Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 41

 

Стражей границ Серебряного леса видно не было, но я чувствовал, что нас "ведут". Было нежелательно уклоняться от указанного маршрута. Именно так сказал Семен: "нежелательно". О последствиях уклонения он не рассказывал, но что-то мне подсказывало, что эти последствия будут, в свою очередь, нежелательны для моего организма. Остальные, видимо, тоже эту простую мысль осознали и организовано топали след в след за Семеном.

Я осматривался по сторонам. В принципе, местный лес не отличался от леса, в котором обитали эльфы Нортноэля. Также негусто растут деревья, не мешая друг другу получать солнечную энергию. Густая трава на многочисленных лесных прогалинах перемежалась яркими красками цветов. Негромкий, какой-то хрустальный шорох крон деревьев. Я взглянул вверх и невольно остановился. Ну, да! Я увидел, что среди зелени листвы проскальзывает и серебро.

– Чего стал? – ткнулся мне в спину Валерка.

– Посмотри! – поднял вверх руку я.

– Ну, и что? – не понял меня мой друг. – Иди! Не задерживай движения!

Я пожал плечами и тронулся в направлении Семена, не выпуская узды Джупана. Тот чувствовал себя, как дома, с удовольствием похрапывая и срывая время от времени особо приглянувшуюся ему травку.

Комитет по встрече решил проявить оригинальность и появился на нашем пути неожиданно. Просто мы вышли на очередную полянку, сделали пару шагов и…. Вот они, в количестве четырех штук, уже стоят и мило скалятся нам, демонстрируя безупречный набор зубов.

– Мы видим тебя, брат! – заявил один из них.

Он был немного выше Семена, невозможно элегантный, затянутый в длинный камзол нежно-салатного цвета. Светлые волосы, как водится, были уложенный в замысловатую прическу.

– Ты говорил о посольствах айранов и драконов, – продолжал тем временем этот деятель. – Но я не чувствую среди этих людей ни тех, ни других.

Эльф еще раз обвел нас взглядом и наткнулся на, скромно стоящую позади всех, Кроули.

– ДРОУ?!

Такое впечатление, что в семействе рафинированных интеллигентов их отпрыск нечаянно ляпнул ненормативное словцо. Именно такое выражение лиц и должно быть у присутствующих. Отвращение, брезгливость, ненависть и еще что-то такое, что говорило о том, что сейчас произойдет какая-то гадость, которая испортит все и вся.

– Стойте! – крикнул я, одним прыжком оказываясь на траектории между эльфами и Кроули. – Прежде чем, совершить что-то, не стоит ли выслушать объяснения?

– Какие могут быть объяснения? – гневно отозвался один из встречающих. – Вы нарушили закон Серебряного леса!

– Я все же настаиваю на том, чтобы нас выслушали! – рыкнул я, выдергивая Лист из-за спины.

Лист немедленно загудел, зазвенел и включил иллюминацию. Судя по интенсивности, я сделал это очень вовремя. Яркая вспышка на кончике лезвия, и нас всех накрыл купол защитного поля, светящийся голубоватым цветом. Несколько десятков стрел, уже выпущенных в нас, замерли на его границах и бессильно упали на траву. На лицах встретивших нас эльфов проступило выражение изумления.

– Так как? – спросил я, сжимая в руках рукоять Листа. – Поговорим, или мне приступать к вырубке?

– А то, что не вырубишь ты, то выжгу я, к чертовой бабушке! – пророкотал рядом со мной Валерка.

– Дракон?! – просипел один из эльфов. – Но я не чувствовал его! Это очень странно!

– И это не единственная странность, – мурлыкнула Катрина. – Семенэль, ты-то чего молчишь?

– Я взываю к Душе леса! – громко сказал Семен, поднимая правую руку. – Я прошу благосклонности!

Перед нами появился шар изумрудного свечения. Через мгновения стало понятно, что его поверхность составляет масса листвы, кружащаяся с бешеной скоростью. Круговерть замедлилась, листья рассыпались, и перед нами возникла изящная фигурка женщины. Ну, ясно же, что эльфийской женщины. Других тут вряд ли можно было найти.

По тому, как все эльфы дружно преклонили перед ней головы и опустились на одно колено, можно было сделать вывод, что положение этой эльфы очень высоко.

– Преклоните колени! – прошипел Семен, опускаясь на колено. – Это Прекрасная Эллиаль!

– Опусти меч, воин, – раздался чарующий голосок Эллиаль. – Тут тебе сейчас ничего не грозит. Ни тебе, ни твоим спутникам.

Я взглянул на Лист. Он уже потушил огни и стал обычным (если можно так сказать) клинком. Бросив его в ножны на спине, я сделал вежливый поклон Хранящей Свет.

– Твои намерения благородны, – продолжила Эллиаль. – Я вижу, что отверженная тут неспроста. И без нее вы просто быть не могли. Я объявляю ее под защитой Леса, на время ее пребывания тут. Будьте нашими гостями! Когда вы отдохнете с дороги, я хотела бы встретиться с эльфом, айраном и драконом. Не забудьте прихватить с собой и этот клинок, рукоять которого выглядывает из-за твоей спины, отважный айран.

Снова взметнулась круговерть листвы, и Эллиаль исчезла, оставив нас на поляне. Я с шумом выдохнул воздух, который, оказывается, накопился в моих легких.

– Я предлагаю вам проследовать в гостевые покои, – прочистил голос светловолосый эльф. – Они стоят пустые с тех пор, как к нам в последний раз прибывала делегация Светлого леса.

– Надеюсь, больше инцидентов не будет? – осведомился я.

– Слово Хранящей Свет – закон! – отозвался эльф – Кто мы такие, чтобы обсуждать слова Прекрасной Эллиаль?

– Культ личности, типическое проявление, – поставил диагноз Валерка, топая рядом со мной.

– Грозу пронесло? – осведомилась Кроули, нагоняя нас.

– Держись за меня, и все будет в порядке! – буркнул я. – Эй-эй! Не так крепко и не за здесь! Я хоть еще и не женат, но собираюсь. Вон и невеста идет. И, кажется, на счет грозы ты поторопилась. Она вот-вот грянет!

И гроза была! Только принимая во внимание то, что мой организм был нужен на поверхности этого мира, он не был уничтожен. То же самое можно сказать и о Кроули. Под конец мне было обещано, что мама все узнает. Ясно же, что имелась в виду не моя мама.

Валерка, Семен и Онтеро с наслаждением наблюдали экзекуцию. Что же касается Саймона и Фуршада, то они, в каком-то священном ужасе, внимали. И только Кроули, свинка этакая, делала вид, что ее это никак не касается.

В гостевых покоях Катрина демонстративно ушла в дальнюю комнату, и по тому, как она задернула за собой шторку, мы поняли, что туда лучше не заглядывать.

– Я так понимаю, что ты еще не скоро покинешь стройные ряды холостяков, – с удовольствием констатировал Валерка.

– Да уж, – вздохнул я. – Кроули, что же ты так? Ты меня подвела.

– Подумаешь! – пожала плечиками дроу. – Она будет твоей первой женой?

– …?

– Слишком строптивая, – пояснила Кроули. – Такие обычно становятся первыми.

– А с чего ты взяла, что будет вторая? – хмуро спросил я.

– Ты занимаешь высокое положение среди своих. Ведь так, Онтеро?

Онтеро, соглашаясь, кивнул.

– Вот! А если мужчина занимает высокое положение, то он может содержать не одну, а несколько женщин, – продолжила свою мысль Кроули.

– Гарем! – скалясь, подсказал Валерка. – А ты, Влад, будешь султаном! Только помни, что такой тещи, как Летейла, тебе и одной за глаза хватит. Если верить тому, что ты рассказывал о ней.

– Я не знаю, что ты обозначаешь словом "гарем", и что такое "султан", – поджала губки Кроули. – Но это рационально! К примеру, у нас женщин больше, чем мужчин….

Кроули внезапно замолчала, сообразив, что выдает важную информацию о своем народе. Сообразить было несложно. Слишком уж очевидную стойку сделали Семен, Онтеро и Саймон.

– Так что там у вас с женщинами? – потребовал продолжения Валерка.

– Ничего! – отрезала Кроули. – Тебе это не светит!

Дроу встала и решительно промаршировала в другую дальнюю комнату. По тому, как была задернута штора, мы поняли, что и туда заглядывать не стоит.

– Да-дам! – пропел Валерка.

– Женщины везде одинаковы, – философски вздохнул Фуршад.

– Ладно! – поморщился я. – Рассосались по комнатам! Семенэль, Валери, вы помните, что у нас на завтра намечена важная беседа?

Утром нас троих переправили порталом в Энталпаралль. Прекрасная Эллиаль избрала его своей резиденцией.

Не устаю поражаться, как красиво и гармонично эльфы умеют обустраивать свои города. Вот что значит жить в полном слиянии с природой! На первый взгляд казалось, что тут, вообще, первозданный нетронутый лес. И только приглядевшись, можно было понять, что все же тут живут разумные существа. Паутинки невесомых тонких дорожек протянуты между ветвями мощных многовековых деревьев. Как по таким можно ходить – не представляю. Но эльфы очень даже представляют! Они скользят по ним с непринужденной грацией. У оснований могучих ветвей, как правило, выращена парочка прелестных домиков. А в центре Энталпаралля высится огромный, грандиозный по своим размерам мэллорн. Именно тут и располагаются апартаменты Эллиаль. Причем, располагаются в середине этого дерева. Похоже, что мэллорну эти жилища совсем не мешают. Симбиоз, однако!

Нас, в виде исключения, провели по земле. Да и не рискнул бы я пробираться по тем дорожкам, несмотря на наличие у меня крыльев. А Валерку ни одна дорожка и не выдержала бы, будь он в своем обличье дракона. А в человеческом виде, я не уверен, что эльфы смогли бы его затянуть и вдесятером на эти тонкие паутинки без перил.

О самой беседе я много распространяться не буду. Эллиаль внимательно выслушала нашу историю. Над чем-то она заразительно посмеялась, а что-то заставило ее задуматься. Держалась она на удивление просто и сразу смогла создать очень доверительную атмосферу.

Я начал понимать Нортоноэля. Его любовь к этой женщине. Кстати, и она очень живо интересовалась им. По теплоте в ее голосе, я ощутил, что он ей небезразличен. Остается только удивляться, что это чувство они пронесли сквозь такое неимоверное количество лет. Быть может, именно в этом состоит великая сила любви?

Конечно же, особое внимание было уделено и Кленовому Листу. Лежа на столе перед Эллиаль, клинок нежно звенел, и по нему пробегали голубые всполохи.

– Это творение великого кузнеца, – тихо сказала Эллиаль. – Ставрориэль вдохнул в этот меч жизнь. Вернее, жизнь сама избрала его.

– Почему его называют Кройцваген? – спросил я.

– Это название дали ему Высшие, – отозвалась Эллиаль. – Блуждающий Клинок Героя. Он появляется тогда, когда без него уже не обойтись. Он сам выбирает себе владельца.

– Раз он сейчас остался, то не означает ли это, что нужда в нем еще будет? – спросил Сема.

– Возможно, – печально ответила Эллиаль. – А возможно, что и нет. Что мы знаем о замыслах Демиурга?

Как будто услышав ее, Лист перестал светиться и затих. Я осторожно коснулся его. Не почувствовал ничего. Передо мной лежал обычный клинок. Изумительный в своем совершенстве, но без жизни внутри.

– Что? – озабочено выдохнул Валера.

– Не знаю, – качнул головой я. – Но мне кажется, что его душа ушла искать новое пристанище.

– Она может и вернуться, – улыбнулась Эллиаль.

Я только тяжело вздохнул в ответ.

– Что вы планируете в отношении дроу? – сцепив руки перед собой, спросила эльфа. – Хотя, я и не вижу фальши в этой вашей Кроули, но это не означает, что дроу не задумали какую-нибудь пакость. Они великие мастера по этой части.

– Мы дали слово, – пожал я плечами. – Иначе нам по лесам дроу было не пройти. Мне показалось вполне естественным желание этого народа объединиться.

– Ну, да! – хмыкнула Эллиаль. – Особенно, если учесть, что они-то как раз сами разъединились! И катастрофа тут совсем не причем!

– Я же говорил, что гномы постараются подобрать для нас много теплых и ласковых слов, – иронично улыбнулся Валерка. – Ведь именно им предстоит почувствовать на своей шкуре последствия объединения народа дроу.

– Я обещал! – с нажимом сказал я. – И я выполню свое обещание. Но в свою очередь, я обещаю, что мы поможем гномам, если это объединение создаст для них трудности. В конце концов, мы можем долететь до их леса. Я думаю, что парочка крыльев полного состава вполне может преподать местным дроу уроки мирного сосуществования. А если к ним присоединятся драконы…. Ты как, Валер? Твои сородичи не будут возражать?

– А я для переговоров по этому поводу, тебя прихвачу, – хихикнул Валерка. – Ты можешь быть убедительным. А если мы будем вдвоем, то перед нашими доводами никто устоять не сможет. Ведь смогли же мы поднять драконов против Следа!

– И Светлый лес в стороне не останется, – заявил Семен. – Есть союз. И мы выполним его условия.

– На людей, я думаю, тоже можно будет надеяться, – сообщил я.

– Тогда я спокойна! – улыбнулась Эллиаль.