моего меча, который продолжал сиять ярким синим огнем.

Не сводя с него взгляда, Онтеро поднял правый клинок вверх, и опустился на одно колено.

– Повелитель!

Катрина, чуть побледнев, тоже опустилась на колено. При этом ее лицо, невольно исказилось от боли в крыле. Я рванулся к ней и бережно ее поднял, стараясь не задевать раненое крыло.

Интуиция вздохнула и явственно сказала:

– Ну, парень. Кажется, ты основательно влип!

Вот только этого мне не хватало! Надо срочно что-то предпринимать! Иначе, уволокут к себе и посадят! Правда, трон – не тюрьма, но, по моим представлениям, что-то схожее есть.

– Повелитель! Я полечу за подмогой! – Онтеро вскочил на ноги и вопросительно смотрел на меня.

– Подожди! – распорядился я. – Сначала давай подлечим нашу девушку. Потом, не спеша, решим, как нам быть дальше.

– Да что же решать? – удивленно спросил Онтеро. – Если я раньше сомневался, то сейчас уверен!

Он показал на камень, который, хоть и сбавил накал, но продолжал светиться.

– И в чем же это ты уверен? – спросил я, прищурив один глаз. – Объясни мне! А то как-то так получается, что я не знаю того, в чем ты так уверен!

Я услышал всполошенный топот копыт. Семен и Валерка мчались к нам, ведя на поводу остальных коней.

– Сейчас подлечим Катрину, а потом ты мне все расскажешь, – поправился я.

– Все в порядке? – озабоченно спросил Семен, спрыгивая со своего Ориса. – Мы уже волноваться стали! Вы нырнули сюда и ничего не происходит. А драконы разлетелись.

– А я вот, не волновался! – заявил Валерка. – Тем более, что драконы не разлетелись, а их разнесло! Разница небольшая, но существенная. Это и есть та Катрина, которую ты искал?

– Да! Но об этом потом! – нетерпеливо сказал я. – Семенэль, прошу тебя срочно заняться ее крылом! Оно повреждено. Ты можешь что-то сделать?

– Почему же нет? – улыбнулся Сема. – Магия исцеления универсальна. Она не действует только на нежить и порождения тьмы. Ни к тем, ни к другим, эта девушка не относится.

Семен осторожно приподнял крыло Катрины и начал его внимательно осматривать.

Катрина, в свою очередь всматривалась в Семена. В ее взгляде начало проступать узнавание.

– Постой! Ведь ты же тот эльф, который сопровождал того длинного! – вдруг, выпалила она. – Ой! …Больно!

– Все! Я буду очень осторожно, – ответил Семен. – …Да было такое! Сопровождал.

– И где он? – спросила Катрина, косясь на поврежденное крыло в руках Семы.

Так. Кажется, пришла очередь вставить свои пять копеек мне!

– Это что еще за "длинный"? – грозным тоном осведомился я. – Семенэль! Ты что, еще, втихаря от меня, каких-то "длинных" сопровождаешь? Немедленно признавайся! Что за безобразие?

– Ну, вот! – укоризненно обратился Сема к Катрине. – Что же это ты меня "палишь"? Я тут, понимаешь, левым бизнесом решил заняться, а ты меня подвела!

Круглые глаза Катрины, устремленные на Сему, были достойным ответом. Правда, не знаю, поняла ли она, что такое "бизнес". Но основной смысл она уловила. Я, грозно сведя брови, сверлил Семена взглядом.

– Да был тут один, – улыбнулся Сема. – Все проведи его да проведи! Вот с этой девушкой хотел познакомиться. Его Владом зовут. Тебе он, случайно, не знаком?

– Что? – воскликнула Катрина. – Так это был ты? Не может быть! Я точно видела эльфа!

– А то, что эльфы владеют магией…. Подожди, сейчас будет немного больно…! – Сема поправил крыло. – …Так ты об иллюзиях слыхала?

– Но зачем? – не могла понять девушка. – Зачем надо было накладывать на него иллюзию? Тогда бы, я разговаривала совсем по-другому! Белокрыл – это род Правителей!

– Стоп! – скомандовал я. – Я тогда еще не знал о том, что я крылат! Иллюзия была нужна! К тому же, я еще не собираюсь становиться правителем! Не дергайся Онтеро! Я уже объяснял – почему.

Под ладонями Семена засветилось зеленым. Поднялось облачко зелени и мгновенно впиталось в пострадавшее место крыла Катрины. Она облегченно вздохнула и с благодарностью кивнула Семе. Потом Катрина снова повернулась ко мне.

– Мне ты ничего не объяснял! У нас уже десять лет нет Правителя! Мой отец погиб! Мой народ страдает! Его раздирают распри! И тут появляешься ты! Ясно, что это знак судьбы! Но ты, вдруг, заявляешь, что не собираешься спасать свой народ! Это как понимать?

Катрина, раздраженно сверкая глазами, стояла передо мной, уперев руки в бока. Эх! До чего же она красива! Даже, когда сердится.

– Не торопись делать выводы! – негромко сказал я. – Да, я еще не готов стать тем, кого вы желаете видеть! Но это еще не значит, что я не хочу помочь. Где гарантии, что согласившись стать Правителем, я смогу прекратить страдания? Мои белые крылья? Они очень помогут? Не смеши! Они – символ, и не более! Нужны знания! Знать, что требуется айранам, как этого достичь. И надо иметь за плечами что-то такое, что заставит даже самых недоверчивых поверить, что это надо сделать! Пока, я только пришелец со стороны! Я не смогу объединить народ! Я не знаю его нужд! Я не знаю его языка! Я не знаю внутренних механизмов, которые им движут! Ты все еще считаешь, что я должен лететь с вами и садиться в кресло Правителя?

Я требовательно смотрел в глаза Катрине, которая слегка опешила от моего монолога.

– И что же тогда делать? – невесело спросил Онтеро. – Как нам быть?

Я взглянул на ребят, которые, в свою очередь, выжидательно смотрели на меня.

– Я должен знать о своем народе все! – твердо сказал я. – Я должен знать язык своего народа! Но в первую очередь, я хочу осмотреть место, где погиб прежний Правитель! Я отправляюсь туда сейчас же!

– Один? – поднял правую бровь Семен.

– Да!

– Не разумно! Это предприятие заранее обречено на провал! Вот уж не знал, что у тебя есть суицидальные наклонности! – убежденно сказал Семен.

– Я поеду с тобой! – заявил Валерка. – Все равно мне без тебя здесь будет одиноко! А вдвоем веселее будет.

– Втроем! – сердито поправила Катрина. – К тому же, я помогу тебе узнать как можно больше о нашем народе.

– Я тоже с вами! – печально сказал Онтеро. – Во-первых: я еще не выполнил своих обязательств по обучению тебя полетам. А во-вторых: еще одна пара клинков и крыльев вам явно не помешает.

– Нет! Вы сумасшедшие! – убежденно заявил Семен. – Влад! Неужели ты не понимаешь, что это чистое самоубийство!

– Сема! Заметь, что я никого не убеждаю со мной ехать! – мягко сказал я. – Это дело исключительно добровольное. Конечно, твои знания и умения нам бы очень пригодились, но заставлять тебя я не могу!

– Да причем здесь я?! – взъярился Семен. – Я говорю, что ты там погибнешь!

– А вот это мы еще будем посмотреть! – безмятежно отозвался я. – Ты же знаешь, я – существо очень вредное! Меня не очень-то легко проглотить.

– Ты существо не только вредное, но еще и очень везучее! – горько сказал Сема. – Конечно, я поеду с вами! Куда же я денусь? Эх! А как хорошо все начиналось! Вызываем в Москву…!

 

Глава 2

Так уж складывается, что принять решение, значительно проще, чем его реализовать. Хотя, спорить не буду, частенько бывает и наоборот. Мы продолжили движение к Саринтии. Но цели поменялись! Теперь нам предстояло, обогнув горный массив, выехать вновь к Туркоркам. Это особого труда не представляло. Вот уже потом…!

Именно из Туркорок я хотел направиться к "следу Проклятого ветра". Странно, никто не мог мне объяснить толком, что это такое. Ясно, что это такое явление! Ясно, что оно относится к темной стороне. А вот, откуда оно взялось? И в чем именно проявляется его темная магия? Этого мне не мог сказать даже Семен, который успел хорошенько покопаться в библиотеке эльфийского мага, Мармиэля. Ясно одно: Проклятый ветер был не из области фантастики.

Когда-то, в незапамятные времена, мир Эорлии был совсем иным. Множество народов обитало на его просторах. Не было вражды меду ними…. И так далее, и тому подобное. Короче, рай и лепота! Не знаю, были ли в нем Адам и Ева, и чего они там попробовали запретного. Известно только одно: вечно такая благодать существовать не могла. Это во всех книгах описано. Законы жанра и природы! Тут уж, ничего не поделаешь.

Вот и пронесся над мирными просторами Эорлии этот самый Проклятый ветер. Как и положено такому негативному явлению, погубил он множество народа. Мало того! Зараза этакая! Он еще и умудрился всех перессорить. Так что, те остатки народов, которые сохранились после этого нехилого сквознячка, продолжали, успешно начатое им, дело. Ожесточенно резали, убивали, топили и жгли друг друга.

Но постепенно все устаканилось. Изрядно прореженные племена, разошлись по своим территориям, благо, территории теперь спокойно их вмещали на своих просторах. И хотя, былая вражда, нет-нет, а и давала о себе знать, но все же, наступил относительный мир и затишье.

Так нет же! И тут Проклятый ветер успокоиться не пожелал. Оставил он свой след. Не знаю, может быть, таких следов было несколько. Даже могу предположить, что так оно и было. Короче – наследил, гад! Но нам-то известно только об одном следе.

Нам так же известно, что это место является источником непонятных явлений. Вроде бы, как магических мутаций. Причем, все эти мутации происходят в негативную сторону. Так же, нам известно, что пролетать над этим местом категорически не рекомендуется. Вот бывший Правитель айранитов, отец Катрины, пренебрег этими рекомендациями. И что после этого? Нет отца! Как корова языком слизнула!

Все сторонятся этого проклятого места. И правильно, между прочим, делают. А я вот, туда лезу добровольно. Так мало того, еще и остальных за собой тащу. Эх, отослал бы я их подальше! Так ведь не послушают. Все равно мне от них не избавиться.

Вот и получается, что с одной стороны меня грызла совесть. Грызла не по-детски! Можно было подумать, что у нее тупые зубы в несколько рядов. Почему тупые? Да потому, что, будь у нее острые, она бы отхапала кусок и успокоилась. Так нет же! Она жевала, жевала и жевала. А вот с другой стороны, мой эгоизм наслаждался. Каково бы мне было одному? Жуть! А так, все-таки, веселее.

Главное, Катрина рядом со мной! Я ее вижу каждый день. Я с ней общаюсь, разговариваю, шучу. Дело медленно, но верно идет к тому, что у нее может возникнуть ко мне и более серьезное чувство. О своих чувствах к ней, я уж молчу. Я давно признался себе, что влюбился в нее по уши.

Но вот что интересно. При всей своей женственности, привлекательности и очаровании, Катрина была по характеру больше похожа на мальчишку. Такой же задор светился у нее в глазах, такое же неприятие опасностей. Она с презрением отвергала все знаки внимания, которые мы пытались ей оказать, как девушке. Требовала равноправного распределения обязанностей. К тому же, она очень неплохо владела прямым полуторником, сантиметров восьмидесяти длиной, с сужающимся к концу лезвием.

О Валерке и Онтеро и говорить нечего. Это были бойцы! И очень неплохие. Им можно смело доверять прикрывать себе спину.

А Семен отвечал у нас за магию и дальний бой. Как истинный представитель эльфийского племени, он обладал великолепным зрением и изумительной точностью стрельбы из лука. Скорость этой стрельбы, тоже весьма впечатляла. Что же касается магии…. Ну, да! Великим магом он пока не стал. Это, знаете ли, весьма длительный процесс. А у нас просто не было времени на ожидание. Ждать двести-триста лет, как-то особого желания не вызывало. Так что, имеем то, что имеем.

Вот таким вот отрядом, мы и двинулись в путь. Катрина уютно устроилась передо мной на седле. Посадить ее на Леблона я не рискнул.

Этот мерин, которого мы использовали в качестве тягловой скотины, отличался извращенным вкусом, а так же, изумительной ловкостью и настойчивостью в удовлетворении оного. Ну, остальные кони, как кони. Насыпал им овса – поедят и спасибо скажут. Сенцом, там, или охапкой свежей травы, тоже брезговать не будут. Но эта морда, которая Леблон! О! Этот овсом и травой с сеном, не ограничится. Ему подавай что-то экзотическое. Плащ, или шляпу. Впрочем, платье, коль дотянется, тоже схрупает, за милую душу! Что ткань, что кожа – ему были без разницы. Без разницы, по скорости поедания. Причем действовал этот подлец, весьма ловко. Когда пострадавшая сторона обнаруживала, что она пострадала, было, обычно, уже поздно. Жертва вкусов Леблона уже, как правило, была на половину в его желудке. Выдрать, хотя бы то, что осталось, из его пасти было делом не реальным, по определению. Нет, конечно, исключения бывали. Но они только подтверждали правило!

Я, на всякий случай, погрозил кулаком Леблону, когда он с интересом посмотрел в нашу сторону. Не чего тут! Наряд Катрины и так уже пострадал. Не хватало еще, чтобы это чудовище что-нибудь из него схарчило. Этак он ее голой может оставить. Надо будет в ближайшей торговой точке купить Кате (именно так, я мысленно ее называл) что-то из одежды. То, что она сама себе выберет. В средствах, пока, мы ограничены не были.

Солнце клонилось к закату. Перед нами был широкий тракт. Еще парочка часов, и мы достигнем постоялого двора гленда Аронуса.

Под наш громогласный хохот, Валерка поведал Катрине историю нашего знакомства с этим экзотическим субъектом. Рассказывал он в лицах, искусно копируя манеру общения действующих лиц. Особо Катрине понравилось описание методов работы гномихи Кригинды. Но, даже сквозь смех, Катрина пригрозила выдрать ей всю бороду, если работница попытается проделать тот же номер и с ней.

Ну, что же. Все так, как и положено. Крутрик, обряженный в ливрею неопределенной цветовой гаммы, торчал у ворот. Опирался этот малый на новехонький столб с эмблемой гордого рода гленда Аронуса. Сначала он безучастно бросил на нас взгляд. Потом в его голове что-то сработало. Он вытаращил глазенки и, оторвавшись от столба, растопырив руки, впился в нас испуганным взглядом.

– Вот что делает воспитательная беседа, проведенная в должное время и подкрепленная должными аргументами! – с пафосом прокомментировал Валерка.

– Чем-чем подкрепленная? – удивленно переспросила Катрина.

– Не обращай внимания, – посоветовал я ей. – У Валери накопилось много слов, значения которых не знает даже он. Словарный запас тяготит. Вот он и пытается от него избавиться.

Я нахмурил брови и наградил Крутрика тяжелым взглядом.

– Ну, что? Пещерный орел. Приступим ко второй попытке вежливого обращения? Ты первый урок усвоил? А то ведь, можем и повторить! – я многозначительно повел глазами на новый столб.

Крутрик неуверенно кивнул и нервно взглотнул.

– И так. Что должен ответить примерный работник постоялого двора, когда во двор въезжают благородные гости и просят заняться их конями?

– Дык…. Эта…. Заняться, – ответил Крутрик, косясь на Катрину.

– Правильно! – поощрительно сказал я. – А на даму ты не косись! Даму, понимаешь ли, попытался похитить страшный трехглавый дракон. Вот пока она ему эти головы рубала, он успел ее немного поджарить. А запасного наряда она, во время похищения, как-то не успела захватить. Ничего! Как только мы достигнем мест, где такие наряды водятся, сразу же ее и обрядим.

Катрина метнула на меня гневный взгляд. Я ответил ей обезоруживающей улыбкой. Спрыгнул с Джупана и протянул Катрине руки, что бы помочь спуститься и ей. Катрина, не обращая внимания на мои руки, ловко спрыгнула сама.

– Займись нашими конями, парень! – распорядился я, направляясь к дому.

В это время на крыльцо выплыл сам гленд Аронус. Вот ведь, есть нюх на гостей у этого гнома!

– Рад тебя видеть, гленд Аронус! – поприветствовал его я. – Принимай гостей!

– Лучший прием – это сытный ужин и добрая выпивка! – пробасил Аронус. – А так же теплая постель, ожидающая вас после еды. Я уже дал распоряжение Кригинде, что бы она занялась!

– Учти! – строго сказал я. – В первую очередь, она должна заняться комнатой для дамы! И вообще, желательно, чтобы она всю процедуру проделала за то время, что мы будем ужинать.

– Э-э-э, – протянул Аронус. – Кригинда не любит спешить.

– А я не люблю, когда мне мешают спать! – отрезала Катрина, проходя мимо Аронуса в зал. – А то ведь я, не только драконам, умею головы рубить!

– И боюсь, что она одной головой не ограничится, – хохотнул Семен, хлопая меня по плечу. – Вот один кандидат в ее списке уже имеется.

– Нет. Мне нельзя, – отозвался я, проходя вслед за Катриной. – Я ей еще нужен. А вот некий болтливый эльф может и пострадать.

– Будете много болтать – никого не пожалею! – пообещала Катрина, выбирая столик, за которым мы могли бы разместиться.

То ли мое предупреждение подействовало, то ли Кригинда все-таки успела закончить свою разрушительную деятельность, за время нашей трапезы, но шума на этот раз не было. Не было и неожиданных вторжений в наши комнаты.

Утром я, пощупав подбородок рукой, вынужден был признать, что пришло время воспользоваться средством, которое мне соорудил Мармиэль.

Ну да! Я же взрослый человек, борода с усами растет и у меня. Это только эльфы не страдают таким атавизмом. То-то я замечал, что у Семена, даже когда он был в обличье человека, с растительностью на лице не было проблем. Теперь-то понятно, что это у него скрытая эльфийская сущность проглядывала. Онтеро вот, регулярно елозил своим ножом по физиономии. У него для этой цели был особый нож. Он всегда его тщательно точил перед тем, как применить на практике. О гномах я уже и не говорю. Борода и усы – это их визитная карточка. Даже у орков и гоблинов на щеках прорастало что-то этакое – жиденькое.

Нам же с Валеркой, когда встал вопрос о бритье, решил пойти на встречу сам Мармиэль. Великий Светлый маг Светлого же леса, член каких-то там обществ и высоких домов, почетный академик неизвестно каких академий и т.д. и т.п. Впрочем, Мармиэль имел существенный недостаток – скромность. Поэтому он разрешал называть себя просто и незамысловато: Светлый Мармиэль. Мило! Не правда ли?

Впрочем, зелье, которое Мармиэль нам приготовил, работало на все сто. Достаточно было его втереть в кожу лица и произнести несколько активирующих слов, как щетина исчезала. Причем, исчезала надолго! Слова приводить здесь я не буду. Средство и способ применения пока не запатентованы. А то, знаю я этих американцев! Мгновенно сопрут ноу-хау эльфов, и спасибо не скажут.

Я не знаю, по какому принципу это средство действовало. Да, честно говоря, он меня и не интересовал. Главное – действует! Все остальное – семечки. После его применения, о бороде и усах можно было дней двадцать и не вспоминать. Одно могу сказать точно. Это не эпиляция. Способ совершенно безболезненный.

Но сначала, я предпринял необходимое мне упражнение. Там, на заднем дворе этой гостиницы, имеется большая кадка с чистой холодной водой. Ее приготовил гленд Аронус исключительно для меня и по моей же просьбе. Не бесплатно, конечно же. Ну, есть у меня такой недостаток: если уж проснулся, то надо проснуться полностью и бесповоротно. Да и другим нечего спать, когда я проснулся. Надо и их будить полностью и бесповоротно. Правда, пробуждение остальных было побочным эффектом. В первое наше посещение этого заведения, бочка стояла в комнате, за занавеской. Но сейчас, как только гленд Аронус уразумел, что мы хотим тут переночевать, двое дюжих гнома быстро убрали бочку из помещения.

Вопль, исторгнутый из моих легких, при соприкосновении с ледяной водой в бочке, вызвал соответствующую реакцию. Я увидел, как Крутрик рухнул на землю, прикрывая зачем-то, голову руками. В конюшне всполошились кони. А в самой гостинице началось активное движение.

– Эх! Хороша водичка! – сообщил я появившемуся на пороге гленду Аронусу.

Тот, почему-то, дергал башкой и пытался унять нервную дрожь в конечностях.

– Ну что же ты, благородный кавалер, делаешь-то с моим заведением? – запричитал басом Аронус. – Да у меня же путники останавливаться перестанут!

– Не боись! – бодро отозвался я, вылезая из бочки в мокрых портах. – Ты мне вон лучше полотно подай! …Если бы я вот, к примеру, остановился у тебя на долгий срок. Ну, там дней на семь-восемь, то тогда – да! А так…. И потом. Я же тебе заплатил? А значит, я в своем праве. Если будут недовольные – отсылай ко мне.

Я тщательно обтерся полотном и двинулся в дом.

– Ты мне вот что скажи, – обратился я на ходу к гленду Аронусу. – Где тут можно раздобыть одежду?

– Одежду? – непонимающе переспросил Аронус.

– Именно ее! Я не оговорился.

– Зачем?

Я остановился и, развернувшись к гленду, сурово нахмурил брови.

– Я думал, что ты неплохо видишь. Разве ты не заметил, что у благородной дамы возникли некоторые проблемы в этой области?

– Но у нас не бывает торговцев женским платьем, – беспомощно пробасил Аронус.

– А мужским?

– Тоже.

– А знаешь ли, гленд Аронус, – я дружески положил руку на плечо гнома. – Я вот тут подумал, и решил продлить наш визит в твою гостиницу.

– Э-э-э, на сколько? – проблеял Аронус.

– А пока одежду не достанем, – улыбнулся я ласково. – Денег у нас пока хватает. Можем себе позволить. Ну, а как это отразиться на количестве твоих постояльцев, меня как бы уже и не волнует. Уловил?

Слабое иканье со стороны Аронуса подтвердило, что он действительно уловил.

– Так что, ты имей это в виду! – назидательно сказал я, двигаясь дальше.

 

Глава 3

Я не ошибся в своих прогнозах. Все уже были на ногах и радостно пожелали мне доброго утра. Дословно цитировать не буду. Но пожелания были теплыми и цветистыми. Особо, на фоне остальных, выделялись задушевные обороты в исполнении слаженного дуэта. Надо ли говорить, что один из него обладал острыми ушами, а во втором, безошибочно угадывался человек?

В этот момент открылась дверь в комнату Катрины, и появилась она. Она окинула окружающее встревоженным взглядом, нашла меня и облегченно вздохнула.

– Что там произошло, Влад? – звонким голоском спросила она. – Это ты решил к завтраку сделать мне подарок и убил дракона?

– Нет! – сердито отозвался Семен. – Это он решил себе сделать подарок и убить своим воплем всех нас!

– Ну чего бы я так переживал? – недоуменно спросил я. – Впрочем, могу вас заверить, что до следующего утра, такого больше не повторится. Так что, желающие могут отправиться досыпать.

– А когда выезжаем? – осведомился Валерка.

– Еще не знаю, – отозвался я. – Это зависит от расторопности одного персонажа.

– То есть? – насторожился мой друг.

– У нас есть прекрасная девушка! – сделал я поклон в сторону Катрины.

Брови Кати недоуменно подпрыгнули вверх.

– А для девушки, наряд является одним из самых существенных факторов существования, – продолжил я.

Катрина с презрительным видом фыркнула, но в ее глазах я заметил разгорающийся огонек интереса.

– Неужели тебе нравятся эти обгорелые тряпки? – изобразил я удивление, обращаясь к Катрине. – Приобретем тебе нормальную одежду. Даже несколько комплектов. Разве тебе этого не хочется?

– Вообще-то, я – не против, – задумчиво сказала Катя. – Но есть один момент. И он в обычной одежде не предусмотрен.

– И еще, где ты собираешься эту одежду приобрести? – присоединился Валерка.

– Гленд Аронус! – вместо ответа, рявкнул я, обернувшись. – Так мы договорились? Торговец одеждой и портной!

Стон, донесшийся снизу, можно было считать знаком согласия. Во всяком случае, я его счел именно таковым.

– Да где же он возьмет здесь торговца одеждой и портного? – удивился Валерка.

– Это что, мои проблемы? – флегматично пожал плечами я. – Он согласился. Пусть тряхнет своими связями. И связью, тоже пусть тряхнет. Я же знаю, что у них все гостиницы по тракту имеют постоянную связь.

– Откуда такие сведенья? – осведомился Семен, вновь появляясь из своей комнаты, но уже нормально одетый.

– Обычная наблюдательность, – пожал плечами я. – Во-первых: Аронус не был так уж удивлен моим требованием. А значит, способ его уладить есть. Во-вторых, тебе не приходила в голову мысль, что здесь очень хорошо и своевременно налажены поставки. Как такое можно сделать без связи? А ведь гномы славятся, как весьма искусные изобретатели и мастера. Не сомневаюсь, что завтра, или послезавтра и торговец, и портной будут здесь.

– Ну, ладно торговец. Но зачем тебе еще и портной? – не унимался Валерка.

– Ох уж эти мужчины! – вздохнула Катрина. – Неужели трудно догадаться? Как я смогу взлететь, если на мне будет обычная одежда? И какой у меня вид будет после этого?

– Э-э-э, – протянул Валерка, но потом его глаза приняли мечтательное выражение. – Я вообще-то, не против был бы, этот вид увидеть.

Пришлось мне грозно кашлянуть и показать кулак сластолюбцу.

– Влад! Ты еще долго здесь будешь торчать? – Сема неодобрительно взирал на меня. – Мало того, что полуголый, так еще и в мокрых подштанниках!

– А может, я хочу произвести на девушку впечатление, своей недурственной фигурой и рельефной мускулатурой? – откликнулся я, отвлекаясь от сожжения взглядом Валерки. – Может, я хочу получить взгляд, полный огня и страсти?

Катрина явственно фыркнула.

– Не знаю, получишь ли ты взгляд, – пообещал Семен. – И каков он будет на самом деле. Но то, что ты так можешь, заодно, и простатит получить, это уже вполне реально. А ну! Марш переодеваться!

– Семенэль! – неожиданно вмешался, стоявший до этого молча, Онтеро. – Я не уверен в том, что ты имеешь право приказывать Владу.

Хм! Это было, действительно, неожиданно! Семен озадачено смотрел, то на Онтеро, то на меня.

– Хороший вопрос, – неловко улыбнулся я. – Наверное, на правах друга, которым он в действительности и является, Семенэль может себе такое позволить.

– Да, – с чувством сказал Онтеро. – Нет дружбы крепче, чем дружба айрана!

Что-то мне эта фраза напомнила. Пока быстро переодевался в своей комнате, я вспомнил. По-моему, определение дружбы именно таким образом и в такой тональности, я слышал в устах Мармиэля. Только тогда речь шла о дружбе эльфов.

– А можно и мне поучаствовать в ваших занятиях?

Катрина стояла у черного выхода, рассматривая нас с Валеркой. Мы как раз хотели приступить к тренировочному спаррингу. Надо сказать, что я с трудом уговорил Валеру на спарринг.

– А ну как он сейчас завоет, засветится и начнет мне голову рубать? – говорил Валерка, недоверчиво поглядывая на рукоять Листа, торчащую из-за моего плеча.

– С чего бы это? – удивился я. – Ты же не враг! Ты же не хочешь меня убивать!

– Иногда хочется, – честно признался этот тип. – Это когда ты начинаешь упражняться в своем остроумии.

– Я не буду острить! – сделал правдивые глаза я.

И вот, как только мы собрались начать, появилась Катрина.

– Э-э-э…, – протянул я, пытаясь сообразить, что же мне сказать.

– Перевожу! – с готовностью пришел мне на помощь Валерка. – Влад хочет сказать, что техника боя, с которой ведутся эти занятия, весьма отличаются от той, которая тут известна.

– Ух, ты! – заинтересовано воскликнула Катя. – А можно посмотреть?

– Ну, конечно! – галантно поклонился Валера. – Ты ведь не против, Влад?

А он – парень не промах! Надо срочно перебирать инициативу на себя!

– Сочту за честь! – решительно сказал я. – Если тебе понравится, то я возьмусь и тебя обучить этой технике.

– Эй! – встревожился Валера. – Ты не забыл, о какой технике идет речь? Это же "Сеча Радогора"! Ей так просто, за день, за два не обучишься!

– А кто сказал, что это будет быстро? – пожал я плечами, делая разминочный комплекс для кистей рук. – Ну, чего стоим? Приступим, что ли?

Не сговариваясь, мы продемонстрировали Катрине тот самый показательный бой, который нам поставил наш тренер из "Княжича", Александр Павлович.

Когда мы закончили его, то на крыльце уже была не только Катрина. Там же стояли и Онтеро с Семеном. Гленд Аронус, в священном ужасе взирал на то, что раньше называлось задним двором. Надо сказать, что там было довольно много посторонних предметов. Ну, было до того, как мы приступили к тренировке. В порыве творческого вдохновения, мы, как могли, разнообразили показательный бой. Так как посторонние предметы подходили для этого как нельзя лучше, на них мы и оттачивали наши творческие изыски. Короче, после нашего боя, задний двор напоминал след прохождения маленького, но очень интенсивного смерча.

Я подошел к Аронусу, пальцем поднял отвалившуюся челюсть, потом, молча, вложил в его ладонь кошель. Ладонь гнома машинально сжала деньги.

– Сдачи не надо, – благодушно улыбнулся я ему. – Да и кто знает, что мы тут еще порубаем, пока будем ждать одежду?

– Торговец и портной будут тут завтра утром, – прохрипел Аронус, не сводя взгляда со своего заднего двора.

– Вот и ладненько! – кивнул я, поворачиваясь к другим зрителям.

Катрина восхищенно смотрела на меня. Да! На меня одного.

– Ты великий воин! И ты обещаешь научить меня этому искусству? – выдохнула она.

– Конечно, – великодушно пообещал я.

– Впечатляет! – проговорил Онтеро. – Я и не предполагал, насколько ты, Влад, хорошо владеешь клинком. А уж такого искусства, которое показал Валери, я у человека и подозревать не мог.

– Продолжим разговор в комнате! – предложил я, кивком указывая на Аронуса.

Пусть гном и в прострации, но все-таки, я не хотел бы, чтобы он узнал о нас больше, чем надо.

Сема понятливо прикрыл глаза и одобрительно кивнул.

Утром следующего дня оказалось, что бочки с водой ни за ширмой, ни на заднем дворе не было. Ведь заказывал же! И оплатил авансом, между прочим.

Попытки найти Аронуса и выяснить у него, почему собственно нарушаются договорные обязательства, окончились безуспешно. Тот, как в воду канул.

Я вышагивал взад-вперед по таверне, бормоча себе под нос, страшные ругательства и планы кары, которая непременно настигнет вероломного хозяина постоялого двора. За стойкой шумно дрожал Крутрик, попискивая от ужаса, когда я особо тяжело ступал по скрипящим половицам.

За дальним столиком уместились Семен и Валера. Они с интересом ожидали развития дельнейших действий, комментируя нынешние. Высказывали мнение, что гленд Аронус оказался очень умным гномом. И спас постояльцев от звукового шока, и сам цел остался. Теперь осталось только отсидеться в какой-нибудь норе, пока я не уеду.

Строились предположения о дальнейшей судьбе постоялого двора. Семен и Валерка сошлись на том, что проще будет потом построить новый, чем отстраивать этот.

В этот момент я услышал звук шагов на крыльце. Ага! Лучше бы это был сам Аронус! Не хотелось бы, чтобы мне под горячую руку попались обычные путники. Нет! Я, конечно же, трогать их не стал бы. Но им пришлось бы быть очень осторожными в словах и действиях.

Есть Бог на небе! Гленд Аронус собственной персоной!

– И кого это я вижу? – радостно спросил я, многозначительно разминая кисти рук. – Ты ли это, Аронус? Проходи-проходи! Не смотри на выход! Тебе не суждено до него добраться! И где же моя бочка с водой? Молчать, я тебя спрашиваю!

– Ее вчера случайно сломали, – уныло пробасил Аронус. – Поверь, благородный кавалер! Совершенно случайно. Я уже заказал новую. Через пару дней она будет здесь.

– Да? – удивился я. – И кто же имел такую глупость, ее сломать? Я очень хотел бы потолковать с этим смертничком о правилах обращения с этим ценным предметом.

– Так вы же и сломали, – печально сообщил мне Аронус. – Вчерась, вы там скакали с твоим другом. Вы тогда там много чего сломали.

Надо сказать, что дружное "Гы!" за моей спиной, не добавило мне настроения. Но гленд Аронус, поспешил это исправить.

– Я тут привел торговца одеждой и портного, – доложил он.

– Да что ты говоришь?! – радостно откликнулся я. – И где они?

Аронус обернулся, выглянул за дверь и рявкнул:

– Эй, вы! Ану, подь сюда!

– Катрина! – не менее громко, рявкнул я. – Тут к тебе счастье привалило!

– У меня его и так, по самое "не могу"! – сердито раздалось сверху. – Ну, зачем так кричать? Я, узнав, что бочки нет, уже собиралась выспаться. Так нет же! Ты нашел другой способ переполошить всех обитающих в этом заведении.

– Кто рано встает, тому Демиург дает! – сообщил Семен.

Тем временем, перед нами нарисовались два субъекта. Один был гномом, с большим тюком на плече. Второй – худой, невысокий человечек, производил странное впечатление. Надо сказать, что по всей его одежде были нашиты кожаные карманы. Из этих карманов торчал инструментарий, выдающий портного. Нет, ножниц не было. А был набор ножиков, различной конфигурации, висящий на поясе. С другой стороны пояса, были прикреплены мотки ниток. Левое плечо исполняло роль подушки для игол. Там была нашита накладка, из которой эти иглы и торчали. На шее болталась парочка веревочек с узелками.

– Аронус, испарись! – распорядился я.

– А?

– Исчезни! Я тут с этими ребятами поговорить хочу. Там, на кухне, Кригинда уже битый час грохочет посудой, а завтрака до сих пор нет!

– Да уж! Кригинда торопиться не любит, – покачал головой Аронус, направляясь на кухню.

Я, проводив его взглядом, обратил свой взор на прибывших.

– Надо будет одеть одну даму.

– Ты уж поверь, благородный господин, – пробасил гном, сбрасывая свой тюк на пол и проходя к столу. – Нам приходилось одевать и не таких.

– Да? – мурлыкнула Катрина, спускаясь по лестнице. – Что не таких – верю. Таких, как я – вряд ли. После завтрака, я жду вас у себя в комнате, где мы обсудим особенности моей одежды. Я, конечно, клятвы о том, что вы будете молчать, с вас не потребую. Но если вы будете рассказывать об этих особенностях, то очень расстроюсь.

Катрина очень многозначительно похлопала ладонью по рукояти своего клинка, подвешенного к поясу. Потом она рассмотрела прибывших, и глаза ее многозначительно прищурились.

 

Глава 4

– Вот мы и встретились, – зловеще процедила Катрина, перемещаясь таким образом, чтобы стать между этой парочкой и выходом. – Я ведь предупреждала тебя, низкий да бородатый, что ты так просто не отделаешься!

– Госпожа! – проблеял портной. – Тогда произошло недоразумение!

– Молчи! До тебя еще дойдет очередь, – пообещала Катя, не сводя взгляда с гнома. – Так говоришь, что это была последняя мода? Да?

– Э-э-э…! – прохрипел гном в ответ.

– Только забыл добавить, что это была последняя мода прошлого века. Да? – ласково сказала Катрина, извлекая свой клинок.

– Катрина! Прежде чем ты располовинишь этого гнома, хотелось бы услышать, за что? – донесся из угла голос Семы. – Может быть, не стоит так радикально? Вот, к примеру: Влад может очень качественно настучать ему по организму.

– Не уместно Владыке опускаться до этого! – зло огрызнулась Катрина, и тут же осеклась, испуганно прикрыв ладонью рот.

– Так! – медленно проговорил я, после того, как в помещении наступила полная тишина.

Внимание всех присутствующих сосредоточилось на мне и Катрине.

– Об этом, мы еще поговорим. Не сейчас, и не здесь. А теперь давай решим с этими друзьями. Как там вас?

– Крамрак, – тут же отозвался гном.

– Шронтол, – не отстал от него и человек.

– Угу. Дуэт "Крамрак Шронтолла", – прокомментировал я. – Я очень сомневаюсь, что у гленда Аронуса найдется запасной вариант на случай, если ты этих двоих порешишь. Так что, давай пользоваться тем, что имеем. Тем более, что они предоставят нам большую скидку.

Я многозначительно замолчал, рассматривая этих двоих.

Шронтол часто закивал головой, а Крамрак с досадой дернул себя за бороду, но возражать не решился.

– За ошибки надо платить, – сообщил я им. – А вы сделали очень большую ошибку, вызвав гнев этой девушки.

– А где гарантия, что они не обманут меня снова? – подозрительно осведомилась Катрина.

– А вон она, в углу сидит, Семенэлем называется, – ткнул я пальцем в сторону Семы. – Очччень большой эксперт в нынешней моде.

Сдавленное шипение Семена пролилось бальзамом на мои раны.

– Да! – повысив голос, произнес я. – Уж он-то не даст всяким проходимцам провести себя вокруг пальца! И горе им, если они все же попытаются!

– Я доступно изложил? – спросил я, повернувшись к дрожащему человечку.

– Да, благородный господин, – отозвался тот, в то время, как гном пристально всматривался в Семена, силясь рассмотреть в нем эксперта.

Надо отдать должное Семену. Он, хоть и был недоволен тем, что я его примешал, все же быстро взял себя в руки применил старание, подыгрывая мне. А я ведь не случайно назвал его! Тут большую роль сыграла новая эльфийская натура Семы. Всем известно скрытое соперничество и неприязнь между этими народами. Это отголоски какой-то далекой распри. Сейчас никто уже не знает, что это была за ссора и каковы ее причины. Да и сами эльфы с гномами этого не знают. Но неприятный осадок остался! Так что я был полностью уверен, что Сема замордует этого несчастного Крамрака, прежде чем даст "добро" на покупку у него чего-нибудь. Судя по затравленному взгляду гнома на Семенэля, тот тоже это ясно осознал.

Я стою у окна, любуясь шикарным видом ремонтируемого заднего двора гленда Аронуса. За моей спиной мнутся Онтеро и Катрина. Тихо скрипнула дверь.

– Ага! Вы уже здесь! – довольный голос Семы. – Валер! Давай сюда! Да отпусти ты этих несчастных! Я с ними уже закончил.

А теперь речь пойдет о твоей оговорке, – сказал я, когда дверь была плотно прикрыта, а Семен сделал мне знак, что "полог молчания" наложен. – Что означает "Владыка"? Разве мы не обсуждали этот вопрос?

– Обсуждали, – уныло согласился Онтеро.

– И что?

– Все равно!

– Что "все равно"? – чуть ли не застонал я. – Ведь договорились же! Уром деньги, вечером стулья! Сначала дело сделаем, потом уже и будем решать. Что за самодеятельность, в конце-то концов?

– Белые крылья – раз, Камень Власти – два, – показала мне два пальца Катрина. – Как не крути, а получается – Владыка!

– Так это получается – Камень Власти? – спросил я, рассматривая синий камушек в гарде, сияющий странным внутренним светом.

– Часть его, – поправил Онтеро. – Основной кристалл был у отца Катрины, когда он погиб.

– Ну и что? Подумаешь, кусочек камня в гарде! Вон у некоторых рыцарей, куски рога единорога в рукоятях мечей. Это же не означает, что они вожаки этих табунов.

– Камень светится! – втолковывал мне Онтеро. – А это означает, что есть Владыка и он жив! Ты понимаешь? Ты и есть Владыка! Никто, кроме рода Белокрылов, не может владеть Камнем Власти!

– Что-то тут не вяжется, – задумчиво сказал я, пытаясь вспомнить. – Когда я в первый раз взял Лист, камень не светился. Это я помню точно. Когда во второй раз, он тоже не особо старался. Полный накал он включил в лесу, когда я объяснял тому дроу, что тот ошибся, нападая на нас. А ведь по идее, он должен был включиться, когда я родился на свет. Кто мне объяснит эту подробность?

– Не я, – пожал плечами Онтеро. – Это жриц Храма надо спрашивать.

Я перевел взгляд на Катрину. Он кивнула, соглашаясь с Онтеро.

– Вот тогда, когда спросим, и будем решать, как меня называть! – отрубил я. – А пока я – Влад. Не Владыка, а Влад. Понятно?

– А разве это не одно и то же? – удивленно спросила Катрина.

– Нет! Влад – это имя. В то время, как Владыка – это должность.

– Ты своим родителям спасибо скажи, – прокомментировал со своего места Валерка. – Что они тебя так назвали. И не фиг было свое имя на местный диалект переводить.

– А я и не переводил! – огрызнулся я. – Оно как-то само перевелось.

– Вот и получаешь последствия неконтролируемого перевода! – хмыкнул Сема. – Я, к примеру, не переводил. И все в порядке.

– А чего тебе переводить, если ты сам полностью перевелся? – огрызнулся я. – Ты первым дезертировал из человеков в эльфы! Тебе, все равно, дали бы новое имя.

– Это запрещенный прием! – запротестовал Семен. – Я не виноват! И потом, если бы не я, были бы вы здесь!

– Что есть, то есть, – вынужден был признать я. – Значит, решаем так: делаем дело, потом спрашиваем жриц Храма, тогда и будем знать, как меня называть. Хотя, честно скажу, меня ваше упорное желание видеть меня Владыкой – не греет!

Мы все с удивлением пялились на открывающуюся перед нами картину. Одна Катрина, смотрела с любопытством. Ну, она-то тут еще не бывала. Я имею в виду таверну "У веселого Барбуса".

Дверь новая. У двери двое здоровых мужиков. Я бы даже сказал, что это скрытые айраниты. Но нет! Не айраниты. Онтеро тоже удивлен. К тому же он как-то сказал, что мы чувствуем нашу кровь. Здесь, никаких ощущений. Здоровые, но люди! И в этой местности так: если здоров, то туп. Сила заменяет недостаток интеллекта. А то, что заменяет, было видно по лицам этих индивидов. В руках короткие и внушительные дубинки. По тому, как ловко они умещались в здоровых лапах этих дядей, было видно, что владеть ими умеют. Короче, профессиональные вышибалы. Непонятно только, что они тут делают.

Я спрыгнул с Джупана и подошел поближе. Взгляды церберов сфокусировались на моей персоне.

– Где хозяин? – деловито спросил я.

– Клюб закрыт! – сообщил мне один из вышибал.

– У тебя что, со слухом проблемы? – осведомился я. – Я тебя не спрашивал: открыт, или закрыт. Я тебя спрашивал: где хозяин. Разницу чувствуешь?

– Клюб закрыт, – угрюмо повторил вышибала, удобнее перехватывая дубинку.

Ясно! В примитивное пропускное устройство вставлена одна единственная фраза. Иных вариантов ответа не предусмотрено. Вероятно, есть что-то, переключающее это несчастье на "вход", но что именно? Создавалась ситуация имеющая два решения. Одно длительное (сторонник его – Сема, по лицу видно), второе – краткое (мое, тут и к бабке не ходи).

Страж двери, так и не успев ничего сообразить, неожиданно налетел на своего товарища. Масса, умноженная на неожиданность, создала силу инерции, непреодолимую для обоих держиморд. Они так и загрохотали своим набором костей и дубинок по мостовой.

– А разница была, – сообщил я двум телам на мостовой.

Створки двери, от хорошего пинка ногой, резко распахнулись.

– Входи дорогой Карлсон! Ну, и вы, малыши, тоже, – провозгласил я, переступая порог. – Эй, хозяин! Дверь сего заведения была гостеприимно распахнута. Вот мы и зашли.

В глубине помещения, за дверью на кухню, что-то загрохотало и коротко ругнулось. Дверь приоткрылась, и в проем осторожно просунулась голова хозяина таверны.

– Кто там? – осведомилась она хриплым голосом. – Клюб пока еще закрытый. Приходите вечером. И вообще, кто вас впустил?

– Та-ак, – протянул я. – Зазнался, значит! Не узнаешь, значит. Кто нас впустил спрашиваешь, значит. Ну, теперь не обижайся!

– Влад, ты один справишься? Или все же разрешишь мне присоединиться? – с нездоровым интересом спросил Валерка, становясь рядом со мной.

– А может, сначала споем? – вмешался Онтеро. – Так он тебя быстрее узнает. Заодно, и дадим всем знать, что мы прибыли.

– Смотри, Влад! А ведь вон тот, на полотнище, на тебя здорово похож, – заметил Семен, указывая на кусок ткани, висевший в противоположном конце зала.

– Ну, не то, чтобы очень. Но сходство есть, – кивнула Катя.

– О! Кто к нам пожаловал? – наконец-то сообразил хозяин. – Сам основатель с соратниками! Нет-нет! Для вас вход всегда открыт! Проходите, присаживайтесь! …Эй! Кто там? Ану, быстро поднимите вещи дорогих гостей наверх, в их комнаты! Теперь понятно, почему вас пропустили на входе. Надо же, какие сообразительные парни мне попались!

В это время, "сообразительные" парни, с дубинками наперевес, ввалились в дверь таверны.

– О! Хорошо, что вы здесь! – отреагировал Онтеро. – Займитесь нашими конями! Они там, к коновязи привязаны.

– С белым и вороным поосторожнее! – счел своим долгом предупредить Семен. – Они, если что, могут довольно сильно укусить.

Я же, внимательно рассматривал хозяина таверны. Очень внимательно.

– Интересно. И на что же меня, без меня подписали? – грозно спросил я, закончив осмотр. – Лучше сам признайся, морда спекулянтская, пока я за твою таверну всерьез не взялся. Это что за натюрморт вон там висит? О каком основателе ты толковал? Излагай! Быстро и четко, чтобы я сразу понял. А чтобы было быстрее и четче, вспомни наш последний визит, и в каком виде твоя таверна была после него. Так вот, то, что было – это можно назвать детским лепетом по сравнению с тем, что будет. Начинай! Я жду.

– Дык, ведь, – нерешительно заговорил хозяин. – Как вы, значитца, уехали, собрались благородные кавалеры. …Вот тут и собрались. А где же им еще собираться-то? Только тут и можно. Потому, как тут….

– Короче! – рявкнул я. – Собрались. И что?

– Так и решили они принять тебя, благородный Влад, в число основателей Ордена. Потому как, ты указал путь, по которому следывает идтить.

– Это кому я указывал путь? – подозрительно спросил я.

– Да если тем путем, который указывал Влад, идти, то полгорода снесено будет в первую же ночь! – убежденно спрогнозировал Валерка.

– Дык, благородному Кетвану и указал ты путь, – отчаянно заговорил хозяин. – Мол, нечего тут сидеть и эль просто так дудлить. Надо сначала нечисть какую зарубить, а потом уже и праздновать. А таверну мою было решено назвать клюбом. Ты, помнится, в прошлый раз все время так называл мою таверну. А какой же клюб без портрету основателю? Так сам благородный Кетван сказал. Он и маляра привел, чтобы этот портрет нарисовать. Этот маляр, пока рисовал, бочонок лучшего гномьего эля вылакал, стервец! Мол, это ему какого-то вздохновения придает. Не знаю, что мой эль ему придавал, только после него, этот художник сам без всякого вздохновения валялся.

– Угу, – понимающе кивнул Семен, внимательно рассматривая гигантский портрет. – Фоторобот составлен со слов свидетелей. Надо сказать, что еще не плохо составлен. Хоть какое-то сходство есть. Не то, что у наших Земных доблестных органов.

– Бочка от эля осталась? – деловито спросил я. – Никуда ее не девай! Я в нее этого горе-художника запакую, и, на манер князя Гвидона, морем плавать отправлю. Тут где-нибудь поблизости моря имеются?

– Для такого дела – найдем! – оптимистично потирая руки, пообещал Онтеро.

 

Глава 5

Раздался осторожный стук в дверь.

– Не заперто! – отозвался я, приподнимая голову с подушки.

В проем приоткрывшейся двери, втиснулась физиономия хозяина таверны.

– Там, в конце улицы, благородный кавалер Кетван появился. Ты, благородный Влад указывал, что бы я, значитца, тебя предупредил о том.

– Очень хорошо! – я одним рывком встал на ноги. – Можешь заниматься своими делами. Свободен!

Голова хозяина мгновенно исчезла. Я услышал дробный топот ног по лестнице, ведущей на первый этаж.

Кавалера Кетвана, под портретом основателя, встретил сам основатель. Мало того. Встретил в окружении своих соратников, которых выдернул из их комнат железной рукой и с недрогнувшим сердцем. В виду этого обстоятельства, лица соратников были далеки от чувств доброты и всепрощения.

Единственной, кого я не смог вставить в свое окружение, была Катрина. На мое требование выйти и присоединится, она ответила коротко и ясно. Примерно, перевод прозвучит так: "Отстань! Я устала и спать хочу".

Переждав всю гамму чувств, пробежавшую по лицу кавалера, я сурово спросил:

– Так! И что же это за художества? Вон там, у меня над головой.

– А как же? – радостно отозвался Кетван, ни мало не смущенный суровостью моего тона. – Так уж положено! Если есть основатель, то его надобно изобразить надлежащим образом.

– Что?! – возопил я, услышав сдавленный смешок за спиной. – Это и есть надлежащий образ? Ты что, с замковой стены свалился? Где я, а где образ?

Кетван озабоченно сравнил оригинал с портретом и покачал головой.

– А ведь говорил я ему, что не похож. Что же теперь делать? Проткнуть его мечом, или заставить перерисовывать?

– У меня гномского эля больше нет! – решительно заявил хозяин таверны. – Мне его вздохновения без надобности!

– Да, вообще, этот портрет не нужен! – решительно заявил я.

– Да какой же клюб без портрета? – удивленно поднял брови Кетван. – Ты же сам говорил, что в клюбе вешается портрет основателя!

– Это когда я такое говорил? – изумился я.

– А в аккурат после того, как мы последнюю бочку эля тут выпили и собирались идти с соседнюю таверну, – напомнил мне Кетван.

– Что-то такое было, – попытался вспомнить Валерка. – Точно сказать не могу, но что-то ты такое говорил.

– А я не помню, – отмахнулся Онтеро в ответ на мой вопросительный взгляд.

– Понятно, – вздохнул я. – Так вот, благородный Кетван. Клуб…. Не клюб, а клуб. Может обходится и\ без портрета основателя. Особенно, без такого вот портрета! Главное не портрет, а дух клуба! Ведь клуб, это в сущности тот же орден, только не официальный. Да и какой же я основатель, скажи на милость? Кто тут проводил соответствующие изменения и принимал решения?

– Ну, я, – вынужден был признаться Кетван.

– Вот, значит, ты и есть основатель, – подвел итог я.

– Но ты же, указал нам путь! – запротестовал Кетван. – Сейчас половина нашего ордена отправилась в поход, дабы стать достойными членами этого клю…, клуба.

– Вы сами избрали этот путь, – высокопарно изрек я. – А я только подтвердил, что этот путь правилен.

– Это надо отметить! – решительно произнес Кетван, обрадовано потирая руки. – Но разреши все-таки оставить тебя среди основателей. Это очень важно. На молодых кавалеров произвело большое впечатление, когда ты одним ударом перерубил вон ту балку. Теперь каждый так и норовит проделать тоже. …Да не дергайся ты, Пуркен. Я специально распорядился, чтобы ее на этот раз сделали из железного дерева. Пусть рубят себе на здоровье. Ведь клинки править потом будут не за твой же счет.

– А если все же перерубят? – опасливо спросил хозяин.

Кстати, только сейчас узнал, что его Пуркеном зовут. Все как-то не было времени и желания об этом спрашивать. Хозяин, да хозяин.

– Его может перерубить только вот этот благородный кавалер, – указал Кетван на меня. – А он, пока трезвый, такого делать не будет. Да и выпимши, тоже не будет. Одного раза достаточно.

Кавалер, радостно потирая руки, прошел к столику.

– Сегодня же проведем сбор всех наших, что есть в городе. Я надеюсь, ты же не собираешься нас сегодня покинуть?

– Нет, конечно! Только, вон то непотребство, надо снять! – кивком головы я указал на полотнище в конце зала.

– Снимем! – заверил меня Кетван, наливая себе в кружку эль, услужливо поданный Пуркеном.

– И еще одно, – вкрадчиво сказал я, наблюдая, как Кетван с удовольствием поглощает эль. – Прикажи орлам вести себя прилично. С нами будет дама.

Кетван поперхнулся. Валерка молодецким ударом по спине прервал кашель кавалера.

– Я не ослышался, благородный Влад? Ты сказал: дама? – нерешительно спросил Кетван, когда прокашлялся.

– Не ослышался, – подтвердил я, без всякого сочувствия наблюдая за реакцией кавалера.

– Но в нашем Ордене не может быть дам! – отчаянно воскликнул Кетван. – Это невозможно! Нас же засмеют!

– А кто говорил о том, что она будет кавалером нашего Ордена? – удивленно спросил я.

– Ну, раз уж она будет принимать участие в заседании, то это само собой разумеется! Только члены Ордена могут принимать участие в заседаниях.

– Это записано в Уставе? – прищурился я.

– Нет, – смутился Кетван. – Но это как бы повсеместно принято.

– Тогда давай ее проведем, как даму моего сердца. А в Уставе запишем, что дамам сердца не возбраняется присутствовать в исключительных случаях на заседаниях, – невозмутимо предложил я.

Остекленевший взгляд кавалера был достойным ответом на мое предложение.

– Ну, что тебе не нравится? – сердито спросил я.

– У тебя есть дама сердца? – потрясенно проговорил Кетван.

– Да вот, обзавелся по случаю, – покаялся я, удрученно кивнув. – Как-то так, спонтанно получилось.

– Как получилось? – не понял Кетван.

– Случайно, – перевел Семен, осуждающе взглянув на меня. – Но я что-то в этом сомневаюсь. Ты же ее специально искал?

– Искал-то специально, а вот нашел – случайно, – парировал я. – Или скажешь, что и ту драчку с драконами я подстроил?

– Так ты дрался с драконами?! – даже задохнулся от восторженного изумления кавалер. – А еще говоришь, что не можешь быть основателем! Расскажешь, как это было?

– Да что там рассказывать? – отмахнулся я, лихорадочно соображая, как вывернуться из создавшейся ситуации.

Вот ведь! Ляпнул, не подумав. Вот как теперь все это расхлебать?

– Просто эти крылатые огнеметы напали на девушку, а мы ее защитили. Вот собственно и все, – сообщил я. – А она и оказалась как раз той, которую я и искал.

– Огнеметы? – улыбнулся Кетван. – Очень забавно! Они действительно мечут пламя?

– Еще и как! – подтвердил Онтеро. – Только мы можем от него уклоняться. А этого не мало!

– Вот тут, благородный кавалер Кетван рассказал о том, что мы, мол, сражались с драконами, – я остановился и вперил строгий взгляд в вышеупомянутого кавалера. – Да! Было такое дело….

Зал, заполненный членами новоявленного клуба, восторженно вздохнул.

– Но, что касается меня, то я ничего особо героического в этом не вижу….

– Так это, что касается тебя, благородный Влад, – вставил Кетван. – А вот мы видим и хотим знать, как было дело.

Зал загудел, в смысле: – "Таки да, хотим знать!".

– Да ничего особенного, – начал вдохновенно сочинять я, заметив, что Семен поморщился от того, что почувствовал ложь. – Мы просто ехали, когда увидели над лесом парочку драконов и услышали крики девушки о помощи.

Катрина хмыкнула, но опровергать не стала. Все кавалеры повернули головы к ней и романтично вздохнули. Конечно, каждый вздохнул тихонько, но общий шум был приличный.

– Учтите, это дама моего сердца, – предупреждающе сообщил я.

Снова последовал вздох, но на этот раз сожалеющий. Глупцов, думающих, что смогут у меня отбить даму, не нашлось.

– Как выяснилось, – продолжил между тем я. – Драконы не могут перемещать пламя, коль уже начали его выдыхать. Для того, чтобы снова его выдохнуть, им приходится прерывать процесс, снова набирать высоту, нацелиться и, перейдя на планирование, повторить попытку. Именно на этом мы и сыграли. Уклоняясь от огненных струй, мы прорвались к девушке и заслонили ее от нападения этих зверюг. Они не решились нападать на трех вооруженных мужчин и эльфа. Вернее, я бы сказал: эльфа и троих вооруженных мужчин.

– Ну, конечно, – донеслось из рядов кавалеров. – Какой дурак рискнет нападать на эльфа? А драконы, они не дураки!

– Разрешите мне сказать? – неожиданно подала голос Катрина. – Благородный Влад не совсем точно описал события. Несомненно, сделал он это из-за присущей ему скромности. Ведь всем известно, что скромность – черта, неотъемлемая для благородного человека.

Зал загудел. Абсолютно все были согласны с приведенным тезисом.

– На самом деле, – продолжала Катрина, игнорируя мой предупреждающий взгляд. – Благородный Влад первым прорвался ко мне и прикрыл меня. Остальные, в том числе и благородный Семенэль, прибыли уже позже. Драконов было не два, а четыре. И всех их, благородный Влад, разогнал своим мечом.

Поднялся восторженный гул. Катрина бросила на меня лукавый взгляд и кокетливо улыбнулась.

– Ну, и зачем? – держа на лице смущенную улыбку, поинтересовался я.

– Должна же я отплатить за "даму сердца", – так же улыбаясь залу, процедила Катрина. – Ты меня спросил? Хочу ли я ей быть?

– Дамой сердца становятся независимо от желания, – пояснил я. – Тут уж так. Тебя назначают дамой сердца и все подвиги посвящают тебе. Причем, ты можешь даже и не догадываться об этом. Хотя, каждый рыцарь лелеет в душе надежду, что дама когда-нибудь все же узнает об этом.

– Да? – Катрина подняла брови. – И о каких твоих подвигах я еще не знаю?

– О! Их много, – скромно потупился я.

– Покажи им свой клинок, благородный Влад! – взревел Кетван, взгромождаясь на стул и размахивая кружкой с остатками эля. – Пусть все увидят меч, наводящий ужас на драконов!

– Ну что мне с ними делать? – с досадой пробормотал я.

Становиться идеологом и основателем нового клуба я как-то не планировал. Оно само так вышло. А зал, тем временем, взревел, когда в лучах люстры блеснули голубые грани Кленового Листа.

– Интересно, а почему меня не просят показать клинки? – задумчиво пробормотал рядом со мной Онтеро. – Ведь тоже, вроде бы, не были без дела.

– Это потому, что ты не основатель и не кавалер, – пояснил Валерка. – Вот становись в ряды, и сразу же тебя тоже будут просить. Влад, спрячь меч! Уже все на него насмотрелись.

– Чувствую себя идиотом, – поделился я, загоняя Лист в ножны.

– Что же делать, если чувства тебя не обманывают, – заботливо покивал Валерка.

– А как на счет предчувствий? – вкрадчиво поинтересовался я, передвигаясь поближе к этому нахалу.

– Осознал, раскаялся, больше не повторится! – скороговоркой выпалил Валерка, прячась за широкую спину Онтеро.

– Ох, сомневаюсь! – тяжело вздохнул я. – Как на счет первого, так и на счет второго. И уж, тем более, на счет третьего!

Заседание, тем временем, развивалось согласно распорядку дня, намеченному Кетваном. В зал дюжие молодцы вкатили две бочки эля, к которым сразу же выстроилась очередь желающих промочить горло.

Мы с Валерой и Онтеро печально смотрели на этот праздник жизни. Но, уступая настойчивым просьбам Семы и Картины, пересилили себя и не присоединились к нему. Да. Нам ведь предстоял завтра дальнейший путь. А Сема категорически заявил, что снимать последствия нашей невоздержанности не будет. С этим приходилось считаться.

 

Глава 6

– Ты теперь хозяин клуба, а не таверны, – внушал я Пуркену. – Начнут поступать деньги от членских взносов. Если ты, торгашеская душа, хоть один золотой сверх положенного своруешь…. Короче, у клуба тогда появится новый хозяин. Я доступно излагаю?

Пуркен часто закивал, показывая, что не только доступно, но еще и очень убедительно. Оно и понятно. Мы вчера были только сторонними наблюдателями заключительной части заседания Ордена. Да еще и сегодня – ранний подъем. По-вашему, это может вызывать радужное настроение? Во-во! И по-нашему – тоже! А все это – ушастый интриган Семен! Ему, видите ли, не спится! Да еще и мне не дал совершить утренний ритуал водяного приветствия! Ну, это-то как раз и понятно. Зачем с утра пораньше булгачить весь столичный гарнизон? Да и упившиеся кавалеры так сладко спят, что, право, жаль было бы их будить. А они бы проснулись. Да и не только они! Уж я-то знаю. Как знают это и остальные члены нашего отряда.

– Влад, надо еще к Фориэлю заехать, – озабоченно сказал Семен, отводя меня в сторону

– Что я там не видел? – неласково спросил я, обернувшись к другу.

– Ну, все-таки он посланник эльфов. А мы являемся подданными Нортоноэля. Значит, должны доложиться.

– Что? – возмущенно вклинилась Катрина. – Никогда еще вольный айран не был подданным кого-либо! А Влад – Белокрыл! Ты понимаешь, что это значит, и чем может закончиться?

– Это что же получается? – присоединился к ней Онтеро. – Если наш Владыка подданный эльфов, то и все айраны их подданные? Не хватало нам еще и этого! Ты не обижайся Влад! Просто айраны никогда и никому, кроме владыки, не подчинялись.

Это Онтеро среагировал на мой возмущенный взгляд.

– Ну, а ты что скажешь? – повернулся Сема к Валерке.

– А что, я что-то должен сказать? – удивился тот.

– Но ты же, у нас юрист! – возмутился Семен.

– Я здешнее право не изучал! – огрызнулся Валера. – Поэтому, я могу только с точки зрения Земного права.

– Давай! На безрыбье, и рак – рыба! – отозвался Семен.

– "Де-юре", Влад – человек и подданный Светлого леса, – с умным видом, наморщив лоб, сообщил Валерка. – Но, "де-факто", вскрылись некоторые новые обстоятельства. Эти обстоятельства вступают в конфликт с уже существующими реалиями. Исходя из выше изложенного, и выслушав прения сторон, суд должен принять справедливое решение….

– Эй! – не выдержал я. – Это куда тебя понесло? Какой суд? Какие прения?

– Так в учебнике написано! – возмутился Валерка. – В моей практике таких прецедентов не было. Как не было и самой практики.

– Влад, но ты же, знаешь, что Фориэль в курсе, – заговорил Семен. – Давай, все-таки, заедем. Может, что полезное присоветует?

Я взглянул на Катрину и Онтеро. Катя, независимо дернув плечиком, отвернулась. Онтеро нехотя кивнул.

– Ну, давай заедем, – решил я. – Только я сомневаюсь, что Фориэль присоветует что-то во вред своему народу, а вот во вред моему – может.

– Ого! – поднял бровь Сема. – Во вред твоему? Это уже шаг вперед, не так ли?

– Скажи спасибо, что я не сказал "моим подданным"! – сердито прошипел я, поворачиваясь к выходу.

У калитки нарисовалось заспанное лицо человека-привратника.

– Ну, кого еще в такую рань несет? – сердито спросил он. – Гыспадин посланник еще изволят почивать. Пущать, не велено.

– Эй! – возмущенно выдвинул своего Ориса вперед Сема. – Ты кому это так смеешь говорить?

– Протри глаза, заспанная морда! – поддакнул Валерка. – Перед тобой цельный эльф! Уж он-то знает, сколько и когда изволит почивать "гыспадин" посланник!

– Немедленно доложи, что прибыл благородный Семенэль и группа сопровождающих лиц! – потребовал Сема, грозно нахмурив брови. – Да побыстрее шевелись! А то я тебе выращу третью ногу, для скорости! Мы, эльфы, это умеем.

Оперативность, с которой было выполнено требование Семена, свидетельствовала о том, что угроза была воспринята на полном серьезе. Ворота в ограде особняка распахнулись, и мы совершили торжественный въезд в сие обиталище посланника Светлого леса.

Фориэль задумчиво вертел в руке бокал, глядя прямо перед собой, но ничего не видя, на самом деле. Это он так обдумывает вопросы. Мы терпеливо сидели в креслах, которые были расставлены по зале в причудливом беспорядке.

– Влад, – наконец, очнулся от своих раздумий Фориэль. – Я твоим врагом никогда не был, как не был и врагом айранов.

Последовал вежливый кивок в сторону Катрины и Онтеро.

– Но, как эльф, я, в первую очередь, должен заботиться о благе моего народа, и добиваться этого блага всеми возможными средствами.

Фориэль дождался моего кивка, показывающего, что я не против такого тезиса.

– Опять же, как эльф и дипломат, я должен стремиться к тому, чтобы между нашими народами были мирные, дружелюбные и взаимовыгодные отношения.

Вот ведь умеет словесные кружева плести Фориэль! Я даже заслушался. А он, тем временем сделал паузу, для того что бы глотнуть из своей чашечки глоток хаэля. Не стоит путать хаэль с элем. Но, все равно, классная штука!

– Это, конечно, очень хорошо, – согласился я. – То же самое можно сказать и о нас. Только я бы, поменял слово "эльф" на "айран". Уже одно то, что мы тебя тут навестили, говорит о многом. Но меня сейчас интересует, что конкретно ты можешь сказать и посоветовать?

Фориэль встал и прошелся к окну.

– А конкретно, я могу сказать то, что ваш план – самоубийственен, – вздохнул он. – След Проклятого ветра вас уничтожит, как уничтожал всех, кто имел глупость приблизиться к нему.

– А что, были уже научные экспедиции к нему? – поинтересовался Сема со своего места.

– Какие экспедиции? – удивленно повернулся к нему Фориэль.

– Ну, кто-нибудь пытался туда пробраться, что бы изучить это явление? – пояснил Семен свою мысль.

– Это же След Проклятого ветра! – как маленькому, начал разъяснять Семену Фориэль. – Кто же туда полезет по доброй воле?

– Мы, – спокойно вставил свои пять копеек Валерка. – Может и не по доброй, а по Владовой воле, но полезем.

Фориэль только сокрушенно покачал головой, показывая, что не в силах осознать нашу глупость.

– Там исчез мой отец, – печально сказала Катрина. – Мы просто обязаны выяснить, что там произошло, и найти Камень власти.

– Да вы понимаете, что это место окружают целые сонмы чудовищ? Даже наши маги не знают, как с ними справиться!

– Да они, ваши маги, даже и не пытались это сделать! – рявкнул я. – Как можно говорить о чем-то, не видя его в глаза? И мы не собираемся там погибать. Если увидим, что там не пройти, то берем ноги в руки и бегом назад.

– Это разумно, – согласился Фориэль. – Хотя, я бы вам посоветовал это сделать сразу, не заходя в лес. Ну, раз уж вас не переубедить, то чем я могу вам помочь?

– Я хотел бы, чтобы ты дал мне знания по постановке защитных пологов, контуров и экранов, – попросил Сема.

– И еще, нелишним будет запас продуктов на дорогу в лесу, – напомнил Валерка. – Вряд ли, мы там сможем сами его добыть.

– Да и докладывать Нортоноэлю о том, что мы собрались делать, не стоит, – задумчиво сказал я.

– Но я обязан это сделать! – напомнил мне о своем долге Фориэль.

– Тогда доложи так, что бы он, не успел нас перехватить и помешать.

– И как это сделать? – вопросительно поднял правую бровь Фориэль.

– Ты сколько лет посланником "пашешь"? – поинтересовался Валерка.

– Не помню. …Давно. Это ты к чему? – недоуменно повернул голову к Валерке Фориэль.

– К тому, что такой опытный дипломат, как ты, лучше нас должен знать – как и что докладывать, – пояснил Валерка свою мысль.

Бровь Фориэля вознеслась на немыслимую высоту.

– Ты хочешь сказать, что я должен солгать Правителю?! Это невозможно сразу по двум причинам!

– Про первую я, кажется, догадываюсь, – прищурился я. – А вот вторая, это что?

– Эльфы никогда не лгут! – высокомерно проинформировал меня Фориэль.

– Ой, ли? – хмыкнул я.

– Просто они, иногда, что-то не договаривают.

– Так не договори и на этот раз, – посоветовал Валерка. – Просто так построй разговор, чтобы у Нортоноэля и мысли не возникло спросить о наших планах. А потом, можно будет уже честно сказать, что тебя не спрашивали.

По лицу Фориэля было видно, что он несколько обескуражен толкованием Валерки.

– Короче! – подвел черту я. – Мы тебя поставили в известность, и запретить нам ты не можешь. Основную мысль уловил?

– Кажется, да, – неохотно кивнул Фориэль.

В это время я услышал звук шагов. Кто-то торопливо бежал к комнате, где мы располагались. Фориэль, нахмурившись, выжидательно уставился на дверь. Не сговариваясь, мы все стали таким образом, что бы иметь возможность маневра, при неожиданном нападении.

– Гыспадин Посланник, гыспадин Посланник! – еще на подходе завопил бежавший.

Дверь распахнулась и в комнату ввалился давешний слуга.

– Гыспадин Посланник! – выдохнул он, задыхаясь.

– Я знаю, что я господин Посланник! – громыхнул Фориэль. – Ты чего, невежа, врываешься вот так сюда и мешаешь нашей беседе с благородными гостями?

– Там, за воротами, люди. Они требуют впустить их.

– Ну и что? – осведомился Фориэль. – Если бы там был отряд орков, или непорочная дева на белом единороге, то еще можно было бы меня потревожить.

– А что делать? – преданно уставился слуга на Фориэля.

– Гнать! – распорядился Фориэль. – Гнать в шею!

– Не могем! Они благородные. Как бы они нас не погнали!

– Это что еще за безобразие! – возмутился Фориэль. – Я буду жаловаться королю! Я это так не оставлю! Боюсь, что одним посланием протеста они не отделаются!

– Ух, ты! – восторженно выдохнул Валерка. – И здесь есть ноты протеста!

– Не нота, а послание, – педантично поправил его Сема. – Разница, хоть и незначительная, но есть.

Тем временем, Фориэль, пылая праведным гневом, направился к двери. Мы, маленькой толпой, двинулись за ним. Уж очень нам интересно было, кто это так необдуманно ломится к посланнику Светлого леса? Да и помощь, при случае, Фориэлю оказать, тоже нелишним будет.

Перед воротами, я, с немалым удивлением, увидел Кетвана со товарищи. "Со товарищи" представляли собой группу из пяти человек. Они-то что тут делают? Лица парней были очень решительны, и отступать они были не намеренны.

– Что здесь происходит?! – Фориэль, положив руку на эфес своего меча, сердито рассматривал визитеров. – Благородный Кетван, может быть, ты мне объяснишь свои действия?

– Я хотел увидеться с тобой, благородный Влад! – сердито отозвался Кетван.

– Что-то случилось? – спросил я, выдвигаясь на передний план.

Надо сказать, что несмотря ни на что, я все же чувствовал ответственность за этот смешной орден. И мне не хотелось бы, чтобы с ним произошло что-то плохое.

– Случилось! – воскликнул кавалер. – Ты отправляешься на очередной подвиг, а нас с собой не берешь! Это как называется?

– Стоп! – скомандовал я. – Этот подвиг из разряда "наградить посмертно". Вы это понимаете?

– Тем более! – воскликнул Кетван.

Видимо, он вычленил слово "наградить", а на "посмертно" как-то не обратил внимания.

– Что "тем более"? – спросил я. – Там темные силы зла. Просто так, при помощи меча, не справиться.

– Нам не привыкать! – решительно заявил один из сопровождающих Кетвана кавалер. – У нас орден как называется? Орден сумрачных походов! А какой это сумрак, ночи ли, зла ли – это без разницы!

– Эти парни были со мной при битве у Туркорок! – отрекомендовал своих соратников Кетван. – Уж они-то знают, с какой стороны за мечи берутся!

 

Глава 7

Ну, и что нам делать дальше? Хотя, я этого вопроса вслух не задал, он, видимо, достаточно явственно проявился на моем лице.

– Благородный Влад, мы лишними не будем! – торопливо пообещал Кетван. – У каждого из нас кромки клинков посеребрены. Неужели ты откажешь нам в желании помочь тебе?

– А что? – пробормотал Валерка рядом со мной. – Может, действительно, их с собой прихватим? Веселее будет.

– Веселее будет что? – сердито осведомился я. – Помирать, что ли?

– Вот уж чего я не собираюсь делать! – звонким голоском заявила Катрина. – Да и вам не советую. Я верю, что все будет хорошо.

– Я тоже так думаю, – подхватил Семен. – Ты же знаешь Влад, у нас, у эльфов, интуиция очень хорошо развита.

– А ты что скажешь? – обратился я к Фориэлю.

Тот еще немного посопел, прожигая взглядом отряд добровольцев, потом нехотя сказал:

– Резон взять этих, все-таки есть. Но возьми с них клятву, что с этого мгновения и до окончания путешествия, ни капли эля или вина!

Судя по сразу поскучневшим лицам кавалеров, эта идея восторга не вызывала. Решиться на такой подвиг им было, пожалуй, даже труднее, чем на само путешествие.

– Но…, – начал было один из них.

– Молчать! – решительно приказал Кетван. – Если ради того, чтобы совершить подвиг, мы должны пойти на какие-то жертвы, то мы на них пойдем, не моргнув глазом! Не нам, кавалерам Сумрачных походов, боятся трудностей! Вспомните, как блестяще мы справились в Туркорках. А ведь там мы не могли смочить горло целых три дня!

– Но сейчас-то, этих дней будет больше, чем три, – жалобно заметил еще один из добровольцев.

– Значит, мы, то испытание перенесли, в преддверии этого, – убежденно заявил Кетван.

Фориэль довольно засопел. Вот ведь! Эльф, а любит делать пакости ближним, не хуже человека.

– В конце-то концов, я никого не заставляю, – пожал плечами я. – Хотите – давайте клятву и едите с нами. Не хотите – не давайте! Тогда, оставайтесь здесь и наливайтесь элем по самые уши.

– Но только уже не в статусе кавалеров нашего ордена! – рявкнул Кетван. – Кавалеры нашего ордена способны на любые жертвы ради великих целей, и слабакам не место в наших рядах!

Ух, ты! А круто Кетван их взял и держит! Вон, ни один и пискнуть не посмел.

– Мы принесем тебе, благородный Влад, такую клятву, – хмуро сообщил мне Кетван, но, все же, обернулся и еще раз обвел взглядом свой заметно опечаленный отряд.

– Вот теперь я знаю, что говорить Нортоноэлю и о чем умолчать, – довольно сообщил мне Фориэль.

– Ну, и? – с интересом обернулся к нему Валерка.

– Что Влад взвалил на свои плечи задачу отучить своих лоботрясов от выпивки. И это у него займет массу ближайшего времени. Каким именно образом Влад это будет делать, как раз говорить и не обязательно.

Мы двигались в направлении Туркорок. Наш "экспедиционный корпус" уже представлял собой внушительное зрелище. С виду это было похоже на выезд благородной дамы, которую сопровождают десяток кавалеров. Ну, и еще три лошади, во главе с Леблоном, которые тащили на себе наши припасы. Джупан и Орис, к нашей радости, не обратили на лошадей никакого внимания. Видимо, тут все дело было в том, что они были не благородных кровей эльфийских скакунов. Что нас вполне устраивало.

На первом же привале, Валерка провел показательный поединок против пяти кавалеров. Напрасно крепкие парни Кетвана пытались что-то предпринять в отношении Валерки. Я уже не говорю о том, что они мешали друг другу. Валера, танцуя, проходил мимо них, обозначая удары. Особо ему нравилось обозначать удары по пятой точке противника. Бой свелся к тому, что теперь каждый кавалер озабоченно прикрывал свои драгоценные ягодицы, уже не помышляя о нападении на Валерку. Сторонние зрители уже изнемогали от хохота, когда Валерка решил прекратить бой, в виду своего явного преимущества.

– Вот! – горделиво предстал перед своими взмыленными бойцами Кетван. – Вы увидели искусство Валери! А благородный Влад не уступает ему, если и не превосходит, в искусстве благородной сечи. Теперь вы поняли, почему вам нельзя употреблять эль во время этого похода? Если вы и на трезвую голову не могли даже зацепить Валери, то, что тогда говорить о вас пьяных?

– Ну, может быть, выпимши, мы и смогли бы зацепить, – хмуро пробурчал коренастый крепыш, печально рассматривая длинную царапину на руке, оставленную Валеркой ему на память.

– Угу, – согласился Сема, ухватив его руку, для того чтобы залечить царапину. – Падая на землю, чтобы заснуть вечным сном. Даже я, слабо разбираясь в ваших варварских железяках, вижу, что вас еще учить и учить этому делу.

– Вот Валери этим и займется, – кивнул я. – Нам там нужно будет не "пушечное мясо", а бойцы.

– Что? – сердито обернулся ко мне Валерка. – Я учить буду? А ты чем будешь заниматься? Осуществлять чуткое руководство?

– Ну, это тоже не лишнее дело, – пришлось напомнить мне. – Но, так и быть, несколько вводных уроков я преподам.

– А можно и мне присоединиться? – глаза у Кетвана загорелись нешуточным азартом.

– Почему нет? – хмыкнул я. – Только учтите, у меня школа боя не Фориэля, а Орантоэля.

– А ты, Влад, все-таки изверг, – печально заметил Валерка, которого даже передернуло, при воспоминании о тренировках.

– Ничего! – философски глядя на материал, заметил я. – Если хотят выжить – пусть попотеют. Ну, что? Война войной, а обед по расписанию? Онтеро, что там у нас с обедом?

– Если Валери за него не возьмется, то не будет, – бодро отрапортовал Онтеро.

Валерка, закатив глаза к небу, обреченно вздохнул.

– Это же столько рыл в отряде, и даже есть одна женщина, а готовить только мне! Где справедливость?

– А ты скажи еще один раз "женщина", и сразу ее найдешь, свою справедливость, – прищурилась Катрина. – И будет она заключаться в твоей безвременной кончине. Во-первых: я девушка, а во-вторых: что это за намеки на готовку пищи? Вообще-то, можно готовить по очереди. Или вы решили свалить ее на мои хрупкие плечи?

– Нет, – покачал головой Валерка. – Они решили взвалить ее на мои плечи. Пусть они и не такие хрупкие, но им также не нравится, когда на них что-то взваливают.

– Все дело в том, что ты готовишь вкусно, – решил подсластить пилюлю я. – К тому же нам в отряде нужны сытые бойца, а не отравившиеся. Это я намекаю на себя, в качестве повара. Впрочем, если ты будешь настаивать, то я что-нибудь приготовлю. И горе тому, кто попытается отказаться! Впрочем, тому, кто согласится, тоже будет горе немалое.

Я выжидательно уставился на Валерку.

– А среди твоих воинов, Кетван, есть кто-нибудь, кто умеет готовить? – с надеждой спросил Валерка.

– Ну, дык! – кратко проинформировал Кетван.

– Все благородные, – с непонятным выражением сказал Семен. – Готовить не научились, мечами махать не научились. Вы хоть чему-нибудь учились?

– Мы знаем геральдику и все генеалогические деревья дворян нашего королевства, – отрапортовал один из бойцов Кетвана, кажется – Путкен.

Вид это боец имел не то, чтобы бравый, но хоть опрятный.

– Вот! – с гордостью положил ему руку на плечо Кетван. – Это, кстати, очень нужные знания. Молодого дворянина нельзя назвать образованным, если он не знает таких важных вещей.

– Мне почему-то кажется, – иронично заметил я, – что когда тебя лупят орки топором по голове, вряд ли ты думаешь о гербах и основателях родов.

– Но когда тебя представляют королю, или кому-нибудь из его приближенных, то вряд ли ты сможешь думать об орках и их топорах, – парировал Кетван.

– Логично! – кивнул Семен, одобрительно наблюдая за тем, как Валера начинает готовить обед. – Так ты думаешь, Кетван, что мы едем представляться приближенному короля?

– Драконы! Вон там…. Вон, видите? За тем облаком! – воскликнул один из бойцов.

– Ну и что? – рассудительно заметил я. – Они там, а мы здесь. Им нет до нас дела. Правда Катрина?

Я повернул голову к девушке и вздрогнул. Такой злости и ненависти в ее глазах я не ожидал увидеть.

– Катя! Ты чего? – озадаченно спросил я.

– Ненавижу! – процедила Катрина, следя взглядом за петлями, которые описывали драконы в небе. – Из-за них погиб мой отец. Из-за них я повредила крыло и была вынуждена бегать по земле, уворачиваясь от их пламени. Ничего, я им еще отомщу! Я им припомню все!

– Кгм! – кашлянул я. – Давай на немного отложим эти мысли. Ты помнишь, что у нас сейчас несколько иная задача? Вот давай ее решим, а потом поговорим о драконах.

– Нет, – мотнула головой Катрина. – Можно и то, и другое. Их логово совсем недалеко от "следа Проклятого ветра".

– Не хватало нам сейчас ввязываться еще и в эти дела, – недовольно буркнул я. – Вот, я думаю, Онтеро меня поддержит.

Но Онтеро меня поддерживать не спешил. Видимо, ненависть к драконам пустила глубокие корни в душах айранов. В том, что и драконы нас не жалуют, я уже успел убедиться.

– Ладно! – со вздохом согласился я. – Может, и выкроим время. Но только на разведку. Никаких боевых действий! Нас слишком мало для этого.

– Конечно! – тут же согласилась Катрина. – Никаких действий. Пару яиц разобьем и смоемся.

– Кому это мы пару яиц разбивать собрались? – обалдело спросил я.

– Да никому, – с досадой отозвался Онтеро. – Ты что, не знаешь, что драконы яйцами размножаются?

– А не боишься, что они, драконы, эту самую пару и откусить могут? – поинтересовался я. – Их же там много должно быть.

– Это логово! – разъясняла мне Катрина. – Там только кладки и один дракон на выходе. Мы его быстро убиваем и в логово! Там наводим полный порядок и исчезаем. Ему одному против нас не устоять. Да еще и с твоим мечом, в придачу.

– Ох, что-то мне не нравится это, – хмуро заметил я.

– А то, что они нападают на каждого из нас, как только завидят, это тебе нравится? – воинственно наступала на меня Катрина. – То, что они меня ранили, а потом гоняли огнем, это тебе нравится? То, что моего отца погубили, это тебе тоже нравится? У нашего народа есть принцип: кровь за кровь. Хотя, какая там у драконов кровь! Так, видимость одна!

– Не понял! – я даже от неожиданности осадил Джупана. – Что, у драконов крови нет?

– Ну, не то, что бы нет, – неохотно сказал Онтеро. – Просто она не течет, а тут же испаряется.

– Это как? – присоединился к нашей беседе Валерка. – Быть такого не может! Это получается, что внутренняя температура дракона намного ниже внешней среды? Это нонсенс! Да еще учитывая, что они огнем балуются.

Онтеро только пожал плечами, показывая, что он-то понимает, но ничем помочь не может.

– Я пойду с вами, – решил Валерка. – Да и притом, еще один меч вам не помешает.

– Туда не идти надо, а лететь! – с нажимом сказала Катрина. – Крылья у тебя есть?

– Есть! Вот! – ткнул в меня пальцем Валерка.

– Этого еще не хватало! – возмутился я. – Мало мне приключений, так еще и драконоборцем сделать меня норовите! А в перерывах и ездовой кобылой для этого вот деятеля!

Я ткнул пальцем в Валерку.

– Давай сначала разберемся со следом, а потом уже и нанесем визит к этим яйцекладущим.

– Влад! Ну не известно же, как там дело обернется, – взмолилась Катрина. – Может, и погибнем там все. Дай хоть напоследок этим ящерицам насолить!

Я нерешительно взглянул на остальных членов нашей экспедиции. Ну, на Кетвана с его молодцами я мог бы и не смотреть. Желание, чтобы их кумир прикончил еще парочку драконов, было сажеными буквами написано на их лицах. Я смотрел на Сему, как на самого трезвого члена нашей разухабистой компании. Но Семен только пожал плечами, предоставляя мне право решать самому.

– Ладно! – вздохнул я. – Завернем по пути. Но убивать дракона, я не хочу. Ограничимся парой яиц.

– А как же его не убивать, если он там, на пути стоит? – возмутилась Катрина.

– А вот так, как я не убивал тех, кто на тебя пикировал, – ответил я. – Шугануть его этим мечом и все. Они его почему-то боятся.

– Попробуй – не побоись! – поежился Онтеро. – Да и то. Это они там боялись, а у логова могут и не испугаться.

– Вот если не испугается, тогда и буду решать, что дальше делать, – буркнул я, толкая пятками Джупана под бока.

 

Глава 8

Вот где-то здесь и следовало бы повернуть. Я, остановил Джупана и приподнялся на стременах, всматриваясь вглубь леса.

– Что? – спросил Валерка.

– Да вот, думаю. Здесь повернем, или еще немного по дороге проедем? – поделился я своими мыслями.

– Что здесь, что там – все едино, – флегматично прокомментировал Онтеро. – Никто в точности не знает, где это место находится.

– Давай здесь, – кивнул, соглашаясь с Онтеро, Валера.

Я завернул коня, продираясь через кусты, в лес. Все последовали за мной.

Да, действительно, лес дремучий. Папоротники бесконечным ковром расходились во все стороны, насколько хватало глаз. То тут, то там, были видны поваленные деревья, покрытые мхами и грибами. Птиц, что примечательно, слышно не было. То ли нет их тут вовсе, то ли молчаливые они очень сегодня. Мы двигались в тишине. Только нет-нет, а потрескивали веточки под копытами коней, да звякала какая-нибудь деталь на сбруе.

Лица моих спутников серьезные и настороженные. Уж больно недобрая слава у этого леса. Поводья в левых руках. Правой рукой бойцы готовы выхватить клинки. Сема, приготовил свой лук. Лук с тетивой, уже натянутой на нем, лежал перед Семеном на седле таким образом, чтобы его можно было сразу пустить в ход. Я поправил свои ремни с ножнами. "Лист клена" пока ничем от остальных не отличался. Это что означает? Что опасности нет? Или, быть может, он ее просто не чувствует?

Я, придержав коня, поравнялся с Онтеро.

– А где логово драконов?

– Если мы выйдем к "следу", то надо взять вправо, – пояснил тот. – Там уже будет недалеко.

– Что-то я не вижу ничего опасного! – прозвучало со стороны Валерки.

– Так ведь, день! – отозвался Семен. – Днем, наверное, тут спокойно. А вот ночью – начнется.

– Что-то я сейчас не очень хорошо себя чувствую, – приблизилась ко мне Катрина. – Мерещится мне, что кто-то за нами наблюдает.

Я прислушался к своим чувствам. У меня такого ощущения не было.

– Никто за нами не наблюдает, – решительно сказал я. – Если бы кто-то и был, то его Семенэль сразу же заметил бы. Ты же знаешь, какое зрение у эльфов.

– Так, чтобы следить специально, то никто! – отозвался Сема. – Но лес за нами присматривает. Я только вот не могу понять, с какой целью. Такое впечатление, что мы разговариваем с ним на разных языках. Противное такое чувство!

– Если он только слежкой и ограничится, то пусть следит, – отмахнулся я. – Главное, чтобы к лесу кто иной не присоседился!

– Если что-то такое почувствую, то я первый забью тревогу, – пообещал Семен.

– Вот видишь! – обратился я к Кате. – Успокойся и держи себя в руках.

– Знаешь, пролетать над этими местами, все-таки не так страшно, как по ним ехать, – пожаловалась мне Катрина.

Я подбадривающе ей улыбнулся и ускорил своего коня.

А вот и полянка, на которой можно устроить привал. А что? Достаточно просторная. И расположена она, с точки зрения тактики, на господствующей высотке. Подступы открыты и просматриваются.

Остановиться и заночевать! Именно такое решение было принято нами единогласно. Подождем ночи! Посмотрим, какие сюрпризы приготовил нам этот лес и "След Проклятого ветра", вкупе с ним. Будем надеяться, что мы найдем достойные ответы на эти неожиданности.

Я сразу же распределил обязанности между членами отряда. Валерку, естественно, назначил коком. Чем заслужил его сумрачный взгляд.

– Нет, если желаешь, то я могу предложить тебе заготовку хвороста, – любезно улыбнулся я Валере. – А стряпню, так и быть, я возьму на себя. Опять же – плюс! Ночью никто не заснет. А как заснуть, коль животом маешься? Значит, нас врасплох никто и ничто не застанет.

– Нет уж! – вернул мне Валерка улыбку. – Пусть дежурят те, кому положено это делать. Лучше я спать голодным лягу, чем твою стряпню есть!

– Вот и славненько!

– А ты чем будешь заниматься? – подозрительно спросил Семен.

– Калибровкой топливных материалов, – отозвался я, доставая из безразмерной сумки топорик.

– Чем? – не понял Кетван.

– "В лесу раздавался топор дровосека" – продекламировал я. – Так вот! Дровосек – это я, а раздаваться будет – вот он!

– Так ведь, услышат, – выдвинул довод Кетван.

– Ну и что? – пожал я плечами. – Тут уж так. Либо мы сильнее, и сможем отразить нападение. Либо, и говорить не о чем. Но в преддверии этого, я хочу насладиться горячим ужином. Не волнуйся! Если кто не услышат мой топор, то уж свет костра, он наверняка увидит.

Кетван сообразил, что я указываю на то, что мы остановились на вершине пригорка. Действительно, если будет костер, то он будет виден со всех сторон.

– А может, ну его? – не унимался кавалер. – Поужинаем, тем запасом, что у нас с собой? Без костра.

– Мы сюда, зачем прибыли? – воинственно нахмурив брови, спросил я. – Мы сюда прибыли уничтожить всю нечисть. А как мы ее уничтожим, если будем от нее прятаться?

Кетван надолго впал в ступор, пытаясь сообразить, как же, действительно, можно уничтожить нечисть, спрятавшись от нее.

Катрина вызвалась помогать Валерке в готовке. Но при этом, она больше жалась ко мне. Я, вдохновленный ее присутствием, порубал всю кучу хвороста, которую насобирал наш отряд, и аккуратно сложил чурбачки в "горку".

После ужина были распределены часы дежурства. Сначала мы хотели дежурить по трое, позволив Катрине поспать. Но девчонка решительно воспротивилась этому. После долгих споров, решили дежурить по двое, меняясь через каждые два "сдвига Указующего перста" на ночном небе, что приблизительно и равнялось нашим двум часам.

Волевым решением, я назначил в пару себе Катрину. Чем заработал понимающие взгляды со стороны остальных членов отряда. Действительно! С кем же еще дежурить рыцарю, если не с дамой своего сердца? Ну, это в том случае, если дама находится при нем. Дежурить нам выпало перед самым рассветом. Вот в этом случае, меня одолевали некоторые сомнения в том, что нам дадут спокойно поспать до этого самого рассвета.

Разбудил меня щелчок тетивы и тихие ругательства Семы, несшего вахту перед моим временем.

– Какие проблемы? – поинтересовался я, подтягивая к себе свой клинок.

– Да шуршала там внизу, в кустах, какая-то гадость. Я ей говорю: – "Не шурши!", а она все равно шуршит. Вот, пришлось и приговорить.

– Ты ребят пересчитал? Может, это кто по нужде отлучался.

– Обижаешь! – сердито оглянулся на меня Сема.

– Благородный Семенэль хорошо видит в темноте, – решил меня просветить, сидевший по другую сторону от костра, напарник Семена – Стрессил.

– Я помню, – коротко отозвался я, присаживаясь к костру. – И что это там было такое непослушное?

– Странная смесь из дикобраза и кота, – хмыкнул Семен. – Впрочем, завтра сам увидишь.

– Увижу, – кивнул я. – Увижу что-нибудь самое безобидное. Ты забыл, что утром все чуды-юды превращаются в обыкновенных зверушек?

– Значит, увидишь обыкновенную зверушку! – сердито сказал Семен. – У меня нет желания идти туда сейчас и выяснять, что же, собственно, я подстрелил. И вообще! Буди нашу прекрасную леди и заступай на дежурство! Я хочу еще немного вздремнуть.

– Я, вообще-то не трусиха, но мне здесь не по себе! – тихо призналась Катрина, сидя рядом со мной. – Какой-то странный этот лес.

– Так он и должен быть таким, – ответил я, всматриваясь в подножие нашего холма.

К утру начал подниматься туман, и видимость ухудшалась. Это мне не очень нравилось.

– "След Проклятого ветра" недалеко. Это он так на лес воздействует.

– Все равно! – зябко передернула плечиками Катрина. – Мне часто приходилось ночевать в лесу. Нет, не в этом, а в простом лесу. Там по-другому. Я вот полночи тут не могла заснуть. Все лежала и прислушивалась. Понимала, что ничего особого не услышу, а все равно прислушивалась.

– Все нормально, – успокоил я Катю, насторожившись сам.

Точно было какое-то движение внизу, или мне почудилось?

– Ты побудь пока что здесь! – распорядился я, поднимаясь на ноги. – Если что – буди ребят!

– Ты куда? – Катрина вся подобралась. Ее рука ухватила рукоять клинка, лежавшего рядом с ней.

– Осмотрюсь! – коротко сказал я. – Не нравится мне эта тишина!

Как обычно, перед самым рассветом, тьма сгустилась. Если верить всем книгам, то это и есть самое удобное время для нападений. Я, преобразовываясь на ходу, спускался к кустам, где мне почудилось какое-то движение.

"Скорее всего – почудилось!" – успокаивал я себя, держа наготове "Кленовый лист". Ночное зрение, доставшееся мне от айранской ипостаси, сейчас помочь не могло. Уж слишком густым стал туман. Слишком густым? Он же только что казался легкой дымкой!

Я резко отпрыгнул в сторону, отмахнувшись Листом вправо. Засветившийся, вдруг, клинок с гудением располовинил туманное нечто, нависавшее надо мною. Я, построив вокруг себя завесу из мельканий клинка, начал отступать к вершине холма, слыша за спиной устроенный Катриной переполох.

Это было существо, похожее на сгусток тумана, но от этого не менее опасное, по моим ощущениям. Засвистели стрелы Семена, нырявшие в туман, оставляя за собой, светящиеся синим светом, следы. Существо взвыло. Взвыло в ментальном диапазоне. Этот вой родился в глубине моей головы, разрастаясь до немыслимых высот. Я сжал зубы и еще активнее заработал Листом. Мой клинок отозвался на этот вой вспышкой ярко-голубого света и хрустальным звоном, который мгновенно сбил, охватившие мою голову, обручи воя. Пласты тумана начали расползаться по линиям, сделанным моим мечом.

– Я тут! – Валерка скатился вниз по склону, ко мне.

Меч в его руках начал выполнять немыслимые фигуры, кромсая плоть тумана. Очень вовремя Орантоэль настоял на серебряной наковке в его клинке. Серебряная кромка исправно разрезала туман.

Под нашим натиском туман отпрянул, как-то резко сжался в комок белого цвета и нырнул в кусты. Вслед ему просвистели еще две стрелы Семена, наполненные какой-то мощной магией эльфов.

– Полетело умирать! – оптимистично заявил Валерка, глядя в направлении исчезновения этого существа. – Что это такое было?

– Хотел бы я знать! – пробурчал я, оттирая лезвие Листа. – Какое-то порождение "следа", наверняка. Но механизм существования, хоть убей, я тебе привести не могу.

– Я убивать не буду, – беспечно заявил Валера. – С этой задачей ты сам успешно справишься, если будешь и дальше так бездумно лезть к непонятным сущностям.

– Ну, спасибо! – хмыкнул я, поднимаясь по склону. – Хоть одной угрозой меньше!

На вершине меня встретила новая порция осуждения моего необдуманного поведения, в исполнении Онтеро и Катрины. Зато Кетван с его парнями, смотрели на меня восторженно и даже с некоторой завистью. Именно так, в их понимании, и должен поступать основатель клуба Сумрачных Походов.

– Предлагаю сделать этот лагерь базовым, – после завтрака предложил я. – именно отсюда мы и будем осуществлять все вылазки в сторону "Следа Проклятого ветра".

– Согласен! – кивнул Сема. – Вряд ли мы найдем более удобное место в этом лесу. – А здесь я, по периметру, поставлю защитный контур. Меня Фориэль обучил.

– А почему сразу не поставил? – нахмурился Валерка.

– А потому, что это требует времени и сил! – огрызнулся Сема. – Ни того, ни другого у меня вчера не было!

– Так теперь эти туманные кошмарики не смогут к нам подобраться? – заинтересованно спросила Катрина.

– Не факт, но я на это надеюсь, – нахмурился Семен. – В конце концов, этот контур ставит очень сильный магический барьер. Тем более, что тут неподалеку пролегает линия силы, к которой я и смогу подключить его.

– Этому тебя тоже Фориэль научил? – спросил я.

– Угу, – не стал возражать Сема.

– Ну, тогда ты ставь этот контур, а мы смотаемся по одному делу, – поднялся Онтеро.

– Это, по какому? – даже подскочил Кетван.

– Ты останешься здесь! – распорядился я, тоже, вставая. – Обеспечь охрану лагеря! Чтобы никто не смог помешать благородному Семенэлю, ставить защитный контур.

– Мы быстро! – пообещала Катрина, затягивая пояс с мечом на талии.

– Только отметимся и назад, – кивнул я.

 

Глава 9

Онтеро хотел преобразоваться тут же, но я недвусмысленно указал на лес. На недоуменно поднятые брови Онтеро, я повел глазами на Кетвана и его бойцов. Не стоило ввергать их в шок! Ведь они-то не знают, что мы из себя представляем. Онтеро понятливо прикрыл глаза и, подхватив свою сбрую, потопал вниз по склону. Двинулась и Катрина. Я, тяжело вздохнув и поправив пояс с метательными ножами, кивнул Валерке. Тот припустил вниз.

– Ну, давайте тут! – махнул я рукой остающимся. – Только внимательно!

– Влад! что ты там застрял? – донеслось из-за кустарника.

Мы отошли уже достаточно далеко от стоянки, когда Онтеро остановился, и по его телу прошла волна трансформации. Он обернулся к нам.

– Вот отсюда можно и взлететь! – кивок головы на прогалину в зеленом своде листвы, окружающих нас деревьев.

– Согласна, – ответила Катрина, отстегивая клапан платья на спине. – Влад! Преобразовывайся! Тут нас никто не увидит, кроме вот этого. Ну, он уже нас такими видел, так что – не страшно.

Я вздохнул, сбросил куртку и, тоже отстегнув клапан, перешел в айранское обличье.

– Не устаю удивляться! – усмехнулся Валерка. – Эк вас, при этом, корежит!

– Будешь комментировать, могу не удержать в полете, – предупредил я.

– Все! Молчу Марьванна, молчу!

Я поудобнее пристроил ножны с Листом на спине и ухватил Валерку за талию.

– Надеюсь, лететь не очень далеко. А то, я не назвал бы его легеньким, – пробурчал я.

– Лететь – не далеко, – сообщил Онтеро. – А вот идти – дольше.

Он крутанул рукой, и, подпрыгнув, сделал первый взмах. Следом за ним рванулась ввысь Катрина.

– Эй! А полегче нельзя? – возмутился Валерка, которого я хорошо тряханул при взлете. – Не мешки с картошкой везешь!

– Бережное отношение к пассажирам, в стоимость билета не включено! – прохрипел я, усиленно взмахивая крыльями. – И вообще, пассажир! Не отвлекай пилота посторонними разговорами при взлете и посадке! Смотри, меч не упусти!

– Не упущу! – пообещал Валерка, прижимая к груди ножны с клинком.

Мы стремительно промчались к недалеким горам. На подлете к ним, Онтеро перешел на бреющий полет, скользя невысоко над землей. Валерка поджал ноги, с опаской наблюдая за стремительно мелькающей под нами каменистой поверхностью. Вот Онтеро сделал свечку и опустился на ноги, складывая крылья.

– Фух! – вздохнул я. – А ты никогда не кушай перед полетом!

– А я и не кушал! – возмутился Валерка. – В бой надо идти натощак!

– Да? А кто вчера уплетал еду так, что аж за ушами трещало? – коварно спросил я, оглядываясь по сторонам. – Ну, где ваше логово?

– Не наше, а драконье, – педантично поправила меня Катрина. – Вон там! Видишь расселину?

– Теперь вижу, – кивнул я.

– Ну, что? Пошли? – двинулся вперед Онтеро.

– Только осторожней! – предупредила Катя. – Там где-то должен быть сторожевой дракон.

– Странно, – пробормотал Онтеро, когда мы подобрались уже совсем близко. – Нет дракона на месте.

– Заходи, кто хочет, бери, что хочешь, – хмыкнул я. – Может, он по нужде отошел?

– Очень сомневаюсь. Но надо воспользоваться моментом. Вперед!

Мы, настороженно оглядываясь, тронулись вглубь ущелья.

– Вон там, за поворотом, должна быть площадка, – тихо сказала Катрина.

– Не нравится мне это, – пробормотал я. – Что-то тут не так….

Что-то не так, не заставило себя ждать. Не успели мы сделать еще несколько шагов, как вокруг нас в небо взвилось множество черных нитей. С немыслимой скоростью, переплетаясь между собой, они ринулись на нас.

– Засада! – отчаянно выкрикнул Валерка.

Ну, то, что это засада, он мог бы и не говорить. Всем нам, спеленатым по рукам и ногам, а также и другим частям тела, ситуация была ясна, как ясен был и сегодняшний день. Вот только оптимизма эта ясность как-то не внушала. Все произошло с такой скоростью, что мы даже не успели пустить в ход оружие. Даже я, сделавший немалые успехи в искусстве "кэндо", искусстве мгновенного выхватывания клинка, не среагировал. И теперь мой Лист покоился в ножнах на спине, напоминая мне о своем существовании только острыми гранями, принайтованных к спине ножен.

– Так! – пророкотал незнакомый голос. – Ловушка сработала. Надо же! И кто к нам с визитом на этот раз? Посмотрим!

Нас, так и спеленатых, подняло над землей и развернуло лицом к говорящему. Перед нами стоял дракон (ну, кто бы сомневался!). Чешуя переливалась всеми оттенками алого цвета на солнце. Несколько склонив голову набок, дракон с интересом рассматривал нас. Мне стало немного не по себе, от взгляда его глаз с вертикальными черточками зрачков.

Он не потратил много времени на рассмотрение Катрины и Онтеро. Мельком взглянув на них, дракон пренебрежительно хмыкнул и бросил:

– Я так и думал! Айраны не отличаются особой сообразительностью. Неужели было трудно понять, что мы не оставим наших детей без надежной охраны? И не сверкай так бешено глазами, девчонка! Посмотрим, как ты будешь ими сверкать на медленном огне.

– Эй! А причем тут огонь? – не выдержал я. – Мы же не сделали ничего плохого вам и вашим детям.

– Вы не успели сделать ничего плохого, – поправил меня дракон. – Но намерение сделать – на лицо! И за это надлежит понести наказание! Впрочем, решение за триумвиратом! Я, лично, буду настаивать на суровом наказании.

И тут дракон обратил внимание на меня. Меня он рассматривал несколько дольше.

– Хм! Что-то я чувствую странное в тебе, айран! – наконец, сказал он. – Чем-то ты отличаешься от них. Но не могу понять, чем.

Дракон еще раз внимательно меня осмотрел. Потом его взгляд зацепился за рукоять Листа, выглядывающую из-за моего плеча. Вы когда-нибудь видали изумленного дракона? Нет, ничего, вроде бы, не изменилось на его морде, но изумление очень даже чувствовалось.

– Надо же! Кройцваген вернулся в мир! – пробормотал он. – И он достался айранам! Что же делается в этом мире? Где справедливость?

– Справедливость в справедливом наказании! – торопливо заговорил я. – Поджаривать нас на огне, за то, что мы ничего не сделали – несправедливо!

– Не тебе айран рассуждать о справедливости! – рыкнул на меня дракон.

Моего лица коснулся жар, вырвавшийся из пасти дракона.

– Ты мне лучше скажи, как этот клинок нашел тебя?

– Это не он меня нашел, а я его! – отозвался я.

– Рассказывай! – презрительно фыркнул наш пленитель. – Дался бы он тебе, если бы ты не был ему предназначен. Не лги мне!

– А ты, давай, отпусти меня, – вкрадчиво предложил я. – Тогда и разберемся, кто кого нашел.

– Не считай меня таким же глупцом, коим являешься ты сам! – грохнуло в ответ. – Нам ли не знать, что может сделать с нами обладатель Кройцвагена! Впрочем, этого обладателя мы от меча избавим. Пусть клинок ищет нового владельца. Быть может, он изберет кого-нибудь из нас.

– Держи карман шире! – огрызнулся я. – Скорее он вас всех порубает на фиг, за то, что вы меня убили.

– Эй! – вмешался Валерка, которому надоело вот так беспомощно висеть во время такой интересной беседы. – Может, если не его, то хотя бы меня отпустишь? И меч у меня не такой уж и опасный.

План Валеры был прост и понятен. Понятен – нам! Это существенно! Ведь драконы-то знать не могли каков мастер Валерка. Не сомневаюсь, окажись Валерка, хоть на мгновение, свободен, то тут же был бы освобожден и я. Мне кажется, что мечом эти черные нити можно снять легко.

Пленивший нас дракон медленно повернул голову к Валере. Он долго, очень долго, всматривался в него.

– И что это тут делает этот предатель и извращенец?! – проревело так, что даже уши заложило.

– Эй! Выбирай выражения, ящерица-переросток! – заорал в ответ, совершенно не смущенный таким оборотом, Валерка. – Ответишь за "базар"! Кого это я предавал, да еще и в извращенной форме?

– Свой народ ты предал, связавшись с айранами! – продолжал громыхать дракон.

– Ничего подобного! Люди давно поддерживают союз с ними, – отмел обвинения Валерка. – Вон совсем недавно у Туркорок, мы, люди, бились с айранами плечом к плечу против бабуров.

– Да причем здесь люди? – сердито прорычал на пленитель. – Ты свой народ предал!

Лицо Валерки приняло очень озабоченное выражение.

– Знаешь что? Ты давай мне все объясни очень подробно. А то я сегодня как-то туговато соображаю. Что это за мой народ, и чем, собственно, он отличается от людей?

– Да мы, драконы, – твой народ! А чем отличаемся, это же очевидно! – продолжал яриться представитель этого племени.

Лицо Валеры было примером крайнего изумления и недоверия. Такого, что дракон замолчал.

– Так вот почему мне твое лицо показалось незнакомым, – наконец, задумчиво произнес он. – Ты не знал, что ты дракон. Но все равно, ты совершил непростительный проступок. Уж голос крови должен был подсказать тебе, что это страшное преступление – поднимать меч против своих.

– Да какой голос крови? – взвыл Валерка. – Эти двое убеждали меня, что я не изменился. Они убеждали меня, что я как был, так и остался человеком, попав сюда!

– Стоп! – сразу же среагировал дракон. – Кто эти двое, которые несли такую чушь? И откуда ты попал сюда?

– Эти двое – мои друзья. Вон один из них болтается в ваших нитках, – наябедничал Валерка. – Они тоже, кстати, до того как попали сюда, были обычными людьми.

– Так вот что показалось мне странным, – задумчиво пророкотал дракон, снова поворачивая ко мне голову. – Ты не принадлежишь к этому миру. А кто второй?

– А какое это имеет значение? – спросил я, ясно осознавая, что, кажется, мы сейчас влипли по полной программе. – Второго тут нет. И у вас к нему претензий быть не может. Он на ваше логово не нападал.

– Ну, в виду открывшихся фактов мы можем несколько пересмотреть свое отношение к вам, – заметил дракон. – Но вот эти, двое, они же принадлежат к нашему миру. Вот с ними мы поступим, как и положено.

– Подожди! – дернулся я. – Я – Белокрыл, предводитель народа айранов. Они просто сопровождали меня. Нельзя карать только за преданность! К тому же, именно по вашей вине погиб ее отец. Она просто хотела отомстить.

– Месть – не оправдание! – сурово напомнил мне дракон.

– Согласен! – сказал я. – Но она просто еще очень молода и горяча. Простите ее за это. Мы же ничего не сделали. Пусть, именно из-за ваших ловушек, но не сделали же! Обещаю, что мой народ больше не будет нападать на твой народ! Это мое слово!

Дракон рассматривал нас с непередаваемым выражением. Непередаваемым потому, что я не разбираюсь в выражениях драконьих…, ну как тут сказать? Не морд же! Драконьих таблоидов, разве что.

– Твое предложение интересно, Белокрыл, – наконец, изрек он. – Я – Харракт, один из Троих. Не скажу, что нападения твоих сородичей меня очень пугают. Хотя, известную опасность они собой представляют. Думаю, что триумвират будет согласен на такие условия. К тому же меня заинтересовала ваша история. Если я вас сейчас освобожу, вы не будете делать глупостей? В первую очередь мой вопрос касается этой девчонки.

Катрина в ответ зашипела не хуже разъяренной кошки.

– Катрина! – строго сказал я. – Я дал слово! В конце-то концов, это же не они убили твоего отца. А мир с драконами нашему народу нужен так же, как и им.

Катрина молча смотрела на меня. Хотя, гнев в ее глазах уступал место задумчивости.

– Подчинись! – тихо сказал я. – Пожалуйста.

Катрина тяжело вздохнула, прикрыла на мгновение глаза, потом неохотно кинула, показывая, что поняла и приняла мою просьбу.

Наблюдавший за нами Харракт, сразу же снял путы с наших тел. Мои ноги твердо ткнулись в мелкий щебень, устилавший дно этой расщелины.

– Я сейчас вызову остальных, – пообещал дракон. – И вы расскажете нам свою историю.

– Остальных – это все племя, – осторожно уточнил я.

– Нет, – понял мои опасения Харракт. – Членов триумвирата. Прошу не делать глупостей, они вас не тронут.

 

Глава 10

Вот уж, о чем – о чем, а о глупостях я и не думал. Слишком уж свежо в памяти было неприятное ощущение связанных конечностей. Другие члены нашего маленького отряда тоже вели себя смирно. Хотя, взгляды, которые Катрина бросала на Харракта, ласковыми я бы не рискнул назвать.

Харракт замер, глаза его были прикрыты. Но я ощущал, что он внимательно следит за нами. Правильно! Я бы тоже не стал доверять. От этих придурочных айранов, то есть, от нас, можно ожидать чего угодно.

Валерка с недоумением рассматривал свои руки и ноги. Он все никак не мог взять в толк, где же в нем имеются признаки дракона, и почему он до сих пор их не замечал?

– Так значит, ты дракон, да? – подошла к нему Катрина. – Вот уж не думала! А с виду такой приличный человек.

– Он мой друг! – напомнил я.

Напомнил так, на всякий случай.

– Я постараюсь сдерживаться. Но все же, ты тоже постарайся меня не провоцировать! – посоветовала Катрина. – Быть может, со временем, я привыкну к этой мысли. Но сразу этого не получается.

– А я вот, несмотря на то, что дракон, к тебе никаких плохих настроений не испытываю, – с достоинством ответил Валерка.

Но при этом он мотнул головой, намекая на висящий под его левой рукой клинок. Ведь Катрина уже видела его искусство фехтования.

– Э-э-э… Харракт, можно тебя на минутку отвлечь? – обратился Валера к дракону.

– Можно, – приоткрыл один глаз Харракт.

– Может, ты примешь человеческое обличье? Как-то неловко вот так вот общаться.

– Не могу, – ответил дракон.

– Почему же? Я же вот могу! Правда, я пока не могу принять драконье….

– Сколько лет прошло от того момента, как ты вылупился? – поинтересовался Харракт.

– Я бы попросил! – возмутился Валерка. – Я родился в нормальном роддоме, в нормальных условиях. И при рождении, мою голову щипцами не повредили!

– У вас Площадку рождений называют роддомом? – с интересом спросил Харракт.

– Валера хочет сказать, что он родился у женщины, а не вылупился из яйца, – перевел я.

Харракт впал в глубокую задумчивость.

– Но ты же дракон! – наконец изрек он. – Я это чувствую, и в этом нет никаких сомнений!

– Может быть, – вздохнул Валерка. – Только вот мама об этом не знала. И папа, к счастью для мамы, был не в курсе. Я вот только начинаю опасаться: того ли я отцом родным называл?

– Не бузи! – строго приказал я. – Этак можно сказать и про нас с Семой. Хотя, вот я в своих родителях не сомневаюсь! Просто там все это скрытно проходит.

– Ох! Хотелось бы, – вздохнул Валера.

– Так ты мне не ответил, сколько лет прошло от твоего появления на свет? – напомнил Харракт, пропустивший наши рассуждения мимо ушей.

Хотя, я, честно говоря, пока не разобрался, где же уши у драконов.

– Двадцать три, – неохотно ответил Валера.

– Так ты еще совсем птенец! – воскликнул Харракт.

– Я бы попросил! – снова взвился Валерка. – Ну что за мир такой? Куда не сунься – везде ребенком считают! А я между прочим, уже совершеннолетний!

– Судя по тому, что ты оказался в этой дурной компании – нет! – отрезал Харракт.

Я громко засопел, напоминая о заключенном мирном соглашении.

– Впрочем, не в этом дело, – мирно продолжил Харракт. – А мне уже больше трехсот. И хотя, этот возраст я не назвал бы преклонным, но способность менять ипостась я уже утратил. Этой способностью владеют юные драконы. Тебе она будет подвластна еще лет сто пятьдесят.

– Еще бы! – фыркнул Валера. – Я ею уже двадцать три года владею, и никак в свой естественный вид дракона вернуться не могу!

– А оно тебе надо? – философски спросил я. – Будешь вот таким страшным и огнем плеваться, тоже будешь.

Пришла очередь сопеть Харракту, напоминая мне, что все-таки не стоит оскорблять драконий народ. Я вернул ему гаденькую улыбочку.

– Ну, что ты хочешь? Мы же – дурная компания.

– Я всегда подозревал, что чувство самосохранения у айранов отсутствует начисто, – хмыкнул Харракт.

В это время я заметил две точки, появившиеся в небе и приближающиеся к нам.

– Мы триумвират, – напомнил Харракт, заметив мой интерес. – Это наиболее совершенная форма управления.

– Это еще почему? – удивился Валерка.

– Все просто! Если управляет один, то слишком большая возможность ошибки. Если больше трех, то любое решение может потонуть в "говорильне".

Драконы приблизились, и я уже мог рассмотреть, что один из них расцветкой походил на Харракта, а второй имел, скорее зеленоватый оттенок чешуи.

С шумом приземлившись невдалеке от нас, оба дракона уставились на нашу компанию, не хуже Ленина, смотревшего на буржуазию. Помня, что после этого произошло с буржуазией, ласковыми эти взгляды назвать было нельзя.

– На этот раз, Харракт, я спорить с тобой не буду, – проревел тот, чья чешуя была похожа на чешую нашего пленителя. – Я согласен с тем, что их необходимо сжечь! …Но что я вижу? Почему они свободны и с оружием? И почему вон тот, что стоит рядом с тобой, веет на меня эманациями нашего народа?

– Спокойно, Харракот! – пробурчал зеленоватый. – Я надеюсь, что Харракт объяснит нам эту картину.

– Я тоже, надеюсссь! – прошипел Харракот, бросая на нас многообещающий взгляд.

– Открылись некоторые обстоятельства, – сообщил Харракт. – Именно поэтому я не предал этих нарушителей справедливому возмездию, и даже вызвал вас.

– И каковы же эти обстоятельства? – поинтересовался зеленоватый.

– Я сейчас их предоставлю вашему вниманию, Харравит, – кивнул Харракт.

– Ну и имена у них, – пробурчал стоящий рядом со мной Валерка.

– У каждого свои недостатки, – согласился я.

– О чем это они переговариваются? – подозрительно пробуравил нас взглядом Харракот.

– О! Это не стоит вашего просвещенного внимания, – светски улыбнулся я. – Вы сейчас будете делиться впечатлениями о нас, ну, а мы, соответственно, делимся впечатлениями о вас.

– А обстоятельства таковы, – продолжил Харракт, стоически не обращавший на нашу пикировку внимания. – Во-первых: один из айранов – предводитель этого племени….

– Очень хорошо! – злорадно перебил его Харракот. – Чур, он мой!

– Не думаю, что тебе достался очень лакомый кусочек, – сердито сообщил я. – У меня есть весьма острая приправа под названием Кройцваген. Я не ошибся в названии, Харракт?

– Не ошибся, – буркнул Харракт, неодобрительно покосившись на меня. – Харракот, прошу выслушать до конца мое сообщение! Не перебивай меня.

– Хорошо, говори, – отозвался Харракот.

Было очевидно, что название моего клинка его потрясло.

– Благодарю! – изогнул шею Харракт. – Во-вторых: как было уже замечено, у этого айрана имеется клинок, который мы знаем под именем Кройцваген.

– А можно мне, …э-э-э, …на него взглянуть? – нерешительно спросил Харравит.

Я, вместо ответа, выхватил Лист. Он сразу же засветился голубоватым цветом и зазвенел. Вот это их проняло не по-детски! Все три дракона отпрянули от нас, пригнули головы к земле и зашипели.

– Приятно видеть, что моему клинку оказывают должное почтение, – смущенно сказал я, загоняя Лист обратно в ножны.

– Ты, прежде чем повторять подобное, предупреждай! – проревел Харракт. – Я не знаю, что бы произошло, если бы мы не удержали пламя.

– Но он же, сам просил, показать! – возмутился я. – Я просто пошел ему навстречу!

– Ладно! Сочтем это недоразумением, – заговорил Харравит. – У тебя еще имеется, что нам сказать, Харракт?

– Да, но я забыл, на чем остановился!

– Ты как раз закончил на "во-вторых", – подсказал Валера. – У меня память молодая и я все помню.

– Спасибо! – буркнул Харракт. – В-третьих: как вы успели заметить, здесь имеется один из нашего народа.

– Предатель? – осведомился Харракот.

– Что? Опять? – засопел Валерка. – Влад, одолжи мне свой клинок! Мое терпение заканчивается!

– Остынь! – строго приказал я. – Мы, конечно, не подарок, но так нагло нарываться не стоит.

– Умно! – одобрительно кивнул мне Харракт. – Этот молодой дракон, просто не знал о своей сути.

– Интересно! – заметил Харравит. – Это как же так может быть?

– А вот это и есть "в-четвертых"! – хмыкнул Харракт. – Он, айран и кто-то еще, пока неназванный, прибыли сюда откуда-то извне. Во всяком случае, судя по их обмолвкам. Это странное место, где есть только люди. Там даже этот айран и наш молодой друг имели исключительно человеческий вид.

– Ну, это ты пожалуй загнул! – ошарашено почесал передней лапой макушку головы Харракот.

То, что ему при этом пришлось извернуться самым странным образом, меня развеселило. Я еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Но выводы Харракта меня удивили. Надо же! Все сопоставил и сделал выводы. С этими драконами надо держать ухо востро! Да и за языком следить надо. Лишнего не болтать!

– Я пока не вижу, из-за чего ты нас вызвал? – недоуменно спросил Харравит. – То, что тут оказался один из нашего народа и Кройцваген – это, конечно, интересно, но не повод для сбора триумвирата. Ты мог бы и сам принять решение. К примеру, этого передать на суд, как предателя, а остальных сжечь! Не думаю, что Кройцваген смог бы помешать выполнить эту задачу.

– Сожалею, но вынужден заметить, что ты не все услышал, – резко прозвучало от Харракта. – Ты обратил внимание, что я сказал о том, что эти трое из другого мира?

– Трое из другого мира и Кройцваген? – внезапно посерел Харравит.

– Ох! Влад, что-то мне это не нравится! – услышал я рядом голос Валерки. – То, что я, оказывается, дракон – это еще полбеды. А вот то, что нас пытаются подравнять под какое-то местное пророчество, это может быть большой бедой!

– Слушай, сам не хочу! Да? – процедил я, внимательно наблюдая за тем, как Харравит "косит" под хамелеона.

– Может, сбежим? – прошептал за моей спиной Онтеро, обративший внимание на то, что драконы пялятся друг на друга, совсем забыв о нас.

– Нет! – мотнул я головой. – Появился шанс сделать небо безопасным для айранов. Я должен им воспользоваться!

– А скажите, – внезапно повернулся к нам Харракт. – Это третий, ну, который с вами прибыл. Он, случайно, не эльф?

– Совершенно случайно – эльф, – ответил я. – И что?

Три дракона застыли в каком-то отрешении.

– Дракон, айран, эльф и Кройцваген…, – пробормотал, наконец, Харравит.

– Э-э-э! Хотелось бы все же знать, о чем идет речь? – не выдержал я.

– Что? – перевел на меня взгляд Харракт.

– Я говорю, что ваши потрясенные взгляды вызывают у меня противное чувство. У меня нехорошее ощущение, что это имеет какое-то значение. Вот я и хотел бы узнать – какое?

– Просто было такое сказано еще великим Траххартом (это наш патриарх), – задумчиво пробормотал Харравит. – Что дракон, айран и эльф придут из неведомых далей и принесут ключ, который всем мечом казаться будет. Что они-то и смогут совладать со злом, что в "Следе Проклятого ветра" заключено. Сказано было также, что изменения великие принесут они. А какие? Этого Траххарт сказать не смог.

– Так пусть еще раз поднапряжется! – посоветовал Валерка. – Надо же нам план действий разработать!

– Не сможет он уже поднапрячься, – печально сообщил Харракот. – Ушел он от нас в Долину Покоя. Может, уже и заснул вечным сном.

– Ну вот! – расстроено протянул Валерка. – Что же так он не вовремя? Нас подождать не мог?

– Да ему уже больше четырех тысячелетий стукнуло! – огрызнулся Харравит. – Куда уж больше ждать? Ты лучше скажи: вы Следом заниматься будете?

– Вот как раз для этого и прибыли, – кивнул Валера. – Решили разобраться со всеми заморочками. Сюда уже попутно заскочили.

– Очень вовремя заскочили, – буркнул я. – Или не вовремя, это как поглядеть.

– Мда, – задумчиво изрек Харракот. – Жечь вас, пожалуй, будет лишним. Какие буду предложения?

– Ну, какие? – отозвался Харравит. – Примем вот этого молодого в ряды, а они пусть занимаются тем, что предречено.

 

Глава 11

Пришлось мне снова подхватывать Валерку и, напрягая крылья, нести его к указанному месту. Драконы, хоть и превосходили габаритами нас, но не на много. Во всяком случае, нести Валеру на шее никто из них не рискнул.

Вот так и оказались мы в сердце драконьего царства. По прибытии, я сразу же, с разрешения Харравита, отослал Онтеро в лагерь. Надо же было успокоить наших соратников. Вместе с ним улетела и Катрина. Очень уж вид драконов ее нервировал. Она этого не показывала, но я чувствовал ее напряжение. Онтеро пообещал быстренько справиться и вернуться.

Драконье царство представляло собой кратер давно потухшего вулкана. Большая круглая площадка, окруженная кромкой изрезанных кавернами скал. При нашем появлении, дракон, игравший роль сторожевого, пронзительно заревел. В кратере сразу же началось оживленное движение. На скалах появилось несколько драконов, готовых взмыть воздух и начать бой.

К счастью, бой не намечался. Харракт что-то успокоительное проревел в ответ, и драконы расслабились. Мы опустились на свободную площадку. Харравит подозвал какого-то дракона с темно-серой чешуей. Может быть, это была и дракониха. Я не очень разбираюсь в тонкостях различий полов у этих существ.

– Прутрран отведет нашего мальчика в пещеру подготовки, – благосклонно известил нас Харравит. – Он ведает точным соблюдением всех обрядов и традиций.

– Хотелось бы быть уверенным, что когда я вернусь, все будут живы и здоровы, – озабоченно проговорил Валерка.

– Не беспокойся! Мы просто поговорим с твоим другом.

– Вот именно это меня и беспокоит, – печально отозвался Валера. – Эта подготовка к церемонии займет много времени?

– О! Не очень.

– Иди! – кивнул я Валерке. – Мы уж постараемся найти общий язык.

Валера недоверчиво взглянул на меня, но послушался и поскакал по камням вслед за, так и не сказавшим, ни единого слова, Прутрраном.

– Ну, что ты хотел сказать. Владыка айранов? – повернул в мою сторону голову Харравит.

– Я на счет предсказания. Это обязательно, что оно должно исполниться?

Харравит сделал движение, которое ментально у меня ассоциировалось с пожатием плечами.

– Что я могу тебе сказать? В том-то и беда с этими предсказаниями, что не поймешь, насколько оно непреложно. Тем более, что Траххарт сделал его уже на склоне лет, когда разум уже не всегда может отличить истинные видения от ложных.

– Но мы действительно хотим разобраться с этим Следом.

– Не факт, что Траххарт имел в виду именно вас, – флегматично заметил Харравит. – Да, совпадения есть. Но совпадения по составу действующих лиц. Где гарантии, что будут совпадения и по результату? Может, эту миссию предстоит выполнить не вам, а другим? Эти другие, тоже появятся откуда-то издалека, также с ними будет Кройцваген, и там тоже будут дракон, айран и эльф. Ведь Траххарт не указал времени исполнения предсказания. Попробуйте, может что-нибудь и получится.

– То есть, помочь вы нам не хотите? – уточнил я.

– А зачем? – вмешался Харракот. – Нам этот След особо не мешает. Я не хочу, чтобы гибли наши воины, ради непонятных целей.

– Для нас, гораздо важнее, на данный момент, другое, – продолжил Харравит. – В конце концов, надо решить вопрос мирного сосуществования! У нас, драконов, и у вас, айранов, совершенно различные интересы. Мы не входим с противоречия ни по единому вопросу. Может быть, хватит грызться из-за древнейших обид?

– Ага! – заинтересовался я. – Значит, обиды все-таки были? Какие?

– Не помню, – отозвался Харравит. – Я тогда еще только вышел из яйца.

– А меня еще совсем не было, – поддержал его Харракот. – Просто я усвоил одно: айраны – враги. А почему? Я как-то и не выяснял.

В это время появился Харракт, уходивший вместе с Валерой в пещеру подготовки.

– Ну, что там? – поинтересовался я.

Харракт только насмешливо фыркнул.

И тут раздался вопль Валерки, который перешел в истошный рев дракона. Я резко обернулся на этот звук. Из пещеры выкатился дракон, извернулся, подобрал лапы и крылья и мстительно выпустил струю пламени в зев пещеры.

Я, разинув рот, рассматривал это чудо природы. В том, что это Валерка, я как-то не сомневался, но (Боже мой!) в каком виде! Белый цвет, брюха и лап изнутри, плавно переходил в насыщенный темно-зеленый – крыльев и хребта.

– Эх, молодость! – одобрительно пробормотал Харракт.

– Да! – вздохнул, стоящий рядом с ним Харравит.

– Он там никого не пожег? – озабочено спросил я, продолжая во все глаза рассматривать преображенного друга.

– Все, что можно было сжечь, уже давно сожгли, – философски заметил Харракт.

– Ну, не скажи! – отозвался Харракот. – В последний раз преобразование было лет тридцать назад. За это время, что-нибудь могло и появиться.

– Подождите! – ошарашено попросил я. – Какое преобразование? Кого преобразование? И в кого?

– Понимаешь. Мы – существа долгоживущие. И с потомством у нас -соответственно. Где-то, раз в сто лет, королева откладывает три – четыре яйца. Бывает и пять, но очень редко.

Дракон-Валерка, тем временем, нашел взглядом меня и двинулся к нам, путаясь в своих четырех лапах.

– Теперь ты сам понимаешь, как мы дорожим нашим будущим потомством и бережем его. Вы бы все равно не смогли до него добраться. Связующие нити – не единственная ловушка на пути к ним.

– Да не собирался я уничтожать ваши яйца! – отмахнулся я. – И другим бы, не дал! Просто мне было интересно. А у вас попросить разрешения, по понятным причинам, как-то неудобно было….

Валерка дошкондыбал до нас и изнеможенно остановился.

– А назад, в человека, как обернутся? – спросил он у Харравита.

– Так же, как и в дракона, но в обратном порядке, – снисходительно просветил Валерку Харравит.

– Это что, снова меня пугать будут? – даже попятился тот.

– Нет-нет! – поспешно отозвался Харравит. – Испуг был нужен для того, чтобы включить механизм преобразования. Ведь не из всех яиц появляются детеныши в виде драконов. Иногда бывают и в человеческом обличье. Вот их потом так и преобразовывают в нормальный вид. Испуг – первое дело!

– Так что? Мне для того, чтобы вернуться в человеческий вид, надо кого-то хорошенько пугануть? – поинтересовался Валерка. – Это, если следовать вашей логике об обратном процессе.

Я только улыбнулся, зная наверняка, что если надо пугануть, то Валерка найдет сотню способов как это сделать.

– Ты просто вспомни свои ощущения, которые испытывал, когда преобразовывался в дракона! – терпеливо втолковывал Харравит. – И проведи их в обратной последовательности.

Дракон-Валерка задумался, попытался даже, для интенсивности мыслительного процесса, почесать макушку. Не преуспел в этом, но, судя по тому, как изменилась его морда, преуспел – вспоминая. На миг окутался зеленым сиянием, и вот уже предо мной стоит Валера, собственной персоной, в человеческом обличье.

– Здорово! – прокомментировал я. – А то у меня уже начали появляться сомнения. Ты ли это?

– Почему? – прищурился на меня Валерка.

– А может, тебя там подменили, в пещерах. И сюда вытолкали кого-то из своих, чтобы он выдал себя за тебя.

– Уффф! – возмущенный выдох со стороны триумвирата.

– И ты думаешь, что это возможно? – вкрадчиво поинтересовался Валера. – Что кому-то удастся выдать себя за меня?

– Нет! – великодушно согласился я. – Тебя спутать с кем-то – весьма нелегко!

– Айран! – прогремело со стороны Харракта. – Как ты мог такое даже подумать?

– Не обращайте на него внимания, – махнул рукой Валерка. – Это он для того, чтобы меня достать. У нас привычка такая есть. Друг над другом подшучивать. А Влад – мой друг.

– Да, – глубокомысленно заметил Харравит. – Нет дружбы крепче, чем дружба дракона!

Эй! Это я уже когда-то и где-то слышал! И, что характерно, не один раз. Если они так дружбу свою ценят, то чего дерутся постоянно?

Тихо потрескивал костер. Рядом уютно посапывал Онтеро, вернувшийся из нашего лагеря. Со своей задачей он справился, успокоил Кетвана и соратников. Ну, если это можно так сказать, что успокоил. Согласитесь, что когда из леса выходят двое и начинают убеждать, что, мол, остальные задержались в гостях у драконов, это не очень способствует спокойствию. Особо, зная Сему.

Онтеро рассказал, что Семен и Кетван порывались идти на выручку, и ему, Онтеро, стоило больших трудов отговорить их от этого гибельного поступка. В конце концов, Онтеро улетел к нам, с целым ворохом распоряжений и пожеланий от Семена.

– Вот ты скажи! – Валерка подбросил прутик в костер. – Чего ты согласился лететь бить яйца?

– А ты? – вопросом на вопрос ответил я.

– Я летел, чтобы помешать вам, – хмуро пояснил Валера. – Да и Семен меня попросил.

– Это же надо! – хмыкнул я. – Я тоже летел с этой целью – помешать. Бить яйца, все равно, что бить детей! Одно дело сразиться со взрослым драконом в поединке, а совсем другое – убивать беззащитных! Я опасался отпускать Катрину и Онтеро одних. Ну, и еще мне было интересно, как драконы со своим потомством обходятся.

– Ну, узнал? – поинтересовался мой друг.

– Не до конца. А ты чего так легко согласился в драконы податься? Что, тебе в человеках плохо было?

– Да как-то так, – пожал плечами Валерка. – Понимаешь, мне немного завидно было. Вот Сема и ты, кем-то здесь стали, а я, как ненормальный, остался тем – кем был.

– Почему как? – хмыкнул я. – Если бы остался человеком, то был бы самым нормальным из нас! Так нет! На экзотику потянуло! Тебе не кажется, что сегодня ты огреб проблем по "самое не могу"?

– Уже, кажется, – вздохнул Валерка и озабоченно нахмурился. – Вот меня беспокоит другое.

– Да? И что же?

– То, что скоро я не смогу вернуться в человеческий вид.

– Скоро? – поразился я. – Надо же! Как быстро ты начал драконьими мерками мерить. Да до этого еще больше сотни лет!

– Все равно! Меня беспокоит сам факт.

– Да давай доживем до этого факта! – усмехнулся я. – Я не уверен, что это получится. Раз уж мы взялись за такую задачу, как "След Проклятого ветра". Впрочем, ты еще можешь отказаться. Тем более, что твои сородичи уже огласили свое решение.

– На тот случай, если ты не заметил, – сухо произнес Валера. – Я всегда и везде был с тобой. И что бы там ни решили мои, как ты выразился, "сородичи", я останусь с тобой. И ты всегда можешь рассчитывать на мой клинок. И не надо меня оскорблять!

– Прости! – я внимательно посмотрел на друга. – Я в тебе не сомневался ни на секунду. Просто я должен был это сказать, в виду открывшихся обстоятельств.

– Подожди! – Валерка, просветлев лицом, наклонился ко мне. – Тут у меня одна идейка закралась….

– Эй! – встревожился я. – Зная тебя, я даже боюсь предположить, что это за идейка!

– Влад! – сердито одернул меня Валера. – Ты, все-таки, выслушай, а потом уже критикуй!

– Ну, ладно! Давай свою идею! – согласился я.

– Раз уж так сложилось, что я, ты и Семен принадлежим к разным народам, то почему бы нам эти народы не объединить?

– …?

– Что ты на меня так смотришь? Ну, да! Объединить! Представь, какая от этого будет польза! Эльфы айраны и драконы! Это же такая, брат, сила, что я даже не знаю, кто против нее устоит.

– Я не совсем понял, каким образом ты собираешься объединять? Это что? Ты хочешь, чтобы все наши народы жили вместе? Это типа, я себе живу, а на соседнем дереве какой-нибудь эльф милуется с молодой драконшей? А как ты собираешься справляться с целой кучей стереотипов, которых за тысячелетия накопилось на вагон и маленькую тележку?

– Не надо утрировать и упрощать! – поморщился Валерка. – Конечно же, придется нелегко! И стереотипы преодолевать придется. Но, раз уж мы друзья, можем же, сделать так, чтобы и наши народы жили в дружбе? Чтобы помогали друг другу, защищали единым фронтом друг друга. Для этого совсем не обязательно жить единой семьей на соседних деревьях. Ты как?

– Хорошая идея! – с чувством сказал я. – Осталось только хорошенько продумать, как ее реализовать. Да! И еще самая малость. Надо остаться в живых после нашего предприятия со "Следом".

 

Глава 12

– Так значит, так и договоримся, – подытожил Харравит. – Ты будешь нас ждать у входа в ущелье. Можешь даже вот с этим.

Харравит покровительственно кивнул на Онтеро.

– Договорились! – буркнул я, раскрывая крылья. – Ну, это в том случае, если мы живы останемся.

– Эй! Влад! Ты ничего не забыл? – окликнул меня Валера.

Я недоуменно осмотрел себя. Вроде бы, все свое – на мне.

– А что я мог забыть?

– Не что, а кого! – поправил меня мой друг. – Меня!

– А ты куда собрался, малыш? – удивленно поинтересовался Харравит.

– Как это куда? – Валерка воинственно уперся руками в бока. – Я с ними! Он меня принес сюда, пусть отсюда и уносит! Это пока я сам не научился летать.

Было видно, что обращение "малыш" ему очень не понравилось.

– Ты теперь не с ними, – внушительно сказал Харравит. – Ты теперь наш. Прежде, чем ты сможешь стать полноценным драконом, тебе не следует покидать дом.

– Нет уж, позвольте! – завелся Валерка. – У вас по описи было какое-то количество драконов. Я не был учтен. Вот и пусть остается то же количество! Это, чтобы отчетность не нарушать!

– Я не могу понять, о чем ты толкуешь, – ошарашено сказал Харравит.

– Я толкую о том, что я случайно узнал свою суть. Это попутный процесс. Главная же моя задача – сопровождать друзей и помогать им в деле уничтожения "Следа". Вот справимся, тогда и можно будет вспомнить о том, что я дракон. И малышом меня не стоит называть!

– Но, ты же, еще очень молод! Ты не подготовлен к тому, чтобы быть во внешнем мире без опеки и защиты!

– Да?

Валерка одним слитным движением выхватил свой клинок и закрутил его, в сумасшедшем темпе выполняя самые эффектные связки приемов из "сечи Радогора".

– Это ваши молодые драконы могут? Я, между прочим, с самого рождения без опеки и защиты. И ничего! Жив, как видите.

– Мы присмотрим за ним, – вмешался я, заработав при этом возмущенный взгляд Валеры. – Он в первую очередь – наш друг! И для меня не имеет особого значения, что он оказался драконом. И если надо будет, спасая, закрыть его собой, то мы сделаем это.

Харравит долго буравил меня взглядом.

– Ты смог поднять мое мнение об айранах на несколько пунктов, – наконец, сообщил он. – Мне бы очень хотелось, чтобы это не были пустые слова.

– У Владыки не бывает пустых слов! – вмешался Онтеро. – Слово айрана – крепко!

– Это еще следует мне доказать! – строго сказал Харравит. – Ладно! Иди малыш с ними! Но не забудь вернуться! Тебе предстоит очень много узнать и многому научиться.

– Как вспомню, что в виде дракона ты превосходил себя раза в три, а то и четыре, то сразу становится ясно – почему ты такой тяжелый! – прокряхтел я, опускаясь на землю.

– Клевета! – Валерка расслаблено уселся на мох. – Я не такой уж и тяжелый! Это ты немощь бледная! Каких-то восемьдесят килограмм живого веса, а он уже стонет!

– Так это что? – издевательски улыбнулся я. – Некоторые части тебя – дракона, надуты воздухом? Или как? С восьмьюдесятью килограммами? Не маловато ли будет?

– А хочешь, сейчас обернусь? – хмуро поинтересовался Валерка. – Попробуй меня такого поднять! Только смотри, чтобы пупок не развязался, от того воздуха!

– Нет уж! – с достоинством отверг я предложение. – Я тут тяжести таскать не нанимался. Да и лагерь недалеко. Вдруг увидит кто.

– Ты долго будешь от Кетвана и его парней скрывать свою айранскую сущность? – хмуро поинтересовался Валерка, шагая рядом со мной.

– Да вот, не знаю, – пробормотал я. – Они-то считают меня человеком. Вон, даже основателем ордена заделали. А тут окажется, что я и не человек вовсе. Как-то сомневаюсь я.

– Сразу видно, что ты пренебрегал такой важной задачей, как изучение материальной части! – мудро изрек Валерка. – Не читал ты, брат, фэнтезийной литературы! Не окунался в романтику рыцарских приключений!

– А на доступном, человеческом языке? – сухо поинтересовался я.

– Ну, если на доступном, – ехидно улыбнулся Валерка. – Да они спят и видят, чтобы их орден основал кто-нибудь крылатый! И чтобы что-нибудь у него там светилось, и какие-нибудь слова он произносил. Типа: "Вы – избранные мои дети! И я поведу вас за собой!".

– Куда? – скептически хмыкнул я.

– А вот это уже не важно! – отмахнулся Валерка. – Всегда можно будет сказать, что именно туда – где они на данный момент оказались.

– Удобная философия! – сделал вывод я, начиная подъем на пригорок с нашим лагерем.

– Наконец-то! – вышел навстречу Сема. – Я тут уже извелся весь! Катрина тоже очень переживает!

– Не очень! – капризно поправила Катрина, присоединяясь к нам. – Я была убеждена, что все закончится благополучно.

– Это почему ты была убеждена? – подозрительно осведомился Валера.

– Раз уж они не сожгли нас сразу, то и потом – в этом нет смысла! – улыбнулась Валерке Катрина.

– Так! Подождите! Я хочу услышать все подробно и с самого начала! – вмешался Кетван.

– Услышишь! – пообещал я, присаживаясь у костра. – Сейчас ты такое услышишь, что придется крышу веревками привязывать. А то, как бы не снесло, вместе с шифером!

Валерка расплылся в улыбке и ободряюще подмигнул мне. Я кисло усмехнулся ему в ответ.

– Давай-давай! – радостно присел рядом кавалер. – Всем слушать внимательно! Все-таки, это летопись нашего клуба и ордена! Тем, кто сейчас в карауле, я потом все перескажу.

– Судя по всему, ночь прошла спокойно? – поинтересовался я.

– Очень! – заверил меня Кетван. – Ну, повыла там, в лесу, какая-то гадость. Но сюда лезть не рискнула. Ты, благородный Влад, рассказывай-рассказывай!

– Ну, начнем с того, что попал ты благородный Кетван в кампанию не совсем обычную, – вздохнул я.

– Еще бы! – с готовностью подхватил кавалер. – В геройскую я кампанию попал! Стал соратником основателя нашего ордена…!

– Не в этом смысле! – вынужден был прервать я расходившегося Кетвана. – Хотя, и в этом тоже. Вот ты думаешь, что Семенэль – единственный не человек в нашей кампании?

– Благородный Семенэль – эльф! – Кетван вежливо наклонился в сторону Семы. – А что, есть еще кто-то из этого благородного народа?

Кетван остро взглянул на каждого из нас и приготовился слушать дальше.

– Из этого – нет, – вздохнул я. – А как ты относишься к айранам?

– Мощные бойцы! – уважительно вздохнул Кетван, и мечтательно прищурился. – Как вспомню их в бою с бабурами….

Кетван запнулся и, широко открыв глаза, спросил:

– Уж не хочешь ли ты, благородный Влад, сказать, что кто-то из нас…?

– Не кто-то, а целых трое! – проинформировал я. – Онтеро, Катрина и …я.

Отвисшая челюсть Кетвана послужила достойной иллюстрацией к этому признанию. Я, с замиранием духа, ожидал реакции Кетвана на эту информацию. И тут оказалось, что Валерка был прав в своих предсказаниях.

– Так ты, благородный Влад, крылат? Это правда? Хотя, что это я? Конечно, правда! Подумать только, основатель нашего ордена – крылатый айран! Да все остальные обзавидуются! Я уверен, что ты, благородный Влад, там не на последних ролях!

– Есть мнение, что благородный Влад является нашим предводителем, – скромно заметил Онтеро.

– Ох, ты, Единый! – крякнул от переполнявших его чувств Кетван. – Вы слышите, благородные кавалеры? Какая для нас честь, быть членами нашего ордена? Теперь понятно, как ты воевал с драконами!

Валерка предостерегающе прочистил горло.

– Не расстраивайся, благородный Валери! – обернулся к нему Кетван. – Быть человеком – тоже неплохо! А ты друг таких выдающихся личностей!

– Дело в том, что Валери тоже, как бы, не человек, – заметил я.

– А кто? – вопрос одновременно вырвался у Семена и Кетвана.

Я в некотором затруднении посмотрел на Валерку, потом на Катрину.

– Ты что, ничего им не рассказала?

Она наслаждалась моментом, это однозначно!

– Я хотела, чтобы эту новость преподнес им ты. Знаешь, как мне было трудно? Но я удержалась! И все ради того, чтобы увидеть эту сцену.

– Вы что, сговорились, что ли? – озабоченно проговорил Семен. – Влад! Немедленно прекрати!

– Я пока еще и не начинал, – хмуро заметил я. – Но если ты просишь, то и не начну.

Семен зашипел сквозь стиснутые зубы.

– Кетван, а ничего, если основатель вашего ордена, вдруг, случайно так, помрет? Это даже лучше! Напишете, что погиб от руки злобного эльфа. То, что он сам этого эльфа довел до состояния злобного, можешь не упоминать.

– Эй! Ты что, снова хочешь оставить крылатый народ без царя-батюшки? – ехидно поинтересовался я. – И только потому, что я не сказал о превращении нашего общего друга в дракона?

Надо отдать ребятам должное, уловили они мгновенно. Вот только поверили не сразу.

Семен поднялся на ноги и несколько раз обошел вокруг невозмутимо жующего Валеры, внимательно к нему приглядываясь. Кетван ходить не стал. Он пялился на моего друга, не вставая с места.

– Что-то я ничего особого не замечаю, – сообщил Сема. – Разводишь, да? Валери, ты-то чего молчишь? Тут на тебя такое наговаривают, а он, видите ли, молчит!

– Когда я ем…, – Валерка сыто цыкнул зубом, проглотив последний кусок. – Вот оно хваленое зрение эльфов! У него под носом, всю его сознательную жизнь эльфа, обретался дракон, а он и ухом своим остроконечным не ведет!

– А что ты им сказала? – строго спросил я Катрину.

– А ничего! – засмеялась она, показав мне язык. – Сказала только, что вы задерживаетесь и будете завтра.

– Ну, ты – партизан! – я в восхищении покрутил головой. – Надо же! Девушка, а смогла молчать больше пяти минут!

– Я очень вредная, – промурлыкала Катрина. – Желание насладиться этой ситуацией, оказалось сильнее желания рассказать. Согласись, тогда бы не получилось такого сюрприза!

– Я вас сейчас всех порву! – взвыл Семен. – Немедленно все рассказывайте! И с самого начала!

– Но если Валери дракон, – глубокомысленно заметил Кетван. – То он враг Влада. А враги так себя не ведут. Или вы, следуя благородным традициям, решили отложить поединок на завтра? Извини Валери! Но я буду на стороне благородного Влада.

– Все в порядке, – благодушно махнул рукой Валерка. – Мы помирились.

– Я жду рассказа! – напомнил о себе Сема. – Да! И еще: я очень недоверчивый. Одного только, что тебя называют драконом – мне недостаточно! Давай, покажи свою скрытую суть!

– Да ты что! – замахал я на Сему руками. – Думай, чего просишь! Если он обернется, то куда деваться нам? Хоть он особо много места и не занимает, но все равно, раза в четыре объемнее Валеры-человека.

– А мы еще не видели и подтверждение других слов, – напомнил о себе Кетван. – Мы только слышали, что благородный Влад – крылат. А вот крыльев, как-то, не заметили. Нет, я, конечно же, верю! Как я могу не доверять слову дворянина? Но хотелось бы убедиться собственными глазами.

– Вот видишь, чем чревато недоверие к словам командира? – укоризненно обратился я к Семену. – В отряде, некогда сплоченном, появляется разброд и шатания!

– Интересно, – процедил Семен. – Когда это ты решил взять на себя роль командира? Тебе не кажется, что на эту должность годится более благоразумный (и просто умный) – я?

– Ого! Кажется, начался дележ власти, – провозгласил Валерка, удобнее умащиваясь на своем месте. – Делайте ставки, господа! Я, лично, ставлю на Влада. Вот если бы между ним и Семенэлем было больше десяти метров, то тогда еще был бы вопрос – кто кого.

– А ты знаешь, что подстрекателям, обычно, достается первый кнут? – сердито повернулся к нему Сема.

– Знаю, но не боюсь! – расплылся в улыбке Валерка. – Во-первых: у тебя нет кнута. А во-вторых: для моей новой драконьей шкуры – это семечки!

– Так это, правда, что ты дракон? – устало спросил Семен.

Валерка покивал.

– Правда, пока я еще не взрослый дракон, – печально заметил он. – А когда стану – не смогу обернутся человеком.

– Давай не будем заранее беспокоиться! – посоветовал я. – Когда то время придет, может, что-то и решим.

 

Глава 13

– Все же, хотелось бы посмотреть на вас, – заметил Кетван. – Поймите меня правильно. Мы верим вам, но один раз узреть – много значит для боевого духа.

Валерка нерешительно взглянул на меня.

– Ты вон туда отойди! – посоветовал я, поднимаясь и отстегивая клапан на спине. – Только не наступи ни на кого….

Кетван восторженно уставился на нашу троицу, стоящую у костра. Его сотоварищи также, в некоторой прострации, пялились на Валерку. Тот решил пофорсить, и смел ударом хвоста небольшую сосенку. Покряхтел, поднимаясь на лапы (сила действия равна силе противодействия, а лапы пока еще плохо держали), и выжидательно уставился на нас.

– Вот в таком вот аспекте, – скромно подытожил я.

– Куда я попал, – горько сказал Семен, поникнув головой.

– Чья бы корова мычала! – отрезал я. – Ты из нас первым дезертировал!

– Ничего! – успокаивающе заговорил Кетван. – Эльфом тоже быть неплохо, благородный Семенэль.

– Расцветочка у тебя шикарная, – заметил Сема, оценивающе рассматривая Валерку. – Где такую оторвал? Или по знакомству тебя ею обеспечили?

– Не дерзи! – пророкотал Валерка, поперхнулся и выпустил клуб дыма из ноздрей. – А то сожгу!

На "сожгу" Валера пустил "петуха", чем вызвал нездоровый сдавленный смех у группы айранов.

– Рано мне пока драконом дефилировать, – пробурчал Валерка, оборачиваясь человеком. – Вот лет через сто, попробуй сказать тоже самое.

– Так, наземные силы у нас есть, – подытожил я, снова присаживаясь к костру. – Мы все можем ими быть. Военно-воздушные тоже имеются в наличии.

– Противовоздушные силы не забудь! – напомнил Семен, похлопав по своему луку. – По низколетящим объектам попадать я тренировался.

– А вот как же быть с магией? – засомневался я. – Там, наверняка, есть какая-нибудь магическая бяка.

– А твой меч на что? – спросил Валерка.

– Тебе не кажется, что его будет маловато на всех нас?

– Давайте подберемся поближе и там уже посмотрим, – предложила Катрина. – Строить всякие предположения, сидя тут – толка мало.

– Это – да, – вздохнул я. – Хорошо. Завтра выдвигаемся к объекту. Кетван, оставишь на хозяйстве двоих бойцов! Остальным подготовить и начистить оружие. Ну, и крылья с хвостовым опереньем не забудьте!

– Подготовить, или начистить? – усмехнулся Онтеро.

– Выщипать! – отрезал я.

Впереди неслышно перемещался Семен. Он служил у нас авангардом. Никто так не умеет передвигаться по лесу, как эльфы. Вот кто-то может сказать, что побывал в лесу и не видел ни одного эльфа. Это совсем не означает, что их там нет. Просто они не дали вам себя увидеть. Ну, и услышать тоже не дали, заодно.

Дальше, на некотором отдалении, шла основная группа. Поводырями служили Онтеро и Катрина. Как истинные айраны, они могли видеть в темноте и, соответственно, не теряли из виду Семена. Темнота, кстати, была не такой уж кромешной. Кетванов отряд видел куда ступает. Но, как мы уже знаем, видеть для тихой ходьбы – недостаточно. То есть хруст, перемежаемый глухими матерными конструкциями, стоял приличный. И не имело значения, что людей было четверо (двое остались сторожить лагерь), шумели они за всех. Замыкал построения я. Было несколько затруднительно обеспечивать вниманием не только тылы, но и фланги. Впрочем, я справлялся.

К моему удивлению, лес на нас особого внимания не обращал. Ну, не то, чтобы совсем никакого. Но интерес был сугубо гастрономического плана. Некоторые виды, которым не удалось подхарчиться ночью, были не прочь наверстать упущенное, ранним утром. Нет, я их, конечно, понимаю. Сам, бывало, устраивал ночную охоту на холодильник. И разочарование их понимаю тоже. Ведь точно помнил, что в холодильнике еще есть пара сосисок, но только потом вспоминал, что съел их еще вечером. То есть, ночные хищники, становясь на "след", нарывались на меня, с моим Листом в комплекте. То ли дурная слава о нас уже разнеслась по лесу, то ли еще по какой причине, но связываться со мной эти твари не спешили. А когда рядом со мной возникали Валерка и Онтеро, то желание позавтракать пропадало начисто. Особо настойчивых, мы оставляли на том месте, где повстречались, но уже исключительно по частям.

При приближении к Следу, лес стал редеть. Между деревьями, то тут, то там, встречались большие камни и валуны. Не могу сказать, в чем разница между камнями и валунами, но другого описания на ум не приходит. Именно, камни и валуны. Наверное, тут дело в том, что камни имели резко обломанные края, а валуны были более округлых форм. И те и другие, по мере приближения к центру, вырастали в размерах. Это тоже понятно. Чем меньше вес, тем дальше летишь.

Мы продолжали движение, хотя, уже не так уверенно. Нарастала внутренняя тревога, кое-то неприятное чувство, что мы потревожили что-то большое и недружественное. И вот это недружественное открыло глаза и ищет нас среди окружающих развалин.

Уже стало совсем светло. Мы осторожно передвигались от камня к камню, подолгу задерживаясь для того, чтобы хорошо осмотреться.

– Стоп! – Семен поднял руку, всматриваясь в какое-то место перед нами.

– Что там такое? – тихо поинтересовался я, подбираясь к нему поближе.

– Не нравится мне что-то тут, – задумчиво пробормотал Сема.

– Что именно?

Семен жестом указал на небольшую ровную площадку, поросшую невысокой травой сероватого цвета.

– Посмотрим.

Я подобрал с земли приличный камень и швырнул его на это место. Едва камень коснулся поверхности, трава исчезла. Из земли вырвались фиолетовые щупальца, которые, извиваясь, начали хлестать вокруг. Ничего не найдя, они успокоились и скрылись в толще земли. Площадка вновь стала насквозь мирной и безобидной.

– Что-то меня не тянет пойти туда и прилечь отдохнуть, – пробормотал Валерка.

– Удвоить внимание! – распорядился я. – Такие и подобные ловушки будут встречаться теперь на каждом шагу. Семенэль, особая благодарность за обнаружение!

– Давай без трепа! – поморщился Семен, двигаясь в обход ловушки.

– Это у меня всегда, когда нервничаю, – смущенно признался я.

Дальше нам пришлось пересечь целый пояс из различных препятствий и ловушек.

Понятно, что "мирная полянка" была не единственной! Чего стоили каменные столбы, стреляющие острыми, каменными же, осколками в разные стороны, едва ты переступал незримую границу? Или большие валуны, окутывающиеся сетью голубых молний, при приближении к ним. Да, разнообразию всякой гадости не было границ! Если перечислять все, то выйдет отдельная книга.

Быть может, я когда-нибудь, когда стану подвывать от "ничего не деланья", возьмусь за составление подробного списка.

Избежали неприятностей мы, только благодаря изумительной интуиции Семена. Вот что значит эльфийская "чуйка"!

По мере продвижения, деревья исчезли совсем. Впрочем, как исчезли и другие виды растительности. Уж, слишком здесь был климат неблагоприятный для них. Хотя на счет других видов, я, видимо, поторопился. Что это такое, неприятной расцветки, произрастает из щели между двумя глыбами? А шипы-то! Такой величины и количества я себе и представить не мог.

Неосторожный шаг Стрессила, и этот уродец встряхнулся. Я еле успел прыгнуть к человеку и, вместе с ним, укрыться за выступом скалы. Послышался дробный стук об камень и все стихло.

Я осторожно выглянул. Прямо перед носом увидел россыпь из двух десятков острейших шипов. Да! Попади такие в нас, были бы мы ежиками. Только вывернутыми наизнанку.

– Я же говорил: осторожно! – прошипел я Стрессилу. – Или ты считаешь себя бессмертным?

– Целы? – из-за другого камня поинтересовался Сема.

– Да. Но боюсь, что с таким энтузиазмом, это ненадолго, – буркнул я.

– Ты заметил, на каком расстоянии эта тварь среагировала?

– Примерно, метров восемь, – отозвался я.

– Берем для надежности десять, – прикинул Семен. – Значит, так и обходить.

– А ведь мы только начали приближаться к Следу, – вздохнул Онтеро. – А что там, дальше?

– Дальше: След, – хмыкнул Валерка. – Или ты ожидаешь еще чего-то?

– Я уже и не знаю, чего, – пробурчал Онтеро, осторожно пробираясь вслед за Семеном.

Еще несколько напряженных моментов, и мы выбрались к широкому ровному месту. Эта полоса тянулась в обе стороны. Подозреваю, что она полностью охватывает центр Следа.

Сверху конфигурацию этого места никто не видел. А может, и видел, но это было последнее, что данный индивидуум видел в своей жизни. Как я понял, со стороны, След был затянут каким-то маревом, не позволяющим рассмотреть, что творится внутри. То есть, прорваться к нему можно было только по земле. Но и это было нелегким делом, принимая во внимание те защитные построения, которые нам пришлось преодолеть.

– Так, – Сема напряженно всматривался в открывшееся перед нами пространство. – Это ровное место – неспроста! Уж больно оно необычно на фоне всего того, что мы преодолели. Моя изнуренная интуиция подсказывает мне, что тут скрывается какая-то бяка.

– Я пока ничего не вижу, – отозвался я, так же напряженно разглядывая окрестности.

– Включи логику! – вмешался, подобравшийся к нам, Валерка. – Открытое место делают для того, чтобы заметить подползающих диверсантов. Я рискну предположить, что выйди мы туда, и нас встретят радостными залпами молний и другой магической гадости.

– А я что-то не вижу на противоположной стороне наблюдательных вышек с прожекторами, – огрызнулся я.

– Влад, ну, не тебе же объяснять, что это необязательное условие, – хмыкнул Сема.

– А жаль! – вздохнул я. – Чего делать будем?

Семен только пожал плечами. Очень ценный совет!

– Всем рисковать – не имеет смысла, – заговорил Валерка. – Самые быстрые из нас – это ты да я. Ну, еще у Онтеро ноги длинные.

– У меня отдышка, – донеслось от Онтеро.

– Трус! – фыркнула Катрина. – Давайте я! Я очень быстро могу бегать!

– Я не трус! – запротестовал Онтеро. – Просто я мало бегаю. В основном – летаю.

– Нет! – запротестовал я. – Идем вдвоем! Ты и я.

– Влад, я все равно пойду! – сердито заговорила Катринка. – Ты не имеешь права отказывать мне только потому, что я девушка!

– А я, не потому, – хладнокровно отозвался я. – Я потому, что мы с Валери очень хорошо владеем мечами. И одного, случись что, мне будет легче прикрыть Листом, чем двоих. К тому же, я командир отряда и мои решения не обсуждаются! Я достаточно ясно выразился?

Сердитое бормотание Катрины ясно дало мне понять, где она видела все мои доводы. Но громко озвучить свои мысли по этому поводу, девушка не решилась.

– Вы, все-таки, осторожней там, – попросил Сема. – Если что, сразу назад. А мы тут уж прикроем.

– Может и мне с вами пойти? – вздохнул Кетван. – Я сильный!

– Боюсь, что местные обитатели этого не оценят, – хмыкнул я. – Валер, ты не стесняйся. Если запахнет жареным, преобразуйся. Жареное – это по твоей части. Да и шкуру твою тогда пробить будет гораздо тяжелей!

– Меч, в виде дракона, трудно держать, – сообщил Валерка.

– Не беспокойся! Я его прихвачу.

Мы осторожно выбрались из-за камней и тронулись по открытому пространству. Похоже, Валерка был прав, говоря о контрольной полосе.

Почему-то на ум пришла песня Высоцкого, в которой он пел о цветах на контрольной полосе. С чего бы это? Тут не то что цветов, вообще, ни былинки!

Мы успели сделать не больше десятка шагов. Сработал механизм реагирования на нарушение границы. Камни зашевелились и начали приобретать формы гуманоидов. Ну, да! Очень похожи на людей, только кожа серого цвета, да глаза пустые. Впрочем, особыми изысками создатель этого войска не страдал. Все строго функционально. Одежды нет (а на фига она?), половых признаков нет (по той же причине), а вот оружие имеется. Я рассмотрел мечи необычной формы и что-то похожее на арбалеты. Кажется, мы поспешили. Надо срочно рвать когти в обратном направлении!

 

Глава 14

– Валер! Отходим! А по-простому: ходу отсюда, ходу!

Валерка не ожидал повторения. Он уже несся к камням, из-за которых мы вышли. Я не отставал, хотя, бежал зигзагами. Очень правильно бежал! Пару раз мимо пролетели болты серого воинства. А один раз меня таки сильно долбануло по ноге. Хорошо, что я перед выходом частично преобразовался. Даже, несмотря на дубленую кожу айрана, боль была сильной.

Мы в темпе уходили от границы. Сема вел нас по проверенному пути, который он великолепно запомнил. Нас попытались, было, преследовать. Но в этом случае, предосторожности противника сыграли с ним дурную шутку. Карты минных полей у преследователей явно не было. Да и системой "свой – чужой" обзавестись, как-то не озаботились. То есть, ловушки срабатывали на серых людях так же безотказно, как они сработали бы и против нас.

– Ну, я открыт для предложений, – известил я, когда мы собрались снова в нашем лагере. – По воздуху – нельзя. По земле, тоже не пускают. Что делать будем?

Дружное молчание не очень меня обнадежило.

– А что же ты не попробовал свой меч на этих сереньких? – пробурчал Валерка. – Как-то не очень героически выглядел наш драп с поля боя.

– Валерик! – ласково сказал я. – На тот случай, если ты не заметил, у этих "гавриков" кроме мечей были и "стрелялки". Какой бы я крутой и классный ни был, а с таким количеством мне не совладать! У меня, между прочим, нога до сих пор болит.

– А ну, покажи! – оживился Семен. – Надо же подлечить!

– Да, ничего особенного! – отмахнулся я. – Синяк на полноги. Пройдет. Но этих серых было слишком много!

– Так что? – задумчиво спросила Катрина. – Мы все так и оставим? Объявим, что справиться со "Следом" невозможно потому, что невозможно, вообще? Значит, пусть он и дальше сидит безобразной раной на земле, угрожая всем и отравляя все?

– Но, мы же, попытались, – засопел Кетван. – Мы даже прошли вглубь! Этих тварей там – как муравьев в лесу!

– То есть, дело безнадежное! – пробормотал Онтеро.

– Вот и этот деятель, что там засел, так думает, – хмыкнул Семен.

Я быстро взглянул на него. Мне ли не знать своего друга! Если он начинает говорить таким тоном, то что-то пришло в его остроухую голову. Но надо быть очень осторожным. Он либо предлагает что-то очень правильное, либо начинает нести такое – что ни в какие ворота не лезет! Это уж, как извилины замкнет!

– Есть соображения? – напряженно спросил я.

– Надо "обкашлять", – коротко ответил Сема.

– Не томи! – присоединился Валера. – Что у вас, эльфов, за манера – тянуть кота за хвост!

– Есть твердое убеждение, что пролететь над Следом невозможно, – начал Семен. – Я хотел бы выяснить. Невозможно залететь за границу Следа, или неприятности начинаются потом, по мере пролета над вражеской территорией?

– Хороший вопрос, – согласился я. – Да вот беда, отчетов камикадзе как-то не сохранилось.

– Вообще-то, – задумчиво обхватил ладонью подбородок Онтеро. – Я несколько раз пролетал вплотную к Следу. Конечно, ручаться не могу, но мне кажется, что разок и границу его пересек….

– Почему ты думаешь, что пересек? – заинтересовано спросил я. – И чего это ты около Следа кружил?

– Да пролететь мне надо было в ту сторону. А чего пересек? – Онтеро пальцем ткнул в сторону Валерки. – Так его родственнички прижали. Деваться было некуда. Но, маневр удался. Выскользнул.

– А вот моему отцу – не удался, – вздохнула Катрина.

– Эй! Я бы попросил! – возмутился Валерка. – Я под этим не подписывался, и участия в этом не принимал! Нечего в меня пальцем тыкать!

– Тихо-тихо! – поднял руку я, стараясь подавить назревающий скандал в зародыше. – Не забывай Онтеро: мы сейчас если и не союзники, то, по крайней мере, у нас нейтралитет. И потом, Валери совсем недавно примерил шкуру дракона. Так что, претензий к нему быть не может. Семенэль! Продолжай свою мысль!

– Да мысль проста, – Семен улыбнулся. – Почему бы не попробовать перелететь это воинство? Насколько я понял, они в обычном состоянии являются камнями?

– Голова! – с удовольствием констатировал я. – А нам, соответственно, ты предлагаешь на практике проверить твою теорию?

– Мне почему-то кажется, что эта линия обороны – последняя, – объяснил Сема. – Дальше только След. Это – исходя из размеров и ширины поясов ловушек и контрольной полосы.

– А сам След, ты считаешь безопасным? – поднял бровь я.

Сема пожал плечами.

– Я только высказываю предположение.

– Но, что-то же, обрушилось на моего отца! – тихо сказала Катрина. – Ни ловушки, ни воинство не могли этого сделать!

– А я не предлагаю лететь до самого центра! Я предлагаю перелететь контрольную полосу, – огрызнулся Семен.

– Хорошо. Я попробую, – хмуро сказал я. – Слетаю на разведку.

– Я с тобой, – решительно вмешался Онтеро.

– И я, – присоединилась к нему Катрина.

– Я – один! – рыкнул я. – Не забывайте, что Лист только у меня. Нечего рисковать всем троим!

Ребята промолчали, но обменялись взглядами, которые мне очень не понравились.

– И без самодеятельности, – с нажимом сказал я. – Я же только на разведку. Туда, и сразу же, обратно.

– Влад, ты только осторожнее там, – попросил Валерка. – Не лезь на рожон!

Эх! Хотелось бы мне, чтобы это сказала Катрина! Но молчит девчонка, не показывает своего отношения ко мне. Впрочем, это тоже отношение.

– Значит, с утра выступаем снова? – скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Кетван.

И вот мы вновь движемся по территории Следа. На этот раз, движение несколько ускорилось. Маршрут известен. Все ловушки на своих местах. К полосе мы вышли раза в два быстрее, чем в прошлый раз.

– Ну, что? – Семен внимательно всматривался в открывшееся перед нами пространство. – Готов?

– Нет. Но готовлюсь! – буркнул я, сбрасывая с себя куртку. – Надо было и куртки с такими клапанами сделать! Ты не находишь, что сегодня несколько холоднее, чем вчера?

– Ничего! – ободряюще заметил Сема. – Крыльями помашешь – согреешься! Главное – чтобы совсем жарко не стало, да жареным не запахло.

– Добрый ты, – печально сказал я, прилаживая между крыльев ножны с Листом. – Вот всегда можешь обнадежить в трудную минуту.

– А для чего еще существую друзья? – хмыкнул Сема, доставая из своей сумки внушительную связку стрел.

– Вы долго еще трепаться будете? – сердито осведомился Валерка. – Надо начинать, пока никого нет!

– Влад, давай я все-таки с тобой полечу, – попросил Онтеро. – Не дело на такой риск самому идти!

– Как раз на такой и надо самому, – пояснил я. – Я же только посмотреть хочу.

– Ты очень высоко не поднимайся, – вдруг, сказала, молчавшая все утро, Катрина. – Тебя тогда не будет видно издалека.

– Попробую, – я признательно ей улыбнулся.

Немного попрыгав на месте, разминая крылья, я резко взмыл вверх. Завис, осматривая предстоящий путь (та еще работенка, крылья ходят по совсем уже непредставимой траектории). Так. Моя цель вон те холмы, с другой стороны полосы. Еще один взмах, и неспешный скользящий полет на планировании. Камни, которые вчера так резво превратились в воинов, не реагируют на меня, летящего. Это что, не рассчитаны на такое, или есть еще какие-нибудь сюрпризы? Еще один взмах для того, чтобы набрать потерянную высоту. Намеченные мною холмы быстро приближались.

Вдруг, я почувствовал на себе чье-то внимание. Как будто, этот кто-то проснулся и, открыв глаза, увидел меня. Сначала отстраненное, а потом сразу же сосредоточенное внимание. Из-за холмов выметнулся какой-то жгут ярко-синего цвета с вкраплениями красных нитей. Он выпрямился и устремился в мою сторону.

Рефлексы сработали мгновенно. Я даже толком не успел сообразить, что происходит, как тело само сделало в воздухе кувырок и, стремительно набирая скорость, яростно работая крыльями, понеслось назад.

– Посадку давай! – заорал я, подлетая к месту взлета.

Семен уже включил свою швейную машинку, с неимоверной скоростью посылая одну стрелу за другой мне за спину. Я на лету выхватил меч, и, едва коснувшись ногами земли, резко развернулся.

Вот тут я смог оценить свойства эльфийских стрел. Насыщенные какой-то магией, они поставили заслон перед странным жгутом. Во всяком случае, продырявленный в нескольких местах белыми струями, язык изогнулся и отпрянул назад.

– Отходим! – скомандовал Семен, напряженно смотря на, бешено извивающийся, жгут.

– И, желательно, бегом! – пробормотал Валерка, быстро пробираясь по скалам к выходу.

– Только смотри, в ловушки не попадись! – пристроился за ним Кетван.

– Если будешь бежать точно за мной, то не попадемся, – заверил Валерка на бегу.

И вот мы снова уныло восседаем в нашем лагере. Вернее все мы, кроме Семена. Тот ушел в астрал, и скоро вернуться не обещал. Я даже с некоторой завистью на него поглядываю, но последовать его примеру не могу. Я возглавляю эту, с позволения сказать, экспедицию, и покинуть товарищей по оружию не имею права. Правда, сидеть и печально молчать, тоже не велика утеха.

– Мне кажется, что мы сможем решить проблему каменного воинства, – внезапно, сказал Семен.

– Очень радостное известие, – хмыкнул я. – И каким же образом?

– Мармиэль накачал стрелы соответствующей магией.

– Подожди! – нахмурился я. – Причем тут Мармиэль? Откуда он знает, какой магией накачивать стрелы? И как, наконец, эти стрелы окажутся здесь?

– Я связался с ним, – без малейших следов раскаяния сообщил Сема. – Сюда выходит отряд наших воинов из "Зеленой стражи". Думаю, что мы сможем проложить дорогу через "контрольную полосу".

– Ты сообщил Мармиэлю, что мы тут собираемся сделать? – возмущенно воззрился я на Семена. – Ты представляешь, что нам устроит Нортоноэль? Я удивляюсь, как это он еще не приказал нам возвращаться!

– Да потому, что он, в отличие от тебя, великолепно понимает, что такое политика! – взорвался Семен. – Потому, что этот "След" у границы наших лесов! И он нам, эльфам, приносит не меньше (а то и больше) вреда, чем остальным! И Нортоноэль заинтересован в том, чтобы "След" был уничтожен. Но нам одним он был не по зубам.

– Нельзя допустить, чтобы все заслуги приписали только эльфам, – пробормотал Онтеро, поднимаясь. – Айраны тоже не лыком шиты! Да и идея, что ни говори, принадлежит Владу!

– Ты куда? – насторожился я.

– Да так. Узнаю прогнозы, разведаю настроения, – туманно изрек Онтеро.

Он резко подпрыгнул и, в несколько взмахов набрав приличную высоту, быстро куда-то полетел.

– Э-э-э, – протянул я, вопросительно глядя на Катрину.

– Давно пора! – резко кивнула она. – Вообще, эта твоя идея хороша, но надо ее реализовывать большими силами.

– Ух, ты! – подскочил Кетван. – Может, мне за людьми смотаться? Хотя бы в Туркорки?

– Сиди! – распорядился я. – Хватит и вас! И потом, я не хочу разбазаривать славу нашего Ордена. А придется, если ты кого-то еще пригласишь!

– Влад! – неожиданно серьезно заговорил Валерка. – Большая просьба. Отнеси меня к драконам. Я попробую еще раз поговорить с ними. Ну, не могут они оставаться в стороне.

– Ты слышал, что они говорили? – хмуро осведомился я.

– Я попробую еще раз! – твердо сказал Валерка, встретившись со мной взглядом.

– Ладно! – вздохнул я. – Отнести-то тебя, я отнесу. Да вот только в успехе я сомневаюсь.

 

Глава 15

Нападение произошло под утро. И что за гадская у них привычка нападать так рано?

Услышав тревожный возглас Стрессила, несшего вахту в это время, я быстро подхватил Лист, с которым в последнее время не расставался. Стряхнул с него ножны и, сразу же, вынужден был вступить в бой. Какие-то безликие туманные фигуры нахлынули на наш лагерь. Лист включил свою иллюминацию, зазвенел от предвкушения и начал кромсать врагов, ведомый моими руками. Валерка вскочил и бросился к Семену, прикрывая его. Рядом хекал, размахивая своим двуручником, Кетван. Пятерка кавалеров Ордена выстроилась кругом, ощетинившись мечами. В центре круга оказалась Катрина, которая тоже не собиралась оставаться в стороне от веселья. Онтеро упоенно кружился на месте, окружив себя сверканием своих "парников". Под этот "вентилятор" я бы не рисковал полезть. Главное, чтобы у него "завод" не кончился, пока мы тут разбираемся. Время от времени щелкала тетива лука, превратившегося в руках Семена в очень эффективное оружие.

Враги были вооружены серыми мечами и небольшими кулачными щитами. Не совсем понимаю логику. Явно, что особой техники боя они не освоили. Весь расчет делался на то, что нас можно задавить массой и количеством. Это я определил по тому, как они, нелепо размахивая своими клинками, перли, перли и перли на нас.

Ничего такого особенного в этих нападающих не было. Мой меч, как и мечи остальных, крошил их на окрошку. Разве что, брызг и рек крови не было. А так, умирали исправно. Но появлялись новые враги, так что отдохнуть и перестроиться нам не удавалось.

В это мгновение я услышал отчаянный крик Катрины. Брошенный в ее сторону взгляд, едва не стоил мне пропущенного удара. Катрину захватили в плен! Ее тащат в неизвестном направлении!

Я взревел и ринулся в ту сторону. Но на моем пути оказалось слишком много врагов. Пока я прорубался сквозь их построения, от захватчиков девушки и след простыл. И тут же нападающие отхлынули в лес, оставляя нам наш холм, заваленный остатками менее удачливых из них.

Валерка и Онтеро вцепились в меня, стараясь удержать от того, чтобы я сразу не бросился в погоню по "горячим" следам. Я рычал, пытаясь вырваться из их рук.

– Кетван, помогай! Мы его вдвоем не удержим! …Семенэль, не лезь под руки! Тут от тебя толку не будет. …Макс, да уймись ты! Это они специально, чтобы нас заманить…. Ой! Да что же ты дерешься?!

Они все-таки смогли удержать меня. Более того, они смогли еще связать мне руки и ноги! Даже по крыльям прошлись веревкой, изверги! Я беспомощно валялся на траве, а мои "соратнички", тяжело дыша, стояли надо мной.

– Развяжите! – наконец, буркнул я.

– Глупостей делать не будешь? – осведомился Валерка, вытирая разбитую губу рукавом.

– Нет.

– Слово?

– Слово.

– Ладно! Но только смотри, если что – снова свяжем!

Я поднялся на ноги, разминая мышцы. Ребята напряженно следили за каждым моим действием. Я взглянул в ту сторону, в которую "серые" уволокли Катрину, что вызвало нарастание напряженности со стороны моего окружения.

– Не дергайтесь! – криво улыбнулся я. – Я же пообещал!

– А то мы тебя не знаем, – ответил такой же кривой улыбкой Семен. – То ты спокойный, а в любую секунду можешь взорваться и черти что натворить!

– Онтеро! – подумав некоторое время, решился я. – Ты ведь вчера у наших был? Что там?

Айран пожал плечами.

– Часть верит, часть – нет. Но тех, кто верит – больше. Они хотят, чтобы ты прилетел туда.

– Ты же видишь, что я сейчас не могу этого сделать. Давай лети и собирай всех, кого только сможешь! Задачу понял?

Онтеро серьезно кивнул, расправил крылья и, сделав несколько быстрых шагов в сторону, взмыл в воздух.

– Так ты говорил, что эльфы на подходе? – обернулся к Семе я. – Очень кстати!

– Влад! – Валерка встал передо мной. – Отнеси меня! Пожалуйста!

– Ну, что же, полетели! – буркнул я, подхватывая Валеру под мышки. – …Не дергайся так сильно! Уроню – будешь знать!

– Ты давай-давай! – сердито отозвался мой друг. – Думаешь, мне удобно вот так висеть?

Так или иначе, но до поселения драконов мы долетели. Нельзя сказать, что нас радостно встретили. Сторожевой дракон, едва увидев нас, тревожно взревел. В воздух, беспорядочно хлопая крыльями, взвилось дежурное звено этих динозавров с огнеметами.

Только не давайте читать это Валерке! А то, обидится. Он к моим колкостям на счет драконов, в последе время стал уж очень чувствительным.

К счастью, жечь нас сразу не стали. Немного подозрительно покружив вокруг нас, драконы успокоились и позволили нам приземлиться.

– Что, решил вернуться? – проревел Харракт, взбираясь к нам на площадку и помогая, при этом, себе крыльями. – Правильное решение, если так!

– Я вернулся для того, чтобы просить вас о помощи! – вышел вперед Валерка.

– Помощи в чем? – осведомился дракон. – Кажется, я уже говорил о нашем отношении к этому вопросу.

– Говорил! – кивнул Валера. – Но вот подумать перед этим не соизволил!

– Кхгм-м-м! – только и смог издать, подавившись от возмущения, Харракт.

Даже, по-моему, дым у него из ушных щелей повалил, сердешного.

– Да как ты смеешь такое говорить старшим?! – взревел, обретший дар речи Харракт.

– А вы, старшие, нормально себя ведите! – нахально заявил Валерка. – Тогда таких разговоров и не будет. Вы же хотите, чтобы у вас с айранами и эльфами мир был? Или это только слова?

Мне кажется, что Харракт с удовольствием спалил бы Валерку, да и меня, за компанию. Но что-то его, все же, от этого удержало. Я пока не вмешивался, с интересом наблюдая за развитием событий. В свой план меня Валера не посвятил, и я опасался помешать ему.

– Ты это к чему ведешь, зеленый? – грозно спросил Харракт.

– А что может быть лучшей демонстрацией желания мира, чем оказанная вовремя помощь? – сердито спросил мой друг. – Слова только тогда могут что-то означать, когда они будут подтверждены делами! Сейчас большой отряд эльфов подходит к нашему лагерю. Онтеро полетел собирать айранов. А вы? Вы что-нибудь будете делать, или все так же будете наблюдать со стороны, как гибнут те, кого вы хотите называть своими союзниками?

– Но ты же, понимаешь, что такие дела вот так, просто, не решаются? – сбавил тон Харракт. – Сейчас мы обсудим положение и примем решение.

Дракон повернулся в сторону пещер и истошно взревел. Я невольно прочистил ухо, которое слегка оглохло от этого рева.

На пороге одной из пещер появился дракон, в котором (а я уже немного мог это сделать) я узнал Харравита. Раздался ответный рев, в котором сквозил вопрос. Харракт вновь что-то проревел. Харравит сердито выпустил струю пламени, но все же, снялся с места и полетел к нам. Вслед за ним из пещеры показался и Харракот.

Если вы еще не бывали на совещании драконов, то не советую туда попадать. Ничего хорошего! Внятные, понятные речи прерывают рев и струи пламени, направленные в разные стороны. Особенно такое творится, когда члены совета придерживаются различных взглядов по одному и тому же вопросу. Тогда рядом с ними находиться жарковато. Это буквально!

Пришлось нам с Валерой перебраться на более отдаленную скалу, и уже оттуда лицезреть это совещание.

А надо сказать, что совещание было долгим. Судя по всему, Харракот был ярым противником вмешательства. Харракт как раз – наоборот! Что он и пытался доказать. Харравит внимательно слушал обе стороны, и принимал решения.

– Да ну их, к лешему! – сердито высказался Валерка, присаживаясь на поверхность скалы. – Я уже жалею, что оказался одним из них! Это же надо! Столько переливать из пустого в порожнее! Может быть, ну их? Пусть и дальше себе спорят.

– Подождем, – не согласился я. – Их помощь, действительно, была бы нелишней. Я хочу показать той гадости, что она очень ошиблась, захватив Катрину. И эта ее ошибка – была фатальной. Это принципиально!

– Лишь бы Катринка осталась жива! – озабочено проговорил Валера.

– Что-то мне подсказывает, что она жива еще, – отозвался я. – Не знаю что, но уверенность в этом есть.

Спор драконов, тем временем, не угасал. Насколько я понял, Харравит начал склоняться к точке зрения Харракота. Теперь они вдвоем ревели на Харракта. Тот огрызался и ревел за двоих.

– Эк, их глючит! – пробормотал я. – Ты смотри! Не вздумай на нас с Семеном так орать!

– Полетели отсюда! – вскочил Валерка. – Ну, их, к лешему! Не вернусь я сюда! Драконы, драконы! Фигня с крыльями! Вот их фамилия. Без них справимся. Как бабы базарные!

Я еще раз посмотрел на спорящих. Кажется, Валерка прав. Они только вошли во вкус, и останавливаться не собирались.

– Полетели, – вздохнул я, поднимаясь. – Жаль! Их помощь была бы не лишней.

Ручаться, конечно, не могу, но мне кажется, что в пылу спора драконы даже и не заметили нашего отлета.

Лагерь нас встретил кипением и интенсивным движением. Прибыл отряд эльфов, которым командовал Лороэль, памятный мне по битве у Туркорок. Немного в стороне расположились айраны, приведенные Онтеро. Среди них я увидел и Штрессила, командира крыла, который не очень вежливо со мной общался в тех же Туркорках. Все они настороженно меня рассматривали. Вернее, они рассматривали мои крылья, явно подозревая, что я их покрасил, преследуя свои интересы. Но, тем не менее, они прибыли. А это увеличивало шанс на успех.

– Вот уж! Теперь не могу решить, как же мне к тебе обращаться? – раздался вопрос.

Этот голос мне был очень хорошо знаком. Так и есть! Обернувшись, я увидел Мармиэля, стоящего рядом с Семеном.

– А в чем, собственно, проблема? – неласково спросил я.

– Ну, то, что ты не человек, это ясно, – покивал Мармиэль. – С одной стороны – ты айран, с другой, как подданный Светлого леса – эльф. Ты случайно драконом еще не стал? Тогда бы, путаница была бы полной и совершенной!

– По этому поводу, вот к нему, – ткнул пальцем в Валерку я. – Именно он оказался скрытым драконом в нашем сообществе. Ты, случайно, не знаешь пророчеств на эту тему?

– Эльф, айран и дракон? – задумчиво спросил Мармиэль. – …А он точно дракон?

– Лично видел! – заверил я.

– И я видел! – подошел к нам Кетван. – Не знаю, как других, но меня впечатлило.

– …И меч присутствует…, – так же задумчиво продолжил Мармиэль, не обращая внимания на реплику кавалера. – Да. Было такое пророчество. Только я с блеском доказал, что это бред. Что такого быть не может, в принципе.

– Это почему же? – подозрительно поинтересовался Валера.

– Это, исходя из ситуации на тот день, – пояснил Мармиэль. – Мы очень мало знали об айранах. Хотя, и знали, что они в больших неладах с драконами. Представить, что они когда-нибудь найдут общий язык, да еще и начнут контактировать с нами – было просто невозможно!

– Ну, это все же произошло, – заметил я. – Теперь, давай рассказывай, в чем суть этого, как ты сказал, бреда?

– …След, зло несущий, победить непросто, – прикрыв глаза, начал цитировать Мармиэль, – Должны усилья быть приложены народов. Не одного народа лишь, но многих. Настанет время, и придут Герои. По одному от каждого народа. Объединит их дружба, несомненно. И связью будет меч волшебный. Один, лесного царства сын. Второй – сын неба голубого, парящий в воздухе, айран. А третий – сказочный дракон, что пламя извергать умеет….

– Пока еще не умеет так, как хотелось бы! – перебил Валерка. – Но я над этим работаю.

– Не вмешивайся! – попросил я. – Тут пророчество провозглашают, а он со своими проблемами! Продолжай, Мармиэль!

– Да вот это, в общем-то, и все, – нахмурился Мармиэль. – Как это сделать, инструкции не имеется. Сказано только, что такая возможность есть.

– И ты, хоть и не веришь в это, все же пошел сюда и будешь нам помогать? – с признательностью посмотрел я на эльфа.

– Да! – твердо ответил Мармиэль. – Тут есть несколько причин. Первая: этот След, как раковая опухоль для нашего леса. Если есть хоть малейшая возможность избавиться от нее, ею надо воспользоваться. Нортоноэль считает, что такая возможность есть. Вторая: недавно изобретенный мною магический состав, которым поможет преодолеть защиту контура Цитадели Зла.

– Откуда вы знаете об этом? – оторопело спросил я.

– Мы заплатили за эти знания сполна! – отрезал Мармиэль. – Смертями отчаянных рейнджеров из "Зеленой стражи".

– Я так понимаю, что есть еще третья причина? – осторожно заметил Семен.

– Третья? – Мармиэль неожиданно заулыбался и ткнул в меня пальцем. – Это невероятное везенье этого нахала! Пока оно его не подводило. Как знать, может быть, не подведет и на этот раз!

 

Глава 16

– Ну, что? Собираемся и начнем атаку? – предвкушающее потирая руки, спросил Кетван.

Мармиэль неторопливо обернулся к нему, холодно и высокомерно качнул головой.

– Человек, – процедил он. – Если наша задача положить как можно больше наших воинов, то ты прав. Можно сразу же начать атаку на След. Только, на тот случай, если ты не знаешь, у нас несколько иная задача. Мы должны уничтожить След, потеряв при этом, как можно меньше. А такая задача, без тщательного планирования, не решается.

Мармиэль еще некоторое время сверлил взглядом удивленного кавалера.

– Ты уверен, что его присутствие здесь – правильное решение? – повернулся он ко мне.

Кетван очнулся, прохрипел что-то неразборчивое и потянулся за своим двуручником. Мармиэль, не глядя на Кетвана, небрежно сделал какой-то жест рукой, и кавалер застыл на половине движения.

Я, поджав губы, смотрел на эту картину.

– Все та же высокомерность, – наконец, высказался я. – Только, в отличие от меня, он не может достойно ответить тебе. Зачем ты это делаешь, Мармиэль? Он, как человек, является нашим союзником. Люди тоже должны принять участие в деле.

– Я прожил на свете уже достаточно долго, – Мармиэль сложил руки на груди. – Люди, жизнь которых подобна мгновению, пытаются указывать нам, как и что делать. Это меня оскорбляет.

– Да, – согласился я. – Но за свою короткую жизнь, они успевают сделать многое. Они падают, но вновь поднимаются и идут к цели. И достигают ее, леший побери! Они за свою короткую жизнь успевают сделать больше, чем ты за всю свою долгую! И в этом их сила! Они должны быть нашими союзниками! А теперь, разморозь его!

Мармиэль подарил мне долгий взгляд прищуренных глаз, который я стойко выдержал.

– Хорошо! – маг перевел взгляд на кавалера. – Только, пусть он не вмешивается. На таких условиях я согласен терпеть его присутствие.

"Да, невозможно переубедить этого кадра!" – сокрушенно подумал я.

Мармиэль, тем временем, снял свое заклинание с Кетвана.

– А теперь, можно я его разрублю? – прохрипел Кетван, не сводя разъяренного взгляда с эльфа.

– Успокойся! – коротко приказал я. – У нас уже есть враг. Не стоит искать новых. К тому же, он прав! Надо спланировать операцию. Мы не имеем права на ошибки.

Семен дружески положил руку на плечо Кетвана.

– Смотри и учись! – посоветовал он кавалеру. – Если ты собираешься стать лидером, то научись планировать операции.

Кетван с шумом выдохнул воздух и убрал руки от меча.

Мармиэль присел на камень, точащий из земли рядом, и вытащил лист пергамента из-за пазухи.

– Вот примерный план Следа, – пояснил он. – Конечно же, он не совсем точен, но представление мы получить можем. Вот здесь полоса периметра наиболее тонка.

Мармиэль ткнул пальцем в разгулье тонких линий. Сема наклонился над картой. Онтеро и Штрессил, заинтересовавшись, подошли ближе и тоже начали рассматривать план.

– Если мы находимся здесь, – Семен ткнул пальцем в место на пергаменте, – То нам надо будет забрать правее. А это что за обозначение?

Мармиэль некоторое время всматривался в неясные кружочки и квадратики, а потом пожал плечами:

– Понятия не имею! Нам-то что за дело? Оно находится в стороне.

– Зато я имею! – вмешался Онтеро. – Это же поселение драконов! Теперь я понимаю, как получилось, что Владыка (старый Владыка) полетел над Следом.

– Не принимайте его во внимание! – сердито сказал Валерка. – Я думаю, что когда мы закончим, они все еще будут спорить, присоединяться к нам, или подождать и посмотреть спектакль со стороны.

– Ладно! – не стал спорить Семен. – Мне кажется, что нам надо будет собраться в этой точке. Когда начнут подниматься эти каменные болваны, мы открываем массированный огонь. Теми стрелами, что ты принес с собой Мармиэль. А для второй линии обороны годятся и обычные стрелы. То есть, я хочу сказать с нашей, обычной магией. Это уже проверено. Дырявят эту гадость исправно! Айраны пойдут по коридору, который мы сделаем. А вот дальше…. Дальше, как раз и понадобятся новые стрелы. Та магическая субстанция, что пыталась тебя достать Влад. Если ее убрать, то вы сможете атаковать эту гадость уже по воздуху?

– Думаю, да, – пожал я плечами. – Там же уже недалеко до центра?

– А что делать нам? – поинтересовался кавалер.

– Прикрывать лучников, – мгновенно среагировал Валерка. – И не кривись! Я тоже буду это делать, вместе с вами. Это очень ответственная задача! Эльфам будет не до этого. Они будут делать коридор для айранов. Наша задача – чтобы им никто не помешал!

– А-а-а! – протянул Кетван. – Тогда, ладно! Обеспечим!

– Лететь предлагаю клином! – высказался Штрессил. – На острие – Влад! За ним, уступами, все остальные. Ты, Онтеро, держишь правое крыло. Я на себя беру левое. А, правда, что у тебя легендарный клинок?

Штрессил выжидательно посмотрел на меня. Я, без лишних слов, извлек Лист из ножен. Айран внимательно изучил меч. Впрочем, не притрагиваясь к нему. Видимо, он слышал, чем это может обернуться.

– И камень светится, – пробормотал он. – Надо же! А ведь я, при первой нашей встрече, почувствовал что-то, но подумал, что это ошибка. Ты уж прости, Правитель!

– Опять?! – я сердито взглянул на Онтеро. – Мы же договаривались!

– Потом будете разбираться! – нетерпеливо прервал нас Мармиэль. – осмелюсь напомнить, что у нас сейчас несколько более важная задача! Как вам план Семенэля?

– А что, есть еще варианты? – хмыкнул я, многообещающе глядя на Онтеро. – Предлагаю выдвинуться завтра, с утра.

– Ты про Катрину не забыл? – озабочено спросил Валера.

– Нет, – мотнул я головой. – Но мы не можем бросаться в атаку сломя голову. Все должны перед боем отдохнуть. И что-то мне подсказывает, что этой твари Катрина нужна живой. Иначе, они бы ее не утаскивали, а убили бы на месте.

– Логично, – вынужден был признать Валера.

Едва начало светлеть, весь лагерь уже был на ногах. Часовые торопливо тушили костры. По кругу шли котелки со знаменитым хаэлем, бодрящим напитком эльфов. Передовой отряд, под руководством Семена, уже ушел по маршруту, оставляя ясно видимые метки, обозначающие безопасный путь.

– Хорошее утро, – кивнул Мармиэль, здороваясь со мной.

– Будет ясный день, – отозвался я, прилаживая ножны с Листом на спине. – Я вот думаю, нам сразу преобразовываться, или уже на месте?

– А зачем на месте? – хихикнул Мармиэль. – У вас, в истинном виде, больше достоинств. Главное, из которых – дубовая кожа!

– Спасибо, что хоть до голов не добрался! – фыркнул я. – Эх, сейчас бы ополоснуться холодненькой водичкой! Но не стоит! Это будет равносильно сигналу для противника.

– Не сигналу, а первому удару, – поправил меня подошедший Валерка. – Причем, может быть, решающему. Во всяком случае, морально ты его уничтожишь! …Кавалер Кетван, тыловое охранение – наша задача! Нечего эльфам и айранам оглядываться, ожидая удара с тыла! Потом, по прибытии на место, переходим на фронтальное обеспечение. С тыла нас тогда уже будут прикрывать ловушки.

– Ну, что? Тронулись? – повернулся ко мне Мармиэль.

– Тронулись! – я дал отмашку нашему отряду.

– Вот так они и пошли в бой! – продекламировал Валерка, пристраиваясь рядом со мной.

– Главное – что бы еще и вернулись! – буркнул я и громко скомандовал:

– Внимательно смотреть! Не растягиваться!

Милое дело идти по проложенному уже пути. Не напрягаешься, пытаясь обнаружить припрятанные ловушки и засады. Сема со своим отрядом проложил нам путь. И мы двигались достаточно быстро и уверенно. Конечно, бдительности терять не стоит, и с этим у нас было строго. Да еще и Мармиэль, оказавшийся очень неплохим рейнджером, сканировал окружающее пространство, на предмет всяческих магических бяк.

Возникший впереди, по курсу, эльф дал отмашку вправо, предлагая обойти спрятанную ловушку. Ну, этого и следовало ожидать! Мы собирались предпринять атаку уже с другого направления. Почему оно должно быть без ловушек?

Внезапно, шагавший рядом со мной Лороэль, сорвал с плеча лук и, одну за другой, выпустил три стрелы в зашевелившееся сероватое нечто.

– Затаилось! – с удовольствием сообщил он, глядя, как корчится и истаивает, под действием магии, эта гадость. – Хорошо затаилось! Если бы не легчайшее дрожание тонкого эфира, я бы его и не обнаружил.

– Все в порядке? – примчался из конца отряда Мармиэль. – Все живы?

– А то! – самодовольно отозвался Валерка. – Тут собрались одни профи!

– Не растягиваться! – рыкнул я. – Вперед!

А вот и первая линия! Семен предупреждающе поднял правую руку, сжатую в кулак. Выждав мгновения, убедившись, что наше прибытие пока не замечено, он взмахами показал, чтобы мы распределились по фронту. Вернее, это скорее относилось к эльфам и ребятам Кетвана. Айраны остались сплоченной группой. Впереди стоял я (так и хочется сказать, что весь в белом, но, чего нет, того нет). По бокам меня подпирали Штрессил и Онтеро. Лица воинов были решительны и сосредоточены. Понимают, что сейчас не в бирюльки играть будем!

– Пошел! – услышал я команду Мармиэля.

Валерка вскочил на ноги и понесся к периметру. Я увидел, как зашевелилось поле, вырастая в серое воинство. Резко свистнул Семен. Валерка затормозил, удачно перерубил ближайшего серого вояку и бросился назад, под прикрытие нашего отряда. Охрана периметра устремилась, было, за ним. Но тут эльфы грянули песню.

Там пелось что-то о том, что они просят стрелы не знать промаха и разить всех врагов наповал. Что-то такое. Я не особо прислушивался.

Зато я услышал нарастающий шелест и свист. Навстречу нападающим обрушился вал стрел. Эльфы, в неимоверном темпе выпуская стрелы одну за другой, наносили сокрушительный урон серому воинству. Если бы это были обычные стрелы, то я не знаю, как бы это помогло. Но это были стрелы эльфов, накаченные их магией. И они разили серых вояк наверняка!

Вот уж действительно! Образовался коридор, в котором не осталось ни одного из стражей. Эльфы перенесли огонь на фланги, удерживая, напирающих с обеих сторон, врагов.

По сигналу Мармиэля, вперед двинулся еще один отряд эльфийских воинов, до этого не принимавших участия в сражении. Эльфы быстро преодолевали открытое пространство, стремясь достичь противоположных скал.

Мы бегом бросились за ними. Скоро, совсем скоро, придет и наш черед вступить в бой.

Знакомо уже взмыли вверх синие с красным протуберанцы. Эльфы, прямо с хода, открыли стрельбу по ним. Стрелы тянули за собой, светящиеся ослепительно белым, хвосты. Они ныряли в жгуты, оставляя за собой рваные отверстия, которые начали стремительно разрастаться.

Я услышал, как в ментальном плане, что-то взвыло. Оглянувшись на мгновение, я понял, что этот вой слышал не только я. Лица ребят исказились от непереносимого воя. Я стиснул зубы и, выхватывая из ножен клинок Листа, сделал высокий прыжок.

Крылья поднимали меня все выше и выше. Я слышал, как хлопают крылья, поднимавшихся вслед за мной парней. Я сделал небольшой круг, собирая всех айранов, и ринулся в направлении центра. Бреши в синих щупальцах были таковы, что позволяли это сделать.

Скорость полета все возрастала. Мы стремительно неслись туда, где по нашим прикидкам и была причина этого безобразия.

Внезапно я увидел, как там, впереди вспучивается черным какая-то сущность. Огромная сущность! Она вырастала, насыщено черная. Открылись две алых щели глаз. Кто бы сомневался! Эти глаза, конечно же, смотрели на нас.

Из горы выросли еще два отростка, чем-то похожие на руки. Они совершили какие-то круговые движения. Между ними вспухло серое облако и, оторвавшись от этих рук, ринулось навстречу нашему клину.

– Берегись! Инферно! – услышал я.

 

Глава 17

Рев прозвучал откуда-то сверху. Оглядываться, не было времени. Я нырнул вниз. Судя по всему, ведомые последовали моему примеру. И тут, над нашими головами, навстречу вспухающему безобразному облаку, вытянулись языки удивительного пламени. Какого-то солнечного цвета, я такого еще в жизни не видел! И, надо сказать, что действовало это пламя не хуже Солнца, разгоняющего тьму ночи. Облако непонятной субстанции, когда его достигли языки огня, разлетелось на рваные ошметки, которые быстро рассеялись в пространстве.

Я все же, повернул на мгновение голову. Выше плотным строем двигались драконы! Все-таки, прилетели! Молодцы!

Я ускорил работу крыльями и выставил перед собой свой клинок.

Темная фигура взмахнула своими подобиями лап. От них отделилась, отсвечивая болотной зеленью, какая-то пелена. Она шустро направилась компактным шаром мне навстречу.

Блин! Увернуться не успеваю! "Влип, очкарик!" – мелькнуло в мозгу. Я зажмурил глаза, в ожидании неминуемой встречи с этой гадостью. В том, что это гадость, я как-то и не сомневался. В том, что встреча не доставит мне особой радости, тоже.

Лист в руках завибрировал. Я услышал хрустальный звон. Что там такое? Я приоткрыл один глаз, и, сразу же, распахнул оба. От кончика лезвия, навстречу быстро набухающему облаку, устремился узкий луч ярко голубого цвета. Он мгновенно проделал в этом облаке дыру, которая быстро расползаясь, начала пожирать эту гадость. Вот в нее-то, я и пролетел, вплотную приблизившись к темной сущности. Поднырнув под лапу, метнувшуюся ко мне, я от всей души рубанул Листом.

Вспышка темно красного пламени из раны! Рев чудища. …Вираж, …переворот, …кувырок, …новый удар! …Досталось и мне. Хорошо досталось! Я на секунду выбыл из реальности. Лишь у самой поверхности земли, мне удалось выровнять полет.

Я снова рванулся к врагу, пытаясь одновременно набрать высоту. Перед монстром кружились айраны и драконы. Они уворачивались от лап, мелькавших, как крылья ветряной мельницы, и пытались нанести свой удар.

Меч издал чистый звук, похожий на пение боевого рога. Он еще ярче вспыхнул, ведя меня за собой. Я просто не успевал за ним! Лист рвался вперед, к монстру. В какой-то момент его рывок был настолько резок и силен, что я просто не смог его удержать.

Сияющей ракетой, сгустком голубого пламени, Лист вонзился в огромного черного великана. …Сначала ничего. Великан все так же размахивает лапами. …Но вот он замер….

Драконы, воспользовавшись моментом, отпрянули от него и снова ринулись, извергая пламя….

Монстр взревел, изогнулся и…, неожиданно взорвался, разлетаясь ошметками черной плоти в разные стороны.

Взрывной волной нас отшвырнуло от эпицентра. Я находился недалеко от земли. Меня сшибло на нее и покатило по камням. Больно! Чтоб ему…!

И неожиданно – тишина. Я, отплевываясь от мелкой крошки и пыли (умудрился набраться, пока меня катило), поднял голову. Преобразование природы и окружающего пространства меня поразило.

Хмурое серое небо заменилось на голубые дали с редкими кучевыми облачками. Вовсю сияло небесное светило, лаская своими лучами обезображенную землю…. Хотя, почему обезображенную?

Исчезли острые неприветливые скалы. Исчезли, усеянные серыми валунами, безжизненные площадки. Прямо на глазах, окружающая меня поверхность покрывалась молодой изумрудной травой. Рядом со мной, из расселины, забил хрустально-чистой водой родник.

Я осторожно поднялся, оглядываясь по сторонам. Время разбрасывать камни прошло. Теперь бы собрать то, что от всего этого осталось!

В воздухе кружились драконы, вперемежку с айранами. Никто никого не трогал! Общий враг объединил всех. К нам осторожно приближались эльфы, бдительно посматривая по сторонам, держа в руках луки. На земле, в нескольких местах, я заметил тела драконов и айранов. Туда уже бросились некоторые из остроухих. Будем надеяться, что они только ранены.

Я оглянулся, пытаясь найти свой клинок. Помнится, он вонзился в этого темненького кадра. Значит, надо его в том направлении и искать. Я, даже не пытаясь подняться в воздух, побрел по направлению к центру.

Ко мне спикировал Онтеро.

– Жив!!! Победа! – айрана переполняло ликование. – Нет! Ну, ты дал! Вот так метнуть клинок! Мне бы и в голову не пришло! …А драконы как были поражены! У них были такие морды…!

– Успокойся! – я поморщился. Уж слишком громогласными были восклицания Онтеро. – Это не я метнул, это он сам метнулся. И вот теперь я его должен в этом дерьме отгрести! И то! Это, если он остался в сохранности.

– Да что же с ним сделается? – удивился Онтеро.

– Ты помнишь, что про него говорили? Мол, это такой клинок, которой появляется в тот момент, когда он нужен. Вот, боюсь, что тот момент уже прошел….

Мы подошли к низине, которая уже заросла свежей травой. В середине озеро, окруженное, поднимающимся прямо на глазах, кустарником. Легкая туманная дымка колышется над этим чудом. Как будто и не было здесь несколько минут назад никакого катаклизма. Как будто не было веков "Проклятого Следа". Мне захотелось протереть глаза, настолько нереально это выглядело.

Ну, и где же тут что искать? Я неуверенно осмотрелся по сторонам.

– Влад!!!

К нам бежала толпа эльфов, во главе которой прытко неслись Валерка и Семен. Начали опускаться рядом все крылатые бойцы. Всеобщее ликование заполняло место, бывшее недавно столь страшным и негостеприимным.

– Победа! – орал, прибежавший вместе со всеми, Кетван.

Ему вторил рев драконов и крики айранов. Эльфы грянули благодарственный гимн. Ничего, что он звучал несколько нестройно, из-за тяжелого, после бега, дыхания!

Но никто, абсолютно никто, не рисковал двинуться в низину. Видимо, придется это сделать мне. Я освободился от объятий Валерки и подошел к спуску. Нерешительно остановился, всматриваясь вниз.

– Я тоже ощущаю там непонятные эманации, – сообщил, подошедший ко мне, Мармиэль. – Не то, чтобы они были опасными, или враждебными, но они непонятны мне.

– Надо найти Катрину! – решился я. – Да и Лист, если он еще остался тут, тоже найти надо.

– Я с тобой! – немедленно подошел ко мне Валера. – Только вот где здесь, что искать? С воздуха, бесполезно! Туман достаточно плотен.

Вдруг, мне почудилось, что что-то блеснуло из тумана внизу. Какое-то мимолетное впечатление. Или все же не почудилось? Я застыл, всматриваясь в ту точку, откуда мелькнул блеск.

– Я тоже что-то заметил, – сообщил Семен, становясь рядом со мной.

– Вот! – я указал рукой на место, откуда снова на мгновение мелькнул голубоватый отсвет.

– На всякий случай, будь осторожен! – посоветовал Мармиэль.

Я кивнул, соглашаясь с ним, и начал спуск. За мной зашуршали шаги моих друзей.

Нас охватывал, колышущейся тонкой кисеей, туман. Он делал картину вокруг нас нереальной. Какие-то силуэты проплывали мимо. Онтеро и Валерка ощетинились своими клинками в разные стороны, двигаясь вслед за мной. Семен напряженно сжимал готовый к бою лук с, наложенной на тетиву, стрелой.

Я целеустремленно шагал в том направлении, откуда видел непонятный блеск. Шелестела под ботфортами мокрая от росы трава, успевшая вырасти за этот короткий промежуток времени уже достаточно высоко. А вот и ветки кустов! И когда они тут появились? Что за …хрень?

А вот и маяк! Я облегченно вздохнул. Никуда мой клинок не делся! Вот и ладненько. Лист торчал из почвы, воткнувшись в нее практически вертикально. Я обрадовано шагнул к нему, торопясь его взять. Все же, без оружия, я чувствовал себя не в своей тарелке!

– Стой! – резко приказал Семен.

Я остановился и опустил руку, которой уже собирался ухватиться за рукоять Листа.

– Смотри! – проговорил Сема, проходя мимо меня и склоняясь над мечом.

Эй! А Лист-то не просто так воткнулся. Он пригвоздил к земле каменную плиту грязно зеленого цвета с синими прожилками. Пробил ее насквозь! На плите были выбиты какие-то знаки. Во все стороны от клинка разбежались изломы трещин.

– Ого! – выдохнул Семен. – Тут было столько темной силы накачано, что у меня волосы дыбом встают!

– И что? – не выдержал Валерка. – Можно клинок забирать, или как?

– А вдруг оно снова срастется? – предположил Сема.

– Я его тогда порубаю на крошку! – сердито пообещал я. – Я-то тут! И Лист со мной!

Я ухватил Лист за рукоять и выдернул из плиты, вывернув, при этом, один из кусков в сторону. Это, как будто, послужило завершающим штрихом. Плита рассыпалась и истаяла на глазах. Неподалеку послышался стон. Да это же…!

Я одним прыжком, рискуя снести по пути Сему и куст, который успел за ним вырасти, перелетел к месту, откуда услышал этот стон.

На каменной плите, по краю которой шла вязь уже виденных мной знаков, лежала Катрина. Она невидяще смотрела в небо. Снова я услышал ее слабый стон.

– Сема! Здесь можно что-то сделать, или мне порубать эту гадость? – спросил я, не оглядываясь, и поднял меч.

– Похоже, та плита была связующим звеном в цепи артефактов, – непонятно пробормотал Семен, проходя к постаменту Катрины. – Да, она уже не активирована. Иначе Катринка не смогла бы и дыхнуть без ее контроля.

Я быстро наклонился над любимой. Приподнял ее одной рукой.

– Катюша! Проснись! – негромко попросил я. – Уже все закончено! Пора вставать!

Катрина моргнула, закрыла глаза, потом медленно их открыла.

– Ты опять пришел и спас меня? – тихо сказала она. – Это несправедливо. Я хотела спасти тебя, как-нибудь. И что-то не получается.

– Ты спасешь его, если возьмешься за это чудо и придашь ему тот вид, который ему и надлежит иметь! – насмешливо изрек Семен, становясь с нами рядом.

– Сгинь, остроухий! – хмыкнул я. – Меня и этот вид устраивает. Ты мне лучше скажи, что она на этой каменюке делала?

– Судя по всему, – нахмурил лоб Семен. – Она служила в качестве подпитки для темного артефакта.

– А до нее, что служило такой подпиткой? Вернее, кто? – задал прямой вопрос я.

Лица ребят изменились, когда они уловили смысл вопроса. Валерка ломанулся в кусты справа, а Сема растаял слева от меня.

– Как ты себя чувствуешь? – ласково спросил я Катрину.

– Не очень, – ответно улыбнулась она. – Вы победили?

– Мы! – я подчеркнул это слово. – Мы победили! И в этой победе есть частица каждого, в том числе, и твоя.

– Я же ничего не сделала, – погрустнела Катрина.

– Ну, да! – возмутился я. – Если бы тебя не украли, то неизвестно было бы еще, напали бы мы на эту гадость, или нет. Скорее всего, я бы отказался от дальнейших попыток до лучших времен. Так что, твоя заслуга далеко не так мала, как тебе кажется.

Я ласково погладил Катрину по голове.

– У нас все получилось. И "Следа" больше нет.

– Влад! – услышал я крик Валерки – Тут еще один реципиент отлеживается. Подойди сюда!

– Не один, а два! – послышалось с другой стороны. – Причем, тут эльф!

– Вызывай Мармиэля! – распорядился я, вставая на ноги и помогая встать Катрине, которая благодарно оперлась на мою руку. – Эльфы – это по его части! Валера, а у тебя кто?

– Катрина как, пришла в себя? – послышалось из-за кустов.

– Я в полном порядке! – звонко откликнулась девушка.

– Тогда подойдите оба! – распорядился Валерка. – Ей надо посмотреть.

Мы двинулись на голос, и вскоре наткнулись на, присевшего у каменной плиты, Валеру. Катрина, едва увидела мужчину, лежащего там, рванулась к нему.

– Папа! Папочка! – она, плача, обняла айрана, бессильно раскинувшего белые крылья.

– Жив? – я почувствовал, как ком подкатил к горлу.

– Дышит, – сообщил Валера, поднимаясь. – А вот, что касается всего остального…. Он ведь тут пролежал значительно дольше, чем Катринка.

– Я там обнаружил четвертое Ложе Тьмы, – сообщил, материализуясь рядом с нами Мармиэль. Если бы этой напасти удалось замкнуть силы четырех лож, То мощь зла стала бы неизмеримо больше. Мир снова бы потрясла катастрофа.

– Остается только гадать, кто должен был лечь на то ложе, – вздохнул я.

– А тут и гадать нечего! – пожал плечами Мармиэль. – Ты, кто же еще? А Кройцваген должен был лечь в середине, соединив свою мощь с мощью плиты.

– А фиг ему! – ругнулся я. – Меня так просто, голыми руками не возьмешь!

– Да уж! – хохотнул маг. – Я это уже успел понять. Особенно ясным было понимание, когда я летел после твоего удара в кусты. Только не помню, то было понимание, или искры из глаз.

– Ты с отцом Катрины помочь можешь? – строго спросил я.

– Немного подпитки энергией света, и он будет в порядке, – пообещал Мармиэль, наклоняясь над телом. – Ставрориэлю этого, по крайней мере, хватило.

– Кому? – удивленно переспросил я.

 

Глава 18

В это время, к нам подошел еще один эльф.

– Ставрориэль. – представил его Мармиэль. – Мы уже давно его оплакали, а он, оказывается, здесь бока отлеживал. Узнаешь меч, который держит в руках этот нахальный айран?

Ставрориэль (вот тут хорошо было видно, что ему уже лет немало!) остро взглянул на Лист в моих руках.

– Так ведь для него и ковалось, – негромко пояснил он. – А заказ делал, вот он!

Эльф взмахнул рукой в направлении медленно приходящего в себя отца Катрины. Катюша сидела рядом с ним, бережно держа его за руку.

– Ну, он-то понятно! – с досадой заговорил Мармиэль. – А ты-то как здесь очутился? Ты же над "Следом" не пролетал.

– А этому чудовищу и не надо этого было, – покачал головой Ставрориэль. – Ему было достаточно, чтобы я оказался в пределах досягаемости. Хорошо, что я тогда с собой клинок не взял! Впрочем, если верить легендам, то он и сам бы мне не дался. Они, эти артефакты, такие вещи чувствуют. Вот только нас предупредить не могут.

– Кто это? – услышал я слабый голос со стороны отца Катрины. – У него белые крылья?

Вот ведь! Я сообразил, что все еще нахожусь в ипостаси айрана. Прокол, однако!

– Он пришел, когда нам было трудно, – пояснила Катрина. – Пришел, что бы вернуть тебя!

Мы обернулись. Отец Катрины, поддерживаемый руками дочери, медленно сел на каменном ложе. Он напряженно смотрел на нас. Вернее, на меня. А еще вернее, на Лист, в моих руках.

– Так вот кому он предназначался! – выговорил отец.

– Да, уж! Не тебе, благородный Нартат, Ловец Ветра, – кивнул Ставрориэль. – Я это чувствовал, еще, когда ковал его.

– Ну, что тут? – из тумана вынырнула голова дракона.

Харравит с интересом обозрел наше собрание, весело хмыкнул (при этом, из ноздрей вырвались клубы дыма) и проревел:

– Чего в тумане скрываетесь? Там народ заждался! Этот, который Кетван, так вообще! Всех уговаривает идти сюда, рубить недобитую нечисть!

– Да нету тут нечисти! – отмахнулся Валерка. – Вот и туман начинает рассеиваться!

А ведь точно! Поредел туман. Вот и кусты уже видны! И берег озера в просветах проглядывает.

– Так это что же? – Нартат, в замешательстве посмотрел по сторонам. – "Следа Проклятого Ветра" больше нет?

– Нет! – Харравит с удовольствием кивнул. – Более того, и войны между нашими народами больше нет. Ну, за это тоже можешь Влада благодарить. Правда, тут и без нашего не обошлось….

Дракон кивком указал на Валеру, который даже зарделся от скромности. Хм, Валера и скромность – это что-то несовместимое. Но, тем не менее, такое случилось.

– Но откуда он взялся? – недоуменно спросил Нартат. – Мы единственные из айранов, уцелевшие после катаклизма.

– Не боись папаша! – нахально вмешался Валерка. – Генофонд, оказывается, уже хранился в банке! Как только последний из Белокрылов (поклон в сторону Нартата) пропал, тут же открыли банк и вытащили нового (кивок в мою сторону).

– Хорошо, что вы еще не успели зачислить этого недоростка в ряды, – свирепо сообщил я Харравиту. – А то, пришлось бы вычеркивать.

– Это еще почему? – удивленно посмотрел на меня Харравит.

– Да разговорчив он больно. Он же вас до смерти заговорит! А сделаю я для вас еще одно доброе дело. Прибью его тут. Скажем, что погиб смертью храбрых.

– Эй! – всерьез заволновался Сема. – Вы что? Только тут начало налаживаться. Вон, какое чудное местечко образовалось. А вы хотите снова безжизненную равнину тут оставить?

Валерка нагло скалился, глядя на меня.

– Нет, Влад. Сейчас не получится. Представь, что я гражданин Америки. Ты знаешь, как американцы за своих заступаются?

– Ну, погоди! – пригрозил я. – Пусть только твои американцы отвернутся. Я им мигом Карибский кризис организую.

– О чем они толкуют? – озабочено спросил Семена Онтеро. – Может это то, что они какой-то гадостью тут надышались? Так, вроде бы, все остальные нормальные.

– Не обращай внимания! – отмахнулся Семен, посылая нам с Валеркой суровый взгляд. – У них иногда зашкаливает.

– Угу! – кивнул еще более обеспокоенно Онтеро. – А что такое "зашкаливает"?

– Это такой эльфийский термин, – неловко улыбнулся Семен, за что заработал два удивленных взгляда от присутствующих эльфов.

Честно говоря, меня ситуация устраивала как нельзя более! Владыка нашелся? Нашелся! Значит, меня на его место не посадят. Это давало мне свободу. По крайней мере, на первых порах.

Но отец Катрины был, по-видимому, иного мнения.

– Если появился еще один Белокрыл, то это неспроста, – задумчиво изрек он.

– То есть? – осторожно спросил я.

– Точнее смысл смогут объяснить жрицы Храма, – отозвался Нартат.

– Не понимаю! Я свою задачу выполнил – следы за наследившим убрал, Владыку пропавшего нашел. Сделал дело – гуляй смело! Это именно тот случай.

– Подожди! – нахмурилась Катрина. – Это ты, куда гулять намылился? А как же я?

– Как порядочный айран, Влад, ты теперь обязан на ней жениться, – с серьезным выражением на лице изрек Валерка.

– Знаешь, Влад, а твоя идея избавить народ драконов от этой напасти не так уж и плоха, – задумчиво произнесла Катрина, посматривая на моего друга.

– А что? – подхватил мысль Валерки Онтеро. – Ведь ты ее спас. Что, зря спасал, что ли?

Достойно ответить я не успел. То, что произошло потом, можно отнести к разряду чудес.

Камень, возле которого стоял Онтеро зашевелился, приподнялся и сдвинулся немного в сторону. Мы замолчали и ошеломленно посмотрели на внезапно ожившую каменюку. А под этим камнем, оказывается, имеется отверстие! Из норы высунулась рука. Она пошлепала вокруг дыры и наткнулась на сапог Онтеро. Наткнувшись на обувь, рука некоторое время соображала, что же ей такое попалось. Потом решительно ухватила сапог за каблук и рванула в дыру.

Онтеро взмахнул руками, падая на землю, и завопил:

– Помогите! Оно меня сейчас под землю уволокет! Отдай сапог, зараза!

Но ухвативший сапог вор, сдаваться не собирался. Еще один рывок, и мы уставились на босую ногу Онтеро. Камень, со слабым шорохом, встал на место.

– …Это как? – внезапно охрипшим голосом спросил Валерка. – Что это было?

– По-моему, кто-то стащил сапог у этого парня, – глубокомысленно заметил Харравит.

– Это мы все видели, – озабоченно отозвался Семен. – Вопрос в ином – кто? И как оно здесь оказалось?

– А не кажется ли вам, что это можно выяснить очень просто? – сердито рыкнул я.

Я ухватил камень за основание и попытался перевернуть его. Не тут-то было! Такое впечатление, что он прирос к земле. И это при том, что силушкой меня обиженным назвать, было нельзя!

– Онтеро, подсоби! – прокряхтел я, напрягая мышцы.

– Не могу! Я – босой, – отозвался этот хмырь.

Ну что за подданные пошли? Тут, без пяти минут, Владыка карачится, над камнем неподъемным, пытаясь этому подданному помочь, между прочим, а тот и ухом не ведет! Или страх потерял?

– Ну, и леший с тобой! – отвалился я от камня. – Сапог-то не мой, а твой. Вот и оставайся босым!

Харравит, заинтересовавшись, уцепился лапой за предмет спора и рванул его в сторону. Вот тут-то я и понял, что камень, действительно, было проблематично вывернуть. Он был люком, приделанным к подземному туннелю.

Валерка, не долго думая, выдернул из ножен клинок и прыгнул в дыру, оставленную вывернутым куском земли. Я, подхватив Лист, нырнул вслед за ним.

– Папочка, подожди немного, я тут быстренько…! – услышал я голосок Катрины, в то время, как двинулся за Валеркой по туннелю.

– Палрим, нас засекли! Обрушивай свод! – услышал я впереди бас.

– Я тебе обрушу, гномья рожа! – завопил Валерка, резко затормозив. – Сапог отдай, ворюга!

Я тоже остановился, с удивлением понимая, что на этот раз Валерка великолепно ориентировался в темноте туннеля.

Впереди раздалось чирканье, мелькнуло несколько искр, и робко зажегся огонек, осветивший трех гномов, стоявших в проеме туннеля.

– Сапог? – озадаченно переспросил один из них, рассматривая свою добычу. – Действительно, сапог! Откуда он там мог взяться? И вы, кто такие?

Бородач перевел взгляд на нас и подозрительно нахмурился.

– А вот я тебе сейчас бороду-то выщипаю! – ангельским голоском пообещала из-за моей спины Катрина. – И усы, тоже не премину! Вы это что, с врагом тайные отношения имели?! По подземному ходу общались? А когда врага победили, против нас диверсии задумали делать?

– Чего? – недоуменно поползли вверх брови бородача. – Это кто там? Ты чего несешь, девка?

– Ах, девка? – возмутилась Катрина. – Ану, отойди Влад! Я сейчас покажу этому коротышке девку! Как ты посмел дочь Владетеля айранов девкой назвать?

– А что эта дочь делает в "Следе Проклятого"? – вмешался другой гном.

– Точно такой вопрос хотел задать и я, – пришлось вмешаться мне. – Что это делают гномы в этом самом "следе"?

– Ну, то, что они делают и так понятно, – хмуро кинул Валерка. – Сапоги воруют! Вот, что они делают. А вот, что они делали до того, как? Мне тоже хотелось бы знать!

– Дык…, эта…, – информативно изложил гном.

– Поподробнее, пожалуйста, – ласково попросила Катрина, выходя вперед и поигрывая своим клинком. – И учти, там, наверху, целая армия айранов, эльфов, людей и драконов. Забава закончилась, а вот пыл еще не угас. Если что, то тут станет очень многолюдно.

– Я думаю, что и нас, троих, для них будет достаточно, – мило улыбнулся Валера. – Помнишь Влад, как мы славно проводили время с тем…? Как там его звали?

– Корбул, – буркнул я, внимательно следя за гномами.

– Во-во! С ним, с Корбулом, – согласился Валера. – Так там их было значительно больше.

– Уж не Корбула ли, Куска Руды, вы имеете в виду? – спросил гном. – Это уважаемый торговец.

– Не знаю, чей он там кусок, но то, что он торговец, так это точно, – кивнул я.

– Так что же это делается? – вмешался третий гном. – Что там, наверху, происходит? Откуда здесь вы взялись?

– Эй! – донеслось от дыры. – Вы там живы? Я смотрю, дыра достаточно широка. Может быть, мне спуститься к вам?

– Пока не надо, Харравит, – откликнулся Валерка. – Мы тут общаемся с похитителями сапог.

– Так идите сюда! Я тоже хочу с ними пообщаться!

– Вы у них, главное, сапог мой отберите! – присоединил свои требования Онтеро.

– Ну что, ребята? Выбирайте! – обернулся к гномам Валерка. – Либо вы туда, наверх, к нам. Либо, вы уж не обижайтесь, мы всем скопом туда, к вам. И сапог отдайте!

– Да нужен мне этот ваш сапог! – отозвался бородач, презрительно бросая сапог перед собой на пол. – И размер не мой, и всего один. Что толку от него?

– Ты подними его, и дай мне, как положено! – потребовал я. – А то ведь, вот так, бросая, можешь огрести неприятностей по самое "не могу"!

В придания своим словам значимости, я извлек из ножен Лист. Тот сразу засиял, освещая своды туннеля голубым светом.

– Ого! – глазки гнома округлились. – Это что? Уж не Кройцваген ли я зрю?

– Чего-чего ты делаешь? – изумилась Катрина.

– Зрю! – отозвался гном. – Это означает – вижу.

– А! Ну, тогда – да. Зри! – кивнула девушка. – Но ты слышал приглашение? Пошли! Дальше там, наверху, будешь это самое…, зрить.

 

Глава 19

– Дык, может, все-таки обрушить свод? – нерешительно пробурчал один из гномов.

– А толку? – отозвался похититель сапог. – Они же нас видели! Пошли уж!

Гном подобрал с пола обувь и, подойдя ко мне, ткнул в руки.

– Вот, нам чужого не надо!

– Еще бы! И размер не твой, и всего один, – понимающе кивнул Валерка.

Мы проконвоировали троицу к бывшему люку.

– Ух, ты! – оценил картину бородач, едва выкарабкался на поверхность. – Какой-то маг туннель в другую сторону направил! Кто бы это мог быть? И чем мы ему не угодили? Протус, ты с магами в последнее время не ссорился?

– А я их видел? – прогудел тот, которого назвали Протусом. – Ты, Ритрах, сам знаешь – я с магами не якшаюсь.

– Это чего? Это – "След"? – уточнил Ритрах, поворачиваясь ко мне.

– "След" это, "След", – прогудел Харравит, вместо меня.

– Ты гляди! Они и дракона приспособили, – заметил Протус. – Глянь, какой здоровый!

– Это же гномы! – поспешил заступиться за Протуса Валера, увидев, что Харравит даже полиловел от ярости. – Это их фирменное поведение! Не обращай внимания.

– Думай, что несешь! – прошипел я Протусу. – А то, ведь, наступит на тебя и скажет, что не заметил!

– Ты чего это мой сапог увести решил? – вмешался Онтеро, обув вторую ногу. – И что это за лаз у вас тут?

– Ну, это…, – сосредоточенно нахмурил брови Ритрах. – Ясно же, что сапог – это по ошибке.

– Это кому ясно? – уточнил Онтеро.

– Это мне ясно! – окрысился Ритрах. – Тебе сапог вернули? Вернули!

– Ты не прерывайся! – посоветовал Валерка. – Ты вопрос слышал? Чего тут гномы забыли?

– Тут у нас ход есть, – начал пояснение Ритрах. – Он уже давно есть. Еще до катастрофы построили. Тогда здорово умели строить! Вот мне батя рассказывал….

– Ты от темы не уходи! – рыкнул, наконец-то вернувший себе самообладание Харравит. – Это что за люк, в самом сердце "Следа"?

– …Так ясно же! Тут рудник был, – сердито отозвался Ритрах. – Тут раркулины добывали. Тут такие раркулины добывали, что закачаешься!

– Раркулины – это что? – озадачился Валерка.

– Это такие драгоценные камни, – пояснил Семен, до этого не участвуя в разговоре, но внимательно все слушавший. – Имеет свойство светиться и переливаться всеми цветами радуги от прикосновения к нему. Очень редкие, и дорогие.

– Точно! – кивнул Ритрах. – Очень дорогие! Потом раркулины закончились, а вот люк остался. Ну, и "След", само собой.

– Так, хорошо! Закончились камешки, "След" появился…. Чего люк открывали? Закрыли бы, заварили, и всех дел! – спросил Валера.

– Заварили? – озадаченно воззрился на него Протус. – Это как?

– Неважно! – немедленно вмешался Мармиэль, строго взглянув на Валерку. – Вам вопрос задали: почему люк оставили открытым?

– Дык, это…, – Протус озадаченно запустил пятерню в свои волосы. – Был у нас такой, Мортим…. Ну, он и сейчас есть, но старый уже. …Дурак он! Шел по этому ходу…. А дай, думает, взгляну. …Ясно, что дурак!

– Не тяни! – прорычал Харравит, вновь теряя терпение.

– Он люк открыл, рукой за люком пошарил, камень ухватил и сразу же люк закрыл. Вот!

– И что? – нетерпеливо спросил я.

– И вот такой камень нашел…, – Протус запустил руку в карман и вынул крупный прозрачный булыжник.

– Алмаз! – ахнул Семен. – Да какой огромный! Этот, что ли?

– Не-а! – мотнул головой Протус. – Это я три дня назад подобрал. Здесь их немеряно было.

Мы ошеломленно рассматривали находку Протуса. На меня она особого впечатления не произвела. Да, прозрачный камень, но что бы было в нем что-то, что заставляет терять голову…. Однако, все остальные отнеслись к этому камню по-другому.

– Это они здесь были? – недоверчиво спросил Мармиэль, осматриваясь по сторонам.

– Да откеда я знаю, где они были? – поднял брови Протус. – Я чего, выглядывал? Я руку высунул…, лап! Что ухватил – то и мое!

– Так это ты и мой сапог так ухватил? – грозно поинтересовался Онтеро.

– Я же не выглядывал, – повторил Протус.

– Мда! – задумчиво выговорил, подошедший к нам, Кетван. – Здесь, оказывается, были россыпи алмазов. И на что вы их променяли?

Он безнадежно обвел рукой окрестности. Туман окончательно истаял, и местность жизнерадостно играла буйством зелени под яркими лучами солнца.

– Может, если копнуть…, – прикинул Протус.

– Я тебе копну! – прикрикнул Мармиэль. – Нечего тут копать! Ты посмотри, что с твоим алмазом происходит!

А ведь, действительно, алмаз, буквально, на глазах таял. Как лед, под солнечными лучами.

– Эй! – заволновался Протус, дуя на камень. – …Он чего? …Это что?

– Вот так и остальные…, – философски вздохнул Валерка.

– Да меня же Тагрукрах прибьет! – взвыл Протус.

– За что? – удивился я.

– Мы ему в корону пару таких бриллиантов вделали! И в браслет, что он на руке носит, тоже. Он меня сегодня послал, чтобы для посоха камней нашли.

Алмаз, не обращая внимания на обдув гнома, благополучно истаял.

– Не расстраивайся! – благодушно посоветовал Харравит. – Быть может, это только этот растаял. А те остались, как были.

– Да нет, – хмыкнул Мармиэль. – Все, что имело отношение к "Следу", исчезнет. Мы уничтожили силу, которая питала все изменения.

Катрина ткнула меня острым кулачком в бок.

– Ты куда это еще собрался? – тихо спросила она меня, когда я обернулся к ней.

– Не верю я, что только тут остались люди, гномы, эльфы, – так же тихо ответил я. – Надо посмотреть, полетать…. Может, чего и найдем.

– А как же я? – печально спросила Катрина.

– Это может быть опасно! – честно предупредил я, о чем тут же пожалел.

Глаза Катрины вспыхнули нешуточным азартом.

– Ну, тогда считай, что должность дамы сердца, в твоем отряде, уже занята! – мурлыкнула она. – И не смей меня уговаривать! Я с тобой!

– Это куда она с тобой? – осведомился, подкравшийся к нам, Валерка.

– Для начала, на мою историческую родину, – отозвался я. – Надо же! Я тут уже давно обретаюсь, а там побывать так и не удосужился.

– Нам нельзя разлучаться, – как-то неуверенно произнес Валера.

– Извини, но тащить туда тебя будет тяжеловато, – сообщила Катрина. – Это далеко. Да и зачем тебе это? Не беспокойся, я уже поняла, что таких непосед, как Влад, долго на одном месте не удержишь. Впрочем, я и сама такая.

– Ты, пока, тоже у своих покрутись, – предложил я. – Может, чего полезного поднахватаешься. Через пару дней встретимся и решим.

– Давай тут, – сразу же обозначил место Валерка. – В это же время.

– Если буду трезв, и склероз не замучает, – пожал плечами я. – Вот чувствую я, что эту победу просто так не забудут. Утопят бедную в вине.

– Это эльфы, что ли? – насмешливо улыбнулся Валера.

– Ну, если правильно подойти к делу…, – протянул я.

Мы тихо захихикали.

– Эй! Вы о чем это там шушукаетесь? – обратил на нас внимание Семен. – Не отвлекайтесь! Тут Протус интересные вещи рассказывает.

Вот и рассосалось вторжение в мир Эорлии на отдельные народы. Семен отправился с эльфами в Светлый лес, Валерка – с драконами, а меня, бедного, повлекли в Арондэл.

Признаться, я туда летел с опаской. Хотя и нашли прежнего Владыку, но уж очень он на меня пристально поглядывал. Не нравятся мне такие взгляды! Правда, как ни крути, а Катрина все же его дочка. Так что, тут мог быть и отцовский расчет.

Город айранов мне открылся внезапно и покорил навсегда. Расположен он был в почти круглой долине, окруженной со всех сторон горами. Голубым сапфиром синело озеро изумительно чистых вод, собирающихся здесь с окрестных ледников. С южной стороны горы были несколько ниже, что обеспечивало долину солнечными лучами, а с северной стороны, от холодных ветров защищали скалы. Таким образом, температура была на несколько градусов выше, чем в окружающей местности.

Я сам не архитектор. И поэтому, провести какие-то аналогии и сравнительные характеристики стилей не берусь. Что меня поразило в Арондэле, так это широкие площади, множество зелени между домами и утес Храма.

Утес Храма выглядел нереальным видением. Он возвышался над озером, обрываясь крутыми скалами в него. С другой стороны – подъем был пологим. Туда можно было дойти и по земле. Только идти пришлось бы нелегко! Весь склон зарос густым лесом и тропинок там не наблюдалось. А зачем, спрашивается, крылатым тропинки? Вершину утеса закрывало облако. Оно находилось там постоянно, как приклеил кто. Такое, как рисуют в картинках. Пухленькое, этакое мультяшное. Но Храм оно закрывало – качественно! Над облаком возвышались только белоснежные арки и купола. Что происходило в середине, кроме самих жриц, не знал никто. Причем, со стороны Храма облака окрашивались разноцветными отсветами, приобретая, то алые, то изумрудные, то голубые оттенки. Доступ в Храм имели, по всей видимости, только эти самые жрицы Храма. Во всяком случае, тут было не многолюдно.

Рядом с утесом располагался, собственно, и сам город Арондэл. Дома – невысокие. Расположены, в художественном беспорядке, среди зеленых лужаек и ухоженных деревьев. У домов плоские крыши. Не хватает только вертолетных площадок. А так есть на этих крышах все. И удобные кресла, довольно странных конструкций, если не учитывать то, что все тут щеголяют в ипостаси айранов, и столики, и навесы, защищающие от яркого солнца. Не хватает только бассейнов, шезлонгов и барных стоек. Как я уже упоминал, имеются тут и широкие площади, выложенные красивой плиткой, с фонтанами посредине и скамеечками без спинок, притаившимися в самых укромных местах. Возле одной из таких площадей и располагался дворец Владыки, к которому мы и направились, по прилету в город.

Весть о том, что прилетел старый Белокрыл и (выкопал же где-то!) приволок с собой молодого, мигом облетела весь народ айранов. И тут уж такие законы психологии. Все население решило поглазеть на вновь обретенного Владыку. Ну, и на новичка тоже не помешает. Причем, в отличие от людей, айраны не толпились на площади перед дворцом. Ага! Они толпились в воздухе, над площадью перед дворцом.

Нартат, встав на крыльце, толкнул короткую речь. Суть сводилась к тому, что "…Вы тут распустились, пока меня не было! Ничего! Я уже есть и гайки подтяну!". Речь была воспринята с энтузиазмом и сдержанным оптимизмом со стороны собравшихся айранов.

Пока Владыка разорялся на крыльце, я обратил внимание еще на одно здание, стоящее в отдалении. Вернее, на комплекс зданий. Они высились этакими ажурными куполами, и между ними были видны какие-то площадочки.

– Это что там? – спросил я у Онтеро, кивком показав на интересующий меня объект.

– Так там же обучаются наши парни, – охотно ответил айран. – Ты же видел, как мы воюем? Так где, по-твоему, мы этому обучались? Вот там! Каждый муж, достигший определенного возраста должен пройти курс обучения. Без этого – никак! Погоди! Тебя тоже туда запрут еще! Вот тогда я посмотрю, как ты запоешь.

– Ну, лучше тебе моего пения не слушать, – хмыкнул я. – Утренний крик – ничто, по сравнению с моим пением. Ты сам-то хоть представляешь, чему меня тут могут научить новому? А летать я, благодаря тебе, уже и так научился.

– Нет! – мотнул головой Онтеро. – То, что ты вытворяешь в воздухе, полетом пока назвать сложно. Тут тебя научат летать в совершенстве. Для того и существуют жрицы Крыла.

– Блин! Они между собой не путаются эти жрицы? Как они разбираются, кто – Храма, а кто – Крыла? – хмуро поинтересовался я.

– А не путаются! – плутовато усмехнулся Онтеро. – Просто все жрицы Крыла являются одновременно и жрицами Храма, но не все жрицы Храма являются жрицами Крыла. Мне этого достаточно, а во всем остальном, пускай они сами разбираются!

…Вот он! – повернулся ко мне Нартат. – Вот кто принес на своих белых крыльях победу над "Следом Проклятого Ветра"! Вот кто спас нас от тьмы темной магии! Вот кто принес нам надежду на то, что мы не одиноки в этом мире.

Народ взревел, приветствуя эту самую "надежду", то есть, меня. Я ошалело оглядывался, выискивая путь, по которому можно было бы быстренько исчезнуть. Но все пути были перекрыты.

– Скажи слово, Влад Белокрыл! – подбодрил меня Нартат. – Наш народ желает услышать тебя!

Вот уж кем-кем, а оратором, тем более, хорошим, я никогда не был. Я вышел вперед, чувствуя себя, под тысячами взглядов, крайне неуютно. Помявшись немного, я набрал воздуха в грудь и рявкнул:

– "Следу" – конец! Война с драконами прекращена! Дружба с эльфами налажена! Остальное решит Генштаб!

Толпа снова радостно взревела. По-моему, им все равно, чего я там нес. Главное, можно радостно пореветь. Только по недоуменным взглядам, которые бросали на меня Катрина и Онтеро, я понял, что от вопросов мне не отвертеться.

 

Глава 20

Вот только сейчас я осознал, что Катрина, что понятно, тоже имеет свою семью. Ну, с отцом-то – понятно! А вот про мать речь как-то раньше не шла. Когда из дверей дворца выбежала женщина и, со слезами, повисла на шее Нартата, я имел возможность удостовериться, что у Катрины есть и мама. Мать Катрины, Летейла, оказалась очень приятной женщиной. Катя очень была похожа на свою мать. Когда они стояли рядом, было полное ощущение, что это сестры.

Нартат довольно хмыкнул, увидев, какое впечатление произвела на меня его жена.

– Проходи, Влад! – указал он рукой вглубь зала. – Прежде, чем отдохнуть после всех треволнений этого дня, нам надо все же решить, как быть дальше. Нам в этом поможет Верховная жрица Храма, Солия.

Мимо меня прошествовала дама, кутавшаяся в плащ. Голова ее была укрыта капюшоном.

– Мы ненадолго, моя дорогая, – нежно обнял жену Нартат. – Ты же понимаешь, что я не принадлежу себе в этот час.

Лейтела кивнула, с неохотой отстраняясь от мужа. Я, извиняясь, улыбнулся Катрине и отправился вслед за таинственной женщиной. И что это за Верховная жрица? Если тут все подчинено этому самому Храму, то это не есть хорошо! Еще попытаются навязать мне линию поведения, которая мне совсем не свойственна! Если не удастся договориться, то придется отсюда "делать ноги". Плясать под чужую дудку я был совершенно не намерен.

Нартат решительно прошагал в кабинет, пропустив перед собой жрицу.

– Дверь закрой! – повелительно бросил он мне.

Мда, и это мне тоже не очень нравится.

– Ну, Солия, что говорили пророчества? Где вы были, когда я над "Следом" был вынужден пролететь?

– Мы говорили тебе Владыка, что бы ты опасался следа, – негромко отозвалась Солия.

– Вы не говорили, какого именно следа я должен опасаться! – Нартат опустился на стул и сердито уставился на жрицу. – Следов, знаешь ли, множество существует.

– Таково свойство всех наших видений, – невозмутимо произнесла Солия. – Истинная суть проявляется больше, когда явление, предсказанное нами, приближается. Так было и на этот раз. Но Онтеро не успел….

– …И я провалялся на камне десять лет, служа пищей какой-то темной гадости! – сердито закончил Владыка. – И еще не известно, чем бы это закончилось, если бы не этот парень.

Нартат указал на меня рукой.

– Кстати, о нем. Что-нибудь вы предсказать можете?

– Я знаю, Владыка, что ты не веришь нам, – все так же, не повышая голоса, проговорила Солия. – И совершенно зря! Мы смогли предсказать его появление, и его роль, которая и исполнилась.

– Слышал? – повернулся ко мне Нартат. – Оказывается, все это было предсказано.

– И не один раз, – заметил я.

– То есть? – недоуменно поднял бровь Владыка.

– Видимо, свои предсказатели были, и у эльфов, и у драконов, – пояснил я.

– Так, может быть, они и рассказали, откуда ты и зачем? – заинтересовался Нартат.

– Не успели, – хмыкнул я. – Я им это рассказал раньше.

– Так-так-так! – неожиданно повеселел Владыка. – Интересно! А вот послушаем мы сейчас нашу Солию, а потом сравним. Как Солия, что можешь сказать про этого парня?

– Ты пытаешься оскорбить меня Нартат? – в голосе женщины проскользнули гневные нотки. – Хорошо же! Я посмотрю. Конечно же, это было бы лучше сделать в Храме, но я готова доказать, что владею даром и здесь.

Солия решительно скинула с головы капюшон. Черные волосы рассыпались водопадом по ее плечам. Я невольно вздрогнул. Если и есть описания, какими бывают ведьмы в молодости, то вот такими они и должны быть! Нет, она не была уродлива. Я бы даже сказал, что она красива. Но, какой-то своей, сумрачной, красотой. На меня взглянули черные глаза из-под черных же бровей. Радужка глаз была настолько темной, что сливалась со зрачком. От этого создавалось впечатление, что глаза огромны. И они впились в мое лицо, подобно буравчикам, проникли в середину, в голову, в мозг!

А вот это мне уже совсем не нравится! Я решительно закрылся внутренним блоком, выталкивая из себя чужое сознание. На лице Солии, меняя друг друга, проскользнули удивление, а потом уважение.

– Ты необычен! – заметила она. – Но я успела найти нужные мне знания.

Жрица прикрыла глаза, откинулась на спинку стула и замерла.

Интересно! Это, какие знания ей были нужны? И как она смогла их считать, если этого не смогли, в свое время, даже эльфы? Должно быть, я таки сильно устал, если не смог удержать эти знания при себе!

– Я вижу большую и длинную дорогу, которую тебе придется пройти, – наконец, открыла Солия глаза и посмотрела на меня. – Ты не останешься здесь. И ты пойдешь не один. Я видела четыре фигуры, которые будут тебя сопровождать. И одна из них, ты уж прости Владыка, фигурка девушки, которая очень похожа на Катрину.

– Что?! – Нартат вскочил со стула и уперся руками об стол, наклоняясь к Солии. – А вот тут-то ты ошиблась, жрица! Я не пущу свою дочь никуда! Да и Влад мне тут пригодится!

– …Кричи-кричи, Ловец Ветра, – усмехнулась Солия. – А будет все так, как я сказала.

– Если ты, Влад, посмеешь…, – резко повернулся ко мне Нартат.

– А если посмею? – твердо взглянул я в глаза Владыки. – Я много чего уже посмел, и жив, как видишь. Не забывай, что я еще не стал твоим подданным. И клятву тебе я еще не приносил. И я привык сам решать, куда, как и с кем. Таким тоном со мной не разговаривали, ни эльфы, ни драконы, не люди. Я выполнил свою задачу! Я вернул тебя твоему народу. А теперь отпусти меня! Я хочу узнать, есть ли еще кто-то там, за горизонтом? За землями орков, за просторами, на которых обитают разные, недружественные нам, твари. И если есть там эльфы ли, люди ли, айраны, или драконы, то связаться с ними.

Нартат, ошарашенный моим выступлением, только, молча, таращился на меня. Я заметил одобрительную улыбку, промелькнувшую на лице Солии.

– Это как ты со мной смеешь разговаривать? – наконец, прорезался у него голос.

– Вот видишь! – усмехнулся я, непринужденно развалившись на стуле. – Ну, зачем тебе, скажи на милость, нужны такие нахальные подданные? Я же тебе тут всю политику партии развалю. И учти, это заразно! Так что, лучше сразу нас отсюда вытури.

Хоть и сидел я с виду расслаблено, но внутри я весь собрался. Ведь нарывался я конкретно! И Нартат мог такого не стерпеть.

Тихий смех раздался со стороны Солии.

– Я же сказала, Владыка, что он необычен. И ты, как и всегда, пропустил мои слова мимо ушей. И еще я вижу необычную ауру, за твоей спиной, Влад. Что там такое? Уж не меч ли там?

– Да, меч! – ответил вместо меня Нартат. – Это тот меч, который ковал для меня Ставрориэль. Но достался он этому безусому нахалу, у которого еще и молоко на губах не обсохло.

– Эй! Я бы попросил, – хмыкнул я. – Во-первых: отсутствие усов не говорит о том, что их нет. И уж совершенно не говорит о возрасте их обладателя. И во-вторых: я бы не отказался сейчас от того молока, которое, по твоим словам, у меня не обсохло на губах. У меня в горле пересохло, а ты о том, чтобы предоставить нам напитки, даже не позаботился, хозяин.

– Меня здесь не было десять лет, как я мог позаботиться? – сердито огрызнулся Владыка.

– Зато я была здесь, – улыбнулась Солия.

Было видно, что ситуация ее забавляла. Она легко поднялась и плавно подошла к чему-то, напоминающему шкаф, с интересным и оригинальным узором на дверцах.

Неожиданно я осознал, что узор не имитация зимних рисунков на окнах, а самый реальный рисунок. Это оказался холодильник. И что интересно, он работал. Но как? Без холодильной камеры, без электричества, без хладагента!

Солия извлекла из него что-то, напоминающее графин. Емкость моментально покрылась конденсатом. Тут же на столе появилось три высоких стакана, куда была налита жидкость из графина.

– А как это работает? – заинтересовано спросил я, указывая на холодильник.

– Что работает? – непонимающе повернулся ко мне Нартат.

– Вот, то. Как оно делает холод?

– Очень просто, – отмахнулся Владыка, с удовольствием отхлебывая из стакана. – Там, сзади, присобачивается ледяная плита. Ее приносят с ледников, которых тут, вокруг, хватает. Что тебя удивляет?

– Теперь уже ничего, – поспешно открестился я. – Вернемся к нашим баранам!

– К кому? – нахмурился Нартат.

– К тому вопросу, который мы тут, так интересно, обсуждали, – пояснил я. – Ты отличный администратор, Нартат! Особо, для тех времен, когда айраны жили замкнуто. Но сейчас-то, реалии изменились!

– Ану, поясни, что ты хотел сказать, когда обозвал меня эти мудреным словом? – нахмурился Владыка.

– Я не обозвал, а величал, – поправил я. – Администратор – это означает организатор и руководитель. Что тебе не нравится?

– Так бы и сказал! – сменил гнев на милость Нартат. – Зачем говорить то, что потом пояснять приходится?

– Привычка, – пожал плечами я. – Знал бы ты, с кем мне дело приходилось иметь…. Но я не об этом! Сейчас у нас нет врагов. Как ты уже, наверное, понял, один из моих друзей является эльфом, а второй – драконом.

– То, что они – твои друзья, я понял, – кивнул Нартат. – Но вот, как они твоими друзьями стали, я понять не могу!

– Скажем так, была некоторая общность интересов, – хмыкнул я. – Неважно – как! Важно, что есть! Эльфы, так вообще, ко мне относятся, как к своему. К тому же, я тамошнего правителя очень хорошо знаю.

– Это Нортоноэля, что ли? – поднял брови Нартат. – Да кто же его не знает? Он как стал правителем, так сразу все поняли, что он своих возьмет крепкой рукой.

– Вот что-то я эту крепкую руку не заметил, – озадачено проговорил я. – Впрочем, быть может, я и не присматривался. Ты хочешь сказать, что айраны и эльфы очень дружат между собой?

– Ну, не то, что бы очень, – замялся Владыка. – У нас есть некоторые разногласия относительно пищи. Ну, и еще по мелочи. В общем, отношения – так себе.

– Угу! – кивнул я, наблюдая за Нартатом.

– Я чего на Ставра вышел? Вот эти меня с пути сбили! – Владыка мотнул головой в сторону Солии, скромно сидевшей у стола. – Они, видишь ли, в своих видениях что-то такое узрели! Вот один раз, когда я на встречу с ним летел, меня и достала та тварь, что в "Следе" сидела. Вот, что – правда, то – правда! Клинок он знатный отковал. Покажи-ка его еще раз!

Я достал Лист из ножен и положил перед нами на стол. Нартат и Солия заворожено рассматривали его. Лист бросал острые холодные лучи по сторонам, которые иглами кололи глаза собравшихся.

– Так это Кройцваген? – с уважением спросила Солия.

– И где ты таких слов нахваталась? – с досадой обернулся Нартат. – Кленовый Лист это! И нечего его называть всякими драконьими словечками!

– Именно так он назывался в наших видениях, – с обидой отозвалась Солия. – Кройцваген, всегда приходит в наш мир, когда грядут великие изменения.

– Он не пришел! Его Ставрориэль отковал! По моей, между прочим, просьбе, – ворчливо поправил Солию Владыка.

– Что мы знаем о путях таких вещей? – тонко улыбнулась жрица.

– Так ты что, хочешь поискать тех, кто еще уцелел после катастрофы? – спросил Нартат, внимательно на меня взглянув.

– Во всяком случае, хочу попытаться, – кивнул я.

– Ну, ладно! – вздохнул Нартат. – Я тебя удерживать не буду. Может, действительно, кого найдешь. Крылья – они брат, лишними не будут. В случае чего, на скалу взлетел, и всех дел. Но Катринку с собой не тяни! Мала еще она для такого.

– Это ты ей скажи! – посоветовал я, пряча клинок. – Отец, блин! Десять лет на дочь внимания не обращал, а теперь, вдруг, вспомнил, что у него дочка есть. Она, между прочим, еще большая непоседа, чем я.

– И как тебе до сих пор никто голову за наглость не снес? – удивился Владыка.

– Сам удивляюсь! – улыбнулся в ответ я, самой широкой из своих улыбок. – Наверное, потому, что я сам умею сносить не хуже. Так мы будем отдыхать, или так тут до следующего дня и просидим?

– Значит, так! – Владыка поднялся из-за стола. – Завтра будем праздновать. Поводов у моего народа несколько. Перечислять не буду, сами их знаете! Потом надо будет заняться переговорами с эльфами и драконами.

– И с людьми, – напомнил я.

– Да? – недоуменно поднял бровь Нартат. – Впрочем, как хочешь. Это те, что были с тобой?

Владыка, прищурившись, глянул на меня.

– Я тут, по случаю, в отцы-основатели ордена попал, – пожал плечами я. – Приходится соответствовать.

 

Глава 21

Мда! На следующий день айраны "гудели".

Не то, чтобы с утра. Утро-то как раз началось нормально. Я проснулся поздно. Каюсь. Но с другой стороны, мой вопль посвященный холодной воде не произвел такого разрушающего воздействия, как прозвучи он в другое время. Ну, свалились со своих насестов парочка караульных. Так ведь до земли они не долетели! Крылья-то на что?

Обеспокоенный начальник стражи заглянул ко мне в спальню.

– Что такое? – осведомился я, яростно растираясь полотенцем.

– Владыка спрашивает, не нужна ли помощь, – сообщил он. – Несмотря на заверения дочери, он считает, что такой крик был не к добру.

– А вот тут его дочь права! – провозгласил я. – Раз уж был такой шум, значит, настроение у меня хорошее. А это очень даже к добру! А теперь, закрой дверь и дай мне одеться!

– Да-да! – согласился Онтеро, протискиваясь мимо начальника стражи. – Закрой дверь! И никого сюда не впускать!

– А ты что, в категорию "никого" не входишь? – осведомился я, когда мы остались одни. – Что это ты тут командовать начал?

– Что такое "генштаб"? – поинтересовался Онтеро, не обращая внимания на мое ворчание.

– За точность формулировки отвечать не могу, – пожал я плечами. – Но это что-то вроде совета командиров самого высокого ранга.

– А? – с умным видом сообщил Онтеро. – Ты не находишь, что с каждым новым вопросом, я еще больше запутываюсь? Тогда, как я должен бы был получать ясность. И что интересно, это только в разговоре с тобой.

– Что поделать? – я с удовольствием развалился на кресле. – Это уже давно стало стилем моей жизни. Пока собеседник переваривает новые для него слова, ты имеешь возможность отцепиться от него. В той жизни, это было основным доводом в пользу такого общения.

Онтеро остановившимся взглядом взирал на меня.

– Вопросы? – поднял я правую бровь.

– Есть! – немедленно отозвался он. – Мы с тобой сейчас на одном языке говорим? Что-то я ничего не понимаю!

– Ладно! Замнем для ясности! – отмахнулся я. – Теперь о деле. Я тут собрался поискать по Эорлии других, уцелевших после катастрофы. Компанию составишь?

– Что это тебе на месте не сидится? – удивился Онтеро. – Ты теперь тут герой! Живи и наслаждайся! Так нет, его снова куда-то тянет.

– Я, знаешь ли, не просил тебя обсуждать мое поведение, – сухо заметил я. – Я тебя спросил, будешь ли ты это делать со мной. Разницу улавливаешь?

Онтеро задумчиво уцепился рукой за подбородок.

– А кто-то еще в курсе того, что ты собрался делать? – спросил он.

– Кто-то в курсе! – заверил я. – Конечно, не в восторге, но в курсе.

– Хотелось бы знать, кто именно не в восторге? – осторожно поинтересовался Онтеро.

– Кандидатура Владыки тебя устроит? – хмыкнул я.

– Ты ему рассказал? – изумился Онтеро. – И до сих пор жив? Да, сдал Владыка за последние десять лет.

– Ты меня недооцениваешь, – покачал я головой. – Мало того, я ему сообщил, что Катрина будет со мной.

Я с удовольствием потратил несколько секунд на рассматривание пораженного Онтеро. Тот никак не мог найти слов, чтобы выразить всю массу чувств, охвативших его при этом известии.

– Ну, хорошо, – наконец, вернулся к нему дар речи. – Ты, я, Катрина…. Это сложно, но возможно. Кого еще планируешь с собой взять?

– Валери и Семенэля.

– А они согласны? Валери – разгильдяй еще тот, а вот Семенэль показался мне весьма разумным эльфом. Ума не приложу, как вы смогли с ним подружиться? Вы настолько разные, что эта дружба не устает вызывать у меня удивление.

– Просто мы удачно дополняем друг друга, – пояснил я.

– Да, уж! – вынужден был признать Онтеро. – Но тут появляется первая проблема.

– Какая? – удивился я.

– Ты не забыл, что нас окружают враждебные народы?

– Это я помню.

– А Семенэль летать не может! Да и Валери, даже в ипостаси дракона, особо талантами не блещет. Если ты меня рассматриваешь в качестве вьючного коня, то забудь о моей кандидатуре.

– Не беспокойся! Никто на тебе верхом ездить не собирается!

– Да? А как тогда мы пробираться будем? Орки, между прочим, особыми изысками в отношении меню не отличаются. Жрут все! Не хотелось бы, разнообразить их меню моей персоной.

– Не забывай о магии! Что мешает Семенэлю наложить на нас личины орков? Своих же они не жрут!

– Ты уверен в этом? Я, лично, утверждать не берусь. Слыхивал я о народах, которые хрумают своих врагов за милую душу.

– Ну, да! А лично проверить это предположение у тебя, как-то, не нашлось времени.

– Я же перед тобой живой стою! – улыбнулся Онтеро. – Я – умный айран!

– Ты в этом уверен? – прищурился я. – А не был ли участником весьма безрассудных действий некий умный айран по имени Онтеро? Или ты считаешь, что нападение на "След" было с нашей стороны не авантюрой?

– Ну, порой бывает, – признал Онтеро. – Тут ведь как, с такими друзьями и врагов не надо! Помешательство заразительно. К тому же, ты везучий. Не хочется оставаться в стороне, когда происходят поистине исторические события. Может быть, и мое имя в историю войдет.

– Если будешь со мной, то местечко в эпицентре я тебе гарантирую, – иронично сказал я.

– Лишь бы не на костре орков, – так же иронично отозвался Онтеро. – Кстати о завтраке. Ты собираешься на него? Или будешь ждать торжественной трапезы?

– Ох, ты ж…! – спохватился я. – Сегодня Владыка обещал праздник. А я, как на грех, торжественный фрак и панталоны дома оставил. Даже галстука не захватил!

– Что ты оставил? – не понял меня Онтеро. – То, что ты перечислил, обязательно должно быть? Или можно обойтись без этих атрибутов?

– Можно обойтись, – хмыкнул я. – У вас такое понятие, как дресс-код, вряд ли имеет место быть. Но все равно, на праздник следует одеваться, как-то по-праздничному. Нет?

– У меня есть дома несколько вещей, – задумчиво сказал Онтеро. – Мы по габаритам не особо отличаемся. Тебе должно подойти.

– Вот это уже по-деловому! – обрадовался я. – Пошли! Поедим, и к тебе! Должен же я на празднике выглядеть достойно.

– И почему ты это должен за мой счет? – печально поинтересовался айран.

– Жмот! – с чувством припечатал я. – Отдам я тебе твое добро сразу после торжества, отдам!

– …Что значит, никого не впускать?! – услышали мы за дверью раздраженный голос Нартата.

– Встретимся после завтрака, – бросил мне Онтеро, выскакивая в окно.

Мдя! Вот и от меня выскакивают в окно молодые мужчины, при появлении…. Кого? На миг кольнуло острое сожаление, что моя комната находится на первом этаже, а у Онтеро имеются крылья. Это было бы так романтично! Распахнутое окно, сломанные кусты под ним и стонущий, держась за сломанную конечность (а лучше за обе!), молодой мужчина. …Гы!

– Уже встал? – осведомился, вошедший в комнату, Владыка. – Что это было, утром? Начальник стражи до сих пор вздрагивает при каждом неожиданном шуме, а дочь только смеется, но молчит!

– А, это! – я указал в сторону умывальной комнаты.

Хорошей комнаты! Где ванна была так похожа на небольшой бассейн. Нартат заглянул туда, подошел к ванной и всунул в нее руку, проверяя, на всякий случай, воду.

– Да она же абсолютно холодная! – изумился он.

– Именно! – подтвердил я.

– Ты хочешь сказать, что окунулся в нее утром? Теперь все понятно! А подогреть ее ты не догадался?

– А меня кто-нибудь по этому поводу проинструктировал? – ответил вопросом на вопрос я. – Да впрочем, это не страшно! Меня такая температура устроила, даже более, чем! Зато проснулся качественно.

Владыку явственно передернуло. Видимо, он себе представил себя на моем месте.

– У нас сегодня торжества намечаются, – напомнил он, меняя тему. – Ты – Белокрыл. А это означает, что и статус у тебя тут особый. Я, вообще-то, планировал, что ты станешь мне помощником. Есть мнение, что и остальной народ так считает. Поэтому, прошу тебя о своих дальнейших планах пока особо не распространяться. Приглашаю тебя на завтрак! Пошли! А то уже все остыло.

– Сам понимаю, что пока о моих планах говорить не стоит, – согласился я, выходя вслед за Нартатом из комнаты. – Как быть с торжествами? Соответствующего наряда у меня нет. Правда, Онтеро обещал что-то присмотреть из своего гардероба.

– Что?! – возмущенно приостановился Владыка. – Белокрылу?! Да еще и одежду с чужого плеча?! Это решительно невозможно! Я немедленно вызову портных. Думаю, что они успеют справиться к началу торжеств.

– А если нет? – с любопытством спросил я.

Интересно, каким образом тут наказывают провинившихся? У эльфов это просто. Общественное порицание считается самым суровым наказанием. У драконов – не знаю. Быть может, собираются вокруг провинившегося несколько особей и фукают на него. Фукают, естественно, с "огоньком". Причем, буквально. А что тут?

– Обязаны успеть! – жестко ответил Нартат. – Им за это платят. И платят немало!

Понял! Тут осуществляется наказание "рублем". Вот только непонятно, зачем тут деньги? Система-то – замкнутая.

– Ты хочешь знать – зачем им деньги? – расшифровал выражение на моем лице Владыка. – А как ты думаешь? Ведь и мы выбираемся во внешний мир. И каждый такой визит требует наличие денег. Мы следим за модой, за достижениями, за политикой. Вернее, следили, когда я еще был здесь. И будем следить! Я об этом позабочусь!

– То есть, стараетесь не отставать? – нейтрально поинтересовался я.

– Конечно! Правда, дается это с большим трудом.

– А хочешь не только не отставать, но и кое-где опередить? – спросил я.

Нартат резко, как будто наткнулся на стену, остановился.

– Интересно! – протянул он, оборачиваясь ко мне. – Я ведь не ослышался? Ты только что сказал, что-то об опережении? А не мог бы ты более подробно мне об этом поведать? Скажем, за завтраком.

– Мог, – кивнул я. – Кстати, у эльфов это одним завтраком не ограничилось.

– Эльфов? – недоуменно поднял бровь Нартат. – А причем тут эльфы?

– Ну, как-то так получилось, что они попались нам первыми. Вот и пришлось им первыми становиться на путь прогресса. Делалось это еще и как компенсация за то, что они приютили нас.

– Надо же! Приютили они Белокрыла! – фыркнул Владыка. – Да это они за честь должны считать, а не компенсацию требовать!

– Да как-то так получилось, что они об этом не знали, – поспешил я оправдать эльфов. – Честно говоря, я сам об этом не знал. А о таком понятии, как альтруизм, в этом мире не ведают.

– Не ведают! – согласился Нартат, заходя в столовый зал. – Интересное слово! Но если оно означает "даром", то могу тебя заверить – здесь оно не приживется!

Эге! А Владыка – чистой воды прагматик! Это надо будет иметь в виду! Во всяком случае, мне показалось, что я нашел язык, на котором с ним можно будет говорить.

– Вот видишь, папа! Я же говорила, что все в порядке, – весело прощебетала Катрина, бросая на меня лукавый взгляд. – Доброе утро Влад!

– И тебе, доброе! – улыбнулся я. – Я голоден! И где мой завтрак?

Летейла, сидевшая у окна, громко хлопнула в ладоши. Дверь с другого конца зала распахнулась, и в нее вошли слуги с подносами на руках. Я с немалым удивлением понял, что это не айраны! Это самые обычные люди! Откуда они здесь? Я повернулся к Владыке и с вопросительным видом уставился на него.

– Тебя что-то смущает, Влад? – невозмутимо спросил тот, наблюдая, как слуги сервируют мне завтрак.

– Только один вопрос. Вернее, два, – хмыкнул я. – Что здесь делают люди? И как они тут оказались?

– Ну, что они тут делают, тебе уже ясно, – сообщил Нартат, дождавшись, когда слуги покинут зал. – Служат. А попали они сюда добровольно. И служат, не просто так. Ой! Чувствую я, что завтрак затянется. А у меня дел невпроворот! Давай об этих темах поговорим завтра, или послезавтра. Боюсь, что завтра, у нас возникнут иные проблемы, связанные с головной болью. А иначе – нельзя! Положение обязывает.

– Пригласите сюда Семенэля, – улыбнулся я, отдавая должное прекрасному завтраку. – И о головной боли можете забыть! Эльфы решили проблему похмелья. К сожалению, это технология "ноу-хау".

– Мудреное слово! – восхитился Владыка. – Вот любишь ты, Влад, загнуть что-нибудь, такое этакое!

 

Глава 22

Вот после завтрака началось то, что нормальная личность называет кошмаром! Нормальной личностью я, что вполне естественно, называю себя. А кошмаром я называю процесс приготовления меня к торжествам. Я уже не говорю о сеансе замеров моих параметров местными портными. Это мучение я выдержал с честью. Правда, мои комментарии их чуть до истерики не довели, но это уже издержки. Потом меня начали просвещать о протоколе и моей роли в нем. Так как толком об этом не знали и сами просвещающие, то, в итоге, в моей голове царила полная каша.

Дело в том, что Белокрылов всегда было мало. То есть, Владыка и сын-наследник. Нартат был несчастным, у которого родилась дочь. Ну, это с его точки зрения – несчастным. Я – так был счастлив этим обстоятельством. Поэтому у местных мужей возник вопрос, как меня позиционировать? Сыном-наследником меня назвать нельзя. Тем более, что я решительно отказывался им называться. Вот еще! Не хватало! У меня свои родители есть. Другой вопрос – где они? Но их никто не отменял. К тому же, роль сына-наследника предполагала подчиненное положение. О каком подчиненном положении могла идти речь?!

Зятем меня тоже пока избегали называть. Ну, где я, а где свадьба? Там, оказывается, тоже этикетом предусматривается уйма различных процедур.

Вот и ломали головы над ситуацией местные церемониймейстеры.

Онтеро, поняв, что на его гардероб покушение отменяется, сиял, как медный надраенный пятак. Вот ведь ехидное существо! Пользуясь положением приближенного к моей особе лица, этот тип наслаждался бесплатным представлением. Ничего! Я тебе потом устрою веселую жизнь (в разумных пределах, само собой)! Пока же, я свирепо косил на него взглядом и многообещающе двигал бровями.

Перед самым началом празднования, портные притащили мои облачения. Рассматривая все эти рюшечки и воланчики, я мысленно застонал. Уразумев, что мыленные стоны не слышны, я продублировал их вслух.

– Но это же, церемониальные одежды! – поспешил просветить меня Нартат, поняв значение моих стенаний. – Тебя же не заставляют носить их каждый день!

– Еще чего не хватало! – огрызнулся я. – Да только от одного их вида, у меня начинаются комплексы! Поноси их больше одного дня, и стойкая шиза – гарантирована!

– Шиза? – озадачился Нартат.

– Шизофрения, – пояснил я. – Это такая психическая болезнь.

– А в чем она выражается? – немедленно заинтересовалась одна из жриц Храма, которых, вдруг, появилось во дворце достаточно много.

– А вот заставьте меня поносить эти наряды несколько дней кряду – увидите! – сердито ответил я. – Хотя, нет! Я вам такого шанса не дам! Так и быть! Одену, но только для торжественного выхода! Для всего остального, придумывайте что-то другое!

– Но для другого нет времени! – взвыл один из портных.

– Это что, мои проблемы? – свирепо огрызнулся на него я.

– Онтеро, ты вроде бы, по фигуре похож на Влада? – прищурился Нартат, взглядом зацепивший моего первого учителя полетов.

– Э-э-э…. Да, Владыка! – с постным выражением на физиономии отозвался Онтеро.

– И, как мне поведал Влад, ты готов поделиться своими одеяниями? – вкрадчиво продолжил Нартат.

– Э-э-э…, – лицо у Онтеро стало еще более несчастным.

А как же его фраза, что Белокрылу не идут одежды с чужого плеча?

– Отлично! – радостно воскликнул Нартат. – Я так и знал, что ты готов всегда прийти на помощь! Значит, эту часть вопроса я доверяю тебе!

– Но у меня запасной костюм не полон! – проблеял Онтеро. – Я не смогу его одеть полностью!

– Ты хотел сказать, что не сможешь сам одеться полностью, – уточнил Владыка, выделяя голосом слово "сам".

– Да, Владыка! – уныло понурился Онтеро.

– Да, нам будет тебя очень не хватать, – кивнул Нартат. – Впрочем, я надеюсь, что ты найдешь возможность присоединиться к нам после церемонии.

Народу собралось! Я уже говорил о том, что тут очень большие площади? Да? А то, что айраны мастера по части всяких там церемоний, я говорил? Могу вас заверить, действительно, мастера!

У самого выхода из дворца, крылатые воины очистили достаточно широкую площадку, окружив ее стражами в, блестящих золотом, доспехах. Они успешно сдерживали натиск толпы, собравшейся поглазеть на торжества и поглотить дармовое угощение, которое последует вслед за официальной частью.

В ожидании выхода официальных лиц, народ развлекал отряд, демонстрирующий умение владения всякими предметами убийства себе подобных (впрочем, и не подобных тоже). Я поражался, насколько синхронно это получалось у выступающих. Должно быть, опыт таких показательных выступлений у них был уже немалый.

Разрезая толпу, к площадке двинулась колона женщин в одинаковых плащах и накинутых на головы капюшонах. Уже немного зная о жрицах Храма, я понял, что это они и есть. Надо сказать, что айраны уступали им дорогу, не протестуя.

На крыльцо дворца вышло четверо крылатых и поднесли к губам что-то похожее на изогнутые рога антилопы гну. Над площадью разнеслись чистые и звонкие звуки, призывающие гостей к вниманию. Наступила тишина, показывающая, что гости внимать готовы.

Ага! Вот, что означает торжественный выход! Крыльцо накрыло облако, очень похожее на то, что клубилось у Утеса Храма. Мы торопливо, под прикрытием тумана, вышли на крыльцо. Теперь, когда облако рассеется, мы очень эффектно предстанем перед публикой. Так оно и произошло!

Восторженный гул толпы послужил достойной наградой режиссеру-постановщику этой процедуры. Режиссер – Нартат Ловец Ветра, постановщик – он же. Техническая поддержка – Солия, верховная жрица Храма.

Я чувствовал себя неуютно, под взглядами тысяч (ну, сотен) взглядов собравшихся. Особенно их много было, когда Владыка живописал мои похождения, которые он почему-то называл подвигами. К тому же, я с удивлением узнал о нескольких новых подвигах, которые я умудрился совершить. Надо же! Это должно быть во сне. Лунатизма за собой не замечал. Но кто его замечает? Слова мне Нартат очень предусмотрительно не дал. Видимо прочувствовал, что я могу сказать.

Дальше описывать это мероприятие я не буду. Все такие действия очень похожи друг на друга, за исключениями мелких деталей. Так же, как и похожи неофициальные части, следующие за официальными.

Одно меня удивило. Не было пьяных драк. Да и выпито было не так уж и много. Перед пирующими айранами выступила местная самодеятельность, состоящая, к слову, из самих пирующих. Участие в пире принимали все желающие. Я даже заметил несколько столов, занятых местными людьми. Они веселились наравне с окружающими их айранами. Я повернулся к Нартату, с желанием выяснить этот вопрос.

Так как над площадью стоял постоянный шум, то наш разговор был другим не слышен.

– Расскажи мне о людях, которые здесь живут, – попросил я.

– А что люди? – поднял брови Владыка, только что обгрызший косточку аппетитно зажаренной птички.

Отхлебнув из кубка вина, он наклонился ко мне.

– Они пришли сюда добровольно. Их никто не заставлял. Они сами обязались служить нам в обмен на защиту и спокойную сытую жизнь. До сих пор мы и они честно выполняем условия этого давнего договора.

– Но ведь не все же они готовы становиться слугами, – заметил я. – А если среди их детей появятся такие, которым это не по нраву?

– Ты думаешь, что такого еще не было? – усмехнулся Нартат. – Они живут с нами уже сотни лет. Конечно же, было всякое. Но мы не давали повода для бунтов. Да и бесполезен он был бы здесь. Что может противопоставить человек народу-воину? Мы не препятствуем таким, кто не желает становиться слугами. Более того! Мы помогаем им покинуть нашу долину и продолжить жизнь там, во внешнем мире. Только с одним условием, о нас не болтать! О том, чтобы оно было выполнено, заботятся жрицы. Надо сказать, что они это умеют!

– Что, так никто и не проболтался? – удивился я.

– Представь себе! Из покинувших нас, и слова клещами не вытащишь! – хохотнул Нартат. – А что ты там говорил о достижениях других народов? Думаешь, я об этом забыл?

– Вот уж нет! – вздохнул я. – Но, не разговаривать же, нам об этом тут.

– Тогда давай переместимся в другое место, – предложил Владыка. – Тем более, что правитель должен уйти из-за застолья вовремя, дабы не опозориться перед подданными. Советую запомнить эту мудрую мысль.

– Рассказывай! – велел Нартат, удобно устроившись в кресле.

– Да что там особо рассказывать! – отмахнулся я. – Как ты понимаешь, я не здешний.

– Это понятно! – хмыкнул Нартат. – Никакой "здешний" не рискнул бы так со мной разговаривать! Тебя что, не учили быть почтительным с сильными мира сего?

– Я сам сильный, – резко ответил я. – Пусть эти сильные докажут, что имеют право на почтение с моей стороны.

– О! Они могут доказать, – спокойно сказал Нартат. – Но вот, только методы доказательства тебе могут не понравиться.

– Ну, методы можно и подкорректировать, – усмехнулся я, коснувшись рукой рукояти Листа, торчавшей за моим плечом.

– Не все поддается такой корректировке, – напомнил мне Владыка, выделив голосом слово "такой".

– И это я понимаю, – кивнул я.

– Так ты говоришь, что не здешний, – вернулся к теме нашего разговора Нартат. – А откуда тогда ты, позволь тебя спросить?

– Я из другого мира, – коротко ответил я. – Там все по-другому. Там нет магии. И там нет айранов.

– А тогда откуда там взялся ты? – поднял брови Нартат.

– И я там не был айраном, – сообщил я Владыке.

Брови поднялись еще выше и замерли. Так что, будем держать планку?

– Не мог бы ты объяснить более подробно? – взмолился Нартат. – В конце-то концов, не я начинал этот разговор! Ты дал повод для него. Если бы не твои белые крылья, я бы живо из тебя добыл бы все сведенья.

– Да? – иронично спросил я. – Ты еще и пытками занимаешься?

– Какими пытками? – удивился Нартат. – Ты о чем? Просто айран, с другим цветом крыльев не может противиться требованиям Белокрылов, или что-то скрывать от них. Неужели ты не знал об этом свойстве?

– Да, как-то не знал, – ошарашено почесал я в затылке.

– Разве Онтеро не говорил тебе об этом? – прищурился Нартат. – Ай да хитрец! А он, кстати, в курсе всего этого? А Катрина?

– В курсе, – ответил я. – Не то, чтобы полностью. Я не рассказывал ему всего. Но то, что я из другого мира, он знает. И Катрина тоже.

– Ты говорил, что там, в твоем мире, нет магии. Как же там вы живете?

– Вот так и живем, – пожал я плечами. – Мои друзья, кстати, тоже оттуда.

– Так вот откуда взялась эта странная дружба! – догадался Нартат. – Удивил ты меня, удивил! И что в этом мире? Что там может быть такое, что позволит нам не отставать от других народов?

– Как ты понимаешь, если нет магии, то приходится ее чем-то заменять, – продолжил я. – Ученые моего мира очень ловко научились это делать. И эльфы уже пожинают плоды. Мы дали им знания. В сочетании с магией, это приводит к поразительным результатам.

– Угу! – задумчиво кивнул Нартат. – И теперь ты готов дать и нам эти знания?

– Я же Белокрыл! – пожал я плечами. – Я должен стараться для своего народа.

– Очень правильная мысль! И когда же ты начнешь делиться? – Нартат выжидательно смотрел на меня.

– Для начала, надо определиться, чем именно делиться, – поморщился я. – Очень может быть, что что-то вам совсем не нужно, или вы это знаете, лучше нас. Хотелось бы знать, что там, в Храме. А там наверняка что-то есть! Ну, и потом, я хотел бы сначала поискать других на этой земле.

– Я думаю, что если бы те, другие, существовали бы, – задумчиво сказал Владыка. – То они бы уже дали о себе знать.

– Быть может, им "След Проклятого Ветра" не давал этого сделать? – предположил я. – Или могут существовать иные причины. Да и тех же "следов" мог быть не один.

– Так ты хочешь уничтожить и те "следы", если встретишься с ними? – встревожился Нартат. – Не уверен, что это здравая мысль.

– О! Я не собираюсь лезть туда в одиночку! – открестился я. – Я отлично понимаю, что нам просто повезло с этим "следом". Да и предсказание помогло.

– Мы со Ставрориэлем думали, что это предсказание про нас, – грустно усмехнулся Нартат. – Только не знали, где взять дракона.

– Да, ладно! – махнул я рукой. – И так все неплохо получилось! Кстати, там больше никаких предсказаний не имеется? Что-то мне не хочется становиться героем. И так уже в этом "добре" по самые уши!

– Может быть, и есть, – засмеялся Нартат. – Но я не помню такого. Тем более, я не ожидал встретить айрана, не желающего становиться героем.

– Вот такой я неправильный, – пожал я плечами.

 

Глава 23

– Так это правда, что отец разрешил нам отправиться на поиски себе подобных? – спросила Катрина, когда мы с ней встретились на следующий день.

– А ты откуда знаешь? – поинтересовался я.

– Мама сказала, – пожала плечиками Катрина. – Она мне сегодня много еще чего сказала. Пересказывать не буду, но она не высоко ценит умственные способности отца, тебя и…. Ограничусь пока этим набором.

– Ну, это понятно! – усмехнулся я. – Если бы ты не собиралась вместе с нами, то возражений с ее стороны было бы существенно меньше, если бы они, вообще, появились. Как ты думаешь, это сможет стать проблемой?

– Если бы я ее слушала во всем, то не стала бы такой, как сейчас, – фыркнула Катрина. – А была бы кроткой и смирной, как горная овечка. И послушно бы вышла замуж, когда придет мое время.

– А так, ты замуж не собираешься? – с интересом спросил я.

– Если ты имеешь в виду себя, то давай договоримся! – сердито блеснула на меня глазами Катрина. – Так и быть, "даму сердца" я тебе прощу, но постарайся пока дальше не заходить. Я не планирую выходить замуж ближайшую сотню лет. И выйду только за того, кто будет достоин меня.

– Эй! – окликнул я растерянно. – А я, значит, не достоин?

– Мой избранник должен соответствовать моим требованиям, – безжалостно продолжила эта девчонка. – У меня есть целый перечень их. Ты проходишь по многим из них, но…, не по всем.

– Огласите, пожалуйста, весь список! – потребовал я.

– Фиг тебе! – в лучших традициях нашей компании отозвалась Катринка.

– Ты учти, – на всякий случай, решил не оставаться в долгу я. – Любовь зла, и козлы первые этим пользуются. Может случиться так, что втюришься в кадра, который, вообще, не отвечает ни одному из твоих требований.

– Повтори, что ты сейчас сказал? – озадачено спросила Катя. – Что означает слово "втюришься" и "кадр"? И почему козлы первые пользуются злой любовью?

– …Я тут мимо проходил, – жизнерадостно заявил Онтеро, протискиваясь мимо стражника в дверь. – Да отойди ты! Я, если хочешь знать, наставник Влада! Владыка, лично, разрешил мне входить.

– А я, лично, разрешал? – спросил я, раздраженный тем, что Онтеро так неудачно вклинивается в наш разговор.

– А твое мнение, пока, не имеет такого решающего значения, – благодушно ответил Онтеро, проходя к креслу и рухнув в него. – Приветствую тебя, прекрасная Катрина!

– И тебе добрый день! – так же недовольно, как и я, отозвалась девушка. – Где это тебя лешие с утра носили?

– Не лешие, а крылья! – поправил ее Онтеро. – Я, между прочим, серьезно отношусь к поручениям, которые мне дают. Поэтому я с утра был занят обеспечением небольшой экспедиции, которую хочет предпринять Влад.

– Почему небольшой? – настороженно спросил я.

– Я думаю, что ты это сам поймешь, когда столкнешься со всеми трудностями задуманного тобой, – широко улыбнулся мне Онтеро.

– Когда это трудности меня останавливали? – поднял я бровь. – Затормозить могут, но остановить – никогда! Ты уже давно Семенэля знаешь, мог бы у него спросить.

– Я и спрашивал, – невозмутимо отозвался Онтеро. – Он сказал, примерно, то же самое, но в гораздо более эмоциональной форме. При этом он еще и сплюнул себе под ноги. Я – так в первый раз увидел плюющегося эльфа. Это было перед нашей последней атакой на "След". Но я не теряю надежды.

– Придется мне во время этой экспедиции заняться еще и вашим воспитанием, – сердито высказалась Катрина.

– Что? – повернулся к ней Онтеро. – Я не ослышался? Неужели Летейла и Владыка отпускают тебя? Влад мне что-то говорил о твоем желании, но я не воспринял его всерьез.

– Ничего! – прищурилась Катрина. – Это поправимо! Тем более, что именно тебе придется тащить мои вещи.

– Твои родители сумасшедшие! – убежденно изрек Онтеро. – Я бы, на месте Владыки, тебя бы никуда не отпустил!

– Это не родители сумасшедшие, это я – сумасшедшая! – огрызнулась Катрина. – И ты, к счастью, не на месте моего отца. И никогда на его месте не будешь!

– Если бы сейчас был вечер, то я за это бы выпил! – провозгласил Онтеро. – Столько всяких проблем, включая пролежни, да еще и такая дочь! Действительно, это очень хорошо, что я там никогда не буду!

– Утихомирьтесь! – скомандовал я. – Если хотите быть в команде, то прекратить подобные ссоры! Кстати, вы еще не передумали?

Парочка синхронно отрицательно повертели головами.

– Тогда, готовьтесь! А я сейчас слетаю на встречу с Валери. Договаривались, все-таки.

Валерка уже был на месте. То ли он отсюда и не уходил, то ли родственнички подкинули. Летал-то он еще очень плохо. Я видел всего один раз его полет. Это когда он, преобразовавшись, из пещеры вылетел. Да и то, тот полет больше напоминал кувырки спятившего акробата.

– Наконец-то! – пробурчал Валерка вместо приветствия. – Сколько тебя ждать надо было? Где хваленая точность?

– Да, дела государственные, – оправдался я. – Сам понимаешь. Это ты у своих – малек, а у меня взрослые заботы.

Пришлось протанцевать метров пятьдесят, уворачиваясь от разгневанного Валеры.

– Ладно-ладно! Все! – я поднял руки ладонями вперед, утихомиривая друга. – Это я, чтобы ты не расслаблялся.

– Вот обернусь сейчас в другую ипостась, огоньком приглажу, вот тогда будешь знать, какой я "малек"! – сердито отозвался Валерка. – Лучше рассказывай! Чего собрался делать?

Я оглянулся по сторонам. Да, изменилась местность! Очень изменилась! Мы находились на широком лугу, окруженном пышным лесом, ничем уже не напоминающем тот бурелом, что высился тут раньше. В стороне отсвечивало синим окном, озеро. По нему уже с деловым видом плавала парочка диких уток. Я уже не говорю о непременном атрибуте всех идиллических пейзажей – бабочках, кузнечиках, муравьях и птичках.

– Да, в общем-то, план действий за эти пару дней не менялся, – заявил я, опускаясь на ковер травы. – Я тут задумал поискать еще очаги культуры, если они имеют место быть. Не может быть такого, чтобы на всю планету остались только мы! Не верю я, брат!

– Угу! – насупился Валерка, соображая. – Даже если и есть что-то, то не близко. Слону ясно, что в ином случае это было бы известно. Хорошая идея! Но вот как мы будем пробираться по недружественным землям? Я, действительно, еще не летаю. Вернее то, что я изображаю, полетом не назовешь. Ты меня извини за то, что я тогда, во время твоих тренировок, насмехался. Теперь я понимаю, насколько это сложно – летать.

– Да, ладно! – отмахнулся я. – Просто мы теперь поменяемся ролями. Ты будешь учиться, а я насмехаться. Делов-то?

– Тогда я, пожалуй, отложу учебу до возвращения, – мило улыбнулся Валера. – Понимаешь, драконы начисто лишены чувства юмора. А когда им кажется, что о них не очень уважительно отзываются, то вносят цензуру. Обычно, каленым железом выжигают все, что им не понравилось. Я доступно изложил? Ну, не хотелось бы, получить в итоге хорошо прожаренную тушку насмешника.

– Мда, это надо учесть, – кивнул я. – Хорошо, я, пока ты будешь кувыркаться, насмехаться не буду. Я подожду окончания сеанса.

– Так ты мне еще не ответил, как мы будем по вражеской территории топать?

– В этом вопросе, я рассчитываю на Сему, – задумчиво изрек я.

– Ты что, и его собрался брать? – поразился Валерка. – Совсем сдурел? Да этот сноб теперь от своих остроухих никуда! И чем он нам сможет помочь, даже если предположить невозможное, и он окажется с нами?

– Во-первых: он не сноб! – сердито отозвался я. – Во-вторых: он уже не один раз показывал, что готов идти с нами даже вопреки здравому смыслу. И, наконец, в-третьих: он неплохой маг. Ты можешь таким даром похвалиться?

Валерка молча помотал головой.

– Вот и я – тоже, – вздохнул я. – И к тому же, у эльфов такое изощренное мышление, что они находят порой, самые невероятные выходы. Во всяком случае, я должен Семену предложить, а то он обидится.

– Так что мы сидим? – поднялся с травы Валерка. – Полетели к нему!

– Это я "полетели"! – кряхтя, поднялся на ноги и я. – А ты "повисели у меня в руках". Разницу ощущаешь?

– Это тебе придется ощущать! – хмыкнул этот нахал. – А мне, так уж и быть, придется повисеть.

Хорошо, что лететь пришлось не далеко! По-моему, Валерка себя в еде не ограничивал. Еле-еле дотащил его до заставы эльфов.

– Стой! Кто идет? – услышал я сакраментальное.

Ну, прямо, как по уставу! Даже где-то ностальгия шевельнулась. Хорошо, что только шевельнулась и затихла!

– Не идет, а летит! – сварливо поправил Валерка. – Ты чего, не узнаешь что ли?

– Так положено! – отозвался страж, появляясь из-за куста. – Я сейчас доложу, а вы ждите!

– Не понял? – округлил глаза Валера. – Это что, нас уже не пускают? Влад, ты слышал?

– Угу! – отозвался я, оценивающе рассматривая стража. – Ну, ты-то ладно. А вот не пускать почти Владыку айранов – это уже перебор!

– Что значит "ладно"? – немедленно поднялся на дыбы Валерка. – Я, быть может, потом стану одним из троих! Лет через пятьсот, сам будешь стоять передо мной на вытяжку!

– На вытяжку я не смогу стать! – отрезал я. – Выправка не та. Эй, страж! Ты еще здесь? Где доклад, я тебя спрашиваю?

Эльф, разинув рот, слушал нашу перепалку. Ясно! Новенький. С нами еще не знаком, и всего, на что мы способны, не знает.

– Так…, – нерешительно начал, было, он.

– Он уже доложил, – услышал я голос справа.

Лороэль, которого я помнил по походу на бабуров, улыбаясь, стоял у ствола мощного дуба.

– Да он мог и не докладывать. Вас невозможно не узнать, – продолжил он, двинувшись к нам и протягивая руку.

– Откуда такое чудо откапали? – мотнул головой Валерка в сторону стража. – Он что, о нас не слышал?

– Он недавно с Восточной заставы, а там вы еще не успели отметиться, – хихикнул Лороэль.

– Слышал? – обернулся Валерка ко мне. – Непорядок! Надо наверстать!

– Проходите! – Лороэль, взмахом руки открыл проход в сплошной стене колючих ветвей. – Вам здесь всегда рады!

– Понял? – высокомерно задрал нос перед стражем Валерка. – Два наряда на службу!

– Нам надо Семенэля увидеть, – обратился я к Лороэлю. – Где его найти?

– Скорее всего, его сейчас Мармиэль муштрует, – пожал плечами эльф. – Там и найдешь, если, конечно, будет что находить. Мармиэль вашего друга уже второй день пользует. Прямо жаль вашего Семенэля!

– Что значит "вашего"? – немедленно заинтересовался Валерка. – Он что, уже не ваш?

Лороэль в ответ только хмыкнул.

Приятно было снова пройтись по уже знакомому Светлому лесу. Если сейчас повернуть налево, то выйдем к конюшням. Как там мой Джупан? Скучает, наверное. Обязательно его навещу! Идея есть! Но, это потом.

Мы раскланялись со встречными знакомыми. Полюбовались на "План эвакуации, в случае набега орков". На фига он здесь? Но сделан красиво! В объемном виде. Наверное, эльфы докопались уже и до три Д-технологий. Недаром вот стеклышко какое-то поблескивает над этим творением. Прошли еще несколько перекрестков. И вот уже знакомое дерево Мармиэля. Обычно именно здесь он имел обыкновение давать уроки Семе.

– …Если мы проведем воображаемую прямую от указательного пальца правой руки в комбинации Ай-лэнь в направлении нашей цели, то мы сможем произвести магической воздействие на наш объект, – нудно вещал Мармиэль, наклонившись к, прилежно пишущему шариковой ручкой, Семену.

– Какое-какое воздействие? – шепотом переспросил меня Валерка.

– Магическое! – так же шепотом отозвался я. – Они тут магией балуются.

– Инквизиции на них нет, – осуждающе пробурчал Валера.

– А тут ее ни на кого нет.

– Так и я о том!

– …Неплохо было бы опробовать это, крайне полезное, заклинание на твоих друзьях, – мечтательно проговорил Мармиэль. – Этого писать не надо! К сожалению, мы опоздали. Один из них оказался айраном, второй – драконом. Момент упущен!

– Это ты к чему? – поднял голову от конспекта Семен.

– Это я к тому, что эти двое уже стоят за углом и беззастенчиво подслушивают нас! …Заходите, гости дорогие!

 

Глава 24

Ну, раз уж нас приглашают, то почему бы и не зайти? Мы с Валерой прошагали в гостеприимно раздвинувшуюся кору дерева Мармиэля. По лицу Семы было видно, что он нам искренне рад. Вот только я не совсем понял, чему? То ли тому, что снова нас видит, то ли тому, что мы своим появлением прервали лекцию Мармиэля.

Надо ли говорить, что у меня, когда я услышал заунывный голос лектора, началось рефлекторное зевание. Надо будет как-нибудь записать парочку лекций Мармиэля. Очень эффективное снотворное, я вам скажу. Осталось только определиться с носителем, на который можно было бы скинуть это ценнейшее достояние.

– Чем мы обязаны вашему визиту, друзья мои? – поинтересовался Мармиэль, рассматривая нас.

– Да вот, соскучились, – отозвался Валерка, озираясь по сторонам. – Уютненько тут. Не то, что наши пещеры. Сплошные сквозняки!

– Разве драконам страшны сквозняки? – насмешливо поднял брови Мармиэль.

– Ну, это смотря, в какой ипостаси находишься, – сообщил Валерка. – Я, лично, привык к той, что ты сейчас видишь. А теперь представь меня, такого маленького и хрупкого, в тех пещерах.

– Я не могу представить, – качнул головой Мармиэль. – Я их не видел. Но я все же, хотел бы узнать причины вашего визита.

– Мы с деловым предложением к нашему другу Семенэлю, – официально заявил я. – Я вот вижу, что он тут мхом зарастает. Вон с правой стороны, так даже и грибы проглядывают.

– Ничего подобного! – резко отверг мое замечание Семен. – Это просто остаточные явления от предыдущего занятия. Мы разбирались, как вернуть к жизни пустынные места. Всем известно, что первыми в таких местностях появляются грибы и мхи.

– Ты вырасти там, на правой ноге, парочку рыжиков, – попросил Валерка. – Икра из них уж больно вкусная!

Возмущенное фырканье нашего эльфа послужило ему ответом.

– А что за предложение? – озабочено поинтересовался Мармиэль.

– Я почему-то думал, что уж у кого – у кого, а у эльфов проблем со слухом быть не должно, – хмыкнул я. – Я же сказал, что предложение к Семенэлю!

– Все так же нагл, – печально пожаловался потолку Мармиэль.

– На том и стоим, – сочувственно кивнул я.

– Да ты не расстраивайся так, – посоветовал Валерка. – Глядишь, и не вернемся мы из похода…. Вот радости тебе будет.

Валера прочувственно шмыгнул носом, и печально поник головой.

– Это, из какого похода? – настороженно повернул ко мне голову Мармиэль.

– Да, и мне тоже хотелось бы знать, из какого? – присоединил свой голос Семен.

– Да, в общем-то, сам поход – дело решенное, – сказал я. – Осталось только определиться со штатным магом. Ты как, пойдешь?

– Ты забыл набрать еще кое-кого в свой штат, – улыбнулся Семен.

– Да? И кого же?

– Штатного психиатра, плотника-гробовщика и парочку смирительных рубашонок.

– Очень остроумно! – с отвращением прокомментировал Валерка. – Вычеркивай его из списка, Влад! Раз такое дело, не нужен он нам!

Вот тут Валерий погорячился. Для задуманного мной плана, маг нам был необходим. А кого еще, кроме Семена, мы могли взять? Не Мармиэля же уговаривать! Эх, лучше бы вместо крыльев, магию какую заполучил бы! Хоть самую захудалую. Для иллюзий большето и не требовалось. Но подыграть Валерке стоит. Потом сыграем на дружбе, и на дружеских чувствах.

– Согласен, друг! – я с чувством обнял Валеру за плечи. – Один ты у меня остался! Погибнем же вместе в землях дальних! В землях дальних и враждебных.

– Эй! – встревожился Семен. – Куда это вы собрались? О каких землях идет речь?

– Оно тебе надо? – с горечью спросил я. – Ты и тут себя неплохо чувствуешь. Прости, что потревожили! Пошли Валери!

Я с печальным видом повернулся к выходу. Валерка укоризненно покачал головой Семе и пристроился рядом.

– Стойте! – рыкнул Семен. – Что за детство! Ану, стоять!

Кора дерева с треском сомкнулась перед моим носом!

– Семенэль! – тут же вмешался Мармиэль. – Позволь тебе напомнить, что это мое дерево, и только я могу отдавать ему приказания.

– Позволь тебе напомнить, Мармиэль, – язвительно откликнулся Сема. – Что это мои друзья, и только я могу их задержать.

– Логично, – пробормотал, стоящий рядом со мной, Валера.

– Прости, Влад! – услышал я за спиной. – Я сразу не оценил, насколько это серьезно. Но хотелось бы услышать более подробно о целях и задачах похода, который ты затеваешь.

– Ладно! – буркнул я, оборачиваясь. – Извинения приняты.

– Эй! А передо мной извиниться? – потребовал Валерка, стоя носом к коре. – Ты ведь и меня оскорбил!

– Ну, извини и ты! – хохотнул, мигом повеселевший, Сема.

– Между прочим, – независимо обратился я к Мармиэлю, неодобрительно наблюдающему за нами. – В результатах нашего похода должны быть заинтересованы и эльфы.

– Я еще ничего об этом так и не услышал, – сухо проинформировал меня маг. – Как я могу оценить степень нашей заинтересованности?

– Тогда, четкий вопрос, – я зафиксировал лицо Мармиэля. – Кроме нашего мирка, есть еще места, где возможно существование наших народов?

– В каком смысле? – настороженно спросил Мармиэль.

– В прямом! Там, за степями орков, возможны поселения людей, эльфов, гномов и так далее?

Мармиэль ухватил себя ладонью за подбородок и глубоко задумался, сведя к переносице брови. Мы терпеливо ждали ответа. Наконец, маг вернулся из заоблачных далей.

– Ты коснулся болезненного вопроса, Влад. До катастрофы было несколько анклавов нашего народа. У нас была связь. Мы даже могли посещать друг друга через телепорты. Но после катастрофы, места переходов темны. Я, лично, считаю, что это несомненные признаки того, что наши братья погибли. И это наполняет мое сердце печалью. С другой стороны….

Мармиэль снова задумался. Валера кашлянул, стараясь привлечь его внимание.

– …С другой стороны, – очнулся Мармиэль. – Мы тогда были лишь частью великого народа. Властители, во главе с Пресветлой, находились в столице и сердце нашего народа – Энталпаралле. Это сейчас Светлый лес является единственным центром и цитаделью эльфов. И Нортоноэль Светлый – единственный и верховный правитель его. Не знаю, быть может это и к лучшему. Мы сами принимаем решения и действуем, не ожидая указаний из Энталпаралля. А это ожидание порой было достаточно долгим.

– А люди? – спросил Валера. – Айраны, драконы, гномы, что с ними?

– Они были, – просто сказал Мармиэль, пожав плечами. – Нас тогда не волновали эти народы. Мы были сильны и могли сами за себя постоять. Уж во всяком случае, орки и тролли основательно думали, прежде чем решались совершить вторжения в наши леса. А подумав, не решались! …Впрочем, какое это имеет значение сейчас? Переходы темны, а это признак того, что наш народ погиб.

– Ну, почему же? – Валерка устроился у столика и заграбастал вазочку с чем-то съедобным, которая там стояла. – Это также может свидетельствовать о том, что народы поменяли место дислокации. А настройка осталась прежней. Вот и погасли эти ваши переходы!

Валерка, с победоносным видом, запустил ложку в вещество в вазочке. Зачерпнул, не обижая себя, и отправил в рот солидную порцию этого вещества.

– Кхм, – не удержался я, наблюдая за расцветающими на лицах эльфов ехидными улыбками. – Валери, а ты уверен, что это съедобное?

– Уверен! – отрезал Валерка, облизывая ложку. – И очень вкусное, к тому же.

Он снова нацелился запустить ложку в вазочку, но замер, прислушиваясь к себе. Мы, я и эльфы, напряженно за ним наблюдали. Валерка, вдруг, икнул и весь покрылся молодой зеленью, в которой я признал обычный мох.

– Вот теперь, Семенэль, я могу согласиться с тобой. Ты правильно сварил это зелье, – заметил, рассматривая Валерку, Мармиэль. – Но вот ингредиент малого шалфейника, ты добавить забыл! Грибов на данном индивиде я не наблюдаю.

– Но мох должен подготовить почву для появления грибов! – активно запротестовал Сема. – Я готовил именно с таким расчетом, чтобы была задержка в росте!

– Снимите это с меня! – взвыл Валерка.

– Ну, ты же хотел рыжиков, – пожал плечами Сема. – Будут тебе рыжики! И не только они. Тебя кто просил жрать без разбору и спроса?

– Я сказал: снимите это с меня! – совсем уже свирепо зарычал Валерка. – Я за себя не ручаюсь! Мармиэль, твое дерево выдержит, если внутри его будет бесноваться разъяренный дракон?

– Причем, разбрасывая по сторонам ошметки мха и грибов, – добавил я. – Которые, кстати, потом тоже надо будет убирать, собирая обгорелые головешки.

– Не надо! – встревожено вскричал Мармиэль. – Я сейчас дам тебе нейтрализатор. Выпьешь, и через пол удара, тебе полегчает.

– Угу! – кивнул я. – После того, как мы соберем первый урожай грибов. Только мне почему-то кажется, что он будет сплошь из мухоморов. Это, зная твой вредный характер.

Валерка только яростно зашипел на меня.

Где-то через пол часика, когда с нашего дракона осыпались последние остатки моховых и грибных зарослей, мы сидели за тем же столом, попивая лесной напиток.

– Конечно же, ваше намерение очень благородно и, я бы сказал, даже необходимо, – вещал Мармиэль, прихлебывая из чашки. – Герои приходят – герои уходят! Это закон жанра. Но почему, обязательно все? Оставьте Семенэля, и идите сами. Я вас даже снабжу большим количеством всяческих амулетов и жезлов, накачанных энергией под завязку. Быть может (хотя, я в этом сильно сомневаюсь), вы даже кого-то и найдете. А вы уверены, что этот кто-то встретит вас с распростертыми объятиями? А если он еще и обладает магическими способностями, то я не уверен, что от вас останутся даже перья!

– У меня нет перьев, – сердито заметил Валерка.

– Вот и я об этом, – кивнул Мармиэль.

– На этот случай, – спокойно отозвался я. – У меня и имеется Лист Клена. Как ты знаешь, он обладает собственной магией. А значит, другая магия на него не может воздействовать.

– Да, – согласился Мармиэль – Это очень мощный артефакт! Но хватит ли его на всех? И потом, где вы собираетесь искать? В какую сторону пойдете? Что вы будете делать с теми, кто обрадуется вашему появлению, только исходя из гастрономической точки зрения?

– Хотел бы я посмотреть на того, кто решится схарчить дракона! – хмыкнул Валерка.

– Но не все же вы драконы, – мудро изрек Мармиэль. – Да такие предприятия планируются очень долго и тщательно! А вы хотите вот так, на авось! Это верный способ самоубийства! Вот, что я вам скажу.

– Я не хочу ждать! – рубанул я. – Сейчас, когда "Следа" больше нет, необходимо этим воспользоваться! Нам необходимы новые союзники….

– И новые враги, – добавил Мармиэль. – Не думай, что у них все тихо да спокойно. Наверняка и там имеются свои сложности. Я предлагаю сейчас собраться в малом зале Чертогов. Пригласим Правителя, Орантоэля. Тщательно все обсудим. Я, лично, против таких эскапад! Но быть может, Нортоноэль и Орантоэль имеют свои резоны, отличные от моих.

– Не знаю, – задумчиво побарабанил пальцами по столу Семен. – Я склонен, все же, присоединиться к ребятам. Хотя, возможно, я об этом потом пожалею. Но они мои друзья, и оставлять их одних в этом опасном деле я не могу.

– Мда, – вздохнул Мармиэль. – Я уже говорил, что наша дружба….

– Говорил! – поспешно оборвал я Мармиэля. – Я даже могу привести несколько модификаций этого выражения, слышанных мною из разных источников. Поверь, Валери и Онтеро идут со мной, тоже исходя из этой нехитрой истины.

– Ладно, – пожал плечами Мармиэль.

Он к чему-то прислушался.

– Правитель готов принять нас. Орантоэль подойдет чуть позже, когда закончит занятие с новым отрядом, – сообщил маг. – Пошли! Но учтите, я за успех вашей миссии не ручаюсь!

– Ты, главное, не отговаривай! – повеселел Валерка. – А об успехе мы сами позаботимся!

 

Глава 25

– Идея интересна и …"свежа", – Нортоноэль с усмешкой рассматривал мое лицо. – Помнится, множество героев высказывали ее. Неужели ты Влад думаешь, что мы не пытались найти своих сородичей после того, как пронесся "Проклятый Ветер"? И наши воины (заметь, не последние из воинов) отправлялись в путь. К сожалению, никто из них не вернулся.

– Воины? – прищурился я. – А маги пробовали?

– Что там делать магам? – хмыкнул Мармиэль. – Степь коварна, а маги не всесильны. О чем говорить, если воины не смогли там остаться в живых?

– То есть, ваши воины шли напролом, пытаясь силой пробиться…. Куда?

– За пределы, – хмуро сказал Орантоэль. – Они не пытались силой пробиться! Их вынуждали это делать. Орки к нам относятся не очень ласково. А степь – это их территория.

– Влад, – Валера выжидательно смотрел на меня. – Ты как-то говорил, что у тебя есть план? Не пора ли его озвучить?

– Магия в той степи действует? – повернулся я к Мармиэлю.

– А почему она там должна не действовать? – удивленно поднял брови тот. – Она действует везде. Но, причем тут магия?

– Если нельзя пробиться силой, то надо попытаться пробиться хитростью, – пожал плечами я. – Наложить иллюзию. Пусть орки видят таких же, как и они сами. А кони пусть выглядят варгами.

– Варги, который ржут и всхрапывают. Это оригинально! – хмыкнул Мармиэль. – Ты думаешь, что иллюзиями можно орков обмануть? Их шаманы, между прочим, не намного хуже наших магов. Уж чем-чем, а иллюзиями их не обмануть.

– Можно сказать, что там, в степи, шаманы стоят на каждом шагу и развеивают иллюзии? – едко парировал я. – Вот им больше делать нечего! И как они, сердечные, узнают, на каком пути выстраиваться, если мы сами его еще не знаем?

– Шаманы, обычно, стойбищ не покидают, – задумчиво сказал Нортоноэль. – Разве что, если поход какой-нибудь. А что, тут это может получиться. Но вот еще один довод. Интересно, что ты ответишь на него? Орки крайне воинственны. Завидев группу других орков, они обязательно попытаются напасть на них. Что вы будете делать в этом случае?

– А что, там, в их степи, нет никаких зараз, юродивых, которых грех трогать, всяческих там послов, неприкосновенных? – вопросом на вопрос ответил я.

– Бунчук прокаженных! – выдохнул Мармиэль. – Решение было у нас под носом, но мы почему-то пытались пробиться силой!

– Гордыня, – укоризненно покачал я головой. – Она и не таких классных ребят, как вы, подводила.

– Это может пройти, Светлый, – задумчиво подтвердил Орантоэль. – Тем более, что мы уже убедились в везучести этого айрана.

– А если еще Мармиэль научит Семенэля блокировать эту иллюзию, что бы магией не несло на версты вокруг, то вполне интересная картинка получается, – хмыкнул Валерка.

– И ведь что интересно, – глаза Мармиэля загорелись азартом. – Такие несчастные двигаются как раз в том направлении, куда пытались пробиться наши разведчики. Да, Влад! Ты заставил меня, себя уважать. Но твои доводы в пользу людей в данном случае не действуют. Ведь ты-то, не человек! Зато я теперь уважаю айранов.

– Избранных надлежит уважать всем! – раздалось от двери.

Все обернулись на голос. В проеме гордо стоял Ставрориэль.

– Только не пытайтесь мне сейчас сообщить, что и на этот случай тоже имелось какое-то пророчество! – простонал я.

– Не пытаюсь, – успокоил меня Ставрориэль. – Хотя, это не означает, что его не было.

– У вас тут на каждое событие имеется какое-нибудь пророчество, – буркнул Валера. – Где уж тут запомнить.

После того, как Ставрориэль присел, Нортоноэль обернулся к шкафам и щелкнул пальцами. Из множества ячеек, на которые шкафы были поделены, вырвался свернутый в трубочку свиток. Он плавно спланировал к столу, за которым мы все умостились, и мягко лег перед Нортоноэлем. Еще сеанс необычных манипуляций, и развернувшийся пергамент занял всю площадь стола.

Карта! Пусть вся изукрашенная всякими завитушками и вензелями, без которых эльфы не могут обходиться, но карта! Только, что-то тут не то….

– А почему она не полная? – опередил мой вопрос Валерка.

– Здесь только то, что смогли рассмотреть наши разведчики, – вздохнул Ставрориэль. – Дальше они забраться не могли, а посылать их на верную гибель никто не в праве.

– Это же надо! Столько тысячелетий тут живете, а подробных карт не имеете, – укорил эльфов мой друг.

– О! Раньше у нас были подробнейшие карты, – заверил Мармиэль. – Но после "Проклятого ветра" мир изменился. А вот новый мир мы исследовать не могли. Вот, и вот! Это те места, до которых смогли дойти наши воины. Дальше – неизвестность. И если уж вы пойдете, то и на вас будет возложена миссия исследователей.

– Пхе! – фыркнул Валерка. – Откуда вдруг взялась такая уверенность, что мы вернемся? Да еще и принесем все, интересующие вас, данные?

– Уверенности – нет, – пожал плечами Мармиэль. – А вот соответствующие заклинания, имеются. Пока вы будете живы, у этой карты будет с вами связь. И все, что вы увидите, будет проявляться на ней.

– Остается только определиться, в какую сторону лучше всего направиться, – задумчиво сказал Нортоноэль. – Не думаю, что путь на запад и север будет самым удачным. Там слишком много опасностей, да и орки Серебряной степи очень уж воинственны! И потом, по старым картам, степь упирается в Великое море. Вряд ли даже катастрофа могла изменить это расположение. Когда-то, мы, эльфы, были великими мореходами. Но эти времена давно прошли.

Нортоноэль замолчал, видимо вспоминая славные деяния своего народа. Мы же, вежливо ждали продолжения.

– Да! – очнулся, наконец, Правитель. – Мое мнение, что вам лучше будет направиться на восток. Тут, конечно, тоже есть определенные сложности, но путь – перспективнее!

– О сложностях поподробнее! – попросил я, наклоняясь над картой.

– В этой теснине вам могут повстречаться тролли, – ткнул в место на карте Орантоэль. – Вот видите, где горы практически сомкнулись. Тут только узкий проход. Тролли существа беспечные, но возможность подзакусить случайным эльфом не упустят….

– …А так же айраном, или драконом, – иронично прибавил Валерка.

– А они жрут все, что не может сожрать их, – угрюмо сообщил Орантоэль. – Увы, но это факт!

– Да перелетим мы это место! – с досадой сказал я. – Я – за Валери, Онтеро – за Семенэля….

– …А всех коней и вещи, в придачу, и Катрина осилить сможет, – хмыкнул Валерка. – Бой-девка, я вам скажу!

Да. А о конях и вещах я-то как раз и не подумал! Прав Валера.

– Есть еще вариант, – строго взглянул Нортоноэль на моего веселящегося друга. – Вот здесь, немного южнее, имеется еще один проход. Но там обосновался народ Нарэитов. Мы о нем практически ничего не знаем. Но тролли туда соваться избегают. Это уже о чем-то говорит. Поклоняются нарэиты Огню.

– Вот тут мы и пройдем! – оптимистично заявил Валера. – Мы, драконы, тоже с огнем знакомы не понаслышке. Договоримся!

– Ну да! – хмыкнул Сема. – Они тебя будут использовать в качестве зажигалки для костров, на которых будут приносить жертву своему богу. Есть подозрение, что этой жертвой можем оказаться мы.

– Я сказал Огню, а не огню, – разъяснил Нортоноэль. – Огню, с большой буквы. Они владеют огненной магией. Нас они не трогают, но и дружеского отношения не выказывали. Мне думается, что вы сможете там пройти, если не будете прибегать к своим фокусам.

– Это не самый трудный участок, – вмешался Орантоэль. – Вот дальше, начинаются Восточные долины. Вот, что действительно будет трудным. Орки здесь не такие кровожадные, как на севере. Но это слабое утешение. У гор располагается их стойбище. Обойти его будет сложно. Но еще сложнее будет идти дальше. У нас имеются данные только на этот участок. Вот видите – основная дорога? По ней идут караваны и основной поток путников. Естественно, что караваны принадлежат гоблинам, а путники – это отряды орков. Сюда вам соваться я категорически не рекомендую! Сожрут! Причем, быстро и качественно.

– А это что за тропа Хо Ши Мина? – ткнул в карту пальцем я.

– Вот на ней-то как раз и замечены группы с бунчуком прокаженных! – со значением поднял палец Мармиэль. – Проказа – страшная болезнь! И заразная, к тому же.

– Для всех? – деловито поинтересовался я.

– Нет, – качнул головой Мармиэль. – Для людей – заразная. Мы, эльфы, ей не подвержены. Могу предположить, что для существ, с двойной ипостасью, она так же не страшна. Хотя, это только предположение. Как-то не приходилось мне видеть драконов с проказой. Да и айранов не замечал. Но, на всякий случай, я могу наложить на вас заклинание мгновенного исцеления. Семенэль будет его поддерживать и обновлять, при необходимости. Именно по этой тропе вам и предстоит пойти. Я прав, Пресветлый?

Нортоноэль кивнул.

– Именно в той стороне, и была наша столица – Энталпаралль. Она находилась в самом центре Серебряного леса. Дивной красоты луга окружали ее. Озеро Лиловых туманов дарило множество прекрасных видений и вдохновляло менестрелей на изумительные творения. И там жила та, о ком я помню, по сей день…!

Нортоноэль печально опустил голову.

– Романтично! – вздохнул Валера.

Я с недоверием взглянул на него. Романтика и Валерка – это два антипода. Неужели что-то забрезжило у него в голове? Да быть того не может! Но, нет. Выглядит естественно.

– То есть, дальше путь нам неизвестен? – задумчиво спросил Семен, рассматривая карту.

– Мы надеемся, что вы его разведаете, – пояснил Мармиэль. – И при этом, останетесь в живых. Если уж и вы не сможете, то мысль о том, чтобы найти других за Пределами, можно будет похоронить. Хотя я все же считаю, что вам лучше было бы не идти.

– Ты в меньшинстве, – констатировал Валерка.

– Зато я чаще оказываюсь прав, – пожал плечами маг.

– Хм? – недоверчиво поднял я бровь.

– Ну, не считаю твоего случая, – нехотя вынужден был признать Мармиэль.

Вот уже запасы сложены в сумки. И кони нетерпеливо переминаются в ожидании сигнала. Нам потребовалось еще два дня, чтобы полностью подготовиться к походу.

Я слетал за Онтеро и Катриной, еще в день совещания. Не буду рассказывать о сцене, которую мне устроила Летейла, мама Катрины. Вот ведь какая теща мне может попасться! Маму успокоила сама Катя, пока я отсиживался в какой-то щели на скалах. Причем, на пару со мной отсиживался и Нартат. Он мне сказал, что у него в памяти еще свежа печальная участь двух драконов, попавшихся Летейле под горячую руку. Лишь под утро нам удалось покинуть наше убежище без видимых потерь. Летейла хмуро и строго следила за сборами, но молчала. Когда мы уже подлетали к кромке скал, к нам присоединился Онтеро.

– Я уж думал, что тебя и не увижу! – весело прокричал он мне.

– Мне удалось вовремя выпрыгнуть в окно, – сообщил я. – Вещи уже начинали летать….

– Не делайте из моей мамы монстра! – потребовала Катрина, прерывая нашу беседу. – Если ей нормально все объяснить, то она не такая страшная.

– А! Так, те вопли, которые вчера доносились из дворца, и было нормальное объяснение, – догадался Онтеро.

– Нет, вопли были до того, как оно началось, – пояснил я. – Воплями сопровождалась охота на меня. Благодаря тому, что я бегаю очень быстро и зигзагами, охота закончилась неудачей для Летейлы. А потом пришлось менять ипостась, чтобы быть незаметным на фоне скал.

Как только мы прилетели, Онтеро и Катрина проследовали к заставе, в сопровождении Лонтоэля, главного коневода эльфийского народа. Там были приобретены еще два коня для нашей экспедиции.

Но, это все было вчера. А сегодня мы собраны и готовы к походу. У меня за плечами уютно устроился Лист. Неизменный меч Валерки, свисает у того с левого бока. Так же, как и у меня, к спинам Онтеро и Катрины принайтовано и их оружие. Два недлинных клинка у Онтеро и полуторник у Катрины. Семен поправляет налучье, прикрепленное к его седлу. Извлечь лук и натянуть тетиву, для Семы – секундное дело. Да и кочан, полный стрел, у него под рукой. Все стрелы, включая и те, что упрятаны в сумы, наполнены магией. Этим озаботился сам Мармиэль. Судя по тому, как он сейчас неважно выглядит, в дело накачки стрел была вложена душа.

– Ну, готовы? – Нортоноэль окинул взглядом наше воинство. – Тогда в путь! И пусть демиург будет к вам милостив!

 

Глава 26

Мы миновали Восточную заставу.

В отличие от Западной, главного въезда в эльфийское поселение, эта не имела гостеприимного вида. Это потому, что гостей с этой стороны не ждали. Вернее, ждали, но гостей несколько иного рода. Если на Западной заставе имелась гостиница, где гостей могли накормить и спать уложить, то здесь предпочитали весь комплекс проделывать на природе. Если накормить, то досыта и стрелами. Если спать уложить, но вечным сном. Да что там говорить. Граница эльфийского леса была видна сразу! Вот еще ухоженная травка, каждое деревце растет так, чтобы не мешать другим, цветочки, понимаете ли. И сразу, такой бурелом! Да тут мышь не протиснется! Настоящая стена из переплетения ветвей, лиан, каких-то колючек. Нет, конечно же, проходы были. Ну, как же без них? Но о них знали только хозяева.

Вот именно по такому проходу нас вывели наружу. Страж остановился, зорко поглядывая вокруг.

– Дальше вы пойдете сами, – сказал он. – Держите путь на ту гору. Видите, ее вершина похожа на двузубец? Она как раз рядом с проходом нарэитов. Будьте осторожны. Иногда тролли сюда все же забредают.

– Это пусть они будут осторожны, – буркнул Валерка. – Мы сюда уже забрели и конкурентов не потерпим.

– Да что ты им сделаешь, троллям? – с интересом спросил Онтеро, трогая коня в путь. – Мы вот, в случае чего, взлететь можем. Правда, существует опасность застрять крыльями в ветвях. Но все же, какой-никакой, а шанс.

– Тут главное, что бы Сайрак успел от меня в сторону отбежать, – хищно улыбнулся мой друг. – Ты думаешь, что тролль на дракона рискнет полезть?

– Тролль – рискнет! – убежденно заявил Сема. – Они не отличаются большим умом и нападают на все, что имеет неосторожность двигаться.

– А как же орки с ними умудрялись договариваться? – поразился я. – Если у троллей такая пропускная система? Мармиэль говорил, что пару раз были нападения орков с этой стороны. Мол, они договаривались с троллями.

– Так за сотни лет всего пару раз и договаривались, – пожал плечами Семен. – А как? Ты уж извини, мне орки не сообщали.

– Вот это упущение, – строго сказал я. – Быть может, и мы смогли бы договориться.

Наш путь пошел на подъем. Лес вокруг начал приобретать иной характер. Деревья стали расти реже. Появился сухостой. Чем дальше мы продвигались, тем больше высохших, мертвых деревьев встречалось нам по пути. Было видно, что такая нерадостная картина доставляет Семену почти физические страдания.

Был сделан один привал. Семен долго и подозрительно присматривался к ручейку, вытекающему из расселины в скальных породах. Вода имела какой-то красноватый оттенок. Смен нюхал воду, смотрел на свет, набрав в прозрачную мензурку, что-то шептал и водил над водой руками.

– Мечта шамана, – заметил Валерка, наблюдая за Семой. – Камлание на уровне фантастики!

– Ты жить хочешь? – осведомился Сема. – В смысле, не помереть от отравления?

Валерка кивнул.

– Тогда заткнись! И не мешай мне разбираться! – категорически потребовал эльф.

– Драконов сложно отравить! – сообщил Валерка. – Мы можем питаться даже камнями. Правда, с калорийностью тут сложно.

– Тогда приступай к обеду! – предложила Катрина, делая широкий жест рукой. – Тебе как, красненькие, или серенькие камешки положить? А вот с тем крапчатым камнем не слишком остро будет? И что предпочтешь на десерт?

– Язва! – с достоинством отозвался Валерка. – Я же говорю, что это на крайний случай!

Я с сожалением понял, что вражда к драконам еще долго будет занозами сидеть в душах моего народа. Быть может и неосознанно, но слишком уж долго мы жили в состоянии войны. Валерка все-таки молодец! Не обращает особого внимания на "шпильки" Катрины. Порой, не такие уж и беззлобные.

– Ну, что я могу сказать, – Семен задумчиво рассматривал образец воды в мензурке. – Вообще-то, пить можно. Но, желательно, в кипяченом виде.

– У меня в животе вскипятится! – буркнул Валерка, наклоняясь над водой. – Мне некогда ждать, пока она перекипит. Я пить хочу!

Онтеро молча набрал воды в котелок и установил над маленьким костерком, разложенным тут же.

Семен выкладывал на попону припасы из сумм, с любопытством присматриваясь к Валерке.

– Что-то имеешь в рукаве? – тихо поинтересовался я.

– Интересно, а драконы могут менять цвет? – так же тихо отозвался Семен.

– Не замечал. А причем тут это?

– Ты заметил, что вода имела красноватый оттенок?

– Да! И что?

– В ней содержится вещество, влияющее на пигментацию.

– Эй! А нам это не грозит?

Сема покровительственно посмотрел на меня.

– При кипячении, эта структура разрушается. Не парься!

Валерка, усевшийся рядом с импровизированным столом, вдруг, икнул. Его лицо вначале стало белым, потом поползло зеленоватыми пятнами. Мы заворожено уставились на это действо.

– Валери! Ты – прелесть! – похлопала в ладоши Катрина. – А синенький цвет будет? И еще желтенького немного добавь!

– Ты чего? – удивленно взглянул на Катрину Валера.

– Валер! Ты сейчас похож на цветомузыку, – хмыкнул я. – Семенэль, дай ему зеркало, пусть полюбуется на себя!

Валерка пораженно себя рассматривал, шевеля губами. Подозреваю, что он шептал не молитвы.

– Твоя работа? – свирепо спросил он, повернувшись к Семе.

– Воды, – лаконично перевел стрелки тот. – Вас же предупреждали! В следующий раз будешь слушать умных эльфов.

– Ой, Валерочка, не слушай ты его! – вмешалась Катрина. – Ты так умеешь поднимать настроение!

– Р-р-р! – отчетливо выговорил Валера. – Сема! Сними с меня эту гадость!

– Сама пройдет! – флегматично отозвался Семен, засыпая в закипающий котелок составляющие Лесного напитка. – Вот в животе у тебя закипит, и пройдет.

Валерка еще несколько раз поменял окрас, пока процесс не сошел на нет. Видимо, вскипело.

– Так как, все-таки, мы будем двигаться по вражеской территории? – озабочено поинтересовалась Катрина.

– Тут еще до этой территории добраться надо! – хмуро буркнул Валера.

– Иллюзия, – сообщил я. – Будет иллюзия, что мы пораженные проказой орки. Семенэль знает, ее тонкости. Его на эту тему Мармиэль натаскивал несколько часов.

– …Напомни, "часов" – это сколько? – спросил Онтеро.

– Промежуток времени между ударами – это и есть час, – прояснил я ситуацию.

– Хорошо, – кивнула Катрина. – А если мы там с кем-то столкнемся? Как разговаривать будем? Или сразу крошить начнем, без разговоров?

– Я знаю оркский язык, – сообщил Семен.

– Ты – знаешь. А мы? – не отставала Катрина. – Или мы будем изображать не только прокаженных, но и немых?

Семен застыл, напряженно раздумывая над ситуацией.

– Мда! – изложил я свое видение. – А ведь это – прокол. Что-нибудь по этому поводу имеешь?

– В принципе…, – протянул Сема. – Но только дело в том, что этот процесс я знаю чисто теоретически. Не приходилось практиковаться.

– Что именно? – уточнил я.

– Помнишь, как Мармиэль обучал нас, когда мы в первый раз сюда попали?

– Экспресс-метод? Классная штука! – я вздохнул. – Жаль, что я не маг. Это было бы нелишним в моем багаже. Начинай!

– Да, но могут быть побочные эффекты! – строго предупредил Сема.

– Только не с меня! – быстро отозвался Валерка. – Не хватало к моей мимикрии еще и побочных эффектов!

– Так ведь она уже прошла, – заметила Катрина.

– Что вы из меня все время подопытную мышь норовите сотворить?! – возмущенно вскинулся Валера.

– Ну, в половине опытов ты принимал участие добровольно, – хмыкнул я. – Почему не сейчас?

– Хватит! – отрезал Валерка – Вон ее берите! Если побочным эффектом будет ее молчание, то я сочту этот опыт очень удачным!

– Изверг! – с чувством произнесла Катрина. – Знает, какое это больное место для девушки, но бьет!

– Хватит вам ругаться! – распорядился я. – Начинай с меня, Семен! Я тебе верю.

Сема кивнул, немного посидел, настраиваясь, и положил прохладную ладонь мне на лоб. Мне припомнилось, как то же самое делал Мармиэль. Тоже мгновенное чувство выпадения из реальности.

– Горр ту! Торр гарах буртак ссыхру? – осведомился Сема.

– Саххар бырка бурустан, бахеру! – отрезал я.

– Ух, ты! – восхитился Валерка. – Как ловко ругаться научились! Давай и меня так!

– Ты подождешь! – вмешалась Катрина. – Может, сейчас побочные эффекты начнут проявляться. Семенэль, давай меня обучай!

После сеанса обучения, мы общались исключительно на оркском. Это для практики! Разговор прерывался взрывами смеха. Уж больно забавно звучала речь, когда в оркском языке не находилось понятия для того, или иного слова.

– Старайтесь говорить простыми словами! – требовал от нас Семен. – Не говорите длинными фразами! У орков это не принято. К примеру, как ты попросишь Катрину прилечь отдохнуть? Валера, это я тебя спрашиваю.

– Тухура – кармык! – выпалил Валерка, повелительно указав на Катрину.

Катрина мгновенно развернулась и влепила ему затрещину.

– Ты у меня сейчас сам ляжешь! – пообещала она.

– Катрина, женщины у орков находятся в подчиненном положении, – торопливо заговорил Семен, делая успокаивающий жест в сторону вскочившего Онтеро. – Сядь Валера!

– Тихо! – присоединился к Семену и я. – Катя, не забывай, что мы в одной упряжке! Не давай волю рукам!

– А чего он! – упрямо заговорила девушка.

– Иначе – никак! – пояснил Семен. – Я же говорю, что женщины у орков находятся в подчиненном состоянии! И это притом, что их язык не отличается изысканностью!

– Извинись! – тихо попросил я Катрину.

Она упрямо дернула плечиком, но напоровшись на мой взгляд, повернулась к Валере.

– Прости, что ли, – виновато сказала она. – Просто у меня рефлексы. Когда мне так говорят, это само собой получается.

– А ты не подумала, что у меня тоже могут быть рефлексы? – хмуро спросил Валера. – Я на подобные вещи всегда реагирую с жаром. Причем, с некоторых пор, буквально! Ладно! Мир. Только ты уж постарайся больше так не делать.

– Хорошо, – Катрина снова повернулась к Семе. – Что-то мне не нравиться быть в подчиненном состоянии. Это что, я во время нашего похода буду слугой? И мне все будут хамить? Принеси-подай, да?

– Если мы окажемся в компании посторонних орков, то – да! – твердо сказал я. – Все должно быть максимально правдоподобно! И никаких мне шуточек! У орков, насколько я узнал, чувства юмора нет – в принципе! Зато агрессивности – в избытке!

– Ну, да! – кивнул Семен. – А мордобой – их любимый вид спорта! Вот тут вы, варвары этакие, могли бы найти с ними общий язык. Кстати, о языках. Язык врага – любимое лакомство орков. Поэтому тщательно следите за своими языками! Я не хотел бы, чтобы мой язык меня покинул. Я слишком к нему привязался!

– Привал закончен! – сказал я, начиная собирать вещи. – Следующий будет уже у самого входа в ущелье нарэитов. Не хочу туда идти, на ночь глядя. Лучше будет это сделать с утра. На свежую голову.

– А как мы будем с ними общаться? – поинтересовался Онтеро. – Семенэль, может быть, ты и их язык знаешь? Почему не обучил?

– Не знаю, – покачал головой Сема. – И никто из наших не знает. Будем надеяться, что они нас не тронут.

– Пусть только попробуют! – воскликнул Валерка. – Мы "Проклятый След" закрыли. Да с клинком Влада нам никто не страшен!

– Не хорохорься! – строго сказал я Валерке. – И на старуху бывает проруха! Лучше не лезть на рожон.

– Как много странных слов! – восхищенно пробормотал Онтеро.

 

Глава 27

Солнце уже давно встало. Но тут этого не заметно. Такое впечатление, что мы попали в туннель, а не в ущелье. Я задрал голову, пытаясь рассмотреть небо. Небо было, но очень-очень высоко, практически теряясь среди отвесных стен ущелья. Хм! А ведь между мной и небом туча, то ли дыма, то ли пыли. Теперь понятно, что это она создает такие сумерки в ясный день.

– А тут не холодно! – пробормотал, едущий рядом со мной, Онтеро.

– Тепло, темно и мухи не кусают, – прокомментировал я. – Не нравится мне здесь.

– Быть может, я слетаю на разведку? Осмотрюсь? – предложил айран.

– Нет! – решительно отказал я. – Обойдемся. Не хватало нам напороться еще на какие-нибудь неприятности. Просто будь внимателен! Двигаемся не спеша, осторожно.

– За нами кто-то наблюдает, – подал голос Семен.

– Еще бы не наблюдали! – отозвался Валера. – Хозяева этих мест и наблюдают. Ты бы не наблюдал?

– Вот только с хозяевами хотелось бы определиться точнее.

– Что тут определяться? Нарэиты, больше не кому.

– Забыл, что сюда и тролли иногда забредают?

– В это ущелье ни один придурочный тролль не полезет! – убежденно высказалась Катрина. – Если бы не нужда, я бы тоже не полезла.

– А теперь от гипотетических троллей переходим к вполне реальному огненному шару, – отчетливо сказал я, поправляя Лист за плечами.

Лист на несколько мгновений ожил, завибрировал и затих, снова ничем не отличаясь от остальных мечей.

Мы остановили коней, настороженно рассматривая явление. Действительно, впереди по курсу, медленно спускался вниз огненный сгусток ярко-оранжевого цвета. Было такое впечатление, что он разумный, или (что еще вернее) его ведет кто-то разумный. Шар не высказывал откровенно агрессивных намерений. Он медленно спустился до нашего уровня, повисел в пространстве, постреливая в стороны маленькими искрами. У меня возникло убеждение, что он присматривается к нам. Хотя, глаз я что-то не заметил. Но вот ощущение такое было.

– Спешиться! – коротко приказал я.

– А может, наоборот? Развернуться и… ходу! – задумчиво изрек Валерка, но, следуя приказу, соскочил с седла.

– Что-то мне подсказывает, что, в этом случае, мы до выхода из ущелья не доедем. Какой бы ход мы не давали, – сообщил Семен.

– Смотрите! Там, чуть левее, – вмешалась Катрина.

Я разглядел, как камень впереди, неожиданно, сдвинулся вовнутрь стены и канул вниз, являя нашему взору зев подземного хода.

– Нам что, туда надо идти? – осведомился Валера.

– Не думаю, – качнул головой я. – Скорее, кто-то должен выйти оттуда.

Я оказался прав. В проеме появилась фигура в длинной накидке с капюшоном. Она не спеша двинулась в нашем направлении и остановилась в метрах десяти перед нами.

Мы рассматривали ее, а она явно рассматривала нас. Впрочем, не она, а он! Такой фигурой женщина обладать не могла в принципе! Я не говорю о мутантах, типа метательниц молота, или ядра. Вся накидка была выдержана в различных оттенках красного цвета. Я присмотрелся, и мне захотелось протереть глаза. То, что я сначала принял за искусный узор по подолу, изображающий пляшущие языки пламени, на самом деле и были пламенем! Они жило независимой от всего остального жизнью. Вокруг фигуры на разных уровнях кружили маленькие красные огоньки в количестве трех штук. С виду безобидные, но каким-то шестым чувством я ощущал скрытую в ним мощь. Очень может не поздоровиться тому, кто рискнет нанести обладателю этих шариков обиду.

Я лихорадочно раздумывал над тем, как нам наладить с этим типом контакт. Ведь, если мы не найдем с ним понимания, то это может закончиться печально для нашей экспедиции.

Посланник поднял руку и сдвинул капюшон с головы. Нам открылось смуглое лицо. Правильные черты. Темно-карие глаза, внимательно и цепко глядящие на нас. Белые волосы, спадавшие на плечи, перехвачены широкой лентой, на которой так же плясали языки пламени. Аккуратные усы и бородка, седые, вопреки достаточно молодо выглядевшему лицу.

– Я вижу вас! – неожиданно глубоким басом, заявил незнакомец.

Я переглянулся с Семеном, выдвинувшимся вперед.

– Мы тоже видим, – наклонил голову я, не спуская, между тем, взгляд с незнакомца.

– Что привело вас в места, где царствует Огонь? – спросил тот.

– Только желание побыстрее эти места миновать, – отозвался я. – Нам нужно пройти на другую сторону гор. Мы не хотели бы нарушать своим присутствием ваш покой.

Незнакомец, между тем, прикрыв глаза, к чему-то прислушивался. Вот он сделал нетерпеливое движение и внимательно еще раз всмотрелся в наши лица.

– В ком-то из вас я чувствую частицу Пламени. Кто это? Что-то знакомое в этом ощущении. Давно забытое, но знакомое…. Дракон! Ну, да! Как же я сразу не понял? Кто из вас дракон?

– Вроде бы, я, – сделал шаг вперед Валера. – А что, это имеет какое-то значение?

– Это дает вам шанс остаться в живых, – усмехнулся мужчина. – Немалое значение, не правда ли?

– Хотелось бы ясности, – вежливо попросил я. – Если тебе все понятно, то мы еще не дошли до этого приятного состояния.

– Следуйте за мной! – повелительно распорядился мужчина, поворачиваясь к проходу. – Сегодня вы будете нашими гостями.

Я пожал плечами и, ведя Джупана на поводу, тронулся за нарэитом (а в том, что это именно он, сомнений у меня уже не было).

Подземный коридор был достаточно высок и широк. На равных расстояниях по всей длине сияли этакие плафоны, дающие ровное освещение. Наш провожатый шел впереди, не оглядываясь, уверенный, что мы не отстаем. Несколько раз мы проходили ответвления от основного коридора. Не берусь сказать, куда они вели. Но четко было видно, что это рукотворные туннели. Нам по пути никто не встретился. Коридоры были безлюдны.

Еще раз опустилась каменная масса перед нами. Мы вышли на широкую площадь, окруженную скалами. Нет. Со скалами – это я немного поторопился. Ослепленный дневным светом, сразу не разглядел. Это скорее были дома, выполненные в этаком модерновом стиле, под скалы.

– Коней можете оставить здесь. О них позаботятся, – остановился нарэит.

Он заметил наши удивленные лица и усмехнулся себе в бороду. А ведь было чему удивляться! Я ни разу не заметил на нашем пути подъемов, но площадка, на которой мы находились, была явно выше дна ущелья.

– Мы живем здесь испокон веков, – ровным голосом пояснил мужчина. – А дом, он таковым является, если ты заботишься о нем, а он заботится о тебе. Предлагаю пройти вон туда. Там мы сможем поговорить.

Показывая пример, нарэит тронулся к кругу, окруженному со всех сторон странными предметами, напоминающими бочонки, или барабаны. Они сияли изнутри багровым светом. Для чего они предназначены, я не берусь сказать. Мы проследовали за хозяином этих мест. И как только мы вошли в этот импровизированный круг, как площадь ожила. Появились люди. Они двигались в разных направлениях, останавливались, заводили между собой беседы. К нашим коням подскочили два подростка, которые, ухватив наш транспорт за узды, быстро увели коней в сторону. Странно, но Джупан и Орис не протестовали, хотя отличались независимостью характеров.

Посреди круга горел огонь. Непонятно только, что его питало. Никаких дров я не заметил. Под пламенем был каменный пол. Никаких намеков на отверстия! По периметру были разложены толстые меховые маты, на один из которых и опустился наш провожатый. Я пожал плечами и последовал его примеру. А что? Не стоя же выслушивать его! Остальные опустились на маты вслед за мной.

– Меня зовут Гоонэй, – представился мужчина. – Я главный жрец Храма Пламени.

Мы представились в ответ. Главное внимание Гоонэй уделял почему-то Валере. Впрочем, это скоро выяснилось.

– Вы удивлены этим приемом? – спросил Гоонэй. – Вам повезло, что среди вас оказался этот юноша. Иначе прием был бы очень горячим, я бы сказал, сжигающим.

– Не имею оснований сомневаться в этом, – сказал я. – Но хотелось бы знать, чем вызвано такое радушие? И почему вы так неравнодушны к нашему другу?

– Когда-то мы жили одним народом с драконами, – приговорил Гоонэй, задумчиво щурясь на пламя, неутомимо танцующее свой извечный танец. – Тысячелетия за тысячелетиями, шли своим неизменным чередом. Ничто, казалось бы, не в силах было изменить тот порядок, что установился среди нас. Но, подтвердилось правило, что ничто не вечно в этом мире. Однажды драконы решили уйти. Нет, не было между нами распрей! Не было вражды. Просто они решили жить отдельно. Своим народом. Мы не стали им перечить….

Жрец замолчал, все так же, не отрывая взгляда от пламени.

– …И что? – осторожно спросил Валера. – Это единственное объяснение мирной встречи?

– Тебе этого мало? – очнулся Гоонэй, кинув пронзительный взгляд на нашего драконоида. – Если бы ты знал, всю историю наших народов, то понял бы, что мы никогда и ни при каких условиях не причиним вреда драконам.

Гоонэй еще немного помолчал и обратил взгляд на Семена.

– С эльфами нас ничего не связывает. Они не трогают нас, мы не трогаем их. Ты первый из эльфов, вступивший на наши земли. А вот с вами, троими….

Жрец обратил на меня взгляд.

– С вами я не могу разобраться. С виду вы – люди. Но я чувствую в вас воздушную стихию. Как такое может быть?

– Наверное, потому, – пожал я плечами, – что мы не совсем люди. Или, что вернее, совсем не люди. Как и Валери, мы имеем вторую ипостась. Только он имеет ипостась дракона, а мы – айранов.

– Айранов? – удивленно переспросил Гоонэй. – Подожди, уж не то ли крылатое племя, которое сюда занесло Бурей Миров?

Мы с Катриной удивленно переглянулись. Я повернулся к Онтеро, который невозмутимо восседал на мате, внимательно прислушиваясь к разговору.

– Почему я ничего об этом не слышал? – задал я вопрос. – Почему мне никто об этом не сказал?

– Я сам об этом в первый раз услышал, – отозвался тот. – Видимо, это было настолько давно, что даже память об этом событии стерлась.

– У них же не стерлась! – ткнул пальцем в сторону нарэита я. – Склеротики несчастные!

– Не надо так эмоционально воспринимать это известие, – вмешался Гоонэй. – Это, действительно, было очень давно. В те дни творилось что-то неимоверное. Некоторые сущности оказались тут, так и не поняв, что поменяли мир. Я вас, кстати, в первое время воспринял, как элементалей воздуха.

– А что, есть и такие? – спросила Катрина. – Мы об этом ничего не знаем.

– Не удивительно, – пожал плечами жрец. – Ибо только мы смогли удержать память о произошедшем. Элементали воздуха обитают на Крыше Мира. Только иногда, и очень редко, они спускаются в этот мир. Огонь, не очень-то с ними дружен.

– А вы не могли бы поделиться знаниями об истории? – жадно спросил Сема. – Ты рассказываешь вещи, о которых наши ученые и не догадывались.

Гоонэй кивнул.

– Вы о многом не догадывались, лесное племя. Мы подумаем об этом. Надо ли говорить о том, что и с Лесом Огонь не очень ладит.

– Ну, да! – буркнул я. – Огонь скорее рассматривает лес, как пищу. Кто будет договариваться с едой?

– Ты склонен упрощать, – покачал головой жрец. – А на самом деле, все не так просто. Но мы хотели бы знать, что вас привело сюда? И почему собрались вместе столь разные народы? Кстати, у тебя за плечами находится артефакт. Я чувствую, что он прошел смертельный холод и жаркое пламя. Что это такое?

– Отвечаю по порядку, – я повозился, удобнее устраиваясь на мате. – Нас привело не сюда! Тут мы проездом. Нас влекут те земли, что находятся за вашими. Если быть более точным, мы ищем народы родственные нашим. Мы только знаем, что они были до "Проклятого Ветра". Но связь с ними была утеряна. Мы хотим узнать, что с ними стало.

Гоонэй кивнул, давая понять, что ответ его удовлетворяет.

– Собрались вместе мы потому, что мы – друзья. И подружились мы еще до того, как стали разными народами.

– Объясни! – потребовал Гоонэй. – Это как такое могло быть?

– Ты же сам говорил о Буре Миров. Значит, ты знаешь о том, что есть еще миры, кроме этого. Так?

Жрец кивнул.

– Вот имеется среди них и такой, где живут одни люди. Там нет магии. Довольно скучный и небезопасный мир. Но он нам родной. Именно оттуда мы пришли сюда. И вот именно здесь оказалось, что мы не люди. Так уж сложилось. Но дружба осталась.

Гоонэй еще раз кивнул.

– Уж не из пророчества ли вы?

– Из него, родимого, – поспешно сказал я. – Надеюсь, что только "Следом Проклятого Ветра" оно и ограничится.

– У тебя за спиной Кройцваген? – скорее утвердительно, чем вопросительно, сказал Гоонэй.

– Он, – коротко отозвался я.

– А что со "Следом"?

– Стерт.

Гоонэй замолчал, вновь всматриваясь в пляшущие языки пламени.

– Я не слышал о других пророчествах, – наконец, нарушил он молчание. – Хотя это и не означает, что их нет вообще. Сейчас вам накормят и дадут отдохнуть. А я, с твоего позволения Валери, хотел бы с тобой еще побеседовать….

 

Глава 28

Как нам потом рассказывал Валера, жрецу хотелось с ним поговорить о своем, о девичьем. Нарэиты хотели восстановить утерянные связи с драконами, и Гоонэю показалось, что сама судьба прислала ему Валерку, в качестве такого средства. Я не особо беспокоился о том, что будет обсуждать Гоонэй с Валерой. Чем будет лучше отношение к нам у этого народа, тем легче будет достичь намеченного. А Валера, несмотря ни на что, умел нравиться.

Мы же посвятили время осмотру такого незнакомого города этого племени. Надо сказать, что было на что посмотреть. На меня, к примеру, произвел впечатление огненный фонтан. Выстреливающие на многометровую высоту языки пламени, складывающиеся в фантастические рисунки.

На следующий день, значительно подобревший Гоонэй, самолично проводил нас к выходу из ущелья нарэитов.

– Там, дальше, орки, – указал рукой в степи жрец. – Вам лучше не сталкиваться с ними. Они понимают только один язык – язык силы. И слушают только один голос – голос своего желудка. Они агрессивны и сильны. В ваши земли ведет два прохода через горы. К счастью, оба они труднопреодолимы. Сила Огня им не по зубам.

– А второй? – спросил Семен.

– Второй стерегут горные тролли, – усмехнулся Гоонэй. – Существа очень несговорчивые и голодные. Учитывая, что они обладают немалой силой и ловкостью, каждый, кто появляется в их владениях, рискует стать центральным блюдом дня.

– Тем не менее, оркам пару раз все же удалось договориться с ними, – с досадой заметил Сема.

– А ты знаешь цену, которую они за это заплатили? – поднял брови Гоонэй.

– Цену? – Семен насупился. – Не знаю. Но чтобы это ни было, что оркам может помешать заплатить ее еще раз?

– Только их численность, – спокойно сказал Гоонэй. – В прошлый раз они расплатились своими самками и детенышами. После сокрушительного поражения, которое они потерпели от эльфов, в степи стало множество пустых стойбищ. Чтобы восстановить свою численность, оркам понадобится немало лет. Не уверен, что они еще раз захотят платить такую цену.

– Что там, за степью? – спросил я, всматриваясь вдаль.

– Горы, – пожал плечами Гоонэй. – Более точно я сказать не могу. Нам просто это не интересно. А вы разве не для того туда идете, чтобы узнать?

– И для того тоже, – вздохнул я. – Семенэль, давай, накладывай иллюзию!

Сема кивнул, возвел очи к небесам, и вдохновенно что-то зашептал, шевеля пальцами обоих рук.

– По-моему, раньше иллюзия накладывалась по-другому, – пробормотал, стоящий рядом со мной, Валерка.

– Это особая иллюзия, – пояснил я. – Эксклюзивное изобретение Мармиэля. Не мнется и не отстирывается.

– Кармат мунду надеяться, – пророкотал …орк.

– Красавец! – оценивающе осмотрел я преображенного Валеру. – И варг твой очень неплох!

Лицо Гоонэя искривила гримаса брезгливости.

– Отвратительное зрелище! – с чувством произнес он. – Даже притом, что орков, вообще, нельзя назвать красавцами, прокаженные орки поистине ужасающи! Ваша идея может пройти! Идите в направлении вон того кургана! Именно там начинается тропа прокаженных.

– Вот только куда она ведет? – прокряхтел я, взгромождаясь на Джупана, которой флегматично пощипывал травку, не подозревая о том, что варги травой не питаются. Надо будет указать на этот недочет Семе.

– Возможно, что к месту смерти, – сообщил Гоонэй. – Но не исключено, что в той стороне живет какой-нибудь сильный шаман, которому по силам избавлять от проказы своих соплеменников.

– Не увидим – не узнаем, – заметил Онтеро. – Поехали!

Он укрепил длинный шест со свисающим с его окончания облезшим хвостом какого-то животного (над этим долго корпели маги эльфов, добиваясь полной схожести). Это был, так называемый бунчук прокаженных.

Я привстал на стременах, из-под ладони рассматривая просторы степи. Уже третий день мы двигались по этим, поистине бескрайним, просторам. Только узкая тропа указывала на то, что степь не так уж безжизненна. Мы определили, что надо двигаться от одного источника воды до другого. Впрочем, такое решение напрашивалось с самого начала. Тропа-то, как раз и вела нас по этому маршруту. Расстояния, которые мы покрывали за переход, были разными, но неизменно встречались места (как правило, в оврагах и низинах), где можно было остановиться и переночевать. Такие места издали не были заметны.

Несколько раз мы видели и орков, передвигавшихся отрядами из пяти – семи голов. Мармиэль был прав, предположив, что они к нам приближаться не будут. Завидев нас, а вернее наш бунчук, они опрометью бросали своих варгов в сторону от нашего пути.

По некоторым признакам, мы определили, что впереди движется еще один отряд прокаженных. Не все выдерживали до конца путешествия. Иногда, по сторонам тропы, встречались одинокие прутики, повязанные ленточками белого и черного цветов. Это были места захоронения погибших от заразы орков.

Каждое место стоянки Семен орошал заклинанием "Утренней росы", начисто уничтожавшим всю заразу вокруг, сколько бы ее ни было. На ехидное замечание Валерки, мол, чего стараться, если эльфы не болеют проказой, Семен невозмутимо отвечал, что береженого, Бог бережет.

Вот так мы и двигались. У меня появилась надежда, что мы сможем без приключений добраться до цели, тем более, что на третий день мы смогли рассмотреть далекие контуры горной цепи…. Ну, признаю, что с этим я поторопился. Кто же знал?

Мы поужинали сухим пайком (топлива для костра не везде можно было найти) и готовились отойти ко сну. Как правило, мы всегда оставляли одного из нас сторожить ночью. Стражи менялись через каждые два часа. Вернее, два промежутка времени, похожих на два часа. Семен и Валерка обладали чутьем на время. Мне почему-то кажется, что мои два часа – это значительно дольше, чем у других.

С вечера готовилась заступить Катрина. Она все эти дни, что мы провели в степи, была очень раздражительной.

Как всякая женщина, Катрина имела в своих вещах и зеркало, в которое посмотрелась сразу же, как Семен наложил на нас иллюзию. Увиденное ею отражение, ввергло девушку в глубокий шок. Из зазеркалья на нее глянуло грубое, уродливое существо, в котором лишь с большим трудом можно было опознать женское начало. Я не говорю уже о шрамах от проказы, добросовестно воспроизведенных Семеном. Впрочем, шок продолжался недолго. Вслед за ним последовал грандиозный скандал. Катрина не хотела прислушиваться к голосу разума, в лице нашего эльфа. Более того, она делала недвусмысленные жесты, говорящие о том, что мы рискуем этот голос разума потерять. Лишь с большим трудом мы всей компанией смогли ее убедить не делать этого. Но неприятный осадок остался. Причем, Катрину нисколько не утешало то, что мы, остальные, выглядели еще страшнее.

Именно по этой причине, мы старались ее не трогать без нужды. Тронувшему, даже по нужде, доставалась приличная порция отборной оркской ругани. Смысл, как правило, сводился к тому, что, мол, не баре и слуг не имеется. Далее следовало красочное описание такой-сякой степи, такого-сякого обратившегося, таких-сяких орков. За компанию доставалось и эльфам, придумавшим всякие извращенные иллюзии.

" – …А ты, Валери молчи! Вот умел бы летать толком, посадили бы тебе на шею Семенэля, да и перелетели бы эти долбанные степи…!"

Вот примерно в таком репертуаре, пока мы укладывались спать на попонах, Катрина проводила вечернюю молитву. Варги, мирно похрапывая, щипали траву. От этой дурной привычки Семен их отучить так и не смог. Впрочем, никто на это не обращал внимания. Не было нужды.

Вот тут-то нас и догнали!

Первыми насторожились наши кони. Я имею в виду Джупана и Ориса. Эльфийские скакуны превосходили остальных своих сородичей по многим показателям. В том числе и таким, как продолжительность жизни и сообразительность. Хруст травы прекратился, и кони тревожно вскинули головы, повернув их в направлении уже пройденного пути.

Ненамного позже подхватился Семен. На его он вскинул руку, требуя тишины, и озабоченно прислушался. На его лице проступила тревога.

– Сейчас у нас будут гости, – сообщил он.

– Сейчас – это сколько? – спросил я, проверяя насколько легко выходит из ножен Лист.

– Минут десять-пятнадцать, – озабочено ответил Семен.

– Может быть, "делаем ноги", пока не поздно? – поинтересовался Валерка.

– Ты лучше, личину поправь! – отозвался Онтеро. – Для чего мы ее носим и язык изучали?

– Но они же настоящие больные, – испуганно заметила Катрина. – И у них-то не иллюзия!

– Это не проблема! – резко ответил я. – О болезнях позаботится Семен. Следите за своими словами! Особо это касается тебя, Валери! Лучше, вообще, молчи в тряпочку! Семен, еще! Контролируй наших "варгов". Как бы они не погрызлись с новыми соседями. Конечно, я в Джупане и Орисе не сомневаюсь, загрызут любого варга, но нам не нужны осложнения. Онтеро прав, мы не для того носим личину и знаем язык, чтобы от орков по степи улепетывать! Все! Приготовились!

Шум прибывших стал более явственным. Вот над склоном появился передовой варг. На нем восседал худой орк, державший в руке шест с бунчуком. Я внимательно его осмотрел. Странно, но оружия я не заметил.

Вы спросите, как это я мог рассмотреть кого-либо ночью? Разрешите напомнить: эльфы, айраны и драконы очень хорошо видят и ночью. А вот орки как раз – наоборот.

Мы сидели тихо, и прибывшие не подозревали о нашем присутствии.

Я не буду приводить диалоги на оркском языке. Уж очень они специфичны, и языколомательны! И хотя, теряется эмоциональный настрой, я все же буду описывать все на понятном нам языке.

– Эй! Кто там прется? Тудыть твою растудыть! – вежливо поинтересовался я.

– А там что за морды устроились? – не менее вежливо спросил передовой орк.

Так. Обмен любезностями состоялся. Пора вспомнить о гостеприимстве.

– Место занято! Будем драться! – радушно пригласил прибывших я.

При этом, Джупан задрал морду вверх и испустил такой чистый и тоскливый вой, что он сделал бы честь любому варгу.

Отряд, в котором я насчитал шесть штук орков, остановился. Приглашение было недвусмысленным.

– Сколько вас? – наконец, решился спросить второй орк.

Он был значительно массивней своих собратьев.

– Одна ладонь, – отозвался я.

– Места хватит! Мы не будем мешать. У нас есть кучгум, можем поделиться.

Ага! Это он заметил, что мы сидим в темноте. Ну, что же. Это достойный обмен! А говорят, что орки не умеют договариваться! Вон же, с троллями договорились! И с нами вот, тоже умудрились.

Тощий орк быстро и умело развел огонь. Костер осветил лица болезных. Ну и что, что мнимых больных было пятеро? Я оценил качество иллюзии. Мы ничем от прибывших не отличались. Среди прибывших было две орчанки. Они сразу же начали хлопотать по хозяйству. Мужики же приготовились вести беседу, с некоторым недоумением поглядывая на Катрину, которая не высказывала готовности присоединиться к женщинам.

– Дочь вождя, – хмуро представил ее я, предупреждая возможные вопросы.

– Тц-тц-тц! – печально покивал башкой массивный. – Зараза никого не щадит. Довезти успеете?

Я пожал плечами и изобразил на физиономии полную покорность судьбе.

– Надо спешить! – указующе сказал массивный. – Может Хуруст сможет вылечить.

– Мы не можем идти быстро, – сообщил Онтеро. – Завтра вы идите вперед, а мы пойдем за вами.

Массивный не стал возражать. Видно было, что его судьба какой-то бабы, пусть даже и дочери вождя, не особо волнует.

Потом мы еще пили куртым, заедая его лепешками, спеченными из грубо помолотой муки. Такова была плата за наше гостеприимство. А что? Мы вполне могли послать их вон! Конечно же, прибывшие могли попробовать занять место с боем. Я имею в виду драку. Но они устали больше нас и сил на это веселье у них явно не хватало.

Спать мы устраивались, все же отдельно. Я незаметно кивнул Катрине, напоминая, что стражу не отменяю. Катрина, убедившись в том, что остальные орчанки еще уродливее ее (не знаю уж, по каким критериям она это сделала), повеселела. Она понятливо кивнула в ответ.

Вопреки моим опасениям, ночь прошла спокойно.

 

Глава 29

– Так значит, проказа излечима, – пробормотал Семен, наблюдавший вместе со мной за удаляющимся отрядом.

– Или это просто слухи, – не согласился я. – Вот как бывает? Кто-то сообщает, что нашел панацею от всех бед. Те, кто обречен, готовы ухватиться за соломинку. И пошло!

– Не забывай, что здесь еще имеет место быть магия, – напомнил мне Сема. – А Мармиэль рассказывал, что шаманы у орков бывают очень сильны.

– Ну, и пусть! У меня нет охоты проверять, насколько силен этот шаман, к которому мы, якобы, стремимся. Наша цель уже видна.

Я указал на призрачные силуэты гор.

Семен прищурился, рассматривая их.

– Вряд ли, кто-то есть с этой стороны, – решил он. – Видимо придется переваливать через горы. А это означает, что нужно будет искать проходы. А если орки их уже нашли, то, скорее всего, они и с той стороны гор.

– Не факт, – отрицательно мотнул я головой. – Присмотрись! Мне не кажется, что там, у подножия, лес?

Семен помолчал, потом сказал:

– Лес. Ну, и что?

– Не твои ли слова, что орки лес не любят?

– Скорее, они отдают предпочтение степи, – задумчиво ответил Семен. – Если приходится выбирать. Ты к чему ведешь?

– Горы могут оказаться естественной границей между орками и теми, кто за горами. Просто очень хороша преграда – горы, поросшие лесом.

– Это если там кто-то есть, – вздохнул Сема. – Не увидишь – не узнаешь! Нечего гадать! Давай собираться!

Мы все-таки ускорили свое передвижение. Не хотелось бы, чтобы нас догоняли новые группы больных. По мере продвижения, степь становилась оживленнее. Мы издали видели достаточно большие обозы, двигающиеся по основному тракту. Видимо, историческая родина орков Восточных долин находилась именно здесь. В нашу тропу, подобно ручьям в реку, вливались другие тропы. Пришлось удвоить осторожность. Счастье еще, что группы больных были невелики и редки. В наши планы не входило, пробиваться с боем. Это уже пробовали другие. И что из этого вышло? Да ничего хорошего!

Приближался самый опасный момент. Момент, когда нам придется сойти с тропы и отправиться своим путем, который должен привести нас к горам. Как это ни странно звучит, но тропа прокаженных давала защиту от излишнего интереса со стороны остальных орков. Иное дело, группа прокаженных не на тропе. Это уже вызывает ненужные вопросы.

Семен вынырнул из высокой травы, и прошел ко мне.

– Ну что? – нетерпеливо спросил Валера. – Не томи!

– Я прошел несколько верст, – сообщил эльф Сема. – Немного дальше начинается овраг, который удачно совпадает с нашим направлением. Если двигаться по его дну, то нас не будет видно издали. Другое дело, что там могут попасться орки.

– Они здесь везде могут попасться, – ворчливо заметил Онтеро. – Мне уже надоело, прикидываться. Я – вольный айран!

– И что? – прищурившись, спросил я. – Это помешает нашим красавчикам схарчить тебя? Мысль, что они жрут вольного айрана, только добавит перчика в еду.

– Это я к тому, что надо быстрее добираться до леса, – стушевался Онтеро.

– Надо, – кивнул я. – Семен, а знаешь что?

– Что?

– А убирай ты на фиг, эти шрамы от проказы! Вот как от тропы отойдем, так сразу и убирай. Помнится мне, что у орков приняты отряды разведчиков на варгах. Изобразим и мы такой отряд.

– Ты забываешь, что отряды разведчиков больше, – качнул головой Семен. – И, главное, в таких отрядах нет …женщин.

– Ты хотел сказать самок? – невозмутимо поправила Катрина. – Так придай и мне видимость мужика! Зачем дело стало?

– Это на случай форс-мажора, – пояснил я. – Конечно же, мы постараемся протопать до леса незаметно. А если они устроят "догонялки", так варги по скорости уступают лошадям.

– Это, смотря где, – вздохнул Сема. – По лесу на конях тоже не очень-то и разгонишься!

– А ты эльф, или просто погулять вышел? – рассердился я. – Лес – это уже по твоей части!

– Вот именно, что по моей! – свирепо огрызнулся Семен. – А с вами что делать?

– Вам не кажется, что этот вопрос можно будет решить по пути, или, на крайний случай, когда мы в этот лес попадем? – осторожно спросил Валерка. – Меня не греет, что мы тут, посреди дороги торчим и обсуждаем наши вопросы.

– За мной! – скомандовал Семен, поворачиваясь к зарослям травы. – Только с коней слезьте! Учтите, шрамы я убираю. Поэтому Валера, брось ты этот шест с бунчуком прокаженных!

Порядок продвижения был прост. Впереди скользил Семен. Он так не был превзойден в искусстве незаметного продвижения. Так как, дно оврага поросло кустарником (а кое-где даже видны были деревья), то продвижение наше было скрытным. Боковое охранение обеспечивал я и Онтеро. Ну, а тыл прикрывал Валера. Катрине выпала нелегкая доля вести наш транспорт. Нелегкая потому, что Джупан и Орис очень хотели присоединиться к нам с Семеном. Но у Кати оказалась железная рука и воля. Она сумела заставить коней себя слушаться. Так мы двигались практически весь оставшийся день. Овраг разрастался. Его дно становилось глубже. Кажется, такие большие овраги называются яром. Лишь к вечеру мы вышли к его окончанию. Перед нами выросла стена леса. Да вот только была одна беда! Между нами и лесом протекала река. Пусть она была и не очень широка, но быстра, и, на мой неискушенный взгляд – глубока.

Мы, засев в прибрежных кустах, рассматривали это неожиданное препятствие.

– Ну, что? Будем искать брод? – печально спросил Валерка.

– Увеличивая, тем самым, риск попасться на глаза оркам? – задал контр вопрос я.

– Кони, Семен и я – летать не умеем, – напомнил Валера.

– Мда! – пришлось согласиться мне.

– Оп-па! – выдохнул Семен, рассматривая противоположный высокий берег.

– Что там такое? – заинтересовался Онтеро.

– Вон, чуть правее искривленной сосны, – указал Сема рукой.

Теперь и я увидел. Там торчал столб, с прикрепленным к нему каким-то щитом. На щите был изображен узор. Было в этом узоре что-то знакомое.

– Ну и что? – спросил Валерка. – Наверное, это захоронение какой-нибудь местной звезды, пожелавшей покоиться на берегу реки. Чего это ты так всполошился?

– Это знак! – скривился Семен.

– Что за знак?

– Знак, что нам туда лучше не идти.

– Это когда мы слушались знаков? – поднял брови я. – Мне помниться, что когда мы собирались опускаться в пещеру, там тоже был знак. Что-то типа: не залазь – убьет! Если бы послушались, то нас бы тут не было.

– Там – это другое дело, – насупился Сема. – Тут другие законы. И если говорят, что могут отправить на небеса, то это вполне может быть! Причем, буквально. Этот знак установлен не орками.

– А кем? Местным лесничим? Ты можешь объяснить толком?

– Это знак дроу!

– Тю! – махнул рукой Валерка. – А кто меня убеждал, что дроу живут под землей? Тут же лес! Конечно, в горах могут быть пещеры, но до них топать и топать! Ты мне лучше скажи, как через реку перебраться?

– Не проблема! – пробормотал Сема. – Ледяной мост. Такой, чтобы смог нас выдержать, я создать могу. Но не нравится мне этот знак!

А я вспомнил, почему этот узор был мне знаком. Похоже был изукрашен тот паренек, который проткнул Семена стрелой. Очень похоже! Помниться, я ему в благодарность за меткую стрельбу, еще голову отделил от всего остального. Вот тогда-то Онтеро мне и сказал, что это был дроу.

– Мда, – вздохнул я. – Народец, прямо скажем, сволочной и не гостеприимный. Но вот в чем Валера прав, так это в том, что вряд ли они живут в лесу. А пещеры мы можем и обойти. Выявить и обойти.

– Как бы они нас раньше не выявили, – сердито отозвался Сема. – Только не думаю, что они нас будут обходить.

– Да что ты волнуешься? – пожал плечами Валерка. – После того "Следа" – это семечки! Про " След" тоже говорили, что очень пакостная вещь. И что? Где мы, а где "След"? Ты давай мост колдуй! А я, ежели чего, любых гостей огоньком побалую. Там уже, кто бы ты ни был, орк ли, дроу ли, кучка пепла обеспечена.

– Угу! – кивнул я. – Вместе с приличным куском прилегающего леса.

– А это уже, как карта ляжет, – флегматично изрек Валерка. – Жизнь всяко дороже!

– Лес жечь нельзя! – запротестовал Семен.

– Да что это за лес, если он тут всяким дроу шастать позволяет? – удивился Валера. – Чего его жалеть?

– Да потому, что они тоже эльфы… были, – выпалил Семен. – Этот потом они перешли на сторону Хаоса.

– То-то я смотрю, что там деревья растут несколько хаотично, – хмыкнул Валерка. – То ли дело у нас!

– Здесь леса не высаживают, они сами растут, – напомнил я.

– Вы долго еще будете разговоры разговаривать? – сердито осведомился Онтеро. – Мы идем, или не идем? Учти Влад: у Катрины терпение не ангельское. Когда оно лопнет, то любой дроу покажется тебе милее брата родного.

– Идем! – решил я. – Зови Катрину, Онтеро! Семен, – строй мост! А мы, с Валерой, прикрываем переправу!

– Вот так бы и сразу, – довольно пробормотал Онтеро, ныряя в кусты.

Довольно странно было наблюдать строительство моста. Это и в обычном-то виде странно, а в магическом – вдвойне. Увидеть, как стремительно несущаяся вода, вдруг, останавливается и, потрескивая, начинает превращаться в ледяную дорогу, это впечатляет.

– Сема, ты лед песочком посыпь! – сопя от возбуждения, посоветовал Валерка. – И перила не забудь наколдовать! А то навернемся с моста, кто вылавливать будет?

– Не волнуйся! Желающих нас выловить хватает, – сердито заметила Катрина. – Сам удивишься, когда они выстроятся вдоль реки.

Не знаю, как Сема это умудрился сделать, но поверхность моста была не скользкой. Мы один за другим, ведя своих коней под уздцы, быстро перебежали на другую сторону реки. Как только Сайрак, конь Валерки, шедшего последним, ступил на песок, мост, с легким звоном, растаял в воздухе.

– Вот не тщеславный ты товарищ, – упрекнул Семена Валерка. – Оставил бы мост потомкам. Они бы дорогу сюда проложили. Мост твоим именем назвали бы. Вон, в Киеве, есть мост Патона, а тут был бы мост Щеменко. Тебе приятно бы было!

– Заканчивай треп! – приказал я. – Лучше учись! А то, только рушить умеешь. …Куда дальше? Тут склон слишком крутой. Кони не пройдут.

– А без разницы, – флегматично отозвался Онтеро. – Но речка течет из гор. Значит, нам лучше туда и идти.

– И идти не по реке, а рядом, по лесу, – кивнул Семен. – На берегу нас легко могут обнаружить.

Нам пришлось пройти метров семьсот, прежде чем наткнулись на достаточно приемлемый подъем. Загребая сапогами песок, мы с трудом его одолели.

Семен замер, сканируя окружающее пространство.

– Ну что? – поинтересовался я, когда мой друг открыл глаза.

Сема скривился, отрицательно мотнул головой, снова замер.

– Странный тут лес! – вынес он окончательный вердикт. – Чего-то ему не хватает!

– Могу подсказать, – тихо сказала Катрина.

– Да? – обернулся к ней эльф. – И чего же?

– Пения птиц. Ты что, не заметил, как тут тихо?

Теперь, когда Катрина указала на эту особенность, отсутствие птичьего щебета стало очень заметным. Что же это за лес такой, без птиц?

– Сема, может быть, мы зря волнуемся? Может быть эти, местные дроу, только птичками питаются? – поинтересовался я, извлекая Лист из ножен.

– Это ты о себе спрашиваешь? – хмыкнул Валерка. – Ведь, как не крути, а вы, айраны, под птичью статью лучше всех подходите.

– Молчи, умник! – рыкнул Онтеро. – Мы птицы умные! Как жареным запахнет, сразу на крылья подорвемся. А вот ты что делать будешь?

– На безрыбье и дракон – рыба! – поддакнул я. – А теперь помолчите, пока Чапай думать будет! Давай, определяйся Сема! Куда двигать будем?

 

Глава 30

Семен подошел к ближайшему дереву и приложил ладонь к коре. Выждал немного, нахмурил брови и покачал головой.

– Плохо! Они пусты.

– А качнуть не можешь? – спросил Валерка. – Вы же, эльфы, по таким делам спецы.

– Ты сам-то понял, что предлагаешь? – раздраженно обернулся к нему Сема. – Что значит, качнуть?

– А то и значит! – упрямо гнул свое Валерка. – Качни в него свою энергию, и пообщайся! Мне ли тебя учить? Мармиэль тебе давал эти знания.

– А ты откуда знаешь, что он мне давал?

– А я подслушивал, – застенчиво улыбнулся этот дракончик. – Не то, чтобы все понял, но этот материал запомнил.

– А действительно, – подключился я. – Попробуй! Чем черт не шутит.

– Да как вы не понимаете? – рассердился Семен. – Если стакан пуст и налить в него воду, то в стакане будет вода, а не вино, или водка!

– Так это, если стакан пуст и стерильно чист! – глубокомысленно изрек я. – А если там, на дне и стенках, имеются остатки определенного состава, то очень даже можно кое-что получить иное. И водой эту жидкость можно будет назвать лишь с большой натяжкой. Ты – пробуй!

Этот остроухий тип, комментируя мое предложение, только повертел пальцем у виска и повернулся к Катрине и Онтеро. Видимо, он думал, что они разумные айраны. Его надежды потерпели сокрушительный крах. Сочувствия и поддержку в их глазах Сема не нашел. Эльф пожал плечами и снова приложил ладонь к стволу дерева.

– А если мы их встретим, то как с ними общаться будем? – тихо спросил меня Валера.

– Если мы их встретим, то я совсем не уверен, что общение состоится, – хмыкнул я. – Вернее, я не уверен, что оно дойдет до дипломатических переговоров. Но тот кадр, что встретился нам в лесу барона, вполне понятно выражался. Во всяком случае, я отлично понял все, что он имел мне сказать.

– Не факт, – качнул головой Валерка. – Он-то, сердешный, знал, что ты его языка не поймешь, а на душе у него накипело. Вот он и высказался на понятном….

– Как это ни странно, но в кои-то веки ты, Влад, оказался прав, – очнулся Семен. – Что еще удивительнее, и Валери тоже! Ну, с Владом-то понятно. Столько времени общаться с умным человеком, чего-нибудь да наберешься. А вот откуда у Валеры такие умные мысли? Загадка, однако!

– Это кто тут умный человек? – ласково спросил Валера. – Укажи мне пальцем, пожалуйста! Где ты тут людей заметил?

– Ладно! Замнем для ясности, – отмахнулся я и жадно спросил:

– Ну, чего ты там раскопал?

– Это лес дроу, – вздохнул Семен. – И он велик. Заканчивается он у подножия гор. Вот там-то и располагается город. Это все, что я смог выудить.

– Немного, – оценил я. – А куда идти, чтобы обойти это свинство, ты не узнавал?

– А никуда идти не придется, – флегматично отозвался Семен. – О том, что мы тут, дроу уже знают. Так что, нас встретят.

– Так давай, пока не поздно, рванем назад! – предложила Катрина. – На тот берег.

– В том-то и дело, что поздно, – вдохнул Семен. – Дроу сотрудничают с орками. Шаманы уже извещены. Не сомневаюсь, что сюда направляются отряды на варгах. Ребята, вы бы летели отсюда, а? Ну, чего всем погибать?

– Счас! Разогнались! – ядовито отозвался я. – Нет, Катрину и Онтеро я не держу! Но сам и не подумаю! Так уж суждено, что мы втроем сюда попали, и втроем же – "попали". Да и лошадок оставлять этим "гаврикам" жалко. И вообще: "Как давно не ходил я в походы! Как давно не рубал я врагов!". Это про нас.

– Вот еще! – Катрина уперла руки в бока, сердито сверля меня взглядом. – Это что же получается? Я все это терпела, в уродливом виде дневала и ночевала и бесславно бежать? Нет уж! Кто-то должен за это заплатить! И почему бы не дроу? Или орки? Как вы выберете! Мне все равно.

– Чтобы я оставил Владыку? – присоединился к Катрине Онтеро. – Это измена! Да лучше здесь сложить крылья, чем носить тавро изменника!

– Валер, у тебя платок есть? – растроганно спросил я. – Надо промокнуть слезы и высморкаться.

– В мой платок? А кто его потом стирать будет? – скептически осведомился Валерка.

– Боюсь, что до стирки дело не дойдет, – тихо сказал Семен. – У нас гости.

– Ты хотел сказать – хозяева, – буркнул я, беря Лист наизготовку.

Раздался тихий шелест вынимаемых из ножен клинков моих спутников.

– Так-так-так! – донеслось насмешливо из-за кустов. – И что же мы видим? Эльф и четыре человека! Стоило, конечно, удивиться: каким это образом вы тут оказались? И как вы смогли пройти так далеко по землям наших друзей, орков? Это будет недурственный способ подшутить над ними на следующих переговорах.

– Шутите! – пожал я плечами. – Мы же вам не мешаем. Ну, а сейчас, если вы не против, мы бы хотели пойти своей дорогой. Не укажете, где тут ближайший проход в горах?

– Вот уж, не ожидал подобной наглости! – донеслось из-за кустов после некоторой паузы. – Но мне понравилось! За это мы убьем вас быстро. Браво, человек! Ты уже приготовился к смерти?

– Ребята! – тихо попросил Валера. – Отойдите на пару шагов в разные стороны! Мне кажется, что пришло время показать этому дроу, что людей тут как раз и не имеется.

Я, в общем-то, пришел к аналогичному решению. Тем более, что я вспомнил о том, что стрелы дроу не могут пробить кожу айранов (ведь отлетели же те две стрелы, которые выпустил дроу, от моей груди).

– Ты ошибся! – сказал я, делая шаг в сторону, чтобы закрыть от стрел Семена, и преобразовываясь. – Тут нет людей!

Рука рефлекторно дернулась, прерывая полет двух стрел, направленных мне в грудь. Рядом ругнулся Онтеро. Стрела пробила ему куртку. Взревел Валера, преобразовавшись в дракона.

– В меня – стрелять?! Ну, все! Я тут сейчас всех вас пожгу! – Влад, отойди! Катрина, с дороги!

Зеленый дракон грозно выдвинулся вперед.

– Стойте! Прекратить стрельбу! – крикнул командир из-за куста. – Приготовиться применить стрелы Хаоса! …Эй, дракон! Подожди! Это же другое дело! Мы всегда относились к твоему племени с уважением. Да и с айранами горшков не били! Можно будет поговорить. Только отдайте нам этого эльфа! У нас с ним будет иной разговор.

– Не пойдет! – категорически отказался я. – Это наш друг.

– Но он наш враг! – донеслось из-за куста. – Что вам за дело до него?

– Да вот есть дело! Либо разговор со всеми, включая этого эльфа, либо драка, со всеми же. Но прежде, этот вот дракон побалуется огоньком. Да и мы в стороне не останемся! Узнаешь этот клинок?

Я помахал в воздухе Листом.

– Почему я его должен узнавать? – донеслось недоуменно из-за кустов. – Хотя, не спорю, какую-то магию я в нем чувствую.

– Ну, ни фига же себе! – возмутился я. – Ты что, село темное, о Кройцвагене не слышал? Хреновато у вас тут служба оповещения работает!

– Это Кройцваген? – высунулся из кустов дроу. – Надо же! Если бы ты не сказал, то не узнал бы! А что такое, собственно, он из себя представляет? А своим огоньком нас пугать не надо! У нас есть стрелы Хаоса. Тоже мало не покажется. Поэтому мое предложение остается в силе. Отдайте нам эльфа и убирайтесь на все четыре ветра!

– У меня есть встречное предложение, – хмыкнул я, фиксируя шевеления по сторонам. – Вы нас пропускаете, и вам за это ничего не будет. Поверь, это очень щедро с моей стороны!

Конечно же, я нарывался самым наглым образом! Откуда я знаю, что это за стрелы Хаоса? Наверное, гадость порядочная. Но отдать Сему этим темным дроу я не мог! Вот не мог – и все! От одной только мысли об этом, гнев накатил на меня горячей волной. Я зарычал. Словно откликаясь, вдруг зазвенел и налился синим цветом Лист (наконец-то, проснулся!). Во все стороны, окружая нас, потянулся защитный экран, распространяясь от его лезвия.

Янтарного цвета глаза на смуглом, почти черном, лице изумленно округлились.

– Ого! Это, действительно, сильный артефакт! Пожалуй, придется доложить руководству, что ситуация изменилась. Вас нельзя убивать. Жаль, но это факт!

– Подожди! – не выдержал Онтеро. – А все эти разговоры о том, что мы можем уйти?

– Мы вас обманывали, – пожал плечами дроу. – Вы – враги! Врагов обманывать можно! Я бы даже сказал: нужно!

– Мдя, – хмыкнул Валерка, выпустив клуб дыма. – Философия, однако! Влад, этот экран. Он пропускает от нас? Или непроницаемость с обеих сторон? Мне очень хочется преподнести свою истину. Врагов жечь можно, я бы даже сказал: нужно! А что? Истина ничем не хуже вашей. На мой взгляд, так она предпочтительней.

– Не знаю, – отозвался я, с интересом наблюдая за командиром дроу. – Но что мешает тебе попробовать? Плюнь огоньком вон в того, что из кустов вылез. И польза, и проверка! Два в одном получится.

– Ну, я же сказал, что сейчас посоветуюсь с начальством! – отозвался дроу. – Не думайте, что если уничтожите нас, то все! До гор добраться еще нужно. Да и не уверен, что этот ваш экран выдержит стрелу Хаоса.

– Он выдержал магию "Следа Проклятого Ветра"! – гордо сказал Онтеро.

Лицо дроу, как-то сразу, поскучнело.

– "Проклятый Ветер" – тихо сказал он. – Значит, он оставил свой след? Это печально! Там, за степью, где-то живут наши братья. Или жили….

– Живут-живут! – обнадежил дроу Валерка. – Этак бодренько еще с гномами сражаются.

– Живут? – дроу изумленно запустил пятерню в шевелюру. – С гномами сражаются? Это радует! Начальство уже в пути. Они скоро будут здесь. Вот они и решат вашу дальнейшую судьбу!

– Ну, если они тоже нацелены попытаться нас обмануть, то как раз мы будем решать свою судьбу! – буркнул я.

Но дроу меня уже не слушал. Он повернулся куда-то в сторону, вытянулся по стойке "смирно" и вскинул руку в приветственном салюте.

Вот только теперь я понял, как они смогли сюда попасть так быстро. Столб! Тот столб на берегу совсем не был обозначением границы владений. Зачем что-то обозначать? Степь – владения орков. Лес – владения дроу. Река – пограничная полоса. А столб со знаком – это место высадки сил быстрого реагирования. Убежден, что таких столбов вдоль границы имеется достаточно.

Из кустов выплыло несколько личностей. Вот я не понимаю, как они умудряются так держаться, что всем сразу понятно – это начальство. И это у всех так. Независимо от народа. Они что, таблетки специальные кушают? От этих таблеток лица принимают этакое важное и многозначительное выражение, движения становятся медленными и наполненными какого-то, понятного только таким деятелям, скрытого смысла. Короче, ясно, что вот это – начальник!

Личности были в длинных, ниже колен, камзолах, выдержанных в желтых и красных тонах. Изящные сапожки, выглядывающие из-под камзолов, имели загнутые вверх носки. На головах сложные сооружения из волос, заплетенных во множество косичек. Что-то мне подсказывает, что они по полдня тратят только на прическу.

Надо отдать им должное, они нас не боялись. То ли на магию свою надеются, то ли просто смелы по характеру. Идиотами их назвать, я не берусь. Вряд ли, тут глупцы смогут добраться до таких высот.

Наша настороженная группа подверглась тщательному осмотру. И только потом, когда они составили себе впечатление о нас, начались переговоры.

– Что вам тут нужно? Это наши земли, и вас тут не ждут!

По тому, как взгляды моих спутников отдрейфовали в мою сторону, я понял, что почетную миссию переговорщика поручают мне. Ну, это понятно! Кто организовал эту прогулку, тому и отвечать.

– Да мы, собственно, и не рассчитывали на то, что нас тут будут ждать, – мило улыбнулся я. – Более того, мы бы предпочли, чтобы на наше появление здесь, вообще, не обратили внимания. Мы не к вам. Нам – дальше.

Брови впередистоящего дроу начали сползать к переносице.

– Но вы посмели нарушить наши границы!

– Исключительно по незнанию этих самых границ! Вы бы, объявление какое-нибудь повесили. Мол, тут границы наших владений. За нарушение – такое-то наказание. Глядишь, мы бы и не нарушали.

– Ты дурак, айран? – прямо поинтересовался начальник. – Или только притворяешься таковым?

– На глупый вопрос – приходится давать глупый ответ! – огрызнулся я, крепче сжимая в руке рукоять Листа. – Откуда нам было знать, что тут ваши владения? Мы бы просто тут переночевали, а завтра отправились бы в путь.

– И куда же вы собираетесь отправляться? – иронично заговорил второй дроу. – Да еще в компании нашего злейшего врага?

– Это он вам сказал, что он ваш злейший враг? – пророкотал Валерка. – С чего вы взяли, что он – враг?

– Он – эльф! – обвиняюще указал рукой на Сему дроу.

– А я – айран, а он – дракон, а вот ты – дроу! И что? – вмешался я. – Мы должны друг друга перебить за это?

– Они изгнали мой народ! Они загнали нас под землю! Множество нас погибло!

– Ну, во-первых: он, лично, никого из вас не загонял! – рассудительно заговорил я, мысленно благодаря Семена за то, что он благоразумно молчит. – Во-вторых, его в это время тут даже не было. И, наконец, в-третьих: мы сейчас с вами разговариваем не под землей. Отпустите нас, и мы пойдем своей дорогой. Если же вы попытаетесь нас уничтожить, то и вы без потерь не обойдетесь. Поверьте, мы драться умеем!

 

Глава 31

Снова последовал тщательный осмотр наших личностей на предмет обнаружения нашего умения драться. Видимо, мы выглядели достаточно убедительно. Что-то дрогнуло в лице главного дроу.

– Так что же вы тут ищете? Зачем вы перебрались через горы и прошли до самой реки? В то, что вы прошли через степь, я не верю. Еще ни разу никто не смог через нее пройти. Орки очень надежно перекрывают свою территорию!

А вот это уже интересно! То, что он сказал о перебравшихся через горы. если вопрос поставлен так, то это означает, что за горами есть…. Ну, кто-то там есть!

– И все же, мы прошли, – сообщил я. – Просто мы шли не так, как имели обыкновение ходить наши предшественники.

– И как же вы прошли? – приподнял одну бровь начальник.

– Мы шли, а не пробивались, – сказал я.

– А какая разница?

– Просто нас приняли за своих, – пояснил я – Таких же, как и они.

– И, конечно же, без магии тут не обошлось! – дроу, прищурившись, всматривался в Сему.

– А как же без нее, родимой? – хмыкнул я.

– Нас вам так провести не удалось бы.

– Извините, но я еще раз напомню, что о вас мы и не знали.

– Это твоя работа, эльф? – слово "эльф" в устах дроу прозвучало, как ругательство.

– Да, – коротко ответил Семен.

Дроу глубоко задумался, изредка бросая на нас оценивающие взгляды.

– Мы не можем пропустить вас так просто, – наконец, сообщил он.

– То есть, вы можете пропустить нас не просто, – хмыкнул я. – И что же входит в это не просто? Можно обращаться к дракону с просьбой, расчистить огоньком место для танцев?

– Каких танцев? – недоуменно спросил дроу.

– Смертельных, – хищно улыбнулся я.

Валерка, довольно хрюкнув, набрал в грудь воздух.

– Нет, – отрицательно качнул головой начальник. – "Не просто" включает в себя иное решение. Дракон, не надо напрягаться! Драка – удел неразумных. Если вас нельзя уничтожить без потерь, а это так, то мы и не будем этого делать. Но поиметь выгоду мы должны. Вам ведь надо туда?

Дроу махнул рукой в направлении гор. Я осторожно кивнул. Как-то неуютно я себя ощущал. Что-то не нравилось мне в мыслях дроу желание поиметь выгоду. Чем придется расплачиваться? Перьями из крыльев, драконьей чешуей, или скальпом эльфа? А как тогда быть с моим жизненным кредо – "даром и побольше"?

– А потом, – продолжал дроу. – Вы будете возвращаться?

– Вообще-то, нам хотелось бы, – кивнул еще раз я.

– Вот и нам, хотелось бы, – многозначительно сказал начальник.

Возникла пауза. Он что, считает меня экстрасенсом? Думает, что я мысли читать умею?

– И чего же вам хотелось бы? – не выдержал Валерка.

– Наладить контакт с нашими братьями, – отозвался дроу. – Мне доложили, что они живут там, откуда вы прибыли. Это так?

– Так, – согласился я. – Живут. Это точно. Вот только с контактом есть сложности.

– Так ведь и с вашим проходом тоже имеются сложности, – флегматично заметил один из троицы. – Поступите по нашему примеру: попытайтесь их решить.

– Вот сложно что-то решить, когда в тебя сначала стреляют, а только потом пытаются выяснить, что же тебе было нужно! – сообщил Онтеро. – И, как правило, у трупов много не выяснишь. Но ваши собратья не теряют надежды.

– Поэтому, с вами пойдет один из нас, – огорошил нас радостным известием предводитель дроу.

– Э-э-э…, – исчерпывающе высказался Семен.

– Я так и знал, что вы согласитесь, – благосклонно кивнул предводитель.

– Подождите-подождите! – поспешно сказал я. – Тут есть некоторые проблемы и вопросы, которые нужно утрясти. Ну, чтобы потом не было недоразумений.

– У меня есть какое-то время, – поджал губы дроу. – Но не очень большое. Если вы сможете коротко сформулировать свои вопросы, то, так и быть, я попытаюсь так же коротко на них ответить.

– Первый вопрос, – не стал отказываться я. – А ваш представитель, это так необходимо?

– А как вы намереваетесь наладить контакт с нашим народом? – вопросом на вопрос ответил предводитель. – Вот этот айран только что сказал о сложностях. Поверьте, с нашим представителем, у вас таких сложностей не появится. И потом, он сможет провести вас по нашей территории до прохода в горах. Он же сможет провести вас обратно. И наконец, степь. Не забывайте, что там орки. И они уже знают о том, что вы прошли сюда. Как вы думаете, обратно они вас пропустят?

– А откуда они будут знать, что мы идем назад? – нахмурился Валерка.

Дроу улыбнулся самым гадким образом. Так улыбнулся, что ни у кого не осталось сомнений, что орки знать будут.

– И что? – хмуро спросил я.

– С нашим представителем они вас не тронут, – пояснил дроу.

– Меня другое интересует, – задумчиво сказала Катрина. – А они не перережут друг друга. Насколько я знаю, эльфы и дроу – смертельные враги. Вот ночью – самое то, для того, чтобы вражда проснулась.

– Наш представитель выполняет только то, что ему приказано, – холодно проинформировал ее предводитель. – Если ему будет приказано наладить контакт, то он будет заниматься только этим вопросом. Другое его волновать не будет.

– А вот мне очень хотелось бы, чтобы его, все же, кое-что другое волновало, – сказал я с нажимом.

– Что именно? – поднял бровь начальник.

– Чтобы нас не пустили в расход, когда контакт будет установлен. Ведь тогда, мы будем как бы уже без надобности.

– Логично, – кивнул дроу. – Хорошо! Я внесу этот пункт в приказ. Вы уйдете от наших братьев без потерь. Но только на этот раз! Потом я ничего гарантировать вам не могу.

– Ладно! – тяжело вздохнул я. – Давайте вашего представителя, и мы пойдем. И так уже много времени потеряли.

– Не так быстро! – осадил меня дроу. – Необходима некоторая подготовка. Переночуете у нас, в городе. Завтра и отправитесь.

Я оказался прав. Столб со щитом, это их местный телепорт. Мы шагнули в него на берегу пограничной реки, а вышли на небольшой площади, посреди оживленного города.

Наше появление привело в действие защитные силы этого места. Воины, стоявшие на возвышенностях, по периметру площади, мгновенно вскинули луки странного вида, выцеливая пришельцев. Рухнула вниз решетка ворот. Из незаметной двери выскочила пара десятков воинов в легких доспехах, вооруженных мечами.

Дроу, приведший нас, вышел вперед и поднял руку, призывая к вниманию.

– Это наши гости! – провозгласил он. – Я пригласил их по своей воле и без принуждения!

Наверное, это были условленные слова. Подготовка к бою мгновенно прекратилась. Мечник исчезли в двери так же быстро, как и появились. Лучники опустили свои луки, а решетка медленно поползла вверх.

– Что, уже были визиты? – осведомился я, подойдя к предводителю.

– Нет, – отозвался тот, одобрительно наблюдая за слаженными действиями охраны. – Но все когда-нибудь случается в первый раз. Мы не хотим, чтобы он стал и последним для нас.

– Все ясно! – хмыкнул за моей спиной Валерка. – Паранойя.

– Что ты сказал, дракон? – повернулся к нему дроу.

– Ну, кто может воспользоваться вашим же телепортом из посторонних?

– Враг может принудить кого-нибудь из нас это сделать, – жестко сказал предводитель. – Мы не идеалисты. И мы не расположены к героической смерти типа: умру, но не скажу! А здесь, у нас значительно больше шансов выжить.

Дроу многозначительно обвел жестом возвышения, на которых продолжали оставаться лучники.

– И, как водится, они стреляют без промаха, – пробормотал я.

– С такого расстояния трудно промахнуться, – ответил предводитель. – Я распоряжусь. Сейчас вас отведут в предназначенные вам помещения. Там у вас будет возможность привести себя в порядок и отдохнуть. Завтра за вами придет наш представитель.

– Только не оставляйте нашему командиру бочку с холодной водой на ночь! – поспешно сказал Валерка.

– Почему? – удивленно поднял брови дроу.

– Мы все-таки хотели бы покинуть ваш город живыми, – неопределенно ответил этот дракон недоделанный, успешно проигнорировав мой многозначительно сжатый кулак. – А у него неадекватная реакция на холодную воду.

– Хотелось бы выяснить, что ты только что сказал? – поджал губы дроу.

– Это у него бывает, – мстительно сообщил я. – Находит на него такие моменты, когда его несет. Он сам не понимает, о чем это он. К счастью, это не продолжается долго, и опасности для окружающих не представляет.

Валерка сердито засопел и прожег меня взглядом. Я ответил милой и обезоруживающей улыбкой.

Видимо, прав был Валера. Паранойя давно и прочно овладела этим народом. Нам не дали пройтись по городу, познакомиться с местными достопримечательностями, посетить, опять же, местные театры и музеи. Вместо этого, нас сразу же запихнули в какое-то помещение, запретив покидать его под страхом смерти. Можно было, конечно, наплевать на этот запрет и устроить хозяевам небольшой переполох, но Сема сказал, что чувствует магическую напряженность. В том, что эту напряженность могут применить против нас, как-то не вызывало сомнений.

Я рассматривал наше узилище. Как и предполагалось, окон не было! Освещение поступало сверху. Непонятно было, что там. Скорее потолок был оборудован каким-то приспособлением. Вдоль стен стояло пять лежанок (иначе назвать эти сооружения я не берусь). Две двери, в стене напротив входа, вели в туалетную комнату и умывальню. Надо сказать, что, посетив туалет, я с ностальгией вспомнил, ставшие уже такими далекими, удобства Земли. Но, как было замечено с возмущением, место было одно, а нас – пятеро!

Прибывшему на возмущенный стук дроу, были предъявлены претензии. Тот выслушал нас с невозмутимым видом и окинул комнату взором.

– Я не могу понять вашего недовольства, пришельцы. Если вы считаете, что в тюрьме будет удобнее, то вы ошибаетесь. Именно в нашей тюрьме созданы все условия, чтобы там не было удобно. И потом, вы же здесь на одну ночь. Неужели за время вашего путешествия вы ночевали в более комфортных условиях?

– Но там мы могли куда-то пойти! – сердито высказался я. – Там нас стенами не окружали.

– Интересно, а что там, за стеной? – задумчиво поинтересовался Валерка, облокотившись на стену и постукивая по ней пальцами. – Проверить, что ли?

– То есть? – насторожился дроу.

– Мы, драконы, существа, не терпящие ограничения свободы, – мило улыбнулся ему Валерка. – У нас клаустрофобия. Для профанов (последовал многозначительный взгляд в сторону дроу): это боязнь замкнутых пространств. И что-то мне подсказывает, что вот за этой стеной, желанная свобода. Вот и думаю, а не вынести ли мне эту стену к такой-то матери?

– Но это будет попытка бегства, – как-то нерешительно сообщил дроу.

– Какого такого бегства? – удивился я, подыгрывая Валерику. – Мы-то тут останемся. Просто у нас будет уже не дом, а веранда. Разницу улавливаешь?

– Но вы увидите расположение города! Вы сможете составить его план и передать эти данные врагу!

– Эй, симпатяшка! – вмешалась Катрина. – У тебя что, совсем мозги высохли? Или у твоего начальства? На кой леший нам ваш город, век бы его не видать? Мы, вообще, не собирались к вам заглядывать!

– Стоит напомнить, что не только драконы страдают клаустрофобией, – заявил я. – Ей подвержены так же и некоторые айраны. А помогу, пожалуй, я дракону эту стену выносить!

– Но этого нельзя делать! – завопил страж. – Сразу же будут задействованы такие силы, что вам придется очень плохо! Потерпите одну ночь. Всего одну!

– Он не лжет, – заметил Семен, присаживаясь на койку. – Действительно, может случится какая-то пакость. Я уже говорил, что чувствую напряженность.

– Ладно! – я строго взглянул на стража. – Но только одну ночь! Если нас задержат на дольше, мы не посмотрим на ваши магии, разнесем ваш городок по камушку! Сам понимаешь, в этом случае, никаких планов вашим врагам уже не надо будет. Так и передай своему начальству!

– Хорошо, передам, – внезапно успокоился дроу. – Но не стоит угрожать нам! За нас Хаос!

– Хаос не за вас, – сердито сказал со своего места Сема. – А у вас! У вас в голове. И он когда-нибудь поглотит вас.

Страж, ничего не ответив на это замечание, развернулся и вышел из помещения. Дверь захлопнулась и слилась со стеной.

 

Глава 32

Несмотря на оказанное нам гостеприимство, а быть может, и вследствие него, мы спали, не разуваясь и не раздеваясь. Оружие занимало почетное место, находясь под рукой. Я решил, что один из нас должен будет бодрствовать. Так, на всякий случай. Время было разделено между нами. А то, кто их знает, этих дроу?

Дверь распахнулась, и одновременно с этим, потолок, который едва светился ночью, дал полное освещение.

Онтеро, который нес вахту в это время, вскочил и резко свистнул. Мгновение спустя, мы все уже стояли в оборонительном построении.

– Очень неплохо! – давешний начальник дроу одобрительно рассматривал нас. – А вы недоверчивы! Это хорошее качество. Но, как я уже сказал, у нас есть свой интерес. И ваше уничтожение, за некоторым исключением, в него не входит.

При этом дроу ласково улыбнулся Семену.

– Но раз уж не получается на этот раз, то мы, пожалуй, смиримся и с этим. Вам пора отправляться.

– Я надеюсь, нас не выпихнут отсюда без завтрака? – хмуро поинтересовался я.

– Я не помню, чтобы кормление входило в наши договоренности, – невозмутимо ответил дроу.

– Кормление входит не в договоренности, а в гостеприимство, – разъяснил я. – Учтите, голодные драконы и айраны весьма несговорчивы. Более того, они раздражительны и опасны. А вот когда они сыты, то это другое дело! С ними можно сговориться.

– Да? – дроу внимательно посмотрел на наши голодные лица и вздохнул. – Ладно! Сейчас вас накормят. А после этого я вам представлю нашего контактера.

Начальник сдержал слово. Когда мы, сыто отдуваясь, откинулись от заставленного едой стола, он снова появился в проеме двери.

– Вот тот, кто пойдет с вами!

Дроу шагнул в сторону, и нашим взглядам предстала фигура, закутанная в плащ с капюшоном. Капюшон, как и водится, был надет таким образом, что лицо рассмотреть было практически невозможно. За спиной этого несчастного был прикреплен порядочный тюк. Что в тюке было, я не знаю. Но, судя по выпирающим углам, что-то явно не съедобное.

– И что? Оно так и будет зашторенное ехать всю дорогу? – поинтересовался Валерка, внимательно рассматривая кандидата в отряд. – Личико покажи, Гюльчетай!

Представитель дроу вопросительно взглянул на своего начальника. Тот, нехотя, кивнул головой, разрешая.

Краткая, но сочно и от души, произнесенная конструкция великого и могучего, послужила достойной оценкой увиденного.

Дроу не нашли ничего лучшего, чем назначить своим представителем девушку…, или не девушку. Кто знает, какова их продолжительность жизни? Все-таки они бывшие эльфы. А эльфы никогда не страдали коротким сроком жизни.

– Это было какое-то заклинание? – с любопытством поинтересовался у меня дроу.

– Скорее – молитва, – сообщил я. – Вы что, не могли мужчину назначить? Зачем нам в походе эта дама? У нас уже есть одна. Вакансий не предвидится.

– Вы говорили, что после еды вы будете очень сговорчивы, – напомнил мне начальник дроу.

– Но не до такой же степени! – возмутился Валерка. – Мне и одной язвительной хватит! И еще, неизвестно, как девушки поладят между собой. А в отряде должна быть полная психологическая совместимость!

– Если она не будет заглядываться на Влада, то как-нибудь поладим, – еле слышно пробормотала Катрина за моей спиной.

– Мы сочли, что на данный момент именно она наилучшим образом соответствует вставшей перед нами задаче! – жестко сказал дроу. – Она выполнит ее, и ничто иное ее не интересует. Ее зовут Кроули. Она очень хороший боец. И она пойдет с вами. Это не подлежит обсуждению!

– Ну, не подлежит, так не подлежит, – согласился я. – Только она не должна вмешиваться в наши действия. Мы доводим ее до места, а там она уже сама будет определяться что, да как. Она знает дорогу за горы?

– Она отлично ее знает, – многозначительно улыбнулся дроу. – Она была нашим агентом там, за горами. И заметьте, ни одного провала! Не рассматривайте ее, как девушку! Она знает только ту, задачу, которую перед ней поставят. И выполнит ее.

– Вот уж не уверен, что это автомат, запрограммированный только на выполнение поставленной перед ней задачи! – фыркнул Семен, когда дверь за начальником и нашей новой спутницей закрылась. – Неделя пребывания в нашем здоровом коллективе, и длительное "зависание" системы я гарантирую.

– Если она начнет подбивать клинья под Влада, то уничтожение этой системы станет вполне реальной перспективой, – процедила Катрина, многозначительно поглаживая рукоять своего клинка.

– Катюша, а ты в любом случае считай, что она подбивает, – вкрадчиво попросил Семен. – Только счеты с ней своди, когда меня не будет рядом. Эти дроу и так нас ненавидят. Не стоит им давать лишнего повода.

– Э-э-э, нет! – не согласился Валерка. – Они к драконам и айранам относятся терпимо. Пусть так и будет! А вам, эльфам, все равно. Одним поводом больше, одним меньше, какая разница?

– Да, ладно, ребята, – попытался утихомирить разошедшихся драконов и эльфов я. – Может, еще все не так страшно. Если она будет молчать себе в тряпочку и выполнять то, что от нее требуется, то ее можно будет терпеть.

– Тем более, что она, вроде бы, как зомби, – вмешался Онтеро. – Ее нацелили на выполнение задачи, а все остальное ее не интересует. Так что, ты, Катрина, не волнуйся. Клинья она подбивать не будет.

– Знаю я таких скромных да молчаливых! – огрызнулась Катрина. – А именно меня назначили на должность дамы сердца!

– Да о чем мы говорим? – простонал я. – У нас задача есть? Есть! Проберемся за горы, найдем кого-нибудь, а там уже будем решать, что делать. Чует мое сердце….

– Сердце не трогай! – потребовала Катрина.

– …Ну, хорошо! Чует мое пятое чувство, что ее засылают к нашим дроу неспроста! Все-таки они ближе к тем, кого они ненавидят. И что это за вещи в походном мешке? Не нравятся они мне!

– Короче, – подвел черту Семен. – За ней нужно приглядывать. Дроу доверять нельзя.

Нас переправили к горам при помощи тех же телепортов. Разглядеть, что из себя представляет их город, нам так и не удалось. Кроули держалась особняком и молчала во время этой процедуры.

Как только мы убедились, что остались одни и за нами никто не наблюдает, все, не сговариваясь, сосредоточили внимание на ней. Она стояла, ничем не показывая, что это ее беспокоит.

– Ты проводник, или где? – нарушил молчание я. – Куда дальше направляемся?

Кроули погладила свою кобылу по морде и, только после этого, взглянула на меня.

– Странный вопрос, – впервые услышали мы ее голос. – Как я могу быть где-то, если я здесь? Да, я проводник. Если вы соизволите взобраться на своих скакунов, то мы можем тронуться в путь.

В ее мелодичном голосе, с едва различимой хрипотцой, звучала явная насмешка. А слово "скакунов" он произнесла с презрением.

– Джупан, объясни этой леди, насколько ты скакун, – мягко казал я, не повышая голоса и посылая мысленный сигнал своему коню. – Только не перестарайся!

Джупан взвился на дыбы, заржал с каким-то привизгиванием и сделал скачок в сторону Кроули. Ее кобыла, стоявшая до этого смирно, с хищной грацией рванулась ему наперерез. Ее зубы (да что там зубы – клыки!) лязгнули в опасной близости от шеи Джупана. Но надо отдать должное моему коню! Он быстро увернулся и ринулся на кобылу со злым храпом. Орис, до этого наблюдавший всю картину с флегматичным видом, тоже зло оскалился и двинулся на помощь собрату.

– Прекратить! – крикнула Кроули, выставляя перед собой руки в каком-то специфическом захвате.

С кончиков ее пальцев сорвалась странная субстанция. Она окружила кобылу маревом. Джупана отбросило в сторону.

Лист прыгнул ко мне в ладонь. Я нацелил его на Кроули. Она резко повернулась ко мне с тем же жестом. Еще одно облако ринулось на меня. Лист вспыхнул синим и одним махом снес облако.

На лице Кроули появилось выражение удивления. Она неверяще смотрела на меня.

– Что, устроим танцы? – поинтересовался я, прокручивая Лист. Три вращения вперед, три назад.

– Вы нарушаете договор, – обвиняющим тоном заговорила Кроули.

– Мы? Нет, мы не нарушаем договор, – хмыкнул Валера. – Мы просто расставляем точки над определенными буквами. У нас есть один командир – Влад. Если ты попала в наш отряд, то должна беспрекословно слушаться командира и выполнять его команды. И самое главное! Ты должна уважать всех членов команды. Я ясно выразился?

– Достаточно ясно, – отозвалась Кроули. – Так значит, он ваш командир….

– И отныне твой тоже, – кивнул я. – Что у тебя в заплечном мешке?

– Составляющие телепорта, – пожала плечами дроу. – Я должна его установить в городе наших братьев. Мы же договорились, что вы поможете нам установить с ними контакт.

– Угу! – задумчиво угукнул Семен. – А вы потом по этому телепорту будете подгонять свежие войска тем дроу. Хитро! Боюсь, что гномы нам скажут отдельное спасибо за такой подарок.

– Это вас не должно касаться! – заявила Кроули. – Вы обещали помочь нам, и поможете! Иначе, я вас никуда не поведу и доложу начальству, что вы нарушили условия.

– Не надо напрягаться, Влад, – неожиданно вмешался Онтеро. – Просто эти ребята пока еще не знают, что такое рыжебородые. Они быстренько с них спесь собьют! Я бы на твоем месте особо не переживал по этому поводу.

– Хорошо! – решил я. – Договор – есть договор. Ты проводник. Выполняй свою задачу! Но, учти, во всем остальном ты даже дышишь только по моему приказу. Когда мы доставим тебя на место, ты обеспечиваешь нам бесприпятственный отход. А дальше уже твое дело. Вопросы есть? …Вопросов нет! А команду "По коням!" имею право отдавать только я.

Кроули ехала на своей кобыле в паре шагов перед нами. За ней следовал Сема на Орисе. Он бдительно следил за нашим проводником. Лук, с натянутой тетивой, лежал перед ним на луке седла. Далее двигались Катрина, Онтеро и Валера. Я прикрывал тылы. Солнце уже собиралось упасть за горизонт, когда мы достигли первых отрогов гор.

– Почему нас сразу не доставили сюда? – поинтересовался я, рассматривая уходящие вдаль и вверх ландшафты.

– Потому, что здесь ничейная земля, – отозвалась Кроули.

– Что значит – ничейная? – удивился я. – Куда же вы смотрите?

– А то и значит, – спокойно отозвалась Кроули, соскакивая с кобылы. – Здесь можно устроить привал. Дальше будет негде, а ломать ноги коням – не самое лучшее дело.

– Объясни, что значит: ничейная! – потребовал я, пока ребята разжигали огонь.

Кроули тяжело вздохнула.

– Мы тут оставляли заставу. Она была вон там, за теми отрогами. Утром они не ответили на вызов. Связь через телепорт была нарушена. Отряд, срочно отправившийся на место, обнаружил только трупы наших воинов и поломанный столб с разбитым щитом. Кто это сделал, мы выяснить не смогли. С тех пор широкая полоса вдоль гор считается ничейной. Могу сказать, что и с той стороны есть такая же территория.

– Так, быть может, тут и ночевать опасно? – воскликнул Валерка. – Если вы не знаете, что тут происходит.

– Ночевать не опасно, – сказала дроу. – Сколько раз мне уже пришлось так ночевать, и сосчитать невозможно. Но ни разу ничего не случилось.

– Подожди! – нахмурился Семен. – А застава как была устроена?

– Тебе какое дело до этого эльф? – нахмурилась Кроули.

– Если он спрашивает, то дело есть, – сказал я. – Тем более, что этой заставы уже нет. Так что, тайны военной ты не выдашь.

– Да обычная застава, – сказала Кроули. – Ничего такого особенного. Вырыли ходы, оборудовали наблюдательные площадки. Ну, еще пришлось покопать для того, чтобы всякие сопутствующие помещения…. Оружейная, склад припасов….

– Угу! – кивнул Семен. – Понятно!

Он отвернулся от Кроули, утратив всякий интерес.

– Эй! – окликнул Сему я. – Не забывай, мы – варвары, нам думать не положено. Мы больше по части махания железом. Если тебе понятно, то нам пока ничего не понятно.

– Это горы! – снова повернулся к нам Семен. – Ты забыл, кто в горах обитает?

– Что значит, забыл? – обиделся я. – Я и не знал! Давай, просвети нас темных!

– А ты знаешь? – спросил Сема дроу.

– Мы никого не видели! – пожала плечами та. – Но, наверное, кто-то живет, раз были убиты наши воины.

– Могу поспорить, что их лица отображали ужас и были какого-то землянистого цвета, – хмыкнул Семен.

– Откуда ты знаешь? – немедленно отреагировала Кроули. – Кто это был?

– Горные духи, – ответил Семен. – Они очень не любят, когда кто-то вторгается в места, где они обитают. Сведения я почерпнул в библиотеке Мармиэля. Именно там было описано, как и почему умирают нарушители покоя Горных духов.

– Горные духи говоришь, – тихо проговорила Кроули. – Тогда ты, быть может, и знаешь, как их уничтожить?

– Об этом лучше всего спросить гномов, – пожал плечами Сема. – Уж они-то точно знают. Тебе это зачем? Что, воевать с ними собралась?

– Не твое дело! – отрубила девушка.

– А все-таки, – напомнил о себе я. – Что тебе теперь до них?

– Среди воинов был мой отец, – обернулась ко мне дроу. – Именно после его смерти я попала в отряд Теней. А жизнь в этом отряде была ой, какой нелегкой!

 

Глава 33

Да, удачное место для ночлега мы выбрали. Горы откликнулись на мой рев многократным эхом. В нескольких местах (я в этом уверен) сошли лавины и произошли камнепады. Да и команда наша проснулась качественно.

А все почему? Да потому, что рядом журчал ручей, и совсем недалеко от нашей стоянки он образовал небольшое озерцо. Надо ли объяснять что такое горное озеро с ледяной водой? А что вы издадите, когда туда окунетесь? Есть у меня такой недостаток, с утра окунуться в холодную воду. При ее наличии, естественно. Нет, я не мазохист! Но просыпаешься сразу, и заряд бодрости на весь день обеспечен! А то, что просыпаются и все остальные, находящиеся в зоне поражения, так это уже побочный эффект.

Возвратившись к костру, я наткнулся на злые взгляды пяти пар глаз. Все были охвачены одной крамольной идеей. Какой? Ну, это определяется способностью фантазировать. Но итог сводится к одному – летальному.

– Надо же было вас как-то разбудить, – улыбнулся я, подхватывая полотнище и вытирая им голову.

– В горах шуметь нельзя! – резко проговорила Кроули. – Это опасно!

– Это ты мне говоришь? – взглянул на нее я. – Для кого опасно? Мой народ живет среди гор. Уж нам ли не знать, что опасно, а что нет. Я прав, Онтеро?

– Я начинаю подозревать, что мы знаем не обо всех опасностях, – хмуро отозвался Онтеро. – Если ты намерен и в дальнейшем каждое утро начинать таким способом, то лучше не перебирайся к нам. Для тебя же лучше.

– Мда, – задумчиво сказал я. – Здоровый образ жизни вы воспринимать отказываетесь. Хорошо! Я не буду вас будить. Посмотрим, во что вы превратитесь.

– Я знаю, во что мы не превратимся, – буркнул Семен. – Мы не превратимся в неврастеников. Теперь я понимаю, почему твои родители сбежали от тебя в село!

Снова под копыта наших лошадей стелется узкая горная тропа.

– А кто живет там, за горами? – спросил я, нагоняя кобылу Кроули.

– Люди, – пожала дроу плечами. – Обычные смертные. Если бы они не плодились с такой скоростью, то давно бы уже исчезли. Но надо признать, что драться они умеют. Мы пойдем скрытой тропой. На дороге в город стоят человеческие заставы. Их маги быстро раскусят наши иллюзии. А они проверяют каждого, кто следует в город.

– Ну, да, – кивнул я. – О тебе говорили, что ты лучший шпион в этих местах.

– Они не любят нас, а мы не любим их, – снова пожала плечами девушка. – Но врага знать надо. И что он замышляет, тоже не бесполезно знать.

– А почему вы считаете их врагами? – поинтересовалась Катрина, ревниво поглядывая на нас.

– Потому, что они это уже доказали! – резко отозвалась Кроули. – Неоднократно они уже переходили через горы и пытались захватить наши земли.

– А вы не пытались, нет? – спросил Валера. – Вы белые и пушистые. Вы тихо и мирно живете и никого не трогаете?

– Выживать должны сильнейшие, – изрекла Кроули. – Выживать должны те, кто этого заслуживает.

– И ты считаешь, что вы этого заслуживаете больше? – Семен с интересом смотрел на дроу. – Почему? Позволь спросить.

Девушка задумалась. Вопрос поставил ее в тупик. Раньше она воспринимала этот постулат, как аксиому. Как истину, которая не требовала доказательств.

– Потому, что мы умные, дольше живем, сильные и владеем магией Хаоса, – наконец, сказала Кроули.

– Да, ну? – с веселым недоверием спросил я. – Так почему же вы до сих пор не захватили весь мир?

– Давай разберемся! – потребовал Сема. – По пунктам. Умные. Это, конечно, здорово! И в чем заключается ваш ум? Именно ум! Не хитрость, не коварство, не знания заклинаний, а именно ум? Не знаешь?

Я довольно хмыкнул. Если уж Сема ввязался в спор, то у противника нет ни единого шанса! Просто Семен не ввязывается в споры, когда нет шансов у него.

– Дальше. Дольше живете, – продолжал тем временем Сема. – А как же быть с другими долгоживущими? А знаешь ли ты, дитя Хаоса, что люди сильны именно тем, что живут не долго? Они стараются успеть за свою короткую жизнь сделать как можно больше. И успевают! То, что мы, в распоряжении которых тысячелетия, не спешим делать, полагая, что успеем, они делают сегодня и сейчас. Что касается силы…. Кгм! А не поторопилась ли ты с этим? Почему вы не можете перейти на ту сторону гор? Не потому ли, что люди оказались слишком сильны для вас? То же касается и магии Хаоса. Магией владеют и люди, и орки, и эльфы. Пусть она не является магией Хаоса, но от этого она не становится более слабой.

Сема немного помолчал, давая возможность дроу оценить его слова, и снова задал вопрос:

– Так чем же вы лучше остальных?

Кроули сочла лучшим промолчать в ответ.

Мы перевалили через перевал. Уж простите за тавтологию! Перед нашим взором раскинулись дали, лежащие с этой стороны. Далеко внизу вновь начинался лес. Там уж нам бояться не чего. Это не лес дроу. А Семен, да и я, если что, можем к нему обратиться и ожидать от него помощи. Но то, что с нами представитель дроу, напрягало. А куда деваться? Договор, он и есть договор. Иначе, нам было не попасть сюда.

О существовании с этой стороны драконов и айранов Кроули не знала. Про эльфов слышала. Мол, существуют они где-то дальше и севернее. Гномы? Это что, те которым по голове ударили чем-то тяжелым, да так и оставили? Тоже что-то слышала. Но интересы ее народа и гномов не пересекались (в отличие от нашего мира), поэтому особо не интересовалась. На вопрос, что же ее в таком случае интересовало, Кроули не ответила. Впрочем, нам ее ответ и не нужен был особо. И так все ясно!

Понятно было и то, что нам тоже не желательно напороться на местных магов. Я уже не говорю о том, что наличие дроу в наших рядах, может вызвать нездоровое желание нас приговорить. Наверняка встанет и такой вопрос: что делает эльф вдали от родных пенат? А то, что тут существуют драконы и айраны, еще следует доказать. Не факт, что они тут имеются.

В общем, план вырисовывался простой. Добраться до местных эльфов и установить с ними контакт. А дальше по обстоятельствам. Эта задача возлагалась на Семена. А мы были уже группой поддержки и содействия.

Уже в лесу Кроули решительно спешилась, свернула с тропы и пошла через чащу, ведя свою кобылу под уздцы. Мы последовали за ней. Дроу обернулась и показала нам знаком, чтобы мы хранили молчание.

Да мы-то храним! А вот кони? За Джупана и Ориса мы спокойны. Они очень тонко чувствуют обстановку и наше нежелание шуметь. Но другие-то что? Впрочем, остальные тоже двигались тихо.

– Мы топаем, как стадо слонов, – поморщившись, пробормотал Семен. – Не ты, но остальные! Эльфы уже давно бы нас обнаружили.

– Но тут нет эльфов, – тихо ответил я.

Семен прислушался и покачал головой.

– Только это и спасает.

Мы брели по лесу около двух часов. Во всяком случае, именно такой отрезок времени указали мне внутренние часы. Кроули вывела нас к маленькой полянке. Я бы назвал ее достаточно удобной и функциональной. Большие каменные глыбы лежали на земле, образовывая почти правильный круг. Невдалеке журчал лесной ручей. Дроу что-то прошептала и взмахнула рукой. Около одной из глыб взметнулся маленький смерч. Иллюзия травяного покрова сошла, и мы увидели старое кострище. Кроули подошла к другой каменной глыбе и вытащила оттуда заготовленные дрова.

– Готовьте еду! Ночевать будем здесь, – коротко распорядилась она, отстегнула котелок, висевший у седла, и зашагала к ручью.

– Готовить, так готовить, – вздохнул Валерка. – Придется мне. Ведь по физиономиям вижу, что никто из вас и пальцем не пошевелит.

– Почему это не пошевелит? – возмутился Семен. – Вот я тебе огонек разожгу, Кроули воду сейчас принесет, а Онтеро будет костер поддерживать. Вот только осталось Влада и Катрину задействовать.

– А нечего нас задействовать, – сердито заявила Катрина. – Мы будем готовиться к ночной страже.

– Да что тут может случиться? – удивленно посмотрел на нее Валерка. – Место глухое. Враг не обнаружит.

– Враг, может, и не обнаружит, – вздохнул я. – А что касается ночных любителей поесть? Ты об этом не подумал?

– Да вряд ли здесь есть хищники, – беззаботно махнул рукой Валерка.

– …А вот мне кажется, что ты ошибаешься, – повернулся в сторону ручья Сема.

Кроули мчалась к нам, а за ней неторопливо трусил здоровенный медведь. Не знаю, что его привлекло, но в намерениях мохнатого сомневаться не приходилось. Он считал себя хозяином местных садов и огородов, а тут двуногие появились. Надо разобраться.

– Эх! – выдохнул Валерка. – Ну, что за мир! Отдохнуть спокойно не дадут!

Он перепрыгнул через камень, и быстро переместился между девчонкой и медведем.

– Эй! Большой и лохматый, – громко сказал он. – Тут местечка для тебя нет. Шел бы ты куда, в другое!

Медведь затормозил и, недовольно помотав башкой, поднялся на задние лапы. Угрожающе заревев, он двинулся на Валеру.

– Валерка, сойди с линии стрельбы! – промычал Сема, оттягивая тетиву стрелой.

Но у моего друга был иной план.

– Ты чего ревешь, косолапый!? – возмутился он. – Думаешь, я так не могу?

Мгновенное сияние охватило Валерку, и вот уже перед медведем предстал дракон, зеленый и большой. Этот дракон пригнул голову к земле и рыкнул так, что у медведя пропало всякое желание выяснять, кто тут остановился. Он повалился на бок, извернулся и, высоко подбрасывая задом, ломанулся в лес.

– Запишите мишке поражение! – с довольным видом пророкотал дракон. – Ничего ж себе! Взяли за моду реветь тут всякие.

Кроули с изумлением смотрела на то, как Валерка снова обращается в человека.

– Что, раньше такого зрелища не приходилось видеть? – с усмешкой спросил ее я.

Она отрицательно мотнула головой.

– Впечатляет!

Кроули подобрала оброненный котелок и снова направилась к ручью.

– А ты говорил, что хищников тут нет, – хмыкнул Онтеро, опускаясь на траву и кладя рядом с собой ножны с парными клинками.

– Да разве это хищник? – удивился Валерка, следя взглядом за дроу. – Для меня хищник – это что-то типа тигра там, или льва. И что бы большой был. Мне, преображенному, под стать.

– Не каркай! – подпрыгнул на месте Семен. – Если хочешь знать, есть тут и такие. Во всяком случае, описано что-то похожее на таких зверей. Да ты вспомни хотя бы карсата, который нам встретился во время бега от бабуров! Его уж маленьким назвать, язык не повернется!

– Это у тебя не повернется, – благодушно отозвался Валерка, снова устраиваясь у разгорающегося костра. – А у меня свободно! Сам же знаешь, что описания с чужих слов страдают преувеличениями.

Тихо потрескивают и перебегают раскаленные огоньки по потухающим углям костра. Я подкинул пару веточек, что бы поддержать огонь, и прислушался к звукам ночного леса. Лес жил своей ночной жизнью. Где-то вдалеке попискивала какая-то пичуга, шелестели кроны деревьев под легким ветерком, что-то поскрипывало. Тишь да благодать!

Я вздохнул и подбросил еще один чурбачок. Еще немного посижу и буду будить Сему. Скоро его очередь заступать на вахту. …Но, что это?

Я встрепенулся, прислушиваясь к приближающемуся шороху. Похоже, что кто-то идет. И идет к нам.

Я пнул ногой, лежащего рядом Валерку, и придвинул к себе ножны с Листом.

– Что? – шепотом спросил, подняв голову, Валера.

– Кто-то идет, – так же, шепотом, ответил я.

Зашевелился Семен, тихо зашелестел, выскальзывая из ножен, клинок Катрины. Кроули быстро переместилась к камню, скрываясь за ним.

Шаги стихли на краю поляны.

– Эй! Кто там? – громко сказал Семен.

Его лук уже был наготове. Стрела лежала на тетиве и была нацелена на место, где слышались шаги.

Я быстро преобразовал зрение и увидел фигуру человека. Пожилого человека. Он кутался во что-то типа плаща. Капюшон был откинут с головы, открывая изборожденное морщинами лицо. Седые волосы падали на плечи. Усы и длинная борода скрывали нижнюю часть лица. Он напряженно всматривался в наши камни, временами нервно и боязливо оглядываясь назад. Поняв, что обнаружен, он заговорил. В его голосе явственно слышались испуг и тревога.

– Я обычный бедный человек. Позвольте присоединиться к вам, благородные господа.

– Обычные да бедные люди ночью спят, и по лесам не шастают! – заявил Валерка.

– Обстоятельства вынудили меня отправиться ночью в Малюхи, – торопливо заговорил старик.

– Малюхи – это в стороне, по тракту, – тихо сказала Кроули. – Что-то тут не то! Как он здесь оказался?

– Ну, где Малюхи, а где ты? – сердито спросил Валерка. – Что ты нам голову морочишь?

– Меня преследует какой-то зверь! – уже откровенная паника зазвучала в голосе человека.

– Давай сюда! – резко приказал я. – Что-то мне подсказывает, что вопросы мы сможем задать позже. Семенэль, внимательно!

Старик с суетливой торопливостью бросился к нам. Было видно, что он накануне проделал большой путь. Тяжелое дыхание и пот на лице подтверждали это.

Как только человек оказался среди нас, Лист тихо загудел. Я выдвинул его из ножен. Клинок светился голубым светом.

– Эге! Да у нас не единственный гость сегодня, – заговорил Сема. – Ну, этого приглашать к костру меня что-то не тянет!

Я быстро выглянул из-за камней в направлении, указанном Семеном.

 

Глава 34

Из кустов, на краю поляны, выдвинулась морда не очень приятного вида. Я бы даже сказал, что очень неприятного.

Я как-то видел один фильм, производства американских любителей ужастиков. Там что-то рассказывалось про гигантского крокодила. Этот монстер жрал все, что попадало в пределы досягаемости его пасти. Причем, не брезговал и откровенно не съедобными предметами. То, что не попадало в пределы досягаемости, он в эти пределы очень находчиво придвигал. Короче, у персонажей человеческого вида шансов выжить не было. Он их всех и схарчил. Жуткая история.

Так вот, встретившаяся нам модификация, мордой очень походила на того зеленого и клыкастого. Только все остальное было не подводной, а наземной формой. Такое впечатление, что какой-то деятель, не мудрствуя лукаво, отрубил тираннозавру голову и присобачил на ее место башку крокодила. Засветились здоровенные плошки глаз и уставились на камни, за которыми мы скрывались. Слабо охнул дед.

– О, Единый! Хрыстун!

– Чем хрустит? – не понял я.

– По всей видимости, косточками неудачников, попавшимися на его пути, – процедил Семен, целясь из своего лука.

– По глазам стреляй! – посоветовал Валерка, сопя от возбуждения.

– Ты еще здесь? – удивленно повернулся я к нему. – Ану, быстро оборачивайся! Он же нас тут порвать может! Кроули, пусть дедок немного поспит! Только поспит, а не умрет!

Дроу понятливо кивнула, переместилась к старику и почти ласково коснулась его шеи. Человек расслаблено откинулся назад.

Монстр двинулся в нашу сторону.

– Эх, повеселимся! – крикнул Валерка, перепрыгивая каменюку. – Сема! Включи освещение, народ должен видеть!

– Мы и так видим, – пробурчал Онтеро, полураскрыв крылья. – Катринка, обращайся и взлетай! Не стоит тебе рисковать.

– Вот и взлетай, если тебе очень хочется, – сердито отозвалась Катрина.

Сема, тем временем, выщелкнул сразу два осветительных шарика. Они взвились вверх и повисли на уровне верхушек деревьев.

– Только лесной пожар не устраивай! – крикнул я Валерке.

Впрочем, уже не человеку, а дракону. Он преграждал дорогу хрыстуну.

Шары давали хорошее освещение. Не понятно только, зачем? Единственный, кто не мог видеть в темноте, мирно спал. Остальные, так или иначе, в темноте видели не хуже, чем днем. Ну, может быть, чуть хуже.

Хрыстун имел зелено-бурую раскраску. Если он вытянется столбиком и замрет, то его вполне можно будет принять за ствол дерева. Только без ветвей и листьев, естественно. Нечто подобное он и изобразил, когда перед ним образовался дракон.

Но Валеру так просто провести ему не удалось. Дракон пригнулся и зарычал. Низко и угрожающе.

– Потерпи! – обратился я к своему клинку, нетерпеливо звеневшему. – Ну, не твоя сегодня ночь!

Монстр, уразумев, что дракон на уловку не поддался, издал скрежещущий звук и, раскрыв свою немалую пасть, прыгнул на Валерку. Навстречу ему рванулся язык пламени, выдохнувшего дракона. Скрежет перешел в рев обожженного страшилища. Валерка, приняв прыжок на грудь, отшатнулся. Он извернул шею и, ухватив хрыстуна за лапу, рванул ее в сторону. Чудовище тяжело рухнуло на землю. Метнулась пасть дракона в направлении его глотки. Дракон вцепился в горло твари с мрачным упорством. Туши сражающихся покатились по поляне, ломая молодые и не очень крепкие деревца, и канули в кустах, росших по краю поляны. Трески и шум стоял неимоверные. Клокочущие и хрипящие звуки раздавались из чащи. Потом все затихло.

Мы напряженно ждали. Чем там все закончилось?

– Насколько я знаю, хватка у драконов смертельная, – прочистив горло, заговорил Онтеро. – Если уж Валери удалось ухватить эту зверюку за горло, то не отпустит, пока не перекусит.

В лесу что-то зашуршало, и на край поляны вышел Валерка. Он отряхивал с плеч и груди листья и хвою.

– Блин! – изрек он. – Кусается, что твоя собака! Сема, посмотри на мою ногу. Болит, зараза! Она ему в пасть попала, пока мы тут кувыркались.

Валерка уселся на траву и закатал штанину. Мда, вот уж не думал, что укушенный дракон перетащит свою рану на человеческую ипостась. На ноге Валеры кровоточила серьезная рана. Семен засуетился, подстелил чью-то одежду и уложил на нее "ранютого". Протянул над раной ладони, закрыл глаза и что-то зашептал. Кроули внимательно, прищурившись, наблюдала за пассами Семена.

Из ладоней Семы, клубясь, начала опускаться какая-то зеленоватая субстанция. Она окутывала рану и держалась на ней.

– …хасторре! – выдохнул Семен и опустил руки.

Зеленое облако в тот же миг растаяло, являя миру чистую зажившую кожу.

– Хех! – сопроводил это зрелище Онтеро.

– Напортачил ты, Семен! – вздохнул я. – Никуда твоя работа не годится!

– Это еще почему? – возмутился Сема.

– Влад, что ты несешь? – вторил ему Валерка. – Я себя отлично чувствую!

– Хотелось бы знать, чем вызваны твои слова, айран? – спросила Кроули.

– Наверное, он что-то заметил, – проговорила Катрина, вопросительно глядя на меня.

– Шрама не осталось! – я обвиняюще ткнул пальцем ногу Валерки. – А мужчину именно они и украшают, между прочим. Вот будет он когда-нибудь рассказывать подрастающему поколению о своих подвигах, а подтвердить-то ему будет нечем. Скажет подрастающее поколение ему: – "Да врешь ты все, дед!". Был бы шрам – это другое дело!

– Это да, – покивал Онтеро, глубокомысленно теребя нижнюю губу. – Шрама-то, нет. Не поверят. Да и женщины тебя, дракон, любить не будут. Ну, какая любовь без шрамов?

Я услышал, как рядом похрюкивает, стараясь сдержаться, Катрина. Но Кроули и Семен юмора не просекли. Они искренне недоумевали, чем вызвана критика.

– А что, там шрамов, действительно, не осталось? – голосом умирающего поинтересовался Валерка.

– Абсолютно чистая и здоровая кожа! – изрекла Кроули. – Я не понимаю, чем вы недовольны? С чего вы взяли, что женщинам нравятся безобразные шрамы?

– Село! – обвиняюще ткнул в нее пальцем Валерка. – Классику не знает! …На самом деле, спасибо тебе, Семенэль! Уже ничего не болит.

– Так бы и сразу! – сменил гнев на милость Сема, погрозив мне кулаком. – Погоди Влад! Вот шарахнет тебя чем-нибудь, я тебя похожим на стиральную доску сделаю! Ты у меня из одних только шрамов и состоять будешь!

– Только со мной посоветуйся! – уже откровенно расхохоталась Катрина. – Я тебе подскажу, где они будут выглядеть особенно пикантно!

– Лучше пристрелите меня! – трагически воскликнул я. – Только не отдавайте в руки этого коновала! …Эй! А дед-то спит. Кроули, приводи его в себя! Парни, всем преобразоваться в человеков! Не хватало, чтобы у него еще крыша поехала от нашего интернационала!

– От чего? – отвлеклась Кроули от легкого похлопывания старика по щекам.

– Потом объясню, – отмахнулся я. – Ну, что? Очнулся?

– Вот! – сказала Кроули и поднялась на ноги. – Принимай! Живой.

– А? – старик резко сел, испуганно поводя глазами по сторонам. – Хрыстун!

– Да нет его, нет, – успокаивающе сказал я. – Ушел он.

– Как ушел? – не понял старик.

– А Валери ему "козу" показал, он обиделся и ушел.

– Страшную "козу"! – самодовольно сообщил Валерка, развалившись на наших вещах.

– Хрыстуны так просто не уходят, – трагически проговорил дед. – Наверное, я сошел с ума.

– Ну, почему же? – рассудительно заговорил Семен. – Вот мы все сидим здесь, у костра, а Хрыстуна нет.

Дед еще раз оглянулся по сторонам, а потом решительно ущипнул себя за мягкое место. Обстановка не изменилась, и это несколько успокоило.

– А теперь рассказывай! Кто ты? Откуда? И как оказался здесь? Малюхи-то, далеченько отсюда будут.

– Я знахарь из Простран, – начал рассказывать старик, время от времени все же, пугливо оглядываясь. – Саймон я. Позвали меня в Малюхи роды принимать. Случай не легкий. А то бы они сами справились. Провозились до первых звезд.

– Так чего же ты попер, на ночь глядя? – удивился Валерка. – Сидел бы уже в этих Малюхах до утра.

– Не мог я! – замотал бородой Саймон. – Я один знахарь на три села. Да в каждом из сел, почитай по сотне дворов! Если бы что-нибудь случилось, то где меня искать?

– В желудке у Хрыстуна, – добросовестно подсказала Кроули. – Вряд ли он был бы против ищущих. Тебя-то одного ему маловато будет.

– Да кто же знал, что занесет его сюда нелегкая? – вздрогнул Саймон и пугливо оглянулся на Кроули. – А он точно ушел? Вы не обманываете?

– А то мы бы сейчас с тобой сидели и разговаривали бы, если бы он не ушел, – лениво отозвался Валерка.

Саймон еще немного посидел, бросая на каждого из нас пытливые взгляды.

– А можно я спрошу? – решился он. И внезапно охрипшим голосом:

– А кто вы?

– Путники мы, – начал вещать Семен. – Заблудились. Вот эту полянку нашли и остановились переночевать.

Знахарь мотнул головой.

– Я не про то спрашиваю. Я же вижу, что вы не люди! Ни один из вас не человек. Кто же вы тогда?

Оп-па! Весь наш маскарад коту под хвост! Если даже простенький деревенский знахарь нас раскусил, то что же ждать от королевских магов? Приходится признать, что ждать марципанов от них не приходится. Особенно, если в компании имеется дроу.

– Ну, если ты до сих пор жив, и мы беседуем с тобой, то, наверное, не злые оборотни, – немного нервно сказал Семен.

– Понимаю, – кивнул Саймон. – Но вы не на тракте. И скрываете свою истинную суть.

– Это у нас миссия такая, – хмуро пояснил я. – Прибыли мы издалека. Сказать – не поверишь.

– А говорите! – предложил Саймон. – Я попробую поверить.

– Ты знаешь, что там находится? – я ткнул рукой в направлении гор.

– Горы, – тот час же сообщил знахарь.

– Угу! – кивнул я. – А за горами что?

– Так ведь…, – Саймон нахмурился и подобрался. – Там земли дроу.

– Опять правильно, – поощрительно улыбнулся я. – А за землями дроу что?

– Про то разное говорят, – нерешительно протянул знахарь. – Говорят, что живут там люди со свиными рылами. И нет там прохода ни пешему, ни конному. Всех они убивают и едят на своих гнусных оргиях.

– Почти правильно, – кивнул Онтеро. – Их орками называют. Только в последнее время не едят они нормальных людей. Потому, что ни один нормальный туда не сунется, а ненормальным – туда и дорога!

– Эй! Ты, Онтеро, нас в ненормальные не записывай, – посоветовал Валерка.

– Так ведь, мы и не люди, – пожал плечами Онтеро.

Саймон ошалело переводил взгляд с одного на другого.

– Да и не всех они жрут, – добавил я. – Вон, с дроу, у них даже договор имеется. Хорошо! А за землями орков, что находится? Знаешь?

– Да откуда? – удивился знахарь. – Должно быть, там уже край земли.

– Вот мы из этих краев и прибыли, – разъяснил Семен. – Только там совсем еще не край. А ты мне лучше скажи, есть у вас такой народ, как эльфы?

– Так в Тельдрассиле они живут, – кивнул Саймон. – А там недалеко и до их столицы – Энталпаралля. Только там никого из людей еще не разу не было. …Подожди, уж не хочешь ли ты сказать, что….

– Именно это я и хочу сказать, – улыбаясь, перебил старика Семен.

Он сбросил личину и встряхнул волосами так, что стали видны острые кончики его ушей.

– А остальные тоже? – Саймон изумленно и жадно рассматривал преобразившегося Семена.

– Нет, – отрицательно покачал я головой. – А вот есть ли у вас такой народ, как айраны?

– Никогда не слышал о таком, – поджал губы Саймон. – А что за народ такой? Может быть, и есть, да только зовется по-другому.

– Не бывать тому, чтобы айраны называть себя по-другому стали! – возмущенно вмешалась Катрина.

– Крылатые люди есть? – задал вопрос "в лоб" я.

– Нет…, – Саймон задумчиво покачал головой. – Точно, нет. Как это может быть, чтобы люди крылья имели?

– Да очень просто! – рубанул Онтеро, отстегивая клапан на спине. – Смотри, как!

Онтеро, слегка помахивая крыльями, несколько раз прошелся перед, очумело глядящим на него, Саймоном.

– Таких у нас точно, нет! – заворожено рассматривая Онтеро, пробормотал знахарь. А потом с интересом спросил:

– И все у вас такие?

– Ну, есть еще один экземпляр, – неловко улыбнулся Валера. – О драконах слышал?

– Это о тех чудищах, что под небом летают и пламенем дышат? – оживился знахарь. – Как не слышать? Слышал, конечно!

– Но не видел! – вздохнул Валера.

– Чур, меня! – сделал непонятный жест рукой Саймон. – Сожгут ведь!

– А я тебя что, сжег? – внезапно разозлился Валерка. – Вот он я! Перед тобой. Что, сжег?

– Ты!!! Дракон??? – Саймон замер, округлившимися глазами рассматривая Валеру. – Не может быть!

– Ты спрашивал, почему хрыстун ушел, – хихикнула Катрина. – Вот потому и ушел! Правда, не совсем ушел.

– Он вон там, за теми деревьями лежит, – пояснил Валерка. – А нечего было на меня хвост задирать!

 

Глава 35

В этот момент я понял, что мой клинок все еще звенит. Тихонько так, но явственно. Я на несколько сантиметров вытащил его из ножен. И полотно светится. Что же не так?

– Посматривай! – попросил я Семена.

Он кивнул.

– Все время смотрю.

Я придвинулся к Саймону и дружески приобнял его за плечи.

– А скажи мне знахарь…. Ты ведь, знахарь? Сельский знахарь?

Саймон кивнул, подтверждая мои слова.

– …Так вот. Скажи мне знахарь, а как это ты умудрился нас так быстро "раскусить"? И почему это ты, с такими талантами, прозябаешь в селах, а не в столице, при дворе?

Все с интересом ожидали ответа старика.

– Был я там, – неохотно ответил Саймон. – Да только…. Ну, много там есть желающих, поближе к Его величеству.

– Что? – не поверил Валерка. – Они лучше, чем ты?

Саймон пожал плечами.

– Не то, чтобы лучше. …А может быть, и лучше. Лучше умеют подлизаться, сказать вовремя нужные слова, пообещать много хорошего, простенькие фокусы умело подать. Такие всегда больше нравятся. А неудачи можно пояснить происками темных сил. Я там был, как белая птица. Да и с родовитостью у меня не вышло. Ушел я оттуда. Здесь я осел, занялся простыми людьми. Пусть доход от них и небогат, но на еду-питье хватает.

– И как ты понял, что мы в другом обличье? – нетерпеливо напомнил я.

– Дар такой у меня, – усмехнулся Саймон. – От деда достался. Он был на заставе, смотрел, чтобы кто из дроу не пробрался. Вмиг определял. …За что и пострадал.

– То есть? – не понял я.

– Дроу его и убили. Отравленной стрелой. Достаточно одной царапины.

– Что, и не спасли?

– От ядов дроу, противоядий нет, – пояснила Кроули. – Причем, нет их и у самих дроу.

– А ты, девочка, не из них ли будешь? – осторожно спросил Саймон, напряженно поглядывая на Кроули.

– Я здесь не для того, чтобы вам навредить, – мотнула головой Кроули. – У меня другая задача.

– И какая?

– А вот это тебе, дед, знать не следует! – отрезала дроу.

– Хорошо, – спокойно согласился Саймон. – И что же вас привело сюда? Ведь путь-то вы проделали неблизкий и нелегкий.

– Ты про "Проклятый ветер" слышал? – спросил Семен.

– Давно это было, – кивнул знахарь.

– Там, за горами, с орками и дроу, есть еще земли. Там живут народы. Но они отрезаны от всего мира. Это произошло после той катастрофы. Мы даже не знали, есть ли еще где наши сородичи. Оказывается, есть!

– Ну, это с твоими сородичами определились, – ворчливо заметил Онтеро. – А с нашими, и вот с Валери, мы еще как-то не очень.

– Вот мы прибыли с миссией – наладить контакты, – закончил просветительскую часть Семен.

– Вот так – в лесу, вряд ли вы сможете контакты наладить, – хмыкнул Саймон. – А в город вам ходу нет! Разве что, вот этому, который эльф. И то, спрашивать будут с пристрастием. Не было еще случая, чтобы представитель Лесного народа так далеко от своих ушел.

– Что же нам делать? – хмуро поинтересовался я. – Нам нужно даже не в столицу, а в…. Ну, как там ближайший городок эльфов ты назвал?

– Тельдрассил, – напомнил Саймон. – Путь туда не близок.

– Но он есть?

Старик заколебался с ответом. Он задумчиво теребил усы.

– Ну, если пойти по старому тракту, в обход Сарта, столицы нашей, то может и получится, – наконец, сообщил Саймон. – Там контроль послабее будет.

– Если бы еще и знать, где этот старый тракт! – с досадой впечатал кулак в ладонь Валерка. – Дед, а дед! Помоги! Проводи нас туда! Эльфы – ребята не скупые. Они тебе за то, что ты к ним вот этого привел, золотишка не пожалеют! Я прав, Семенэль?

– Ну и жаргон у тебя! – поморщился Сема. – Но в том, что вознаграждение будет, я не сомневаюсь.

– Но, как же люди? – засомневался Саймон. – Если я уйду, то кто их лечить будет? Опять же, посевная скоро. Кто заклинание на плодородие прочтет? А от сорняков? Вы знаете, как быстро сорная трава растет, если заклинание не почитать?

– Не знаем, – отрицательно покачала головой Катрина. – Но зато мы знаем, что, если бы не мы, то так и читать было бы некому. Я очень сомневаюсь, что хрыстун подошел бы на эту роль.

– Давай сделаем так, Саймон, – предложил я. – Ты нас проводишь, а потом вы вместе с Семенэлем наведете порядок на полях. Он мощный маг.

– А вы что? – с подозрением спросил Семен. – Отдыхать будете?

– Ну, не гербициды же над полями разбрасывать! – хмыкнул Валерка. – Хотя, с тебя станется!

– Добро должно быть взаимообразным, Семенэль, – менторским тоном сообщил я. – Он поможет тебе наладить контакт с эльфами, а ты поможешь ему наладить контакт с зелеными насаждениями. Вон, у тебя даже на камнях кусты произрастают! А мы с магией не очень. Напомню, если ты забыл, мы больше по другой части. Вот если, предположим, порубать кого на "капусту", то это к нам.

– Или порубать ту же капусту! – скромно поддакнул Валерка.

– Что такое "капуста"? – поинтересовался Саймон.

– Хорошая вещь! – ностальгически вздохнул Валерка. – Квашеная, да под водочку…! Эх!

– А что такое…, – начал, было, старик.

– Долго рассказывать! – прервал его я. – Так как, поможешь? Учти, мы тебя от хрыстуна спасли!

Саймон глубоко задумался. Было видно, что борются в нем две силы. Одна – привычка к размеренной и оседлой жизни. Вторая – желание узнать что-то новое и неведомое.

– Ну, если ты мне потом поможешь, – наконец, решился он, обращаясь к Семе. – Опять же, спасли вы меня. Быть неблагодарным не в моих принципах. Поведу я вас. Только надо бы ближе к тракту выбираться. Лес тут больно глухой. Всякое тут водится. Если бы не хрыстун, я бы сюда и не подумал заходить.

– Вот и договорились! – довольно сказал я. – А сейчас, всем спать! Кроме дневального, естественно. Завтра, с утра тронемся.

Проснулся я от настойчивого толкания Валерки.

– Что?

– А ничего! – отозвался этот тип. – Сам же говорил, что с утра пойдем. Вот оно, утро!

Я сел на импровизированном ложе и с удовольствием потянулся.

Саймон, разложив на своей сумке несколько растений, что-то объяснял Катрине и Кроули. Девушки, что меня даже несколько удивило, внимательно слушали объяснения старика.

– Не вздумай! – строго сказал Сема, заметив мой взгляд в направлении ручейка. – Переполох в лесу не пройдет незамеченным. Да и нас пожалей!

– Но, хоть лицо ополоснуть-то я могу? – недовольно отозвался я, направляясь к воде.

– Ну, разве что лицо, – хмыкнул Семен.

Пока мы готовились к выходу, Валерка сводил Саймона к месту схватки. Знахарь после этого с большим уважением посматривал на Валеру, который со скромностью принимал эти знаки внимания.

Саймон был единственным безлошадным в нашей компании. Впрочем, я убедился, что ему это не особо и надо. Старик, несмотря на свои года, очень бодро и быстро двигался по лесу. Конечно, до эльфов ему было далеко. Но то, что этот способ ему привычен, сомнений не вызывало. Саймон вел нас в одном, известном только ему, направлении.

Проблем с провиантом не предвиделось. Лес снабжал нас, не без помощи Семы, орехами грибами и ягодами. Ну, а Онтеро и Кроули оказались весьма ловкими охотниками. Хотя Семен и недовольно морщился, при виде добытых ими птиц и зверья, на это никто из нас не обращал особого внимания.

Что делать, если мы не вегетарианцы? Странно было бы наблюдать, как дракон-Валерка щиплет травку на лужку. Или взять хотя бы нас, айранов. Вы знаете, сколько энергии требуется для полета? Тут одними орешками не отделаешься!

Саймон таки вывел нас к старому тракту. Мы вышли из леса и с интересом рассматривали мощеную булыжником полосу дороги. То, что тракт действительно старый и им редко пользуются, свидетельствовали, заросшие молодым лесом, обочины. В щели между камнями пробилась сочная трава, что создавало довольно странную картину, не лишенную некоторого очарования.

– И куда теперь? – спросил я, оглянувшись на нашего проводника.

– Направо, конечно же, – невозмутимо ответствовал тот. – Можно идти по дороге. Ею мало кто пользуется. После того, как построили новые тракты через Сарт, этой дорогой перестали интересоваться.

– А чего же ее сразу через столицу не построили? – осматриваясь по сторонам, спросил Семен.

– А потому, что столицей Сарт стал совсем недавно, – отозвался старик. – Раньше столицей была Лизиния….

Саймон замолчал и, видимо, не собирался дальше распространяться на эту тему.

– И что же заставило вас поменять столицу? – не обращая внимания на угрюмое молчание знахаря, допытывался Валерка.

– Нехорошие вещи творились там, – неохотно отозвался старик. – Бедствия следовали одно за другим. То мор, то пожары…. Бывали и затопления…. Слишком сильно злоупотребляли черным колдовством. И сказали провидцы, что проклял Единый это место, что надо избавиться от черных магов. И загорелись костры на площадях. Жгли тех, кто хоть в какой-то мере был причастен к Тьме. И как водится, уничтожили множество ни в чем неповинных людей. Это так удобно донести на кого-то, кто тебе неприятен, или из корысти….

Саймон снова замолчал, двигаясь по дороге.

– И что? – не вытерпел затянувшегося молчания Семен.

– Не помогло это, – пояснил Саймон. – Продолжались бедствия. И решили тогда люди уйти из проклятого города. А Сарт, тем временем, из маленького городка превратился в очень приличное место. Да и летняя резиденция короля была там. Вот и переместилась столица в Сарт.

– А что Лизиния? – спросил я.

– Увидите, – пожал плечами старик. – Мы будем через ее развалины проходить. Лизиния стала городом-призраком. Ни одного человека там не осталось. Только я предлагаю все же, обойти ее стороной.

– Почему?

– Я один раз бывал там, – сказал Саймон. – Когда еще только закончил магическую академию. Эманации зла слишком сильны.

– Так-так-так! – заговорил Онтеро. – Надо же! Оказывается, простой деревенский знахарь окончил Магическую академию. Так ли он прост, этот знахарь?

– Да, закончил, – сердито сказал Саймон. – Просто мне хватило ума. Чтобы понять, что великим магом мне не стать. Да и желания, по примеру остальных, оставаться и идти вверх по головам, не было. А так, я приношу реальную пользу людям. Быть может я и не прав, но так уж получилось, и ничего менять я не желаю!

– Уважаю, – сказал я. – Именно такими людьми и сильно человечество!

– А я не понимаю, – вмешалась Кроули. – Ты закончил академию. Перед тобой открывались такие заманчивые перспективы, а ты променял их на жалкую жизнь деревенского знахаря.

– Кесарю – кесарево, – задумчиво изрек Валерка.

– Это ты что только что сказал? – удивилась Кроули.

Видимо аналогов в языке не нашлось, и слова Валеры прозвучали в русском варианте.

– Это я сказал, что каждому – свое, – отозвался Валерка. – Вот ты бы, наверное, не променяла бы. А вот он променял.

– Конечно, не променяла бы! – убежденно заявила дроу. – Это цель каждого из нас – подняться как можно выше! И неважно, какими методами это достигается.

– Даже предательством? – поднял брови я. – Даже смертью родных и близких?

– Даже ими! – не моргнув глазом, заявила девушка. – И у нас, дроу, нет ни родных, ни близких, когда речь заходит о карьере.

– Ох! Что-то мне знакомое чудится в твоих словах, – задумчиво сказал я. – Когда-нибудь, ты поймешь, что неправа. Только бы хотелось, чтобы это произошло не слишком поздно.

Дроу, в ответ на это, только дернула плечиком, показывая, что менять свои убеждения не намерена.

 

Глава 36

Пусть этой дорогой никто в последнее время и не пользовался, но терять осторожность было бы неразумным. Мы двигались не спеша, не отвлекаясь на разговоры. Чувствовалось нечто такое, что заставляло нас держаться в постоянном напряжении. Благо, что тракт был в основном прямым, и дорога просматривалась на большом расстоянии. Впрочем, засады всегда прячутся рядом с дорогой, таково уж их неприятное свойство.

Кони тоже прочувствовали серьезность момента. Они тихо ступали по булыжникам дороги. Только иногда слышался стук копыт при этом. Но проходили часы, и нас никто не пытался задержать. На ночевку устроились в лесу, немного отойдя от дроги, на небольшой полянке.

Семен мудрил над защитным контуром, а Кроули развела небольшой, бездымный костер. Валерка, которому помогала Катрина, разбирался с продуктами, собираясь нас кормить.

– Что-то мне тревожно, – задумчиво сказал я, поглаживая рукоять Листа.

– Немудрено, – заметил Саймон. – Мы приближаемся к Лизинии. Вблизи нее всегда тревожно. Я даже больше скажу. Это чувство будет усиливаться.

– Нет, – качнул головой я. – Тут что-то другое. Такое предчувствие, что намечается хорошая драка. Вот только непонятно с кем. И это меня беспокоит.

– Быть может, здесь нечисть, какая водится, – предположил Онтеро, занимаясь чисткой своего оружия.

– О нечисти в этих местах я не слышал, – наморщил лоб Саймон. – Но это не означает, что ее тут не имеется.

– Об этом, Влад, не беспокойся! – сказал, подходя к нам Сема. – Через мой контур ни одна нечисть не прорвется.

Он сделал короткий жест рукой. Вспыхнул изумрудом круг защиты, в середине которого мы находились, и тут же погас.

Только чувство тревоги внутри меня, почему-то, не ослабевало.

Мы остановились на пригорке. Дорога уходила вниз. Там, на обоих берегах реки, раскинулись развалины города. Некогда очень красивого города. Но несколько десятилетий, прошедшие после того, как его покинул последний человек, внесли свои красноречивые коррективы. И теперь, иначе чем развалинами, это место назвать было нельзя.

– Что-то мне не хочется туда заходить, – заметил Сема, рассматривая сей пейзаж. – Быть может, мы перенесем экскурсию на более поздний срок?

– Я и предлагаю обойти этот город стороной, – пожал плечами Саймон, стоя рядом со мной. – Там, ниже по течению, имелся очень неплохой брод. Не знаю, существует ли он сейчас. Но каменное дно его делает такое предположение достаточно верным.

– В крайнем случае, я сооружу ледяной мост, – пообещал Сема. – Только он энергии сожрет немеряно. На некоторое время после этого, я потеряю ценность, как маг.

– Но стрелять из лука тебе это не помешает? – обеспокоенно спросил я.

– Стрелять не помешает, – обнадежил меня Сема.

– Ну, тогда нам сюда! – показал рукой направление Саймон.

Переправа проблем не вызвала. Действительно, тут река, хоть и разлилась достаточно широко, но обмелела. Ее воды неспешно скользили над каменным дном. Было интересно наблюдать, как то здесь, то там, проскальзывали быстрые силуэты различных рыб. А ведь были среди них и достаточно крупные экземпляры!

Эх! Остановиться бы здесь, да с ночевочкой! – вздохнул я. – Помню, мы с батей на Десне так устраивались. Костер горит, мы байки травим, да к звонкам донок прислушиваемся. Благодать!

Если мои воспоминания для друзей были понятны, то для местного населения это прозвучало несколько странно.

Непонятно на меня погладывая, Онтеро сказал:

– Влад, здесь не стоит ночевать! Я не знаю, кто такой батя, но место тут очень уж неприятное. Лучше его пройти, пока солнце светит. Звонков всяких донок, тут не предвидится.

– Да понимаю я! – я с досадой тряхнул поводьями Джупана. – Уже и помечтать нельзя! Семенэль, что это тебя так перекосило?

– Я держу защитный экран, – прохрипел Сема. – Что-то я почувствовал внимание к нам, и внимание недоброе! За нами кто-то наблюдает.

Я рукой коснулся Листа. Он подрагивал.

– Галопом! На тот берег! – приказал я, подхватывая рукой легкое тело Саймона и сажая его на Джупана перед собой. – Смотреть внимательно!

Кони сразу же перешли на галоп и, разбрасывая вокруг себя серебряные каскады воды, рванулись к недалекому уже берегу.

На ночевку мы остановились, когда уже отъехали от Лизинии достаточно далеко. Пристроились мы в развалинах одинокой фермы у дороги.

Под прикрытием полуразваленных стен, мы развели огонь. Семен, утомленный потерей энергии на экран, сразу же завалился спать, даже не по