Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 5

 

Раздался осторожный стук в дверь.

– Не заперто! – отозвался я, приподнимая голову с подушки.

В проем приоткрывшейся двери, втиснулась физиономия хозяина таверны.

– Там, в конце улицы, благородный кавалер Кетван появился. Ты, благородный Влад указывал, что бы я, значитца, тебя предупредил о том.

– Очень хорошо! – я одним рывком встал на ноги. – Можешь заниматься своими делами. Свободен!

Голова хозяина мгновенно исчезла. Я услышал дробный топот ног по лестнице, ведущей на первый этаж.

Кавалера Кетвана, под портретом основателя, встретил сам основатель. Мало того. Встретил в окружении своих соратников, которых выдернул из их комнат железной рукой и с недрогнувшим сердцем. В виду этого обстоятельства, лица соратников были далеки от чувств доброты и всепрощения.

Единственной, кого я не смог вставить в свое окружение, была Катрина. На мое требование выйти и присоединится, она ответила коротко и ясно. Примерно, перевод прозвучит так: "Отстань! Я устала и спать хочу".

Переждав всю гамму чувств, пробежавшую по лицу кавалера, я сурово спросил:

– Так! И что же это за художества? Вон там, у меня над головой.

– А как же? – радостно отозвался Кетван, ни мало не смущенный суровостью моего тона. – Так уж положено! Если есть основатель, то его надобно изобразить надлежащим образом.

– Что?! – возопил я, услышав сдавленный смешок за спиной. – Это и есть надлежащий образ? Ты что, с замковой стены свалился? Где я, а где образ?

Кетван озабоченно сравнил оригинал с портретом и покачал головой.

– А ведь говорил я ему, что не похож. Что же теперь делать? Проткнуть его мечом, или заставить перерисовывать?

– У меня гномского эля больше нет! – решительно заявил хозяин таверны. – Мне его вздохновения без надобности!

– Да, вообще, этот портрет не нужен! – решительно заявил я.

– Да какой же клюб без портрета? – удивленно поднял брови Кетван. – Ты же сам говорил, что в клюбе вешается портрет основателя!

– Это когда я такое говорил? – изумился я.

– А в аккурат после того, как мы последнюю бочку эля тут выпили и собирались идти с соседнюю таверну, – напомнил мне Кетван.

– Что-то такое было, – попытался вспомнить Валерка. – Точно сказать не могу, но что-то ты такое говорил.

– А я не помню, – отмахнулся Онтеро в ответ на мой вопросительный взгляд.

– Понятно, – вздохнул я. – Так вот, благородный Кетван. Клуб…. Не клюб, а клуб. Может обходится и\ без портрета основателя. Особенно, без такого вот портрета! Главное не портрет, а дух клуба! Ведь клуб, это в сущности тот же орден, только не официальный. Да и какой же я основатель, скажи на милость? Кто тут проводил соответствующие изменения и принимал решения?

– Ну, я, – вынужден был признаться Кетван.

– Вот, значит, ты и есть основатель, – подвел итог я.

– Но ты же, указал нам путь! – запротестовал Кетван. – Сейчас половина нашего ордена отправилась в поход, дабы стать достойными членами этого клю…, клуба.

– Вы сами избрали этот путь, – высокопарно изрек я. – А я только подтвердил, что этот путь правилен.

– Это надо отметить! – решительно произнес Кетван, обрадовано потирая руки. – Но разреши все-таки оставить тебя среди основателей. Это очень важно. На молодых кавалеров произвело большое впечатление, когда ты одним ударом перерубил вон ту балку. Теперь каждый так и норовит проделать тоже. …Да не дергайся ты, Пуркен. Я специально распорядился, чтобы ее на этот раз сделали из железного дерева. Пусть рубят себе на здоровье. Ведь клинки править потом будут не за твой же счет.

– А если все же перерубят? – опасливо спросил хозяин.

Кстати, только сейчас узнал, что его Пуркеном зовут. Все как-то не было времени и желания об этом спрашивать. Хозяин, да хозяин.

– Его может перерубить только вот этот благородный кавалер, – указал Кетван на меня. – А он, пока трезвый, такого делать не будет. Да и выпимши, тоже не будет. Одного раза достаточно.

Кавалер, радостно потирая руки, прошел к столику.

– Сегодня же проведем сбор всех наших, что есть в городе. Я надеюсь, ты же не собираешься нас сегодня покинуть?

– Нет, конечно! Только, вон то непотребство, надо снять! – кивком головы я указал на полотнище в конце зала.

– Снимем! – заверил меня Кетван, наливая себе в кружку эль, услужливо поданный Пуркеном.

– И еще одно, – вкрадчиво сказал я, наблюдая, как Кетван с удовольствием поглощает эль. – Прикажи орлам вести себя прилично. С нами будет дама.

Кетван поперхнулся. Валерка молодецким ударом по спине прервал кашель кавалера.

– Я не ослышался, благородный Влад? Ты сказал: дама? – нерешительно спросил Кетван, когда прокашлялся.

– Не ослышался, – подтвердил я, без всякого сочувствия наблюдая за реакцией кавалера.

– Но в нашем Ордене не может быть дам! – отчаянно воскликнул Кетван. – Это невозможно! Нас же засмеют!

– А кто говорил о том, что она будет кавалером нашего Ордена? – удивленно спросил я.

– Ну, раз уж она будет принимать участие в заседании, то это само собой разумеется! Только члены Ордена могут принимать участие в заседаниях.

– Это записано в Уставе? – прищурился я.

– Нет, – смутился Кетван. – Но это как бы повсеместно принято.

– Тогда давай ее проведем, как даму моего сердца. А в Уставе запишем, что дамам сердца не возбраняется присутствовать в исключительных случаях на заседаниях, – невозмутимо предложил я.

Остекленевший взгляд кавалера был достойным ответом на мое предложение.

– Ну, что тебе не нравится? – сердито спросил я.

– У тебя есть дама сердца? – потрясенно проговорил Кетван.

– Да вот, обзавелся по случаю, – покаялся я, удрученно кивнув. – Как-то так, спонтанно получилось.

– Как получилось? – не понял Кетван.

– Случайно, – перевел Семен, осуждающе взглянув на меня. – Но я что-то в этом сомневаюсь. Ты же ее специально искал?

– Искал-то специально, а вот нашел – случайно, – парировал я. – Или скажешь, что и ту драчку с драконами я подстроил?

– Так ты дрался с драконами?! – даже задохнулся от восторженного изумления кавалер. – А еще говоришь, что не можешь быть основателем! Расскажешь, как это было?

– Да что там рассказывать? – отмахнулся я, лихорадочно соображая, как вывернуться из создавшейся ситуации.

Вот ведь! Ляпнул, не подумав. Вот как теперь все это расхлебать?

– Просто эти крылатые огнеметы напали на девушку, а мы ее защитили. Вот собственно и все, – сообщил я. – А она и оказалась как раз той, которую я и искал.

– Огнеметы? – улыбнулся Кетван. – Очень забавно! Они действительно мечут пламя?

– Еще и как! – подтвердил Онтеро. – Только мы можем от него уклоняться. А этого не мало!

– Вот тут, благородный кавалер Кетван рассказал о том, что мы, мол, сражались с драконами, – я остановился и вперил строгий взгляд в вышеупомянутого кавалера. – Да! Было такое дело….

Зал, заполненный членами новоявленного клуба, восторженно вздохнул.

– Но, что касается меня, то я ничего особо героического в этом не вижу….

– Так это, что касается тебя, благородный Влад, – вставил Кетван. – А вот мы видим и хотим знать, как было дело.

Зал загудел, в смысле: – "Таки да, хотим знать!".

– Да ничего особенного, – начал вдохновенно сочинять я, заметив, что Семен поморщился от того, что почувствовал ложь. – Мы просто ехали, когда увидели над лесом парочку драконов и услышали крики девушки о помощи.

Катрина хмыкнула, но опровергать не стала. Все кавалеры повернули головы к ней и романтично вздохнули. Конечно, каждый вздохнул тихонько, но общий шум был приличный.

– Учтите, это дама моего сердца, – предупреждающе сообщил я.

Снова последовал вздох, но на этот раз сожалеющий. Глупцов, думающих, что смогут у меня отбить даму, не нашлось.

– Как выяснилось, – продолжил между тем я. – Драконы не могут перемещать пламя, коль уже начали его выдыхать. Для того, чтобы снова его выдохнуть, им приходится прерывать процесс, снова набирать высоту, нацелиться и, перейдя на планирование, повторить попытку. Именно на этом мы и сыграли. Уклоняясь от огненных струй, мы прорвались к девушке и заслонили ее от нападения этих зверюг. Они не решились нападать на трех вооруженных мужчин и эльфа. Вернее, я бы сказал: эльфа и троих вооруженных мужчин.

– Ну, конечно, – донеслось из рядов кавалеров. – Какой дурак рискнет нападать на эльфа? А драконы, они не дураки!

– Разрешите мне сказать? – неожиданно подала голос Катрина. – Благородный Влад не совсем точно описал события. Несомненно, сделал он это из-за присущей ему скромности. Ведь всем известно, что скромность – черта, неотъемлемая для благородного человека.

Зал загудел. Абсолютно все были согласны с приведенным тезисом.

– На самом деле, – продолжала Катрина, игнорируя мой предупреждающий взгляд. – Благородный Влад первым прорвался ко мне и прикрыл меня. Остальные, в том числе и благородный Семенэль, прибыли уже позже. Драконов было не два, а четыре. И всех их, благородный Влад, разогнал своим мечом.

Поднялся восторженный гул. Катрина бросила на меня лукавый взгляд и кокетливо улыбнулась.

– Ну, и зачем? – держа на лице смущенную улыбку, поинтересовался я.

– Должна же я отплатить за "даму сердца", – так же улыбаясь залу, процедила Катрина. – Ты меня спросил? Хочу ли я ей быть?

– Дамой сердца становятся независимо от желания, – пояснил я. – Тут уж так. Тебя назначают дамой сердца и все подвиги посвящают тебе. Причем, ты можешь даже и не догадываться об этом. Хотя, каждый рыцарь лелеет в душе надежду, что дама когда-нибудь все же узнает об этом.

– Да? – Катрина подняла брови. – И о каких твоих подвигах я еще не знаю?

– О! Их много, – скромно потупился я.

– Покажи им свой клинок, благородный Влад! – взревел Кетван, взгромождаясь на стул и размахивая кружкой с остатками эля. – Пусть все увидят меч, наводящий ужас на драконов!

– Ну что мне с ними делать? – с досадой пробормотал я.

Становиться идеологом и основателем нового клуба я как-то не планировал. Оно само так вышло. А зал, тем временем, взревел, когда в лучах люстры блеснули голубые грани Кленового Листа.

– Интересно, а почему меня не просят показать клинки? – задумчиво пробормотал рядом со мной Онтеро. – Ведь тоже, вроде бы, не были без дела.

– Это потому, что ты не основатель и не кавалер, – пояснил Валерка. – Вот становись в ряды, и сразу же тебя тоже будут просить. Влад, спрячь меч! Уже все на него насмотрелись.

– Чувствую себя идиотом, – поделился я, загоняя Лист в ножны.

– Что же делать, если чувства тебя не обманывают, – заботливо покивал Валерка.

– А как на счет предчувствий? – вкрадчиво поинтересовался я, передвигаясь поближе к этому нахалу.

– Осознал, раскаялся, больше не повторится! – скороговоркой выпалил Валерка, прячась за широкую спину Онтеро.

– Ох, сомневаюсь! – тяжело вздохнул я. – Как на счет первого, так и на счет второго. И уж, тем более, на счет третьего!

Заседание, тем временем, развивалось согласно распорядку дня, намеченному Кетваном. В зал дюжие молодцы вкатили две бочки эля, к которым сразу же выстроилась очередь желающих промочить горло.

Мы с Валерой и Онтеро печально смотрели на этот праздник жизни. Но, уступая настойчивым просьбам Семы и Картины, пересилили себя и не присоединились к нему. Да. Нам ведь предстоял завтра дальнейший путь. А Сема категорически заявил, что снимать последствия нашей невоздержанности не будет. С этим приходилось считаться.