Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 6

 

– Ты теперь хозяин клуба, а не таверны, – внушал я Пуркену. – Начнут поступать деньги от членских взносов. Если ты, торгашеская душа, хоть один золотой сверх положенного своруешь…. Короче, у клуба тогда появится новый хозяин. Я доступно излагаю?

Пуркен часто закивал, показывая, что не только доступно, но еще и очень убедительно. Оно и понятно. Мы вчера были только сторонними наблюдателями заключительной части заседания Ордена. Да еще и сегодня – ранний подъем. По-вашему, это может вызывать радужное настроение? Во-во! И по-нашему – тоже! А все это – ушастый интриган Семен! Ему, видите ли, не спится! Да еще и мне не дал совершить утренний ритуал водяного приветствия! Ну, это-то как раз и понятно. Зачем с утра пораньше булгачить весь столичный гарнизон? Да и упившиеся кавалеры так сладко спят, что, право, жаль было бы их будить. А они бы проснулись. Да и не только они! Уж я-то знаю. Как знают это и остальные члены нашего отряда.

– Влад, надо еще к Фориэлю заехать, – озабоченно сказал Семен, отводя меня в сторону

– Что я там не видел? – неласково спросил я, обернувшись к другу.

– Ну, все-таки он посланник эльфов. А мы являемся подданными Нортоноэля. Значит, должны доложиться.

– Что? – возмущенно вклинилась Катрина. – Никогда еще вольный айран не был подданным кого-либо! А Влад – Белокрыл! Ты понимаешь, что это значит, и чем может закончиться?

– Это что же получается? – присоединился к ней Онтеро. – Если наш Владыка подданный эльфов, то и все айраны их подданные? Не хватало нам еще и этого! Ты не обижайся Влад! Просто айраны никогда и никому, кроме владыки, не подчинялись.

Это Онтеро среагировал на мой возмущенный взгляд.

– Ну, а ты что скажешь? – повернулся Сема к Валерке.

– А что, я что-то должен сказать? – удивился тот.

– Но ты же, у нас юрист! – возмутился Семен.

– Я здешнее право не изучал! – огрызнулся Валера. – Поэтому, я могу только с точки зрения Земного права.

– Давай! На безрыбье, и рак – рыба! – отозвался Семен.

– "Де-юре", Влад – человек и подданный Светлого леса, – с умным видом, наморщив лоб, сообщил Валерка. – Но, "де-факто", вскрылись некоторые новые обстоятельства. Эти обстоятельства вступают в конфликт с уже существующими реалиями. Исходя из выше изложенного, и выслушав прения сторон, суд должен принять справедливое решение….

– Эй! – не выдержал я. – Это куда тебя понесло? Какой суд? Какие прения?

– Так в учебнике написано! – возмутился Валерка. – В моей практике таких прецедентов не было. Как не было и самой практики.

– Влад, но ты же, знаешь, что Фориэль в курсе, – заговорил Семен. – Давай, все-таки, заедем. Может, что полезное присоветует?

Я взглянул на Катрину и Онтеро. Катя, независимо дернув плечиком, отвернулась. Онтеро нехотя кивнул.

– Ну, давай заедем, – решил я. – Только я сомневаюсь, что Фориэль присоветует что-то во вред своему народу, а вот во вред моему – может.

– Ого! – поднял бровь Сема. – Во вред твоему? Это уже шаг вперед, не так ли?

– Скажи спасибо, что я не сказал "моим подданным"! – сердито прошипел я, поворачиваясь к выходу.

У калитки нарисовалось заспанное лицо человека-привратника.

– Ну, кого еще в такую рань несет? – сердито спросил он. – Гыспадин посланник еще изволят почивать. Пущать, не велено.

– Эй! – возмущенно выдвинул своего Ориса вперед Сема. – Ты кому это так смеешь говорить?

– Протри глаза, заспанная морда! – поддакнул Валерка. – Перед тобой цельный эльф! Уж он-то знает, сколько и когда изволит почивать "гыспадин" посланник!

– Немедленно доложи, что прибыл благородный Семенэль и группа сопровождающих лиц! – потребовал Сема, грозно нахмурив брови. – Да побыстрее шевелись! А то я тебе выращу третью ногу, для скорости! Мы, эльфы, это умеем.

Оперативность, с которой было выполнено требование Семена, свидетельствовала о том, что угроза была воспринята на полном серьезе. Ворота в ограде особняка распахнулись, и мы совершили торжественный въезд в сие обиталище посланника Светлого леса.

Фориэль задумчиво вертел в руке бокал, глядя прямо перед собой, но ничего не видя, на самом деле. Это он так обдумывает вопросы. Мы терпеливо сидели в креслах, которые были расставлены по зале в причудливом беспорядке.

– Влад, – наконец, очнулся от своих раздумий Фориэль. – Я твоим врагом никогда не был, как не был и врагом айранов.

Последовал вежливый кивок в сторону Катрины и Онтеро.

– Но, как эльф, я, в первую очередь, должен заботиться о благе моего народа, и добиваться этого блага всеми возможными средствами.

Фориэль дождался моего кивка, показывающего, что я не против такого тезиса.

– Опять же, как эльф и дипломат, я должен стремиться к тому, чтобы между нашими народами были мирные, дружелюбные и взаимовыгодные отношения.

Вот ведь умеет словесные кружева плести Фориэль! Я даже заслушался. А он, тем временем сделал паузу, для того что бы глотнуть из своей чашечки глоток хаэля. Не стоит путать хаэль с элем. Но, все равно, классная штука!

– Это, конечно, очень хорошо, – согласился я. – То же самое можно сказать и о нас. Только я бы, поменял слово "эльф" на "айран". Уже одно то, что мы тебя тут навестили, говорит о многом. Но меня сейчас интересует, что конкретно ты можешь сказать и посоветовать?

Фориэль встал и прошелся к окну.

– А конкретно, я могу сказать то, что ваш план – самоубийственен, – вздохнул он. – След Проклятого ветра вас уничтожит, как уничтожал всех, кто имел глупость приблизиться к нему.

– А что, были уже научные экспедиции к нему? – поинтересовался Сема со своего места.

– Какие экспедиции? – удивленно повернулся к нему Фориэль.

– Ну, кто-нибудь пытался туда пробраться, что бы изучить это явление? – пояснил Семен свою мысль.

– Это же След Проклятого ветра! – как маленькому, начал разъяснять Семену Фориэль. – Кто же туда полезет по доброй воле?

– Мы, – спокойно вставил свои пять копеек Валерка. – Может и не по доброй, а по Владовой воле, но полезем.

Фориэль только сокрушенно покачал головой, показывая, что не в силах осознать нашу глупость.

– Там исчез мой отец, – печально сказала Катрина. – Мы просто обязаны выяснить, что там произошло, и найти Камень власти.

– Да вы понимаете, что это место окружают целые сонмы чудовищ? Даже наши маги не знают, как с ними справиться!

– Да они, ваши маги, даже и не пытались это сделать! – рявкнул я. – Как можно говорить о чем-то, не видя его в глаза? И мы не собираемся там погибать. Если увидим, что там не пройти, то берем ноги в руки и бегом назад.

– Это разумно, – согласился Фориэль. – Хотя, я бы вам посоветовал это сделать сразу, не заходя в лес. Ну, раз уж вас не переубедить, то чем я могу вам помочь?

– Я хотел бы, чтобы ты дал мне знания по постановке защитных пологов, контуров и экранов, – попросил Сема.

– И еще, нелишним будет запас продуктов на дорогу в лесу, – напомнил Валерка. – Вряд ли, мы там сможем сами его добыть.

– Да и докладывать Нортоноэлю о том, что мы собрались делать, не стоит, – задумчиво сказал я.

– Но я обязан это сделать! – напомнил мне о своем долге Фориэль.

– Тогда доложи так, что бы он, не успел нас перехватить и помешать.

– И как это сделать? – вопросительно поднял правую бровь Фориэль.

– Ты сколько лет посланником "пашешь"? – поинтересовался Валерка.

– Не помню. …Давно. Это ты к чему? – недоуменно повернул голову к Валерке Фориэль.

– К тому, что такой опытный дипломат, как ты, лучше нас должен знать – как и что докладывать, – пояснил Валерка свою мысль.

Бровь Фориэля вознеслась на немыслимую высоту.

– Ты хочешь сказать, что я должен солгать Правителю?! Это невозможно сразу по двум причинам!

– Про первую я, кажется, догадываюсь, – прищурился я. – А вот вторая, это что?

– Эльфы никогда не лгут! – высокомерно проинформировал меня Фориэль.

– Ой, ли? – хмыкнул я.

– Просто они, иногда, что-то не договаривают.

– Так не договори и на этот раз, – посоветовал Валерка. – Просто так построй разговор, чтобы у Нортоноэля и мысли не возникло спросить о наших планах. А потом, можно будет уже честно сказать, что тебя не спрашивали.

По лицу Фориэля было видно, что он несколько обескуражен толкованием Валерки.

– Короче! – подвел черту я. – Мы тебя поставили в известность, и запретить нам ты не можешь. Основную мысль уловил?

– Кажется, да, – неохотно кивнул Фориэль.

В это время я услышал звук шагов. Кто-то торопливо бежал к комнате, где мы располагались. Фориэль, нахмурившись, выжидательно уставился на дверь. Не сговариваясь, мы все стали таким образом, что бы иметь возможность маневра, при неожиданном нападении.

– Гыспадин Посланник, гыспадин Посланник! – еще на подходе завопил бежавший.

Дверь распахнулась и в комнату ввалился давешний слуга.

– Гыспадин Посланник! – выдохнул он, задыхаясь.

– Я знаю, что я господин Посланник! – громыхнул Фориэль. – Ты чего, невежа, врываешься вот так сюда и мешаешь нашей беседе с благородными гостями?

– Там, за воротами, люди. Они требуют впустить их.

– Ну и что? – осведомился Фориэль. – Если бы там был отряд орков, или непорочная дева на белом единороге, то еще можно было бы меня потревожить.

– А что делать? – преданно уставился слуга на Фориэля.

– Гнать! – распорядился Фориэль. – Гнать в шею!

– Не могем! Они благородные. Как бы они нас не погнали!

– Это что еще за безобразие! – возмутился Фориэль. – Я буду жаловаться королю! Я это так не оставлю! Боюсь, что одним посланием протеста они не отделаются!

– Ух, ты! – восторженно выдохнул Валерка. – И здесь есть ноты протеста!

– Не нота, а послание, – педантично поправил его Сема. – Разница, хоть и незначительная, но есть.

Тем временем, Фориэль, пылая праведным гневом, направился к двери. Мы, маленькой толпой, двинулись за ним. Уж очень нам интересно было, кто это так необдуманно ломится к посланнику Светлого леса? Да и помощь, при случае, Фориэлю оказать, тоже нелишним будет.

Перед воротами, я, с немалым удивлением, увидел Кетвана со товарищи. "Со товарищи" представляли собой группу из пяти человек. Они-то что тут делают? Лица парней были очень решительны, и отступать они были не намеренны.

– Что здесь происходит?! – Фориэль, положив руку на эфес своего меча, сердито рассматривал визитеров. – Благородный Кетван, может быть, ты мне объяснишь свои действия?

– Я хотел увидеться с тобой, благородный Влад! – сердито отозвался Кетван.

– Что-то случилось? – спросил я, выдвигаясь на передний план.

Надо сказать, что несмотря ни на что, я все же чувствовал ответственность за этот смешной орден. И мне не хотелось бы, чтобы с ним произошло что-то плохое.

– Случилось! – воскликнул кавалер. – Ты отправляешься на очередной подвиг, а нас с собой не берешь! Это как называется?

– Стоп! – скомандовал я. – Этот подвиг из разряда "наградить посмертно". Вы это понимаете?

– Тем более! – воскликнул Кетван.

Видимо, он вычленил слово "наградить", а на "посмертно" как-то не обратил внимания.

– Что "тем более"? – спросил я. – Там темные силы зла. Просто так, при помощи меча, не справиться.

– Нам не привыкать! – решительно заявил один из сопровождающих Кетвана кавалер. – У нас орден как называется? Орден сумрачных походов! А какой это сумрак, ночи ли, зла ли – это без разницы!

– Эти парни были со мной при битве у Туркорок! – отрекомендовал своих соратников Кетван. – Уж они-то знают, с какой стороны за мечи берутся!