Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 9

 

Онтеро хотел преобразоваться тут же, но я недвусмысленно указал на лес. На недоуменно поднятые брови Онтеро, я повел глазами на Кетвана и его бойцов. Не стоило ввергать их в шок! Ведь они-то не знают, что мы из себя представляем. Онтеро понятливо прикрыл глаза и, подхватив свою сбрую, потопал вниз по склону. Двинулась и Катрина. Я, тяжело вздохнув и поправив пояс с метательными ножами, кивнул Валерке. Тот припустил вниз.

– Ну, давайте тут! – махнул я рукой остающимся. – Только внимательно!

– Влад! что ты там застрял? – донеслось из-за кустарника.

Мы отошли уже достаточно далеко от стоянки, когда Онтеро остановился, и по его телу прошла волна трансформации. Он обернулся к нам.

– Вот отсюда можно и взлететь! – кивок головы на прогалину в зеленом своде листвы, окружающих нас деревьев.

– Согласна, – ответила Катрина, отстегивая клапан платья на спине. – Влад! Преобразовывайся! Тут нас никто не увидит, кроме вот этого. Ну, он уже нас такими видел, так что – не страшно.

Я вздохнул, сбросил куртку и, тоже отстегнув клапан, перешел в айранское обличье.

– Не устаю удивляться! – усмехнулся Валерка. – Эк вас, при этом, корежит!

– Будешь комментировать, могу не удержать в полете, – предупредил я.

– Все! Молчу Марьванна, молчу!

Я поудобнее пристроил ножны с Листом на спине и ухватил Валерку за талию.

– Надеюсь, лететь не очень далеко. А то, я не назвал бы его легеньким, – пробурчал я.

– Лететь – не далеко, – сообщил Онтеро. – А вот идти – дольше.

Он крутанул рукой, и, подпрыгнув, сделал первый взмах. Следом за ним рванулась ввысь Катрина.

– Эй! А полегче нельзя? – возмутился Валерка, которого я хорошо тряханул при взлете. – Не мешки с картошкой везешь!

– Бережное отношение к пассажирам, в стоимость билета не включено! – прохрипел я, усиленно взмахивая крыльями. – И вообще, пассажир! Не отвлекай пилота посторонними разговорами при взлете и посадке! Смотри, меч не упусти!

– Не упущу! – пообещал Валерка, прижимая к груди ножны с клинком.

Мы стремительно промчались к недалеким горам. На подлете к ним, Онтеро перешел на бреющий полет, скользя невысоко над землей. Валерка поджал ноги, с опаской наблюдая за стремительно мелькающей под нами каменистой поверхностью. Вот Онтеро сделал свечку и опустился на ноги, складывая крылья.

– Фух! – вздохнул я. – А ты никогда не кушай перед полетом!

– А я и не кушал! – возмутился Валерка. – В бой надо идти натощак!

– Да? А кто вчера уплетал еду так, что аж за ушами трещало? – коварно спросил я, оглядываясь по сторонам. – Ну, где ваше логово?

– Не наше, а драконье, – педантично поправила меня Катрина. – Вон там! Видишь расселину?

– Теперь вижу, – кивнул я.

– Ну, что? Пошли? – двинулся вперед Онтеро.

– Только осторожней! – предупредила Катя. – Там где-то должен быть сторожевой дракон.

– Странно, – пробормотал Онтеро, когда мы подобрались уже совсем близко. – Нет дракона на месте.

– Заходи, кто хочет, бери, что хочешь, – хмыкнул я. – Может, он по нужде отошел?

– Очень сомневаюсь. Но надо воспользоваться моментом. Вперед!

Мы, настороженно оглядываясь, тронулись вглубь ущелья.

– Вон там, за поворотом, должна быть площадка, – тихо сказала Катрина.

– Не нравится мне это, – пробормотал я. – Что-то тут не так….

Что-то не так, не заставило себя ждать. Не успели мы сделать еще несколько шагов, как вокруг нас в небо взвилось множество черных нитей. С немыслимой скоростью, переплетаясь между собой, они ринулись на нас.

– Засада! – отчаянно выкрикнул Валерка.

Ну, то, что это засада, он мог бы и не говорить. Всем нам, спеленатым по рукам и ногам, а также и другим частям тела, ситуация была ясна, как ясен был и сегодняшний день. Вот только оптимизма эта ясность как-то не внушала. Все произошло с такой скоростью, что мы даже не успели пустить в ход оружие. Даже я, сделавший немалые успехи в искусстве "кэндо", искусстве мгновенного выхватывания клинка, не среагировал. И теперь мой Лист покоился в ножнах на спине, напоминая мне о своем существовании только острыми гранями, принайтованных к спине ножен.

– Так! – пророкотал незнакомый голос. – Ловушка сработала. Надо же! И кто к нам с визитом на этот раз? Посмотрим!

Нас, так и спеленатых, подняло над землей и развернуло лицом к говорящему. Перед нами стоял дракон (ну, кто бы сомневался!). Чешуя переливалась всеми оттенками алого цвета на солнце. Несколько склонив голову набок, дракон с интересом рассматривал нас. Мне стало немного не по себе, от взгляда его глаз с вертикальными черточками зрачков.

Он не потратил много времени на рассмотрение Катрины и Онтеро. Мельком взглянув на них, дракон пренебрежительно хмыкнул и бросил:

– Я так и думал! Айраны не отличаются особой сообразительностью. Неужели было трудно понять, что мы не оставим наших детей без надежной охраны? И не сверкай так бешено глазами, девчонка! Посмотрим, как ты будешь ими сверкать на медленном огне.

– Эй! А причем тут огонь? – не выдержал я. – Мы же не сделали ничего плохого вам и вашим детям.

– Вы не успели сделать ничего плохого, – поправил меня дракон. – Но намерение сделать – на лицо! И за это надлежит понести наказание! Впрочем, решение за триумвиратом! Я, лично, буду настаивать на суровом наказании.

И тут дракон обратил внимание на меня. Меня он рассматривал несколько дольше.

– Хм! Что-то я чувствую странное в тебе, айран! – наконец, сказал он. – Чем-то ты отличаешься от них. Но не могу понять, чем.

Дракон еще раз внимательно меня осмотрел. Потом его взгляд зацепился за рукоять Листа, выглядывающую из-за моего плеча. Вы когда-нибудь видали изумленного дракона? Нет, ничего, вроде бы, не изменилось на его морде, но изумление очень даже чувствовалось.

– Надо же! Кройцваген вернулся в мир! – пробормотал он. – И он достался айранам! Что же делается в этом мире? Где справедливость?

– Справедливость в справедливом наказании! – торопливо заговорил я. – Поджаривать нас на огне, за то, что мы ничего не сделали – несправедливо!

– Не тебе айран рассуждать о справедливости! – рыкнул на меня дракон.

Моего лица коснулся жар, вырвавшийся из пасти дракона.

– Ты мне лучше скажи, как этот клинок нашел тебя?

– Это не он меня нашел, а я его! – отозвался я.

– Рассказывай! – презрительно фыркнул наш пленитель. – Дался бы он тебе, если бы ты не был ему предназначен. Не лги мне!

– А ты, давай, отпусти меня, – вкрадчиво предложил я. – Тогда и разберемся, кто кого нашел.

– Не считай меня таким же глупцом, коим являешься ты сам! – грохнуло в ответ. – Нам ли не знать, что может сделать с нами обладатель Кройцвагена! Впрочем, этого обладателя мы от меча избавим. Пусть клинок ищет нового владельца. Быть может, он изберет кого-нибудь из нас.

– Держи карман шире! – огрызнулся я. – Скорее он вас всех порубает на фиг, за то, что вы меня убили.

– Эй! – вмешался Валерка, которому надоело вот так беспомощно висеть во время такой интересной беседы. – Может, если не его, то хотя бы меня отпустишь? И меч у меня не такой уж и опасный.

План Валеры был прост и понятен. Понятен – нам! Это существенно! Ведь драконы-то знать не могли каков мастер Валерка. Не сомневаюсь, окажись Валерка, хоть на мгновение, свободен, то тут же был бы освобожден и я. Мне кажется, что мечом эти черные нити можно снять легко.

Пленивший нас дракон медленно повернул голову к Валере. Он долго, очень долго, всматривался в него.

– И что это тут делает этот предатель и извращенец?! – проревело так, что даже уши заложило.

– Эй! Выбирай выражения, ящерица-переросток! – заорал в ответ, совершенно не смущенный таким оборотом, Валерка. – Ответишь за "базар"! Кого это я предавал, да еще и в извращенной форме?

– Свой народ ты предал, связавшись с айранами! – продолжал громыхать дракон.

– Ничего подобного! Люди давно поддерживают союз с ними, – отмел обвинения Валерка. – Вон совсем недавно у Туркорок, мы, люди, бились с айранами плечом к плечу против бабуров.

– Да причем здесь люди? – сердито прорычал на пленитель. – Ты свой народ предал!

Лицо Валерки приняло очень озабоченное выражение.

– Знаешь что? Ты давай мне все объясни очень подробно. А то я сегодня как-то туговато соображаю. Что это за мой народ, и чем, собственно, он отличается от людей?

– Да мы, драконы, – твой народ! А чем отличаемся, это же очевидно! – продолжал яриться представитель этого племени.

Лицо Валеры было примером крайнего изумления и недоверия. Такого, что дракон замолчал.

– Так вот почему мне твое лицо показалось незнакомым, – наконец, задумчиво произнес он. – Ты не знал, что ты дракон. Но все равно, ты совершил непростительный проступок. Уж голос крови должен был подсказать тебе, что это страшное преступление – поднимать меч против своих.

– Да какой голос крови? – взвыл Валерка. – Эти двое убеждали меня, что я не изменился. Они убеждали меня, что я как был, так и остался человеком, попав сюда!

– Стоп! – сразу же среагировал дракон. – Кто эти двое, которые несли такую чушь? И откуда ты попал сюда?

– Эти двое – мои друзья. Вон один из них болтается в ваших нитках, – наябедничал Валерка. – Они тоже, кстати, до того как попали сюда, были обычными людьми.

– Так вот что показалось мне странным, – задумчиво пророкотал дракон, снова поворачивая ко мне голову. – Ты не принадлежишь к этому миру. А кто второй?

– А какое это имеет значение? – спросил я, ясно осознавая, что, кажется, мы сейчас влипли по полной программе. – Второго тут нет. И у вас к нему претензий быть не может. Он на ваше логово не нападал.

– Ну, в виду открывшихся фактов мы можем несколько пересмотреть свое отношение к вам, – заметил дракон. – Но вот эти, двое, они же принадлежат к нашему миру. Вот с ними мы поступим, как и положено.

– Подожди! – дернулся я. – Я – Белокрыл, предводитель народа айранов. Они просто сопровождали меня. Нельзя карать только за преданность! К тому же, именно по вашей вине погиб ее отец. Она просто хотела отомстить.

– Месть – не оправдание! – сурово напомнил мне дракон.

– Согласен! – сказал я. – Но она просто еще очень молода и горяча. Простите ее за это. Мы же ничего не сделали. Пусть, именно из-за ваших ловушек, но не сделали же! Обещаю, что мой народ больше не будет нападать на твой народ! Это мое слово!

Дракон рассматривал нас с непередаваемым выражением. Непередаваемым потому, что я не разбираюсь в выражениях драконьих…, ну как тут сказать? Не морд же! Драконьих таблоидов, разве что.

– Твое предложение интересно, Белокрыл, – наконец, изрек он. – Я – Харракт, один из Троих. Не скажу, что нападения твоих сородичей меня очень пугают. Хотя, известную опасность они собой представляют. Думаю, что триумвират будет согласен на такие условия. К тому же меня заинтересовала ваша история. Если я вас сейчас освобожу, вы не будете делать глупостей? В первую очередь мой вопрос касается этой девчонки.

Катрина в ответ зашипела не хуже разъяренной кошки.

– Катрина! – строго сказал я. – Я дал слово! В конце-то концов, это же не они убили твоего отца. А мир с драконами нашему народу нужен так же, как и им.

Катрина молча смотрела на меня. Хотя, гнев в ее глазах уступал место задумчивости.

– Подчинись! – тихо сказал я. – Пожалуйста.

Катрина тяжело вздохнула, прикрыла на мгновение глаза, потом неохотно кинула, показывая, что поняла и приняла мою просьбу.

Наблюдавший за нами Харракт, сразу же снял путы с наших тел. Мои ноги твердо ткнулись в мелкий щебень, устилавший дно этой расщелины.

– Я сейчас вызову остальных, – пообещал дракон. – И вы расскажете нам свою историю.

– Остальных – это все племя, – осторожно уточнил я.

– Нет, – понял мои опасения Харракт. – Членов триумвирата. Прошу не делать глупостей, они вас не тронут.