Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 34

 

Из кустов, на краю поляны, выдвинулась морда не очень приятного вида. Я бы даже сказал, что очень неприятного.

Я как-то видел один фильм, производства американских любителей ужастиков. Там что-то рассказывалось про гигантского крокодила. Этот монстер жрал все, что попадало в пределы досягаемости его пасти. Причем, не брезговал и откровенно не съедобными предметами. То, что не попадало в пределы досягаемости, он в эти пределы очень находчиво придвигал. Короче, у персонажей человеческого вида шансов выжить не было. Он их всех и схарчил. Жуткая история.

Так вот, встретившаяся нам модификация, мордой очень походила на того зеленого и клыкастого. Только все остальное было не подводной, а наземной формой. Такое впечатление, что какой-то деятель, не мудрствуя лукаво, отрубил тираннозавру голову и присобачил на ее место башку крокодила. Засветились здоровенные плошки глаз и уставились на камни, за которыми мы скрывались. Слабо охнул дед.

– О, Единый! Хрыстун!

– Чем хрустит? – не понял я.

– По всей видимости, косточками неудачников, попавшимися на его пути, – процедил Семен, целясь из своего лука.

– По глазам стреляй! – посоветовал Валерка, сопя от возбуждения.

– Ты еще здесь? – удивленно повернулся я к нему. – Ану, быстро оборачивайся! Он же нас тут порвать может! Кроули, пусть дедок немного поспит! Только поспит, а не умрет!

Дроу понятливо кивнула, переместилась к старику и почти ласково коснулась его шеи. Человек расслаблено откинулся назад.

Монстр двинулся в нашу сторону.

– Эх, повеселимся! – крикнул Валерка, перепрыгивая каменюку. – Сема! Включи освещение, народ должен видеть!

– Мы и так видим, – пробурчал Онтеро, полураскрыв крылья. – Катринка, обращайся и взлетай! Не стоит тебе рисковать.

– Вот и взлетай, если тебе очень хочется, – сердито отозвалась Катрина.

Сема, тем временем, выщелкнул сразу два осветительных шарика. Они взвились вверх и повисли на уровне верхушек деревьев.

– Только лесной пожар не устраивай! – крикнул я Валерке.

Впрочем, уже не человеку, а дракону. Он преграждал дорогу хрыстуну.

Шары давали хорошее освещение. Не понятно только, зачем? Единственный, кто не мог видеть в темноте, мирно спал. Остальные, так или иначе, в темноте видели не хуже, чем днем. Ну, может быть, чуть хуже.

Хрыстун имел зелено-бурую раскраску. Если он вытянется столбиком и замрет, то его вполне можно будет принять за ствол дерева. Только без ветвей и листьев, естественно. Нечто подобное он и изобразил, когда перед ним образовался дракон.

Но Валеру так просто провести ему не удалось. Дракон пригнулся и зарычал. Низко и угрожающе.

– Потерпи! – обратился я к своему клинку, нетерпеливо звеневшему. – Ну, не твоя сегодня ночь!

Монстр, уразумев, что дракон на уловку не поддался, издал скрежещущий звук и, раскрыв свою немалую пасть, прыгнул на Валерку. Навстречу ему рванулся язык пламени, выдохнувшего дракона. Скрежет перешел в рев обожженного страшилища. Валерка, приняв прыжок на грудь, отшатнулся. Он извернул шею и, ухватив хрыстуна за лапу, рванул ее в сторону. Чудовище тяжело рухнуло на землю. Метнулась пасть дракона в направлении его глотки. Дракон вцепился в горло твари с мрачным упорством. Туши сражающихся покатились по поляне, ломая молодые и не очень крепкие деревца, и канули в кустах, росших по краю поляны. Трески и шум стоял неимоверные. Клокочущие и хрипящие звуки раздавались из чащи. Потом все затихло.

Мы напряженно ждали. Чем там все закончилось?

– Насколько я знаю, хватка у драконов смертельная, – прочистив горло, заговорил Онтеро. – Если уж Валери удалось ухватить эту зверюку за горло, то не отпустит, пока не перекусит.

В лесу что-то зашуршало, и на край поляны вышел Валерка. Он отряхивал с плеч и груди листья и хвою.

– Блин! – изрек он. – Кусается, что твоя собака! Сема, посмотри на мою ногу. Болит, зараза! Она ему в пасть попала, пока мы тут кувыркались.

Валерка уселся на траву и закатал штанину. Мда, вот уж не думал, что укушенный дракон перетащит свою рану на человеческую ипостась. На ноге Валеры кровоточила серьезная рана. Семен засуетился, подстелил чью-то одежду и уложил на нее "ранютого". Протянул над раной ладони, закрыл глаза и что-то зашептал. Кроули внимательно, прищурившись, наблюдала за пассами Семена.

Из ладоней Семы, клубясь, начала опускаться какая-то зеленоватая субстанция. Она окутывала рану и держалась на ней.

– …хасторре! – выдохнул Семен и опустил руки.

Зеленое облако в тот же миг растаяло, являя миру чистую зажившую кожу.

– Хех! – сопроводил это зрелище Онтеро.

– Напортачил ты, Семен! – вздохнул я. – Никуда твоя работа не годится!

– Это еще почему? – возмутился Сема.

– Влад, что ты несешь? – вторил ему Валерка. – Я себя отлично чувствую!

– Хотелось бы знать, чем вызваны твои слова, айран? – спросила Кроули.

– Наверное, он что-то заметил, – проговорила Катрина, вопросительно глядя на меня.

– Шрама не осталось! – я обвиняюще ткнул пальцем ногу Валерки. – А мужчину именно они и украшают, между прочим. Вот будет он когда-нибудь рассказывать подрастающему поколению о своих подвигах, а подтвердить-то ему будет нечем. Скажет подрастающее поколение ему: – "Да врешь ты все, дед!". Был бы шрам – это другое дело!

– Это да, – покивал Онтеро, глубокомысленно теребя нижнюю губу. – Шрама-то, нет. Не поверят. Да и женщины тебя, дракон, любить не будут. Ну, какая любовь без шрамов?

Я услышал, как рядом похрюкивает, стараясь сдержаться, Катрина. Но Кроули и Семен юмора не просекли. Они искренне недоумевали, чем вызвана критика.

– А что, там шрамов, действительно, не осталось? – голосом умирающего поинтересовался Валерка.

– Абсолютно чистая и здоровая кожа! – изрекла Кроули. – Я не понимаю, чем вы недовольны? С чего вы взяли, что женщинам нравятся безобразные шрамы?

– Село! – обвиняюще ткнул в нее пальцем Валерка. – Классику не знает! …На самом деле, спасибо тебе, Семенэль! Уже ничего не болит.

– Так бы и сразу! – сменил гнев на милость Сема, погрозив мне кулаком. – Погоди Влад! Вот шарахнет тебя чем-нибудь, я тебя похожим на стиральную доску сделаю! Ты у меня из одних только шрамов и состоять будешь!

– Только со мной посоветуйся! – уже откровенно расхохоталась Катрина. – Я тебе подскажу, где они будут выглядеть особенно пикантно!

– Лучше пристрелите меня! – трагически воскликнул я. – Только не отдавайте в руки этого коновала! …Эй! А дед-то спит. Кроули, приводи его в себя! Парни, всем преобразоваться в человеков! Не хватало, чтобы у него еще крыша поехала от нашего интернационала!

– От чего? – отвлеклась Кроули от легкого похлопывания старика по щекам.

– Потом объясню, – отмахнулся я. – Ну, что? Очнулся?

– Вот! – сказала Кроули и поднялась на ноги. – Принимай! Живой.

– А? – старик резко сел, испуганно поводя глазами по сторонам. – Хрыстун!

– Да нет его, нет, – успокаивающе сказал я. – Ушел он.

– Как ушел? – не понял старик.

– А Валери ему "козу" показал, он обиделся и ушел.

– Страшную "козу"! – самодовольно сообщил Валерка, развалившись на наших вещах.

– Хрыстуны так просто не уходят, – трагически проговорил дед. – Наверное, я сошел с ума.

– Ну, почему же? – рассудительно заговорил Семен. – Вот мы все сидим здесь, у костра, а Хрыстуна нет.

Дед еще раз оглянулся по сторонам, а потом решительно ущипнул себя за мягкое место. Обстановка не изменилась, и это несколько успокоило.

– А теперь рассказывай! Кто ты? Откуда? И как оказался здесь? Малюхи-то, далеченько отсюда будут.

– Я знахарь из Простран, – начал рассказывать старик, время от времени все же, пугливо оглядываясь. – Саймон я. Позвали меня в Малюхи роды принимать. Случай не легкий. А то бы они сами справились. Провозились до первых звезд.

– Так чего же ты попер, на ночь глядя? – удивился Валерка. – Сидел бы уже в этих Малюхах до утра.

– Не мог я! – замотал бородой Саймон. – Я один знахарь на три села. Да в каждом из сел, почитай по сотне дворов! Если бы что-нибудь случилось, то где меня искать?

– В желудке у Хрыстуна, – добросовестно подсказала Кроули. – Вряд ли он был бы против ищущих. Тебя-то одного ему маловато будет.

– Да кто же знал, что занесет его сюда нелегкая? – вздрогнул Саймон и пугливо оглянулся на Кроули. – А он точно ушел? Вы не обманываете?

– А то мы бы сейчас с тобой сидели и разговаривали бы, если бы он не ушел, – лениво отозвался Валерка.

Саймон еще немного посидел, бросая на каждого из нас пытливые взгляды.

– А можно я спрошу? – решился он. И внезапно охрипшим голосом:

– А кто вы?

– Путники мы, – начал вещать Семен. – Заблудились. Вот эту полянку нашли и остановились переночевать.

Знахарь мотнул головой.

– Я не про то спрашиваю. Я же вижу, что вы не люди! Ни один из вас не человек. Кто же вы тогда?

Оп-па! Весь наш маскарад коту под хвост! Если даже простенький деревенский знахарь нас раскусил, то что же ждать от королевских магов? Приходится признать, что ждать марципанов от них не приходится. Особенно, если в компании имеется дроу.

– Ну, если ты до сих пор жив, и мы беседуем с тобой, то, наверное, не злые оборотни, – немного нервно сказал Семен.

– Понимаю, – кивнул Саймон. – Но вы не на тракте. И скрываете свою истинную суть.

– Это у нас миссия такая, – хмуро пояснил я. – Прибыли мы издалека. Сказать – не поверишь.

– А говорите! – предложил Саймон. – Я попробую поверить.

– Ты знаешь, что там находится? – я ткнул рукой в направлении гор.

– Горы, – тот час же сообщил знахарь.

– Угу! – кивнул я. – А за горами что?

– Так ведь…, – Саймон нахмурился и подобрался. – Там земли дроу.

– Опять правильно, – поощрительно улыбнулся я. – А за землями дроу что?

– Про то разное говорят, – нерешительно протянул знахарь. – Говорят, что живут там люди со свиными рылами. И нет там прохода ни пешему, ни конному. Всех они убивают и едят на своих гнусных оргиях.

– Почти правильно, – кивнул Онтеро. – Их орками называют. Только в последнее время не едят они нормальных людей. Потому, что ни один нормальный туда не сунется, а ненормальным – туда и дорога!

– Эй! Ты, Онтеро, нас в ненормальные не записывай, – посоветовал Валерка.

– Так ведь, мы и не люди, – пожал плечами Онтеро.

Саймон ошалело переводил взгляд с одного на другого.

– Да и не всех они жрут, – добавил я. – Вон, с дроу, у них даже договор имеется. Хорошо! А за землями орков, что находится? Знаешь?

– Да откуда? – удивился знахарь. – Должно быть, там уже край земли.

– Вот мы из этих краев и прибыли, – разъяснил Семен. – Только там совсем еще не край. А ты мне лучше скажи, есть у вас такой народ, как эльфы?

– Так в Тельдрассиле они живут, – кивнул Саймон. – А там недалеко и до их столицы – Энталпаралля. Только там никого из людей еще не разу не было. …Подожди, уж не хочешь ли ты сказать, что….

– Именно это я и хочу сказать, – улыбаясь, перебил старика Семен.

Он сбросил личину и встряхнул волосами так, что стали видны острые кончики его ушей.

– А остальные тоже? – Саймон изумленно и жадно рассматривал преобразившегося Семена.

– Нет, – отрицательно покачал я головой. – А вот есть ли у вас такой народ, как айраны?

– Никогда не слышал о таком, – поджал губы Саймон. – А что за народ такой? Может быть, и есть, да только зовется по-другому.

– Не бывать тому, чтобы айраны называть себя по-другому стали! – возмущенно вмешалась Катрина.

– Крылатые люди есть? – задал вопрос "в лоб" я.

– Нет…, – Саймон задумчиво покачал головой. – Точно, нет. Как это может быть, чтобы люди крылья имели?

– Да очень просто! – рубанул Онтеро, отстегивая клапан на спине. – Смотри, как!

Онтеро, слегка помахивая крыльями, несколько раз прошелся перед, очумело глядящим на него, Саймоном.

– Таких у нас точно, нет! – заворожено рассматривая Онтеро, пробормотал знахарь. А потом с интересом спросил:

– И все у вас такие?

– Ну, есть еще один экземпляр, – неловко улыбнулся Валера. – О драконах слышал?

– Это о тех чудищах, что под небом летают и пламенем дышат? – оживился знахарь. – Как не слышать? Слышал, конечно!

– Но не видел! – вздохнул Валера.

– Чур, меня! – сделал непонятный жест рукой Саймон. – Сожгут ведь!

– А я тебя что, сжег? – внезапно разозлился Валерка. – Вот он я! Перед тобой. Что, сжег?

– Ты!!! Дракон??? – Саймон замер, округлившимися глазами рассматривая Валеру. – Не может быть!

– Ты спрашивал, почему хрыстун ушел, – хихикнула Катрина. – Вот потому и ушел! Правда, не совсем ушел.

– Он вон там, за теми деревьями лежит, – пояснил Валерка. – А нечего было на меня хвост задирать!