Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 7

 

Ну, и что нам делать дальше? Хотя, я этого вопроса вслух не задал, он, видимо, достаточно явственно проявился на моем лице.

– Благородный Влад, мы лишними не будем! – торопливо пообещал Кетван. – У каждого из нас кромки клинков посеребрены. Неужели ты откажешь нам в желании помочь тебе?

– А что? – пробормотал Валерка рядом со мной. – Может, действительно, их с собой прихватим? Веселее будет.

– Веселее будет что? – сердито осведомился я. – Помирать, что ли?

– Вот уж чего я не собираюсь делать! – звонким голоском заявила Катрина. – Да и вам не советую. Я верю, что все будет хорошо.

– Я тоже так думаю, – подхватил Семен. – Ты же знаешь Влад, у нас, у эльфов, интуиция очень хорошо развита.

– А ты что скажешь? – обратился я к Фориэлю.

Тот еще немного посопел, прожигая взглядом отряд добровольцев, потом нехотя сказал:

– Резон взять этих, все-таки есть. Но возьми с них клятву, что с этого мгновения и до окончания путешествия, ни капли эля или вина!

Судя по сразу поскучневшим лицам кавалеров, эта идея восторга не вызывала. Решиться на такой подвиг им было, пожалуй, даже труднее, чем на само путешествие.

– Но…, – начал было один из них.

– Молчать! – решительно приказал Кетван. – Если ради того, чтобы совершить подвиг, мы должны пойти на какие-то жертвы, то мы на них пойдем, не моргнув глазом! Не нам, кавалерам Сумрачных походов, боятся трудностей! Вспомните, как блестяще мы справились в Туркорках. А ведь там мы не могли смочить горло целых три дня!

– Но сейчас-то, этих дней будет больше, чем три, – жалобно заметил еще один из добровольцев.

– Значит, мы, то испытание перенесли, в преддверии этого, – убежденно заявил Кетван.

Фориэль довольно засопел. Вот ведь! Эльф, а любит делать пакости ближним, не хуже человека.

– В конце-то концов, я никого не заставляю, – пожал плечами я. – Хотите – давайте клятву и едите с нами. Не хотите – не давайте! Тогда, оставайтесь здесь и наливайтесь элем по самые уши.

– Но только уже не в статусе кавалеров нашего ордена! – рявкнул Кетван. – Кавалеры нашего ордена способны на любые жертвы ради великих целей, и слабакам не место в наших рядах!

Ух, ты! А круто Кетван их взял и держит! Вон, ни один и пискнуть не посмел.

– Мы принесем тебе, благородный Влад, такую клятву, – хмуро сообщил мне Кетван, но, все же, обернулся и еще раз обвел взглядом свой заметно опечаленный отряд.

– Вот теперь я знаю, что говорить Нортоноэлю и о чем умолчать, – довольно сообщил мне Фориэль.

– Ну, и? – с интересом обернулся к нему Валерка.

– Что Влад взвалил на свои плечи задачу отучить своих лоботрясов от выпивки. И это у него займет массу ближайшего времени. Каким именно образом Влад это будет делать, как раз говорить и не обязательно.

Мы двигались в направлении Туркорок. Наш "экспедиционный корпус" уже представлял собой внушительное зрелище. С виду это было похоже на выезд благородной дамы, которую сопровождают десяток кавалеров. Ну, и еще три лошади, во главе с Леблоном, которые тащили на себе наши припасы. Джупан и Орис, к нашей радости, не обратили на лошадей никакого внимания. Видимо, тут все дело было в том, что они были не благородных кровей эльфийских скакунов. Что нас вполне устраивало.

На первом же привале, Валерка провел показательный поединок против пяти кавалеров. Напрасно крепкие парни Кетвана пытались что-то предпринять в отношении Валерки. Я уже не говорю о том, что они мешали друг другу. Валера, танцуя, проходил мимо них, обозначая удары. Особо ему нравилось обозначать удары по пятой точке противника. Бой свелся к тому, что теперь каждый кавалер озабоченно прикрывал свои драгоценные ягодицы, уже не помышляя о нападении на Валерку. Сторонние зрители уже изнемогали от хохота, когда Валерка решил прекратить бой, в виду своего явного преимущества.

– Вот! – горделиво предстал перед своими взмыленными бойцами Кетван. – Вы увидели искусство Валери! А благородный Влад не уступает ему, если и не превосходит, в искусстве благородной сечи. Теперь вы поняли, почему вам нельзя употреблять эль во время этого похода? Если вы и на трезвую голову не могли даже зацепить Валери, то, что тогда говорить о вас пьяных?

– Ну, может быть, выпимши, мы и смогли бы зацепить, – хмуро пробурчал коренастый крепыш, печально рассматривая длинную царапину на руке, оставленную Валеркой ему на память.

– Угу, – согласился Сема, ухватив его руку, для того чтобы залечить царапину. – Падая на землю, чтобы заснуть вечным сном. Даже я, слабо разбираясь в ваших варварских железяках, вижу, что вас еще учить и учить этому делу.

– Вот Валери этим и займется, – кивнул я. – Нам там нужно будет не "пушечное мясо", а бойцы.

– Что? – сердито обернулся ко мне Валерка. – Я учить буду? А ты чем будешь заниматься? Осуществлять чуткое руководство?

– Ну, это тоже не лишнее дело, – пришлось напомнить мне. – Но, так и быть, несколько вводных уроков я преподам.

– А можно и мне присоединиться? – глаза у Кетвана загорелись нешуточным азартом.

– Почему нет? – хмыкнул я. – Только учтите, у меня школа боя не Фориэля, а Орантоэля.

– А ты, Влад, все-таки изверг, – печально заметил Валерка, которого даже передернуло, при воспоминании о тренировках.

– Ничего! – философски глядя на материал, заметил я. – Если хотят выжить – пусть попотеют. Ну, что? Война войной, а обед по расписанию? Онтеро, что там у нас с обедом?

– Если Валери за него не возьмется, то не будет, – бодро отрапортовал Онтеро.

Валерка, закатив глаза к небу, обреченно вздохнул.

– Это же столько рыл в отряде, и даже есть одна женщина, а готовить только мне! Где справедливость?

– А ты скажи еще один раз "женщина", и сразу ее найдешь, свою справедливость, – прищурилась Катрина. – И будет она заключаться в твоей безвременной кончине. Во-первых: я девушка, а во-вторых: что это за намеки на готовку пищи? Вообще-то, можно готовить по очереди. Или вы решили свалить ее на мои хрупкие плечи?

– Нет, – покачал головой Валерка. – Они решили взвалить ее на мои плечи. Пусть они и не такие хрупкие, но им также не нравится, когда на них что-то взваливают.

– Все дело в том, что ты готовишь вкусно, – решил подсластить пилюлю я. – К тому же нам в отряде нужны сытые бойца, а не отравившиеся. Это я намекаю на себя, в качестве повара. Впрочем, если ты будешь настаивать, то я что-нибудь приготовлю. И горе тому, кто попытается отказаться! Впрочем, тому, кто согласится, тоже будет горе немалое.

Я выжидательно уставился на Валерку.

– А среди твоих воинов, Кетван, есть кто-нибудь, кто умеет готовить? – с надеждой спросил Валерка.

– Ну, дык! – кратко проинформировал Кетван.

– Все благородные, – с непонятным выражением сказал Семен. – Готовить не научились, мечами махать не научились. Вы хоть чему-нибудь учились?

– Мы знаем геральдику и все генеалогические деревья дворян нашего королевства, – отрапортовал один из бойцов Кетвана, кажется – Путкен.

Вид это боец имел не то, чтобы бравый, но хоть опрятный.

– Вот! – с гордостью положил ему руку на плечо Кетван. – Это, кстати, очень нужные знания. Молодого дворянина нельзя назвать образованным, если он не знает таких важных вещей.

– Мне почему-то кажется, – иронично заметил я, – что когда тебя лупят орки топором по голове, вряд ли ты думаешь о гербах и основателях родов.

– Но когда тебя представляют королю, или кому-нибудь из его приближенных, то вряд ли ты сможешь думать об орках и их топорах, – парировал Кетван.

– Логично! – кивнул Семен, одобрительно наблюдая за тем, как Валера начинает готовить обед. – Так ты думаешь, Кетван, что мы едем представляться приближенному короля?

– Драконы! Вон там…. Вон, видите? За тем облаком! – воскликнул один из бойцов.

– Ну и что? – рассудительно заметил я. – Они там, а мы здесь. Им нет до нас дела. Правда Катрина?

Я повернул голову к девушке и вздрогнул. Такой злости и ненависти в ее глазах я не ожидал увидеть.

– Катя! Ты чего? – озадаченно спросил я.

– Ненавижу! – процедила Катрина, следя взглядом за петлями, которые описывали драконы в небе. – Из-за них погиб мой отец. Из-за них я повредила крыло и была вынуждена бегать по земле, уворачиваясь от их пламени. Ничего, я им еще отомщу! Я им припомню все!

– Кгм! – кашлянул я. – Давай на немного отложим эти мысли. Ты помнишь, что у нас сейчас несколько иная задача? Вот давай ее решим, а потом поговорим о драконах.

– Нет, – мотнула головой Катрина. – Можно и то, и другое. Их логово совсем недалеко от "следа Проклятого ветра".

– Не хватало нам сейчас ввязываться еще и в эти дела, – недовольно буркнул я. – Вот, я думаю, Онтеро меня поддержит.

Но Онтеро меня поддерживать не спешил. Видимо, ненависть к драконам пустила глубокие корни в душах айранов. В том, что и драконы нас не жалуют, я уже успел убедиться.

– Ладно! – со вздохом согласился я. – Может, и выкроим время. Но только на разведку. Никаких боевых действий! Нас слишком мало для этого.

– Конечно! – тут же согласилась Катрина. – Никаких действий. Пару яиц разобьем и смоемся.

– Кому это мы пару яиц разбивать собрались? – обалдело спросил я.

– Да никому, – с досадой отозвался Онтеро. – Ты что, не знаешь, что драконы яйцами размножаются?

– А не боишься, что они, драконы, эту самую пару и откусить могут? – поинтересовался я. – Их же там много должно быть.

– Это логово! – разъясняла мне Катрина. – Там только кладки и один дракон на выходе. Мы его быстро убиваем и в логово! Там наводим полный порядок и исчезаем. Ему одному против нас не устоять. Да еще и с твоим мечом, в придачу.

– Ох, что-то мне не нравится это, – хмуро заметил я.

– А то, что они нападают на каждого из нас, как только завидят, это тебе нравится? – воинственно наступала на меня Катрина. – То, что они меня ранили, а потом гоняли огнем, это тебе нравится? То, что моего отца погубили, это тебе тоже нравится? У нашего народа есть принцип: кровь за кровь. Хотя, какая там у драконов кровь! Так, видимость одна!

– Не понял! – я даже от неожиданности осадил Джупана. – Что, у драконов крови нет?

– Ну, не то, что бы нет, – неохотно сказал Онтеро. – Просто она не течет, а тут же испаряется.

– Это как? – присоединился к нашей беседе Валерка. – Быть такого не может! Это получается, что внутренняя температура дракона намного ниже внешней среды? Это нонсенс! Да еще учитывая, что они огнем балуются.

Онтеро только пожал плечами, показывая, что он-то понимает, но ничем помочь не может.

– Я пойду с вами, – решил Валерка. – Да и притом, еще один меч вам не помешает.

– Туда не идти надо, а лететь! – с нажимом сказала Катрина. – Крылья у тебя есть?

– Есть! Вот! – ткнул в меня пальцем Валерка.

– Этого еще не хватало! – возмутился я. – Мало мне приключений, так еще и драконоборцем сделать меня норовите! А в перерывах и ездовой кобылой для этого вот деятеля!

Я ткнул пальцем в Валерку.

– Давай сначала разберемся со следом, а потом уже и нанесем визит к этим яйцекладущим.

– Влад! Ну не известно же, как там дело обернется, – взмолилась Катрина. – Может, и погибнем там все. Дай хоть напоследок этим ящерицам насолить!

Я нерешительно взглянул на остальных членов нашей экспедиции. Ну, на Кетвана с его молодцами я мог бы и не смотреть. Желание, чтобы их кумир прикончил еще парочку драконов, было сажеными буквами написано на их лицах. Я смотрел на Сему, как на самого трезвого члена нашей разухабистой компании. Но Семен только пожал плечами, предоставляя мне право решать самому.

– Ладно! – вздохнул я. – Завернем по пути. Но убивать дракона, я не хочу. Ограничимся парой яиц.

– А как же его не убивать, если он там, на пути стоит? – возмутилась Катрина.

– А вот так, как я не убивал тех, кто на тебя пикировал, – ответил я. – Шугануть его этим мечом и все. Они его почему-то боятся.

– Попробуй – не побоись! – поежился Онтеро. – Да и то. Это они там боялись, а у логова могут и не испугаться.

– Вот если не испугается, тогда и буду решать, что дальше делать, – буркнул я, толкая пятками Джупана под бока.